Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Большой Саян - 1995

Автор -
Олег Добров и Наталья Яценко (Новосибирск)

Аннотация
В период с 21 июля по 2 сентября 1995 года Спелеологическим клубом "Сибирь" была проведена фотоэкспедиция "Большой Саян'95".
За 44 дня был пройден маршрут: Новосибирск - Иркутск - Култук - Кырен - Монды - Орлик - р. Сенца - р. Хойто-Гол - руч. Аршан - р. Барун-Хадарус - падь Хи-Гол (вулканы Кропоткина и Перетолчи-на) - оз. Хара-Нур - р. Додот - р. Кара-Бурень - с. Алыгджер - р. Уда - кордон Плиты ( Нижнеудинские пещеры) - р. Уда - с .Порог - г.Нижнеудинск - Новосибирск.
Активная часть маршрута проходила по территориям Республики Бурятия, Республики Тыва и Иркутской области России.
Протяженность активной части составила: 601 км.
В том числе:
пешком 161 км.
сплав по рекам на катамаране "Кулик-2" 440 км.
Большая часть маршрута экспедиции проходила вдоль хребта Большой Саян (Пограничный), дважды пересекая его на водоразделе рек Жом-Булак - Додот и Додот - Кара-Бурень.
В ходе экспедиции удалось посетить минеральные источники Хойтогольского Аршана, вулканы и вулканические пещеры пади Хи-Гол, произвести спелеологическую разведку в районе юго-восточных притоков озера Хара-Нур, провести историко-спелеологические наблюдения в Большой Нижнеудинской пещере. Отснято около 500 фотографий.
В спортивном отношении, на наш взгляд, экспедиция может быть рассмотрена как комбинированное водно - пешеходное - спелеотуристское путешествие 4-й категории сложности.
Отдельные участки маршрута могут быть оценены в спортивном отношении следующим образом:
пешеходная часть - 2-я категория сложности;
сплав по реке Додот - 3-я категория сложности;
сплав по рекам Кара - Бурень и Уда 3-я с элементами 4-й категории сложности;
прохождение пещеры Большая Нижнеудинская - 1-я категория сложности.
Ввиду того, что столь значительный по протяженности и сложности маршрут был пройден группой численностью 2 человека, настоящее путешествие заявлено на Российский конкурс "Экстремум-95", организованный Географическим Обществом России и редакцией журнала "Вокруг Света".

Предисловие
Каждую долгую зиму мы живем ожиданием лета. Лета как времени года и лета как времени новых путешествий.
Почти 20 лет назад, листая книги бывалых путешественников, захотелось мне и моим друзьям побывать у истоков Енисея. Далекими и нереальными звучали названия Орлик, Тисса, Сенца, пик Топографов, плато Ыртыган...
Теперь все стало и проще и сложнее. Давно умерла малая российская авиация. Русский человек во многих странах, ранее входящих в состав СССР, стал восприниматься, прежде всего, как неплохая мишень. Зато стало реальным заказать спецрейс вертолета или откупить армейский вездеход.
И вот настало время сбыться мечте и отправиться в Центральный Саян. Возможно, туристам прошлых лет наш маршрут покается несколько надуманным, но мы исходили из реальности, что проплыть по Уде можно, только выйдя пешком к ее верховьям, а в Туву (ныне Тыву) лучше не соваться без танка и боевых вертолетов поддержки.
Тем не менее, маршрут получился вполне логичным и позволяющий познакомиться с целым рядом интереснейших мест нашей, пока, Родины.
И еще... Теперь отчеты вроде бы никому, кроме их авторов, не нужны. Исходя из этой предпосылки, мы постарались сделать отчет более личным. Надеемся, что лирические отступления не повредят технической и прочей фактологической стороне отчета.
Когда за спиной большой рюкзак, а под ногами мох по колено или болото, что бы как-то отвлечься от усталости, я обычно что-нибудь напеваю еле слышно. Чаще всего весь поход "мурлыкается" одна мелодия, которая затем ассоциируется именно с походом.
В этом путешествии для меня и Наташки такой мелодией стала "летящая" песня Александра Дулова на стихи Черкасовой "Наш разговор".
Текстом этой песни начинаем наш отчет.

И ни о чем, и ни о чем
Наш разговор, наш разговор,
Для нас с тобой одних заветный.
Чудесный вяжем мы узор
Из легких слов,
Простых и светлых.

Ты даришь мне, ты даришь мне
Толпу берез, толпу берез.
И как волшебник, без обмана,
Ты радуги прозрачный мост
Мне вынимаешь из кармана.

А серебри..., а серебристая река,
Вокруг река
Ложится плавною канвою.
Сплетаешь в струны облака
И волны ласковой рукою.

Твое тепло, твое тепло,
Твое плечо, твое плечо,
И милых песен грусть и нежность.
И разговор наш ни о чем,
И расставанья неизбежность.

И разговор наш ни о чем,
И расставанья неизбежность.

Справочные сведения об экспедиции

Состав группы

N N п/п Фамилия Имя Отчество члена группы, Туристский опыт Домашний адрес, телефон Место работы, должность Обязанности в группе
1 Добров Олег Георгиевич


Спелеоопыт:
пещ. Куйбышевская 5 к.с., рук.

Водный:
р.Сисим 3 к.с., рук.

Пешеходный:
Кузнецкий Алатау 3 к.с., рук.
630064, Новосибирск-64
Ул. Блюхера, 16 кв.29
Новоси-
бирский Дворец творчества детей и учащейся молодежи. Заведующий кафедрой туризма и краеведения.
(383-2) 17-86-29
Руководитель (и множество прочих обязанностей)
2 Яценко Наталья Николаевна


Спелеоопыт:
пещ. Торгашинская 3 к.с., рук.

Водный:
р. Сисим 3 к.с., участн.

Пешеходный:
Кузнецкий Алатау 3 к.с., участн.
630049,
Новосибирск-49,
ул. Линейная, 33/1 кв.128.
Новоси-
бирский Дворец творчества детей и учащейся молодежи. Руководитель отделения «Экспери-ментальная медицина» Спелеоло-гического клуба «Сибирь».(383-2) 17-86-29
Участник (и множество прочих обязанностей)

График прохождения маршрута

Дни пути Даты Участки маршрута, лист карты Км Способ передвижения
1-3
21-23.07
Проезд Новосибирск - Иркутск Поезд
3
23.07
Проезд Иркутск – Култук - Кырен- Монды - Орлик-река Сенца а/м Урал
4
24.07
Проезд до устья р. Хойто-Гол а/м Газ-66
5-7
25-27.07
Переход от устья реки Хойто-Гол до пади Хи-Гол (карта) 18 Пешком
8
28.07
Радиальные выходы в район влк. Кропоткина (карта) 15 Пешком
9-11
29-31.07
Переход от пади Хи-Гол до озера Хара-Нур (карта 1, карта 2) 24 Пешком
12
01.08
Радиальные выходы в районе оз. Хара-Нур (карта 2) 6 Пешком
13-14
02-03.08
Переход от озера Хара-Нур в верховья р. Додот (карта 2) 15 Пешком
15-19
4-8.08
Сплав по реке Додот (карта 1, карта 2, карта 3) 54 Катамаран
20-24
9-13.08
Радиальный выход на водопады Додотской трубы (карта 4) 64 Пешком
25
14.08
Дневка
26
15.08
Переход от реки Додот в верховья реки Кара-Бурень (карта 4) 10 Пешком
27-30
16-19.08
Сплав по реке Кара-Бурень (карта 4, карта 6) 76 Катамаран
30-39
19-28.08
Сплав по реке Уда (карта 7, карта 8, карта 9, карта 10) 286 Катамаран
40
29.08
Радиальный выход в Нижнеудинские пещеры 9 Пешком
40-41
29-30.08
Продолжение сплава по реке Уда 24 Катамаран
41
30.08
Переезд с. Порог- г. Нижнеудинск Автобус
42
31.08
Дневка в поселке Вознесенский
43-44
1-2.09
Переезд г. Нижнеудинск - г. Новосибирск Поезд

Итого активными способами передвижения - 601
Примечание: протяженность участков пути взята с карты масштаба 1:200 000 без учета поправочных коэффициентов за извилистость и рельеф.

