Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Литературное творчество Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


«Мажой». Такой, как есть

Автор - Олег Добров (Новосибирск)


День первый
За окном автобуса проносится Алтай. Укрытый снегом Семинский перевал, цветущий багульник в долине Урсула, унизанные тряпочками кусты на седловине Чике-Таман.
В автобусе, где битком набиты люди и рюкзаки, шумно. Молодежь на задних сидениях, то пьет, то поет. Настроение приподнятое у всех – впереди неделя занятия, которое одни считают отдыхом, вторые «крутым экстремом», третьи – обычным делом, просто любимой работой. Впереди Чуя!
Мост через Катунь. Короткая остановка у магазинов в Ине и, дальнейший путь уже лежит вдоль Реки – реки с большой буквы. Ведь именно так, по мнению лингвистов, переводится Чуя на русский язык.
Порой кажется, что проделав эти несколько сот километров, мы перенеслись не только в пространстве, но и во времени. В Новосибирске наступление весны скорее предвиделось, нежели ощущалось. Здесь же, на Алтае почти лето. О недавних холодах напоминают лишь не успевшие растаять водопады в боковых долинах, да виднеющиеся вдали, на противоположной стороне Чуи заснеженные горные хребты.
Порог «Бегемот». Мечущаяся меж глыб вода и огромная поляна на правом берегу, где через неделю соберутся участники традиционного соревнования водников «Чуя-ралли». Пока поляна пуста. Сотрудники фирмы «АкваТур» и их друзья из Линевского клуба туристов прибыли первыми. Большая часть приехавших останется здесь. Разобьет лагерь и начнет предстартовые тренировки. Меньшая часть, к которой относимся и я с Наташей, через час-другой отправится дальше – к так и не построенной Чуя-ГЭС, к началу знаменитого «Мажоя» - так в просторечие путешественники именуют сложнейший каскад порогов, расположенных в каньоне Чуи, чуть ниже впадения маленького притока – речки Мажой.
Рюкзаки и упаковочные модули с плавсредствами уложены в кузов грузовика. Прощай уют автобуса. Теперь люди будут открыты всем ветрам. Наполовину из-за того, что мало места, наполовину из-за опускающейся вместе с сумерками прохлады, напяливаем на себя спасжилеты и каски и громоздимся поверх груза.
Теперь уж не сотни, а десятки километров и мы вновь въезжаем в зиму. Вокруг лежит снег. Мутная вода Чуи кажется неподвижной. На нашей стороне укрытая снежной кашей степь. На противоположной –ельник. Оттуда доносится стук топора. На небольшой полянке видны желтые баллоны катамаранов.
Сыро, холодно, промозгло. Жутко не хочется заниматься в этой слякоти сборкой судов и потому кричим «заречным» – Мужики, перевезите!
Чем хорошо братство путешественников, так это возможностью запросто обратиться к незнакомым людям, оторвать их от тепла костра и попросить помощи.
И скользит по бурой воде Владивостокская двоечка, налаживая паромную переправу.
– Рано приехали – шутят приморцы – сейчас не плавать, на лыжах ходить нужно.
Чуть в стороне от остального народа мы ставим свою палатку. В этом вояже нас двое. Я и Наташа. Уж больно захотелось увидеть, что это такое, водная «шестерка». А как лучше всего понять и прочувствовать всю крутизну Чуи, как не попробовав пройти «Мажой» самим. Вот и прибилась наша крохотная компания, со своим двухместным катамаранчиком, к настоящим туристам.
А началось все банально. Прочитала Наташа в одной из газет объявление-приглашение провести майские праздники на Чуе и позвонила в турфирму по указанному телефону…

Лирическое отступление №1

«Экстрим» – звучит-то как здорово! А что же это? Да никто толком не знает. Спросишь иную планеристку – Высший пилотаж это экстремально?
–Что ты, Олег, – ответит она. – Здорово это: небо и ты. Один на один. Но какой тут экстрим? – голый расчет. Вот, ты в пещеру глубже чем на километр спускался – это «супер»!
Вспоминаю ответ одного из друзей спелеологов, данный им на вопрос психолога: «Зачем ты ходил в самую глубокую пещеру СССР?». После чуть ли не пятиминутных раздумий было произнесено: «Все пошли, и я пошел». Буднично эдак все, попросту…
И приходит на ум, что, экстремальным может быть любой вид деятельности. Например питье пива. Главное не то, что делаешь, а как, с кем и зачем.


Глубокая ночь. Тлеют угли в погасшем костре. Тихо как! Поднимаю голову – в бездонной черноте неба полыхают звезды. Какой она будет, моя очередная река?

День второй
Солнечное радостное утро. Сегодня начнется сплав! Пока Наташа возится с завтраком, начинаю собирать катамаран.
Суда наших попутчиков выглядят гораздо солиднее нашей старенькой двоечки – два четырехместных «Кулика» и этой же фирмы четырехбалонный громадный плот-честер.
И судно наше поменьше, и договориться двоим быстрее, потому к сплаву мы готовы раньше всех. В гидрокостюмах под припекающим солнышком становится все жарче. Отчаливаем, предупредив Виктора Самохвалова, что будем ждать остальных у начала порогов.
Мелко. Течение еле заметно. Гондолы то и дело скребут брюхом по илистому дну. Первый в этом сезоне выход на воду. Подгоняем ремни ножных охватов. Проверяем, не мешает ли работе груз – пока наши рюкзаки лежат на поперечинах позади нас. Встречный ветерок ощутимо гасит и без того мизерную скорость. Менее чем через час обе «четверки» обгоняют нас, «честер» же безнадежно отстает.
Первые камни на берегу, первые буруны в русле. Чуя набирает скорость. Радует, что препятствия следуют одно за другим. Работа в шиверах и порожках отвлекает от некоторых неудобств «коленной» посадки. У деревянного моста останавливаемся на обед. Отсюда и начинается Мажойский каскад. Возрастает уклон, а стало быть и скорость реки. А за ближайшим поворотом налево высятся утесы первого каньона. Мы не торопимся – даем время видеооператорам занять самые выигрышные места для съемки. Одновременно, за нашими спинами устанавливаем на штатив помещенную в герметичный бокс видеокамеру. Пороги будем снимать и «снаружи» и «изнутри».
Белая пена небольшого водопада остается слева. Катамаран буквально скатывается по горке чуть прикрытых водой валунов. Уходим от прижима к правой, отвесно уходящей в воду скале и в маленьком «улове» пропускаем вперед одну из акватуровских «четверок». Утесы расступаясь отходят от воды. Вдоль реки, по берегам, в полуметре над водой висит лед. Красиво.
В первый серьезный порог заходим неудачно. Не успеваем зачалиться в спокойном заливчике и дабы с ходу не влететь в бушующую смесь воды и камня, с разгона направляем судно на галечную отмель. Катамаран боком тащит по гальке в кипящую пену, к торчащим из нее каменным зубьям. Выскакиваем в воду – глубина меньше чем по колено и вытягиваем катамаран на черные валуны маленького островка. Чуть ли не над нами, на скалах противоположного берега обелиск погибшим в этой мельнице туристам.
Смотрим, как порог проходят другие сплавщики. Фарватер понятен, но с нашего острова на него не выйти. Груженый катамаран неподъемен, поэтому волоком протаскиваем его пару десятков метров по зализанным камням и стартуем у начала второй ступени порога.
Первый же вал накрывает с головой. Острый нос пробивает гребень и на самой вершине водяной горки нас разворачивает боком.
-Нос на вал!
И новый ухаб ставит нашу «лошадку» на дыбы. Пол минуты и мы зачаливаемся у площадки правого берега. Здесь на кусочке ровной земли, зажатым с одной стороны крутым, почти отвесным бортом долины, а с другой водным потоком будем ночевать.
Едва успеваем снять гидрокостюмы, как сверху, со склона над биваком кричат, что одному из наших операторов нужна помощь. Наташа, забрав аптечку, карабкается вверх. Она работает врачом на скорой помощи. Если, не дай бог, случилось что-то серьезное, ее знания и опыт понадобятся в первую очередь.
К счастью все в порядке. Почти в порядке. Юра – старший из операторов, на крутом склоне почувствовал себя неуверенно. И когда его нога скользнула по камню, вслед за чем и сам он метров на пять сполз по откосу, то понадобилась помощь. Скорее моральная. Обвязываем нашего товарища веревкой, даем ему ощутить надежность капроновой опоры и медленно, подстраховывая каждый шаг, помогаем спуститься к месту ночлега.