Описание района проведения экспедиции

Описание подходов и подъездов
Проезд к началу активной части маршрута осуществлялся из Иркутска автомобильной дорогой до пгт Култук, далее асфальтированным Тункинским трактом по долине реки Иркут через райцентр Тункинского района Республики Бурятия Кырен до с. Монды, являющимся пограничным пунктом на границе с Монголией.
Далее путь лежал по улучшенной грунтовой дороге вверх, вдоль русла Иркута к перевалу Ноху из долины Иркута в долину Оки, через с. Сорок до с. Орлик, являющимся административным центром Окинского района Республики Бурятия. Этот участок пути доступен для любого вида колесного транспорта.
За с. Орлик следует паромная переправа через р. Ока. Затем грунтовая дорога идет вдоль реки Сенца. Примерно от с. Шаснур дорога доступна только для транспорта повышенной проходимости, имеющего лебедку, необходимую из-за заболоченных участков, крутых подъемов и бродов.
По этой дороге мы доехали до устья р. Хойто-Гол. Далее продолжая ехать по этой дороге, можно доехать до начала подъема на перевал Чойган-Дабан, ведущему к урочищу Чойган и минеральным источникам на реке Чойган-Хем в Республике Тыва.
На всех участках этого пути мы пользовались заранее заказанным в Иркутске автомобилем Урал и далее попутным автомобилем Газ-66, следующим из Орлика к перевалу Чойган-Дабан.
Регулярное автосообщение существует на участке Култук - Кырен. Затем время от времени, без расписания, ходят автобусы или вахтовки из Кырена в Орлик. Возможно добираться до с. Монды попутками, следующими в Монголию.
Последний пункт, где возможна заправка бензином и дизтопливом - с. Монды.
Вверх по реке Сенца возможен подъезд только попутным транспортом.
Возможен заказ спецавиарейса до с. Орлика из аэропортов Кырен, Иркутск, Улан-Удэ.
Из конечной точки активной части маршрута с. Порог Иркутской области дважды в день в 10-00 и в 18-00 ходит рейсовый автобус в г. Нижнеудинск. Возможен сплав непосредственно до Нижнеудинска.
Аварийный сход с маршрута возможен в с. Алыгджер в среднем течении реки Уда, куда примерно дважды в месяц летает вертолет из Нижнеудинска. Возможен заказ спецрейса и вызов санрейса. В зимний период с февраля по апрель в Алыгджер по руслу Уды прокладывается автозимник.
Далее аварийный выход с маршрута возможен от устья р. Огнит и кордона Плиты. Кроме того, ниже Миллионного порога на Уде много рыбаков на лодках с мотором.
В остальных частях маршрута аварийный выход весьма затруднен. Постоянно пастухи Бурятии находятся в районе р. Жом-Булок, ниже озера Хара-Нур. Затем охотники тофалары могут быть встречены на реке Кара-Бурень. На участке озеро Хара-Нур - река Кара-Бурень места полностью ненаселенные.
Аварийный выход рекомендуем по трассе маршрута экспедиции.

Общее описание района проведения путешествия
Маршрут экспедиции проходил в пределах гор Восточного Саяна, по территориям Республики Бурятия, Республики Тыва и Нижнеудинского района Иркутской области России. На участке р. Хойто-Гол - р. Кара-Бурень путь пролегал вдоль хребта Большой Саян (Пограничный) дважды пересекая его на водоразделах озера Хара-Нур - р. Додот и р Додот - р. Кара-Бурень. На вышеуказанном участке маршрут пролегал в зоне высокогорья с отметками от 1900 до 2600 метров над уровнем моря, как правило, в районе перехода от тайги к альпийским лугам, изредка поднимаясь в гольцовую зону.
Второй участок маршрута - сплав по рекам Кара-Бурень и Уда проходил в зоне среднегорной тайги на высотах от 1500 до 500 метров и в районе с. Порог вышел в зону лесостепи.
Ввиду значительных различий природных условий этих двух участков пути, в дальнейшем описании района проведения экспедиции мы будем также говорить о них раздельно.
Повсеместно в районе проведения экспедиции имеются хорошие, "магистральные", вьючные тропы по долинам рек, проложенные, как правило, на некотором расстоянии от русла.
Кроме того, непосредственно вдоль крупных рек почти всюду идут береговые тропы, гораздо худшие, но пригодные для пешего передвижения.
В районе перевалов, болот, незадернованных ледниковых отложений ориентирование по тропам осложняется большим количеством звериных троп.
Речная сеть принадлежит: на территории Бурятии - бассейну Оки, на территории Тывы - бассейну Хам-Сыры, на территории Иркутской области - бассейну Уды. Все выше перечисленные бассейны рек относятся к водосбору Енисея.

Рельеф
Активная часть маршрута началась рядом пеших переходов в районе высочайших вершин Восточного Саяна. Почти все вершины в районе слияния рек Даргыл, Дунда-Гол и Хойто-Гол, дающего начало реке Сенца, превышают отметки 2200 метров над уровнем моря и представляют собой сглаженные, местами, заболоченные плоскогорья, впервые описанные П.А.Кропоткиным. Плоскогорья прорезаны глубокими долинами рек. Часто долины имеют вид каньонов и ущелий. Высота бортов достигает 1000 и более метров.
Тот факт, что в четвертичном периоде (менее 1 мил. лет назад) этот район дважды подвергался оледенению, наложил определенный отпечаток на высокогорный рельеф. Сохранились многочисленные ледники, цирки, ледниковые озера, конечные морены, межгорные котловины и троговые долины. Так типичной троговой долиной является верховье долины Барун-Хадарус. До сих пор хорошо видно, что гора 2587 на правом берегу Барун-Хадарус наполовину срезана ледником. Действию ледников обязан своим видом район пика Топографов (3044м), хр. Хайрхан, разделяющий реки Дунда-Гол и Хойто-Гол, гребень хр. Большой Саян (Пограничный) к западу от пади Хи-Гол.
Близость мирового водораздела между бассейном Ледовитого океана и бессточной областью Центральной Азии, относительно малое количество осадков на восточных и южных склонах Большого Саяна приводит к тому, что основную роль в формировании природных условий района играет абсолютная высота местности.
Явно выделяются три вертикальных природных пояса: низкогорье (на высотах от 520 до 1250м), среднегорье (на высотах от 1000- 1250 до 2000- 2200м), высокогорье (свыше 2000- 2200м).
Ярким геологическим памятником района является падь Хи-Гол. Здесь расположено несколько хорошо сохранившихся вулканов и обширные лавовые поля, спускающиеся по долине реки Жом-Булок до реки Оки.
Хребет Большой Саян, достигая максимальных высот в районе гор Мунку-Сардык и пика Топографов, несколько теряет орографическую целостность, понижаясь на перевале, разделяющем бассейны рек Жом-Булок и Додот до 1660 метров. Перевал сглаженный, с хаотическим рельефом водно-ледниковых и моренных отложений и множеством озер.
Аналогичный ледниковый рельеф характерен так же для долины Додота в районе озера Устюг-Балык-Холь, в районе перевала из долины Додота к Кара-Бурени, правобережья ниже устья Чангыз-Амы и районов, непосредственно подходящих с севера к Додотской трубе. В отчете мы характеризуем эти формы рельефа как водно-ледниковые. Однако, их происхождение охватывает, вероятно, весь спектр ледникового рельефа: и собственно водно-ледниковые формы, и моренный рельеф (друмлины?) и абляционные отложения.
Вновь набрав высоту в узле истоков правых притоков Додота и Хойто-Оки, хребет снова понижается, образуя пологие перевалы из долины Додота к верховьям Ии и Кара-Бурени.
От перевала, связывающего верховья реки Коктюг-Хем на юге и Кара-Бурени на севере, хребет Большой Саян переходит в Удинский хребет.
На запад от Большого Саяна, вдоль южного (левого) берега реки Додот, отходит хребет Тайга-Ужазы.
После выхода на реку Кара-Бурень нитка маршрута переходит на северные склоны Восточного Саяна.
В этом районе хребты теряют орографическую целостность, постепенно понижаясь от 2500-2660 метров в верховьях Кара-Бурени и Кадыр-Ос до 500-600 метров в районе р. Уда у сел Новые Плиты и Порог.

Речная сеть
Маршрут экспедиции проходил вдоль притоков реки Сенца, далее по реке Додот, затем по рекам Кара-Бурень и Уда.
Интересными гидрологическими объектами в районе проведения экспедиции являются многочисленные разно температурные минеральные источники в бассейне реки Сенца, озера, возникшие из-за подпруживания рек бассейна Жом-Булок лавовыми потоками (например, озеро Хара-Нур), многочисленные водопады.
Более детальное описание рек с указанием гидрологических характеристик и описанием препятствий дано в разделе 3.

Растительность
Маршрут экспедиции проходил в горно-таежном растительном поясе Восточной Сибири. Смена растительного покрова, как и всего ландшафта, обуславливалась двумя главными факторами:
отношением местности к склонам Восточного Саяна;
высотной зональностью.
Южные и восточные склоны Восточного Саяна и Тункинского хребта на участках низко и среднегорья характерны парковыми лиственничными лесами, с отсутствием высокотравья и малочисленным подлеском, представленным порослью лиственницы и ягодными кустарниками.
Весьма примечателен переход к зоне высокогорной тундры. Практически отсутствует зона альпийских лугов, так хорошо нам знакомая по Кузнецкому нагорью. Лиственничные леса постепенно редеют. Появляются отдельные поляны, заросшие карликовой березкой. Резко, до 50-70 сантиметров увеличивается толщина мохового покрова. Далее с увеличением абсолютной высоты местности, лес все более редеет, уступая место сплошным зарослям карликовой березки, высота которой, как правило, не превышает 0,7 метра. Далее с набором высоты размеры карликовой березки падают до 0,1 метра и менее. Уменьшается высота мохового покрова.
Однако среди явно выраженной высокогорной тундры до высот 2000-2200 метров все еще встречаются отдельные низкорослые лиственницы.
В районе озера Хара-Нур появляются кедры, и изредка встречается ель.
Далее, в долине Додота, сохраняется характер растительности, когда лиственничная тайга имеет подлесок из карликовой березки и жимолости.
Примерно с высоты 1500 метров и ниже в долине Додота появляется береза, а еще ниже, в районе Додотских водопадов, встречается пихта.
В целом участки пеших переходов характерны чередованием низкорослого леса с полянами карликовой березки.
Интересен ландшафт болот в среднем течении Додота. Здесь толщина торфа, образующего по берегам настоящие обрывы, достигает нескольких метров.
В бассейне Уды маршрут пролегал по темнохвойной тайге с преобладанием кедра и ели в своем начале. Далее, примерно от устья Огнита, преобладающими породами становится осина и сосна.
В районе селения Порог начинается лесостепь.
В целом район характеризуется возможностью передвижения без троп, что осложняется значительными, нередко заболоченными, массивами карликовой березки, высоким мхом и буреломом в таежной зоне.

Животный мир
Животный мир района проведения путешествия весьма разнообразен. Повсеместно встречаются маралы, изюбры, кабарга, лоси.
По словам местных жителей, весьма вероятна встреча с медведем и рысью, а зимой с волком.
Большое количество белки, соболя, колонка, бурундука.
На реках и озерах обилие водоплавающей птицы, прежде всего уток и гусей.
Повсеместно в реках и озерах есть щука, хариус, таймень.
Из зверей нам неоднократно встречались маралы и лоси. Несколько раз видели соболя. Часто видели белок, как обычных, так и летяг.

Климат
Климат района проведения путешествия резко континентальный. Удаленность района от крупных водоемов и хорошая защита его от господствующих ветров обуславливает относительно малое количество осадков.
Лето здесь короткое и жаркое с максимальным количеством дождей в июле и максимумом температуры до +35 градусов. Осень продолжительная, теплая, с малым количеством осадков.
Зима холодная с температурой до -45 градусов. Малоснежная. Почти повсеместно сохраняется возможность передвижения без лыж.

Туристские возможности района
Маршрут путешествия охватывал три популярных в туристской среде района: район гор Мунку-Сардык и пика Топографов, северо-восточную оконечность Тоджинского района Тывы и бассейн реки Уды.
Еще несколько лет назад здесь путешествовали сотни туристов. Однако из-за прекращения регулярных автобусных и авиарейсов в поселки Орлик и Алыгджер, а так же из-за массовых случаев бандитских нападений местных жителей на туристов и работников различных экспедиций в Республике Тыва в настоящее время туристами данный регион посещается гораздо реже.
Так в "Долине вулканов" и на Додоте в этом году мы были первыми. Из бассейна Сенцы через Хойто-Гол в район озера Хара-Нур и далее на Додот туристы вообще редко ходят, предпочитая попадать на Додот от Оки по Жом-Булоку. На Уде наша маленькая группа была второй.
В целом район экспедиции позволяет совершать водные, пешие и лыжные походы высшей категории сложности.

Подготовка к путешествию
Идея совершения подобного путешествия родилась в нашем клубе около 15 лет назад. Но каждый год находились более "насущные" маршруты. Тем не менее, продолжалась собираться информация по данному району. Два года назад О.Добров и Н.Яценко в феврале выезжали в Нижнеудинск, где познакомились с местным художником-путешественником Алексеем Степановичем Усковым и краеведом Михаилом Ивановичем Пугачевым. Тогда же они выезжали на Плиты и посетили Большую и Малую Нижнеудинские пещеры и пещеру у основания скалы Колокольня.
Примерно с марта 1995 года началась детальная проработка маршрута по карте и по литературным источникам.
Были подготовлены ходовые и обзорные карты масштаба, соответственно 1:200000 и 1:1000000, сняты светокопии с лоции реки Уда.
В июне-июле 1995 года Натальей Яценко был полностью подобран пищевой рацион на все путешествие.
В техническом отношении подготовкой к данному маршруту можно считать совершенное О.Добровым, Н.Яценко и П.Антоновым спелео- пеше- водное путешествие "Голубое кольцо Кузнецких гор".
Об успешности подготовки можно судить по тому факту, что выбранный маршрут был пройден полностью, без малейшего отклонения.
Специально для этого похода Наташей Яценко были сшиты мягкие рюкзаки повышенной емкости и кофр под фотоаппаратуру, закуплено необходимое количество фотопленок "Kodak-profoto 100".

Адреса для консультаций

Усков Алексей Степанович
665139, Иркутская область, Нижнеудинский район, г. Нижнеудинск, пос. Вознесенский, ул. Разыедчиков,11. Алексей Степанович- путешественник, художник, руководитель молодежного Спортивно-туристского клуба "Каньон". Имеет опыт одиночных водных походов высшей категории сложности. Обладает исчерпывающей информацией о реках бассейна Уды и многих других реках Восточного Саяна.

Пугачев Михаил Иванович.
665139, Иркутская область, Нижнеудинский район, г. Нижнеудинск, ул. Ленина,34 кв.4. Михаил Иванович долгое время работал учителем в селе Алыгджер. Ему принадлежит честь открытия и первоначального исследования Алыгджерских пещер. После переезда в Нижнеудинск, Михаил Иванович создает краеведческий музей, становится его директором, затем переходит на должность заведующего отделом природы. Является большим знатоком истории, этнографии, природы Тофаларии.

Гребнев Константин Иванович.
Лесник, ныне на пенсии. Проживает на кордоне Плиты, недалеко от Нижнеудинских пещер. Краевед. Подвижник охраны Нижнеудинских пещер. Связь с ним возможна через родственников: 665139, Иркутская область, Нижнеудинский район, г. Нижнеудинск, пер. Кузнечный,13. Сидоркевич (Гребнева) Т.К.

Захаров С.Г.
665139, Иркутская область, Нижнеудинский район, г. Нижнеудинск, ул. Лермонтова,34 кв.64. Инспектор рыбоохраны. Имеет избушку на правом берегу Уды в десятке километров ниже границы Тофаларии.

Кутенев Павел
665132, Иркутская область, Нижнеудинский район, с. Порог, ул. Береговая,4-2. Гостеприимный простой мужик.