День третий
Встаем рано. Свернув лагерь договариваемся с капитаном «честера» Сашей Орловым о том, чтобы он забрал к себе на плот наши рюкзаки и идем по берегу смотреть ближайший порог. Огромная каменная пирамида разделила реку на два рукава, в каждый из которых попасть будет непросто – основная струя бьет в центр гигантской глыбы.
Сплав необычайно динамичен. Короткая пешая разведка и стремительный рывок через очередное препятствие. Снова чалка, на участке относительно спокойной воды длиной от десятков до сотни метров и новый порог. Обычный рабочий день. Ритмично напряженный и вместе с тем спокойный. К любой реке необходимо привыкнуть, понять ее характер. Единоборство с потоком захватывает настолько, что диву даешься во время пеших разведок – неужели мы прошли эту смесь воды и камня и не обратили внимания на окружающую красоту. Даже обидно становится – сколько всего осталось не увиденным, спряталось за сложностями пути.
В конце дня маленькое чудо – водопад Тихий. Огромная заводь с почти стоящей водой, слив, и новая заводь. Почти не гребем, так, просто держим катамаран носом к кромке падающей воды. Чуть-чуть страшно. Гондолы резко клюют носами. На долю секунды откидываемся назад, противясь перевороту через нос, и тут же наклоняемся вперед, почти ложимся на мокрый капрон оболочек – переворот через корму тоже реальность. Даже жалко, что падение занимает так мало времени. Можно бы и повторить.
Сложный слалом очередного порога. Сегодня, без рюкзаков наша «двоечка» почти не имеет инерции. Удается разворачиваться чуть ли не на месте используя «тени» за камнями или горбы набегающей на валуны воды. «Четверкам» хуже. Они и габаритнее и в управлении требуют большей слаженности в действиях экипажа. Одна из них боком вылетает на камни. Проходит несколько минут, прежде чем экипажу удается освободить судно.
Похоже тесное знакомство с камнями не проходит даром. Одна из гондол теряет упругость – порыв. Пора чалится. Под моросящим дождиком ставим палатку. Завтра кульминация сплава – сложнейший порог Чуи «Президиум».

Лирическое отступление № 2
Вечером на чашечку кофе к нам заходит Саша Горюнов и рассказывает о том, как он сверху, с борта каньона смотрел на прохождение порогов и невольно подслушал разговор туристских «авторитетов» о нас с Наташей.
-Идут.
-Кто?
-Эти, «камикадзе». Ох разберусь, кто им разрешил тут плавать…
Мало того, что мы плывем. Мы еще дышим, едим, по сторонам смотрим, и все без спросу. Показательно, что подобные высказывания отпускают «мэтры» с берега. Как иначе им показать окружающим свою значимость, если сесть на катамаран страшновато. Со стороны плывущих, наоборот, всемерная поддержка друг друга, помощь и в большом и в малом.
Лет пятнадцать назад, руководя экспедицией на Балканах я рассказал о нашей системе маршрутно-квалификационных комиссий болгарским друзьям. Мне не поверили. Как это? – говорят – Ты, взрослый человек, почему-то должен получать у кого-то разрешение на прохождение маршрута? Оно понятно, если на пути заповедник или погранзона. Но просто так, у каких-то туристами избранными «общественников»?
Вроде ныне наблюдаем вопиющий разгул демократии, а «непущающие» до сих пор считают, что их слово должно быть решающим.
Думаю, система выпуска на маршрут может иметь место для тех, кто в путешествиях избрал путь игры в разряды и звания. Правда, весь цивилизованный мир посмеивается над мастерами спорта России по прогулкам с рюкзаком...
Для остальных, всякая попытка регламентации походов – это посягательство на конституционное право свободы передвижений.
Продолжая мысль об экстремальном питье пива, предполагаю, что за месяц до начала питья необходимо утвердить план-график мероприятия в полномочной распивочно-квалификационной комиссии.