Информация о маршруте экспедиции и его прохождении

Описание заброски от Иркутска до устья реки Хойто-Гол
Сборы - Отъезд - На Иркутском вокзале - озеро Байкал - по Тункинскому тракту - буддийская кумирня - верховья Оки - паромная переправа - ночевка среди эдельвейсов - мы пересаживаемся на другую машину - игра в прятки с аборигенами.
В клубе столы сдвинуты и на них разложены продукты. Наташа последний раз задумывается над тем, что брать, а что оставить.
Вчера окончательно решился маршрут путешествия, так как, наконец, мы получили телеграмму от Алексея Ускова и поняли, что заброска через Нижнеудинск для нас нереальна.
Созваниваемся с Леонидом Григорьевичем Стариковским и просим взять нас на участок заброски их похода: машиной от Иркутска до верховьев Сенцы. Получаем "добро" и покупаем билеты на поезд. Как всегда, деньги на поход удается получить в самый последний день. Поэтому все делается быстро, но без суеты и ошибок: как ни как, Наташа начала подготовку всего снаряжения и продуктов заранее.
21 июля 1995 года, вечером, собираемся на вокзале. Новые наши рюкзаки получились огромными, однако все равно, весь груз в них не помещается - спальный мешок мне приходится в гидроупаковке нести под клапаном.
В Иркутск прибыли 23 июля 1995г. около 9 утра. Сгибаясь и шатаясь под тяжестью мешков шагаем на привокзальную площадь, где благодаря Л.Стариковскому нас уже ждет вахтовка. Пока идут переговоры с водителем и хозяином машины, успеваю отправить телеграмму в Новосибирск.
У Натальи неприятность - пролилось в поезде лекарство для глаз. Найти какие-нибудь глазные капли не удается. Едем на базар, подкупаем овощей и хлеба и отправляемся в сторону Байкала.
Машина шустро несется по асфальтовому шоссе. Временами слева видно "Славное море, священный Байкал". Наконец останавливаемся на смотровой площадке над Байкалом. Внизу Култук, чуть далее Слюдянка.
В Култуке сворачиваем на Тункинский тракт и около двух часов дня устраиваем обед на правом берегу Иркута. Затем вновь дорога.
В Кырене - райцентре Тункинского района Бурятии видим буддийский храм.
Места становятся все красивей. Дорога то прижимается к Иркуту, то отходит от него. Степи сменяются прекрасными парковыми лесами. Иркут становится все интересней. Появляются стремнинки. На небольшом мостике делаем очередной привал.
Монды. Здесь асфальтовая трасса идет к границе с Монголией, мы заправляемся и едем на северо-запад по долине Иркута. Долина становится узкой. Дорога переходит с берега на берег. Всюду видны следы оползней и обвалов. Но наш вездеход без проблем лезет к перевалу.
Перевал Ноху. Буддийская кумирня, озеро, гора Мунку-Сасан - высшая точка Саян.
Чуть далее у вахтовки начинает свистеть колесо. Пробоина. Останавливаемся на ремонт. Через часок трогаемся дальше. Вновь появляются деревца. Мы спустились в долину Оки. Река вялая, то и дело распадающаяся на множество рукавов. Примерно в сорока километрах от перевала высаживаем водников.
После села Сорок немного подвозим двух бурят. Здесь же встречаем забавную скотинку - по местному: "сарлыка". Размерами животное со среднюю корову, черного или черно-белого цвета. Шерсть длинная, свисающая с живота бахромой. Над лопатками массивный горб. Разводится исключительно на мясо, так как человека к себе не подпускает. Днем позже, когда я хочу сфотографировать сарлыка вблизи, глаза у него наливаются кровью, передние ноги начинают рыть землю. Зверь выглядит весьма страшным. Вероятнее всего, сарлык - это смесь домашней коровы с яком. Упоминание о таком звере я нахожу у П.К.Козлова в кратком отчете о путешествии по Монголии и Тибету в 1899-1901 годах. (М., Географгиз, 1956 г.). Правда, у Козлова он называется "хайнык". Но превращение хайныка в сарлыка вполне объяснимо с точки зрения русской транскрипции бурят-монгольских слов, воспринимаемых на слух. Я до сих пор не уверен, что правильно - сарлык, а не сардык или сарнык. Тем более что есть подозрение, что имеют место все эти названия, причем, каждое из них определяет процентное соотношение ячей крови в конкретной особи.
В Орлик прибываем под вечер. Не останавливаясь, едем дальше, к паромной переправе. У парома беседуем с мертвецки пьяным паромщиком и кое-как переправляемся. Не задерживаясь ни на минуту, мчим дальше к долине Сенцы. Проезжаем домики Порт-Оки, минуем мост через Сенцу и начинаем путь к ее истокам. На ночлег останавливаемся уже в темноте около летника. Начинаем готовить ужин, но Леня Стариковский предлагает присоединиться к их ужину. Что мы и делаем.
24 июля 1995 г.
Просыпаемся затемно. Весь луг, на котором устроен бивак, зарос эдельвейсами. Трава и цветы покрыты серебристым налетом росы. Сворачиваем лагерь, завтракаем. Мимо проезжают местные на тентованом Газ-66. Через часок трогаем в путь и мы.
Часов в десять утра догоняем Газ-66 и двух верховых ребятишек. Местные говорят, что далее Шаснура на нашей вахтовке не проехать из-за болота и предлагают ехать на их машине. Следуют они в Тыву в район Чойгана (по-бурятски произносится Джойган) на рыбалку. Машиной планируют доехать до начала подъема на Чойган-Дабан. Чойган в переводе с тывинского - пихта.
Подъезжаем к началу болота, перегружаем вещи на "газик" и отправляемся дальше. Нашу вахтовку просим подождать до тех пор, пока мы не форсируем эту преграду: вдруг помощь понадобится.
По середине болота машина садится по самые оси. К счастью, впереди в паре десятков метров торчит массивный лиственничный пень. Заводим за него трос лебедки, и машина сама себя вытягивает. Дальше она с большой скоростью, разбрасывая тучи брызг, едет по петляющей колее. Вот и берег.
Машем нашей машине, что все в порядке и трогаемся в путь. Дальнейшее путешествие - это попытки поддержать шофера в шатком состоянии между тем, что называется "мертвецки пьян" и "нужно выпить, а то не повезу". Дорога не особенно сложная, но, тем не менее, делаем в час километров 7-10 и не более. Передок почти не отключается, а на подъемах и дополнительный редуктор включаем.
В районе Жом-Булака к своему удивлению встречаем группы местных туристов-школьников из Орлика.
С каждой пьянкой езда психологически становится все напряженней. У аборигенов появляются нехорошие поползновения в наш адрес. Пару раз делается попытка нас дальше не везти. Основная причина - тот факт, что группа Стариковского собирается оставить снаряжение для сплава по Сенце где-то чуть не доезжая впадения Хойто-Гола, и местные явно надеялись украсть его вещи. Леонид Григорьевич, чувствуя это, отказался спрятать вещи там, где аборигены ему советовали.
Меня они считают татарином, а стало быть, почти единоверцем. Видимо, не смотря на то, что они официально ламаисты, ислам им близок. Вообще верования аборигенов предмет особый. По тому, как они приносят жертвы духам гор, рек, перевалов ближе всего для них не ламаизм с исламом, а банальный для лесных народов шаманизм. Но мой внешний вид, возможно, служит нейтрализатором полу агрессии с бурятской стороны.
Наконец доезжаем до избы на свертке дороги от Сенцы на Хойтогольский Аршан. Всяко нам с Натальей нужно выходить здесь. Несколько тревожно, так как пьяный сброд вроде бы положил глаз на мою спутницу. Леня Стариковский выгружает свое водное барахло и оставляет трех мужиков, дабы они надежно спрятали все, и затем пешком нагнали бы основную толпу.
Машина уезжает. Остаются двое бурятских ребятишек и к ним присоединяется один взрослый - все на лошадях.
Мы относим вещи в сторону и разводим костерок, буряты же вроде как уезжают в сторону Аршана. Однако, через полчаса в кустах я замечаю человека. Становится ясно, что туземцы, сделав вид, что уезжают, стали следить, где мы спрячем катамараны. Попытки как-то перехитрить их не удаются, и решаем поступить следующим образом: после пережора я с Наташей отправляемся своим путем, попутчики же будут играть в прятки до победы.
Около 19 часов начинаем пешую часть маршрута. При пересечении дороги видим группу бурят, которые на наше приветствие отвечают какой-то грубостью. Решаем на ночь глядя спрятаться в тайге. Уходим в глушь в пойме Хойто-Гола.
Бурелом, заросли, уйма мелких троп, протоптанных, наверное, лошадьми. Ставим палатку и, не разжигая, костра, заваливаемся спать.

Описание участка маршрута от устья р. Хойто-Гол до пади Хи-Гол
Вверх по Хойто-Голу - На минеральных источниках - ночевка на границе леса - перевал - в высокогорной тундре - под дождем - радуга и Анкл Бенц - начало лавового поля - лагерь у водопада - вулкан Кропоткина.
Не смотря на то, что вчера легли спать рано, сегодня, 25 июля 1995 г. мы проспали до 11 часов. Сворачиваем лагерь, немножко переупаковываем вещи. Польские сухие супы пересыпаем из пластиковых баночек в полиэтиленовые пакеты.
Выходим на дорогу. И вот неудача - тут же встречаем двух бурят. Здороваемся. Отвечают вежливо, но неприветливо. Интересуются, где остальные. Говорим "четверть правду", дескать, мы идем впереди, остальные же будут завтра или послезавтра (это не вранье, так как группа Стариковского после восхождения на пик Топографов собиралась зайти на Аршан). На вопрос, куда идем, отвечаем уклончиво, дескать, дойдем до Аршана, а там решим.
Топаем дальше. Идти тяжело. Через каждые пятнадцать минут отдыхаем. Вес рюкзака близок к предельному. Тем более, что все время топаем вверх. За день нам предстоит набрать около полутора километров высоты.
Лес редеет. Появляются поляны, заросшие карликовой березкой. На одной из таких полянок прячем рюкзаки и спускаемся вниз к Хойто-Голу пообедать. Аппетита особого нет, но отдохнули хорошо.
Дорога начинает забирать вправо в долину Аршана. Изгибы автомобильной дороги удается срезать по конной тропе.
Начинает чувствоваться легкий запах сероводорода и тропа выводит к Аршан. Переходим его вброд и выходим к трем избам и палаткам.
У палаток встречаем русского мужчину с дочкой. Они жители Орлика. Приглашают нас отдохнуть и сходить в "баню" - избушку с ванной на минеральных источниках.
Оказывается здесь, на Аршане, выходит около 30 источников с температурой воды от +2 до +35 градусов Цельсия. Источники различны по специфическому терапевтическому действию. По словам нашего гида, есть общетонизирующие, есть способствующие заживлению ран, есть врачующие ревматизм, радикулит, различные невралгии и хандрозы, есть способствующие лечению гинекологических заболеваний.
Идем принимать ванну в общеукрепляющем источнике. Захожу в "баню". Большая деревянная ванна, в которой можно сесть по пояс в воду, а если заткнуть дырку слива, то и по шею. Вода непрерывно поступает по деревянному желобу. Запаха сероводорода почти не чувствуется. Вода приятно горячая, вполне приемлемая на вкус. Минут через 15 выхожу. С удовольствием посидел бы еще, да боюсь переусердствовать. Интересный эффект: не нужно вытираться. Можно сразу одеться и не промокнешь. Возвращаемся к рюкзакам. Чуть-чуть отдыхаем, угощаемся чаем. Подходит бурятская молодежь. Фотографирую всех на память, угощаемся напоминающей боржоми водой Чойганского аршана и топаем дальше.
Интересно, что вокруг источников все деревья в жертвенных тряпочках, из камней сложены подобия субурганов. Одна из таких каменных куч украшена множеством примитивных и не очень моделей самолетов.
Сразу за последней избой (кстати, избы роскошные, человек на 20 каждая) начинается протяженный пыхтун. Поднимаемся, почти не отдыхая. Сказывается хороший отдых и желание поскорее покинуть аборигенов.
Завершается пыхтун, и вместе с ним кончается лес. Тропа выходит к зарослям карликовой березки. Кое-где еще стоят отдельные лиственницы и группы низкорослых деревьев.
После подъема движение по относительно ровному участку кажется легким и быстрым. Постепенно приближаемся к руслу Аршана. Тропа пересекает реку. Жутко не хочется идти вброд. Пытаюсь найти возможность перебраться по камням, но не рассчитываю, что вес рюкзаков чрезмерен. Уж лучше бы вброд. Изматываемся ужасно. В завершении все ж таки промачиваем обувь.
Тропа, пройдя по дну долину после брода около двух километров, начинает выбираться к перевалу. Очередной пыхтун. Здесь жертвенное дерево и небольшая рощица лиственниц.
Неудачный брод настолько вымотал, что бросаю рюкзак у начала очередного пыхтуна. Проходим его, и оттискиваю место для ночлега. Затем спускаюсь за своим рюкзаком. Медленно-медленно топаю к костру, который уже развела Наталья. Наверное, сказывается не только усталость, но и высота. Как-никак, ночуем на 2600 метрах.
После ужина долго сижу у костра, пью чай. Заяц уже ушла в палатку, а я вновь спускаюсь к ручью и вновь завариваю чай.
25 июля 1995 г.
За завтраком любуемся горами. В верховьях Аршана лежат роскошные снежники. Хорошо просматриваются перевалы. Сборы становятся более автоматическими. Каждая вещь уже "знает" свое место.
Тропа, плавно траверсируя склон, выводит к гребню. Пыхтунов нет. По мере подъема все более открывается горный узел пика Топографов. Хорошо просматривается правый берег Сенцы, верховья Хойто-Гола. Почти на юге видна округлая вершина горы Кара-Сардык.
С утра было ясно, однако к полудню натягивает облака. Мы сидим под перевалом, над нами ясное небо, над пиком же Топографов видно, как то и дело идет дождь.
Отдыхаем и фотографируем пик Топографов, альпийские фиалки, снежники.
Вот и перевальное плато. Тропа теряется среди глубокого мокрого мха, в который ноги проваливаются по колено. Выход на перевал ознаменуется началом дождя. Падает туман. Видимости почти нет. Дабы не выскочить на скалы сверяемся с компасом. Но общее направление угадывается благодаря турам.
Прикидываю, что тропа идет явно правее, но прямо скал нет, и решаю срезать путь. Выходим к западному склону. Вниз уходит громадный снежник. Севернее он крутым сбросом обрывается к озеру. Фантастичная картина заснеженных гор и озер, появляющихся и исчезающих в клочьях тумана.
Глиссируем по снежнику к нагромождению камней. Ниже во мху высокогорной тундры великолепно просматривается тропа. Делаем небольшой отдых - сильно не рассидишься, так как то и дело начинается дождь, и спускаемся на тропу.
Следующий привал устраиваем на перемычке между двумя озерами. Фотографирую яркие жарки на фоне плавающих по озеру льдин - сюжет, навеянный картинами Леши Ускова.
У малого озера пасутся лошади, коровы и сарлыки. Людей не видно. Слева и справа скальные клыки, образованные срезанием горных массивов ледником.
Пологий подъем ведет к маленькому перевалу, от которого начнется спуск к пади Хи-Гол. Дождь усиливается. Очень холодно. Промокшие ботинки начинают натирать ноги. Решаем устроить привал.
Дров нет. Единственная растительность - карликовая березка не более десяти сантиметров высотой. И все мокрое-мокрое. С трудом нащипываем пучки сухих стволиков и под защитой пары булыжников начинаем разводить костер. К своему стыду, трачу на это почти полный коробок. Костер не горит, а тлеет. Тем не менее, вода кипит, лапша варится, кофе настаивается, жить становится веселее и даже явно теплее.
После еды и рюкзаки кажутся легче. Весело начинаем спуск. На горизонте виден массивный конус. Весьма не сразу догадываемся, что это вулкан Перетолчина. В нашем представлении вулкан - громадная гора, здесь же правильный усеченный конус на дне долины.
Справа журчит ручеек, тропа идет по все увеличивающимся в размерах зарослях все той же карликовой березки. Вечереет. Со всех сторон надвигаются тучи. Такое ощущение, что вот-вот снова ливанет. Решаем перейти ручей и на противоположном берегу, чуть в стороне от тропы устроить ночлег.
В брод переходим ручей, поднимаемся на склон и почти сразу же выходим к старому, расположенному в очень удачном месте кострищу. Ставим лагерь и решаем устроить пир. Сварить картофельные хлопья с соусом "Анк Бенц". Заранее знаем, что результат будет неизменно хорош. Жарево получается настолько красивым, что фотографирую сковородку.
Ужинаем под тентом тамбура, так как вновь идет дождь, затем я отправляюсь вырубать нам посохи. По прошлому году помним, что с ними идти гораздо легче. Да и стойки для палатки всегда под рукой.
Из лиственницы посохи получаются тонкими, ровными, но чуть тяжеловатыми и недостаточно жесткими.
Уже почти в сумерках нас радует великолепная радуга.
27 июля 1995 г.
Утро совершенно ясное. Чуть ниже нашего лагеря серебриться лента Бурун-Хадаруса. Мох и березка еще мокрые, но солнце светит вовсю. Буквально через час, форсировав Бурун-Хадарус, выходим к началу лавового поля.
Справа шумит водопад. Оставляем рюкзаки и идем фотографировать водопад. Со склона хорошо просматривается часть пади Хи-Гол. Видно, что с водой здесь туговато. Решаем встать у водопада, тем более что удалось найти ровную площадку, закрытую кустами со всех сторон.
Перетаскиваем на эту площадку рюкзаки, обедаем и отправляемся к вулкану Кропоткина.
По началу каждый кусок лавы вызывает бурный восторг и желание фотографировать, фотографировать, фотографировать. Все более поражаемся величиной лавового поля, хаосом черного камня, идеальной красотой конусов вулканов.

     


Идем по границе лавового поля и склонов. Вот и конус вулкана Кропоткина. Склоны покрыты мелкой пемзой. Ноги тонут в ней по щиколотку, а то и выше.
Лезем и лезем и, наконец, замираем, пораженные неземной красотой и величием кратера. По краю воронки идет тропа, и стоят туры. Отправляемся в "кругосветное" путешествие", постоянно фотографируя кратер. В завершение Наташа спускается на дно воронки.
Потихоньку, полуглисируя, полупереступая слезаем с вулкана. Не спеша, идем к лагерю. По пути несколько раз в ручейках разводим ZUKO.
Под вечер поднимается сильнейший ветер. Ставим палатку под небольшим дождем, который, в прочем, скоро заканчивается. И вновь над головой роскошная дорога млечного пути, а мы ложимся спать.

Описание пади Хи-Гол
Через лавовое поле - встреча с нимфой Хи-Гол - вулкан Кропоткина с высоты птичьего полета - у карового озера - река уходит под лаву - вторая ночь в долине вулканов.
После завтрака решаем, что сегодня, 28 июля 1995г., поднимемся на отрог Большого Саяна, отходящий от главного хребта к востоку и обрамляющий верховья пади Хи-Гол с севера. Хочется посмотреть на вулкан Кропоткина сверху. Обзорная схема района вулканов Кропоткина и Перетолчина приведена здесь.
Не торопясь, фотографируя, пересекаем лавовое поле от лагеря в северо-западном направлении и выходим к истокам реки Хи-Гол. Узкое, 2-3 метра шириной, русло петляет, зажатое с одной стороны склоном, с другой хаотичным нагромождением лавы. Идем вверх по течению, вдоль правого берега. Над выровненной поверхностью пади метров на 50 возвышается речная терраса, небольшое выровненное пространство и взлет к гребню хребта.
Долина Хи-Гол прорезала террасу узким ущельем. Река падает несколькими каскадами водопадов. Высота падения не очень большая, но расход воды значителен и поэтому вид водопадов впечатляет. Само ущелье сложено черным базальтом, но на склонах обращенных в сторону пади осыпи красноватой пемзы.
Такое впечатление, что всюду здесь по трещинам поднимались раскаленные вулканические газы, пережегшие почву, сделали ее напоминающей ту землю, которая остается в литейном производстве в формах для отливок.
На лаве пади растут низкие лиственницы, но достаточно чуть подняться, и попадаешь в высокогорную тундру. Зона альпийских лугов по-прежнему отсутствует.
Фотографируемся у водопадов. Затем решаемся искупаться - день жаркий, хотя на северо-востоке ходят грозовые облака.
Ощущение от воды: "ослепительно-холодная". И живая! Опять удалось встретиться с нимфой. Стихиалия Хи-Гол огромна, холодна и совершенно чужда человеку. Нет враждебности, нет любопытства к погрузившемуся в ее тело существу, но есть готовность поделиться своей энергией. Это не филантропия - энергии и силы столько, что дозволяется взять каждому, сколько ему нужно.
Попытка углубить контакт - окунуть тело в тело, а душу в душу - невозможна. Мы совершенно разные.
Второй раз я осознано встречаюсь с нимфой. До чего же разны эти существа! И прекрасные.
Одеваюсь, и начинаем подъем. Пара десятков метров и мы на выравненой террасе. Подушки мха чередуются с небольшими полями щебня. Иногда встречаются совершенно крохотной высоты карликовые березки- 5-6 сантиметров, не более.
Русло Хи-Гол отходит несколько северней, где в изумрудно-синих каровых озерах берет свое начало. Мы же с Наташкой не спеша начинаем подъем. Первые десятки метров идут по курумнику и здесь, как обычно, я Зайца обгоняю. Затем начинается очень крутой задернованный склон с отдельными скальными выходами.
Обычный парадокс высокогорья: тепло и даже жарко, и вместе с тем холодно.
Выходим на гребень. Гребень плавно повышается в сторону хребта Большой Саян. Вершины сглаженные, округлые. В верхней части склоны пологие, затем, по мере спуска в долины становятся все круче.
С этой высоты вулкан Кропоткина предстает во всей красе. Великолепно смотрится кратер. Отсюда хорошо видно, что группа холмов и трещин к юго-юго-востоку от вулкана Кропоткина представляет собой еще один сильно разрушенный вулканический конус. Поднимаясь выше и выше, делаем фотографии.
Противоположный склон пади Хи-Гол за вулканом Кропоткина в нижней половине представляет собой череду осыпей. Правее два подпруженных лавой озера, еще правее, на замыкающем падь склоне, слышен шум водопада. Русло ручья то серебрится на солнце, то исчезает в камнях осыпей.
Спуск начинаем в район озер. Нам повезло. Маршрут спуска оказался на редкость удачен. Лишь в самом конце небольшой камнепадоопасный кулуар. Нижнее озеро наполовину заполнено лавой. Огненный фронт столкнулся с водой и вздыбился стеной высотой метров в 20.
Напоследок купаюсь в озере, и идем в сторону лагеря.
На пути к руслу Хи-Гол не устаем любоваться нагромождениями лавы и лиственничным редколесьем по границам лавового поля.
Вот и река. Извиваясь меж нагромождениями лавы, русло уходит в сторону вулкана Перетолчина. Примерно в километре от него, посреди лавового поля вода разливается большим озером. В нескольких местах образуются водовороты. Там вода уходит под изверженную толщу. Рядом с озером невысокий пемзовый конус, заросший рододендроном Адамса. Всюду видны следы домашних животных.
Видимо, именно здесь проходит скотогонная тропа через лавовое поле. И действительно, за века копыта коров и сарлыков пробили среди нагромождения камня тропу, по которой мы возвращаемся в лагерь.
Вечером становится ветрено и холодно. Прояснивает. Спать ложимся уже в полной темноте.