День четвертый
Он начинается с пешей заброски рюкзаков. Далее даже «честеру» нельзя идти с грузом. Прогулка занимает от силы два часа. Трудно поверить, что этот участок по воде будет штурмоваться целый день. Но это действительно так. Вновь через каждые 200 – 300 метров предстоят чалки и разведки с берега.
Все готово. Весла в руках, колени под ремнями ножных охватов. Толчок и наше суденышко вновь по средь ревущего потока.
-Нос на вал!
-Наташа, греби! Берегись!!! – сильнейший удар впечатывает Натальину гондолу в скалу. Мощное течение притапливает мою половину катамарана, все выше поднимая противоположную. Сижу уже по пояс в воде.
-Держи весло! – полностью освобождаюсь от коленных ремней, буквально перелезаю к Наташе, на поднимающийся балонн. Открениваем и толкаем катамаран вперед. Скребя рамой о скалу медленно, по сантиметрам ползет катамаран вдоль прижима. Сантиметр, еще сантиметр, и судно обретает свободу. Перепрыгиваю на свое место, наскоро засовываю колени под ремни и забираю у Наташи свое весло – Нос на вал!!!
По обоим берегам отвесные стены каньона. Мы в «Президиуме»! Еще в Новосибирске, нас предупреждали, что в этом пороге, не то что плавать, к берегу лучше подходить в каске, спасжилете, надежно обвязавшись страховкой. Порог сверху, со стен ущелья почти не виден. Поэтому сейчас все зависит от скорости нашей реакции и верности принимаемых за мгновения решений. Что бы испугаться времени нет.
-Нос на вал!
-Наташа, греби сильнее! Еще сильнее! Еще!!!. Сливы между камней напоминают водопады. На доли секунд валы полностью накрывают и нас и катамаран. Задача: увернуться от камня, определить верный проход между торчащими из воды каменюками и вновь успеть развернуть суденышко носом навстречу очередному накрывающему с головой валу.
Весло бьет в камень. Мгновенно дюралевая лопасть скручивается и рвется как бумага. Отбрасываю сломанное древко и срываю с завязок запасное весло.
Несутся навстречу огромные валуны, за которыми угадывается водопад
–Держись!
Проваливаемся в пену по плечи, и тут же мячиком вылетаем в крохотную заводь.
-Чальтесь – кричат с берега.
Подгоняем катамаран к камням, выскакиваем и оттаскиваем его выше по склону, освобождая место для чалки следующему экипажу.
-Наташа, а ведь это последний каскад «Президиума»! Мы прошли его!
Суда вытащены на берег. Сижу на поперечине стоящего на твердой земле катамарана. Река вымотала настолько, что перед переходом к оставленным рюкзакам требуется отдых. Точнее время, дабы утрясти в памяти пройденный порог, слить воедино, как на фотографиях запечатленные памятью мгновения бытия.
Вечером, Виктор Самохвалов спрашивает меня – Ну, как?
Отвечаю совершеннейшую банальность – Нормально.
А ведь и действительно, что сказать? Любое словесное описание будет банальным. Мысль изреченная есть ложь. Если б такой вопрос задали в городе, посоветовал бы самим пройти «Мажой». Виктор только что сам из «Президиума», а значит поймет, что скрывается за самыми простыми словами.