Описание участка маршрута от пади Хи-Гол до озера Хара-Нур
Сборы - вулкан Перетолчина - встреча с бурятами - в лавовых пещерах место - где лава боролась с водой - ночлег на лавовом мысу - по болоту - тяжкий путь к перевалу - чудовище в высокогорном озере - карстовые явления - водопад - на берегу Хара-Нур - удачная рыбалка - ночной шум.
Сегодня 29 июля 1995 г. Сворачиваем палатку, укладываемся и около часа дня трогаемся в путь. Рюкзаки все еще очень тяжелые, поэтому идем медленно. Еще не дойдя до вулкана Перетолчина, дважды отдыхаем. Но подъем на седло, отделяющее конус вулкана от борта долины, берем легко. Оставляем рюкзаки на тропе и поднимаемся на конус. На карте у нас вершина конуса показана ровной, с двумя возвышениями. На деле же вершина гораздо интереснее. Вершину вулкана венчает плоское кольцо, поросшее лесом и шириной метров в 50, за которым следует спуск в кратер, на дне которого озеро.
Наташа спускается и в этот кратер, я же фотографирую сверху. Возвращаемся к вещам и топаем дальше. У подножия седла стойбище бурят. Никого нет. Путь лежит вдоль границы лавы и леса. Тропа хорошая. Минуем первый лог, подходящий к пади справа, и в районе второго лога встаем на обед. На наше счастье здесь небольшой ручеек. Дров уйма. Готовим чай и лапшу. Где-то с час отдыхаем и продолжаем путь.
У развилки тропы на ур. Тухэрен в долине Жом-Булака встречаем группу бурят. Один взрослый мужчина, двое мальчиков и две девочки. Их интересует один вопрос - есть ли у нас спирт. Готовы обменять на него свежее мясо. Предупреждают, что примерно с полчаса назад они ранили медведя.
Надеемся, что раненый зверь ушел в сторону урочища Тухэрен, и продолжаем путь почти точно на север. В месте развилки долин несколько разрушенных конусов. Здесь же находим несколько вулканических пещер.

     

В верховьях долины, отходящей от пади Хи-Гол на запад, очень хорошо видно тектоническое нарушение на почти отвесной стене. Слои породы сдвинуты по вертикали относительно друг друга на несколько метров.
Основная тропа уходит в долину Жом-Булака. Наша же местами начинает теряться. В этих случаях стараемся логически решить, где должны были люди проложить путь.
Постепенно лавовое поле становится мене грандиозным. По его краям обширные, чуть заболоченные поляны. Слегка моросит дождик.
Достигаем озера, упершись в воду которого, иссяк поток расплавленного камня. Здесь, на каменном мысу, ставим палатку.
И пока Наташа готовит ужин, я обхожу окрестности с фотоаппаратом, уж больно живописен наш бивак. Пористая лава очень хорошо хранит тепло. Костер уже погас, а камень сохраняет жар почти час.
Рядом с лагерем находим лопнувший газовый пузырь. На дне образовавшейся полости - вода. Вообще лавовое поле заканчивается, причудливо переплетаясь мысами и островами с водой озера. Здесь заканчивается падь Хи-Гол. Прямо за озером низенький перевал к безымянному притоку, впадающему в середине юго-западного берега озера Хара-Нур.

30 июля 1995 г.
Утро ясное с обилием росы. Снимаем и раскладываем на просушку тент. Как ни стараемся выходить пораньше, вновь отправляемся в путь около часу дня.
Перевальчик порос карликовой березкой. Тропа хорошо видна. Но по мере спуска в сторону Хара-Нура очень выматывают участки заболоченностей.
Вновь карта слегка не соответствует местности. Судя по ней, нам предстоит дойти до большого левого притока и далее идти по нему. На деле же тропа, еще не доходя до боковой долины, начинает забираться на склон и по сути дела переваливает через мысок, разделяющий две долины. День тяжелый. Особенно тяжело мне дается подъем по ручью в западном направлении. Тропа то и дело теряется. Приходится ломиться через кусты. Под вечер, когда сил почти нет, решаюсь искупаться. Холодная ванна немного помогает.
Начинаются снежники. Тропы как таковой нет, но и плутать негде. Иди да иди себе в направлении седла.
Седло плоское. На нем, среди мокрого мха, два озера, разделенные кусочком суши шириной в несколько метров. Но ручейки, вытекающие из этих озер, текут по разным склонам хребта.
На юго-западе от седла внизу большое каровое озеро. С юго-востока к нему обрывается высокая скальная стена. Похоже, она сложена известняками. Валуны на перевале тоже представлены совершенно белым, даже слегка прозрачным известняком.
Сидим, отдыхаем. Неожиданно внимание привлекает какой-то шум со стороны озера. На поверхности видны буруны. Иногда кажется, что виден след чего-то или кого-то плывущего. Минут через десять поверхность успокаивается и вновь становится зеркально гладкой. Бурятское Нэсси?
Солнце почти зашло, и все окрашено в красноватые цвета заката.
Начинаем спуск с перевала, одновременно забирая вправо (севернее) в сторону озера Хара-Нур. Километрах в полутора, у первой полусухой лиственницы (нам нужны дрова), встаем на ночлег.
Рядом несколько крупных воронок явно карстового происхождения, а чуть ниже из-под земли выходит значительный водоток.

          

День, особенно для меня, был очень трудным. Поэтому как всегда, когда устаю, долго сижу у костра, пью чай, любуюсь окрестностями. Если сразу лечь спать, то к утру полностью не
отдохну. А вот так, когда с часок посижу вечером у костра, отдых в сочетании с последующим сном окажется более полноценным.
Небо усыпано звездами. Спать ложимся около полуночи.

31 июля 1995 г.
Утро солнечное, ясное. Завтракаем. Прямо за палаткой видим продолжение тропы, почти потерянной вчера. Начинаем спуск (схема).
Долина имеет очень маленький уклон, но затем, когда из царства карликовой березки вступаем в зону леса, уклон резко увеличивается. Вновь висячая долина, крутым уступом обрывающаяся в главную долину. Обусловлено это либо "недавним" тектоническим поднятием массива, либо, учитывая то, что главная долина с крутыми бортами и широким выравненым дном, можно предположить, что ранее более пологие борта главной долины были срезаны ледником. В таком случае главная долина, в которую нам предстоит спускаться - реликтовый трог.
Вероятно, ледниковая версия более близка к истине, так как на днище главной долины имеются холмы, сложенные аллювием, которые можно считать водно-ледниковыми отложениями.
В лесу тропа то и дело теряется. Во время одной из таких потерь в зарослях натыкаемся на кости лося. Фотографируемся с огромным черепом и продолжаем спуск. В один из просветов видим водную гладь озера Хара-Нур.
У перехода склона к пологому дну долины вновь выходим на отличную тропу и место бивака у маленького ручейка. Лес редеет и заканчивается.
Дно долины поросло карликовой березкой и мхом. Тропа вновь теряется. Но это не беда. Березка маленькая, а общее направление движения хорошо просматривается.
Не доходя метров 300 до речки, бросаем мешки и отдыхаем.
Внимание привлекает шум падающей воды. Осматриваемся и видим, что на уступе висячей долины, той самой, по которой лежал наш путь, ручей, на котором мы ночевали, обрывается солидным водопадом.
Решаем сходить пофотографировать. Подъем слегка осложнен заросшим мхом курумником. Но, тем не менее, доходим до водопада сравнительно легко и сравнительно быстро. Русло ручья пропилило в базальтах узкий каньон глубиной 30-40 метров. По дну каньона с уступа на уступ падает вода. Величина некоторых уступов достигает 15-20 метровой высоты.
Делаем несколько фотографий и начинаем спуск к рюкзакам.
По пути просматриваем противоположный берег долины, в которую спускаемся. Над северо-западной оконечностью озера Хара-Нур возвышается красивая двуглавая вершина, явно сложенная известняками. Решаем, что после устройства лагеря на озере обязательно сходим туда.
Доходим до рюкзаков, берем их и вброд переходим на левый берег впадающей в Хара-Нур реки. Глубина по колено. На дне белоснежная известняковая галька.
На левом берегу вновь находим тропу. Поднимаемся на моренную гривку, почти перпендикулярную оси долины. Здесь, разрезавшая ее река обнажила большие валуны. Спокойный водоток неожиданно прервался сложной шиверой. Так как нам сплав еще предстоит, с интересом просматриваем препятствие, думаем, как бы мы его проходили.
Озеро Хара-Нур в плане напоминает сапог. Самим образованием оно обязано все тем же вулканам пади Хи-Гол.
Лавовый поток, спустившись в урочище Тухэрен в долину Жомбулака, перегородил его истоки и создал озеро. "Голенище сапога" ориентировано от урочища Тухэрен на северо-запад и тянется на 7,8 километра при средней ширине от 700 до 1000 метров.
"Носок сапога" - это подтопленная часть долины, по которой мы сейчас идем и направлен на юго-восток. "Пятка" же направлена на северо-северо-восток, заполнив часть долинки, по которой мы поднимемся к гребню Большого Саяна и, пересекая его, выйдем к истокам Додота. Протяженность озера от "носка" до "пятки" составляет примерно 3,4 километра, а ширина - 500-600 метров.
У залива "Носок сапога" тропа перегорожена остатками забора. Видимо, граница чьих-то пастбищ. Вода в озере явно пребывает, так как местами наша тропа, идущая почти у уреза, скрывается под водой, рядом с берегом затопленные кусты.
Место для лагеря стараемся выбрать таким, чтобы, во-первых, оно было рядом с водой и дровами, а во-вторых, чтобы огонь костра не был бы далеко виден.
Такое место находим около 3-х часов дня. Расчищаем место для палатки, готовим обед, и пока тепло, устраиваем банный день. Моемся в озере. Благо, вода теплая, а гнус не слишком надоедает. Зато вокруг собирается превеликое множество мальков хариуса, пробующих наши ноги на вкус.
После мытья и стирки я начинаю заниматься ужином, Наташка же отправляется рыбачить. Ближе к вечеру где-то совсем рядом гремит гроза. Но сильного дождя нет, хотя склоны горы 2357 к юго-востоку от нас скрыты завесой сильнейшего ливня. Небольшая морось. Зато часом позже эта морось подсвечивается спустившимся ниже облаков солнцем и над озером в сочетании с эффектом Зеленого луча встает несколько радуг.
Зайку посещает удача, и она с криками несется в лагерь с огромным хариусом в руках. Зажариваем рыбину и ужинаем. Заодно пожинаю и горькие плоды рыбалки - в манной каше нахожу рыболовный крючок.
Вечереет. Вода в озере становится зеркально спокойной.
Ветер стихает. Тают последние облака и высыпают звезды.
В полной темноте ложимся спать. Уже засыпаем, когда недалеко от лагеря падает сухое дерево. То ли зверь бродит, толи время упасть ему пришло.

Описание района озера Хара-Нур
Справочные сведения об окрестностях озера Хара-Нур - гигантский ревень - встреча с маралом - на вершине - спуск в лагерь.
Итак, 1 августа 1995 г. мы посвятим прогулке в окрестностях озера Хара-Нур.
Долина, в которой расположено озеро Хара-Нур, - это верховья троговой долины Жомбулак. Этим обусловлены высокие и достаточно крутые его берега. По левому берегу долины идет магистральная конная тропа "межреспубликанского значения", соединяющая верховья бассейна Оки с бассейном Додота. Согласно зарамочным надписям карт, она ведет от Шаснура на Алыгджер и на тувинские стойбища в долине Хамсары.
Урез озера составляет около 1650 метров. Окружающие вершины поднимаются на высоту более 2000-2500 метров. Повсеместно вершины поднимаются выше зоны леса. Северо-западная часть озера окаймляется главным хребтом Большого Саяна.
В спелеоотношении интерес представляют массивы, расположенные к западу и юго-западу от озера. Здесь повсеместно встречаются выходы известняков. На платообразных водоразделах имеются воронки. А в бортах троговых долин ледником вскрыты горизонтальные, как правило, восходящие пещерные ходы.
Утро ясное и теплое, и после неспешного завтрака - дневка, как ни как, отправляемся на покорение двуглавой известняковой вершины, замеченной нами вчера.
Почти сразу за лагерем пересекаем речушку. Переправа проходит по толстенному бревну. Поражают огромнейшие по величине отдельных растений заросли ревеня.
Идем без тропы. По-прежнему главное препятствие - заросшие высоким мхом курумники. Ставишь ногу и не знаешь, что под ковром мха: пустота или надежный камень. Главное подспорье - наши посохи.
Когда выходим из зоны леса, начинается сильный ветер, и в отдалении собираются грозовые тучи. Тем не менее, успешно выходим на вершину. Под ногами сильно раскарстованый известняк. На вершине из плоских камней сложено обо. Думается, что это именно обо, а не тур.
Оборачиваюсь, и вижу, что Наташка делает мне какие-то знаки. И тут же в полуметре ниже ее вижу голову маралухи с большими лопоухими ушами. Ветер дует от нее на нас, и она нас не слышит и не чует. Выхватываю фотоаппарат. Боковым зрением олень замечает мое движение и вскакивает. Все же успеваю сделать два снимка. Потом, смеясь, говорю Наташе, что надо было прыгать на маралуху верхом и скакать, держась за уши.
Ветер все усиливается, и мы начинаем спуск.
Возвращение в лагерь проходит размеренно и без приключений. Оставшуюся часть дня и вечера отдыхаем. Наташа еще раз перебирает продукты.

Описание участка маршрута от озера Хара-Нур до начала сплава по реке Додот
Вдоль озера - обед и купание - на перевал - ледниковый рельеф - туман - ошибочный путь - брод - в долине Додота.
День следующий: 2 августа 1995 г. Пытаемся встать пораньше. Удается это плоховато. Накануне, как и всегда, хотелось посидеть у костра, поговорить в палатке. Тем не менее, часиков в 11 выходим.
Еще чувствуется в лесу утренняя свежесть, и не полностью высохла роса. Тропа отходит от озера и поднимается на террасу, которая выше уреза метров эдак на двести. С одной стороны, не очень приятно набирать высоту, с другой стороны, зря люди в гору не пойдут, наверное, тропа обходит какие-то препятствия. Во всяком случае, лишь каждое третье поле курумников мы вынуждены пересечь, остальные же попросту обходим сверху.
Но в конце концов тропа теряется, и срабатывает инстинкт, требующий идти кратчайшим путем - мы вновь спускаемся к озеру.
К воде вышли в районе "пятки". Места очень красивые: заливы, многочисленные поросшие кедрачем острова. Живописно, хотя и нет того простора чистой воды, который был в районе нашей дневки.
Почти в конце озера останавливаемся на обед. Пользуясь жаркой погодой, купаюсь. А после перекуса начинаем плавный, едва заметный подъем от озера к перевалу.
Сразу же выходим на магистральную тропу. Ландшафт очень своеобразен: заболоченные котловины, озера, гривки с разлапистыми кедрами. Тропа в основном идет по наиболее высоким местам.
На одном из озер фотографирую с телевиком уток.
Погода портится. Начинается гроза, которую мы удачно пережидаем под кронами кедров на небольшой гривке. Дождь сильнейший, однако, мы почти сухие. Но вечереет, поэтому не дожидаясь окончания дождя, трогаемся в путь.
Перевальное седло сглаженное и незаметное. Как-то вдруг просто чувствуешь, что начинается не пологий подъем, а почти незаметный спуск.
Выровненное перевальное плато заболочено. Хотя идет дождь, тропа не сильно раскисла. На болоте, метрах эдак в 30-40 впереди видим пасущегося оленя. Он нас замечает почти тогда же когда и мы его, однако настолько удивлен, что в его владениях появились люди, что убегает лишь секунд через десять.
Постепенно от заболоченного перевала вновь попадаем в зону ландшафта моренных отложений, озер и холмов, сложенных аллювием талых ледниковых вод. Местами, по гривкам, старая гарь. Тропа читается легко.
На высокой, заросшей ягелем террасе первого правого притока Додота находим следы старого кострища. Спускаемся к притоку и форсируем его в брод. Ширина - метров 20, глубина - по середину голени.
После дождя опускается густой туман. Все мокрое, холодное. Вокруг кочка на кочке. Тропа теряется. Однако удается метрах в 100 от брода найти место для палатки. Место маленькое и уютное. Стоим почти на границе леса. Мы в долине, в лесу, где вместо травы карликовая березка. А чуть выше на склонах уже только мох да камень.
Не смотря на дождь, туман и сырость, удается найти изумительные дрова - толстые ветви упавшего кедра, сухие и легко ломающиеся от удара обухом топора. Разводим костер и устраиваем просушку.
Уже в темноте Наташа снимает линзы.
Все затянуто туманом. Спится хорошо и очень спокойно.