День пятый
Характер реки изменился. Теперь она очень четко разделена на коротенькие участки плесов, метров тридцать-сорок порой, и сложные, очень мощные пороги. Но и препятствия локальны. Пенная круговерть и снова плес. На порогах образуется очередь. С одной стороны повышается безопасность – иногда на берегу собирается по двадцать – тридцать страхующих, с другой, уж больно нудным становится ожидание. Яркое, эмоциональное пятно – «Русские горки» сказочно красивый порог, обрамленный черными скалами каньона. Катамаран швыряет из стороны в сторону, и вместе с тем вода сама выбирает для нас самую безопасную траекторию движения. Нам нужно только угадать ее намерения и не сопротивляться, а наоборот, помочь. Каждый камень в этом пороге на своем месте. Название очень точное. Ни с чем не сравнимые ощущения свободного полета, рывков, то вправо, то в лево, резких торможений при попадании в тень глыб.
Зато следующее препятствие, вероятно, для нас непроходимо. Порог «Коварный». Гигантская глыба перегородила реку, оставив для прохода лишь узкую щель у правого берега за которой следует водопадный слив. Малейшая ошибка приведет к неминуемому перевороту. Скрипя сердцем, решаемся на обнос, и уже ниже слива встаем для фотосъемки.
В щели показывается желтая «четвертка» АкваТура. Как в замедленном кино, катамаран замирает на вершине водопада и стремительно летит вниз в пенную яму. Через мгновение из пены появляется нос встающего на дыбы судна. «Четверка» медленно переворачивается полу через бок, полу через корму. С берега летят страховочные «морковки». Два человека успевают залезть на перевернутый катамаран и уйти в следующий порог. Еще одного удается вытянуть в улово за водопадом. Последнему везет меньше. Он успевает поймать «морковку», пристегнуться к ней, но поток уносит его в следующий слив. Из средства спасения страховка превращается в нечто диаметрально противоположное. Натянутая капроновая веревка удерживает человека в пороге, не давая возможности ни выбраться на берег, не пройти порог «самосплавом». Желто-черная фигурка то появляется в пене, то исчезает в бушующих бурунах.
На самом деле, как и все на Мажое, происходит очень быстро. Взмах ножа и страховка обрезана. Человек исчезает в бушующей воде. Еще мгновение и его вылавливает страхующий катамаран-двойка в заводи ниже порога. От момента переворота проходит едва ли секунд десять.

Лирическое отступление № 3
Одно из самых любимых моих занятий в путешествии – фото и видео съемка. Потому, когда на «Коварном» встретил томичей с видеокамерой, тут же стал договариваться об обмене отснятым материалом. О «двойке», на которой мужик с девчонкой гребут не модными в этом сезоне веслами, была уже наслышана вся река.
-Завидую вам – признался томский лидер Женя Ковалевский или попросту «Адмирал Джек», – взяли и прошли «Мажой». Я к этому всю жизнь шел.
Пожалуй самое главное преимущество «вольного путешественника» (не относим мы себя к экстремалам) это возможность воспользоваться жизнью более полно.
Риск? В некоторой мере, – думаю я, обнося «Коварный». В конце концов каждый вправе рисковать своей жизнью и сам в состоянии оценить сложность затеянного и свои возможности.


День шестой
«Мажой» пройден. Позади и трехметровый водопад «Малыш» и несколько порогов и шивер на выходе из каньона.
И грустно и радостно.
Жаль, что все закончилось, но как здорово, что мне с Наташей удалось пройти один из сложнейших водных маршрутов. Хорошо ли, плохо ли мы плыли, много ли допустили ошибок – теперь это не так уж важно.
Впереди еще четыре порога Чуи и переполненная водой Катунь.
Впереди еще целая жизнь!

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам




Фотографии:



















© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100