3 августа 1995 г.
Встаем рано. Светит солнышко. Легко находим потерянную накануне тропу и после завтрака отправляемся в путь.
Тропа великолепная, но настораживает тот факт, что перед вторым правым притоком она начинает забирать круто к востоку и подниматься на склон. По карте можно предположить, что это тропа к верховьям Ии, но там она показана на противоположной стороне притока. Сперва надеемся, что тропа просто обходит какое-то препятствие, но затем резонно предполагаем, что всяко короче будет спуститься к реке и перебродить, чем делать крюк. И так по моим подсчетам мы сделали лишних километра 3.
По заросшему курумнику спускаемся к реке. Река бурная. Сделав маленькую разведку, находим место, приемлемое для брода. Вероятно, тропа вела к более легкой переправе.
Течение очень сильное. Неглубоко, однако с трудом удерживаемся на ногах. Бродим в тени камней. Сперва я переношу рюкзак, затем возвращаюсь за фотоаппаратами. Налегке идти гораздо труднее. Сила воды буквально выносит ноги.
Выходим на тропу и по ней топаем в сторону Додота. Вновь лишние 2-3 километра. Наконец впереди широкая солнечная долина с карликовой березкой и небольшими островками лиственницы.
Магистральная тропа идет вдали от русла Додота. Иногда так далеко (в 1-1,5 километрах), что мы пытаемся искать береговую тропу. Она, как правило, есть, но гораздо хуже, чем магистральная.
У третьего брода встаем на обед. В принципе, можно плыть, но Додот распадается иногда на мелкие протоки. Решаем еще пройти. Жарко, уйма мошки. Идти тяжело. Особенно в те моменты, когда теряется тропа и приходится топать напрямик через метровой глубины подушки мха и карликовую березку.
Изрядно вымотавшись, решаем вставать и назавтра строить катамаран.
Место для ночлега получается сухое, просторное, но уж больно видимое со всех сторон. Решаем не обращать на это внимание и ставить палатку.
Пока Наташа занимается ужином, делаю небольшую разведку. Мы стоим метрах в 50 от магистральной тропы. Хорошая лиственница для постройки катамарана есть.
В сумерках мошка исчезает. Вот и закончился главный пеший переход.

Описание сплава по реке Додот
Постройка катамарана - через мели - среди торфяных болот - маралы и косули - ночлег на краю трясины - избушка напротив озер Узун-Булык-Холь - через шиверы и пороги - вынужденная дневка - окончание сплава.
Наконец-то сегодня, 4 августа 1995 года, завершится пеший переход и начнется сплав!
С утра, пока Наташка стряпает, я отправляюсь рубить лиственницы для постройки катамарана. То ли сказались пешие переходы, то ли просто самочувствие неважное, но работаю очень медленно. Но у любой работы есть как начало, так и конец, и, в конце концов, притаскиваю к костру полуошкуреные стволы. Наташа подключается к их остругиванию.
Много неприятностей доставляют комары и мошки. Действуют они поочередно. Когда есть комары, мошек нет, и наоборот. Но дым их все ж отпугивает.
И работа худо-бедно движется. Катамаран делаем узким, учтя прошлогодний опыт, много внимания уделяем клапанам. Духота стоит жуткая.
На обед пробуем израильский луковый суп и шоколад. Получается совсем не плохо. Малокаллорийность одного добавляется питательностью другого.
После обеда накачиваем гондолы и сворачиваем лагерь.
Не зря целый день стояла жара и духота. Чувствовалось, что будет гроза. И мы не ошиблись. Поэтому с началом сплава пришлось погодить.
Сидим под дождем, накрывшись полиэтиленом. Катамаран зачален возле берега. Наконец дождь прекращается, и начинаем загрузку. Из-за того, что накачивали гондолы на жаре, после пребывания в холодной воде они изрядно приспустили.
Смотрим на часы. Время 18-30. Отплываем, и тут же зачаливаемся на галечном мысу, на противоположном берегу, дабы поддуть баллоны.
До чего же хорошо плыть. Додот достаточно глубок. Скорость километров 6-7 в час. Гребем только для того, что бы оставаться на самой стремнине.
Но примерно через 3 километра лафа кончается. Река разливается, разбивается на множество водотоков. В русле уйма камней. Длинная нудная шивера. Метров 400 буквально протаскиваем наше судно. После дневной жары и дождя вода кажется особенно холодной. Надеемся, что завтра, после впадения трех притоков, плыть станет легче.
На ночлег встаем около 20 часов, в группе елей на излучине. Вечер очень холодный. Ясно. Над болотами полосами ложится туман. Наталья безуспешно пытается рыбачить.
5 августа 1995 г.
Река потихоньку расширяется. Перед впадением большого левого притока вновь шивера. Затем река входит в огромное торфяное болото. На севере время от времени видны скалистые массивы Дургомжинских гольцов.
Течения почти нет. Вода глубокая и черная. Обилие непуганых оленей. Удается сделать несколько фотографий.
В месте, где слева ближе к воде подходят горки, нас облаял косуль.
Болото и болото. Время идет, а найти что-нибудь приемлемое для лагеря не удается. Зачаливаем то на одно берегу, то на другом, но всюду кочки и вода. Наконец находим огромный торфяной холм на краю трясины. Здесь и разбиваем лагерь.
Надеемся, что вчерашний дождь достаточно промочил торф и костер развести достаточно безопасно. Тем более что огонь зажигаем на старом кострище.
Очень спокойная ночевка, благодаря тому, что подойти к нам ни с какой стороны совершенно не возможно.
6 августа 1995 г.
Утром балуемся кофейком и отплываем. Река по-прежнему петляет по болоту, но перед горкой, что на правом берегу, напротив озера Узун-Балык-Холь, неожиданно влетаем в шиверу. На одном из валов окатывает с головой.
У окончания шиверы на правом берегу охотничья избушка.
Здесь выходим на берег, дабы слегка разведать путь. Здесь на участке 2-3 километров река промыла путь в холмах древних морен. Почти непрерывные шиверы. Явно выделяются три слива. На одном из них река стискивается берегами до 10 метров. За сливом стоячие валы высотой метра в полтора.
Затем следует неприятный участок с огромными валунами в русле. Вроде бы и не очень сложно, но достаточно опасно.
Идем с разведкой. Достаточно сложный слалом.
И все-таки плыть среди камней лучше, чем среди мелей. Но за участками порогов следует расширение долины. Додот разбивается на протоки. Начинается дождь. Пристаем пообедать.
Под старой лиственницей достаточно сухо. А когда над костром натягиваем тент, становится совсем уютно. Окончание обеда совпадает с уменьшением дождя. И под редкими каплями мы отплываем.
Дождь то прекращается вовсе, то начинает лить с новой силой. Додот входит в узкую часть своей долины. Болота закончились. Но закончились и глубокие участки. Несколько раз приходится выпрыгивать в воду.
В сумерках входим в сильную шиверу и в небольшом улове чалимся у высокого левого берега. По-прежнему все заросло карликовой березкой, но днем встретились первые рослые, настоящие березы.
Ставим лагерь. Валим сушины и разводим большой костер. Над палаткой натягиваем тент с большим тамбуром.
Ночью вновь то и дело идет дождь.
7 августа 1995 г.
Перед рассветом дождь усиливается. Все затягивается то ли туманом, то ли низкими облаками. Красиво, но очень сыро.
Завтракаем и заваливаемся спать. Обедаем, не выходя из палатки, а вечером дождь на время прекращается, и мы долго сидим у костра.
Около ручейка находим очень интересные цветы и фотографируем их. При ближайшем рассмотрении цветы оказываются хорошо известным кипреем, но особой, угнетенной тундровой формой. Вместо метелки соцветия на каждом стебле лишь один-два цветка.
Первый день, целиком потерянный из-за дождя.
8 августа 1995 г.
Утро пасмурное, но без дождя. Разведываем окончание шиверы, которая метров на 300 тянется ниже места ночевки. Мерзко!
Придется почти сто метров тащить катамаран. Слава богу, что не придется разгружать и проносить посуху. Обойдемся проводкой.
Лезем в воду. Тянем, толкаем, местами гребем и вновь тянем и толкаем.
За шиверами идут долгие и нудные меандры. Река широкая и глубокая. Течения почти нет.
Достаточно точно определяемся по карте. Около 14 часов зачаливаемся. Здесь вновь начнется пеший этап нашей одиссеи.
Место для палатки находим не сразу. Но, в конце концов, выбранная площадка достаточно удобна и укромна. Разбираем и раскладываем для просушки катамаран.
Наташа готовит ужин, а я иду на поиски тропы через перевал. Примерно в полукилометре от лагеря выхожу на магистральную тропу вдоль Додота. Затем подбираю место, где спрячем груз, и начинаю подъем к перевалу. Вновь холмы моренных и водно-ледниковых отложений чередуются с множеством озер, заполнивших котловины между холмами. Нахожу тропу, ведущую в сторону Кара-Бурени и, маркируя ее, возвращаюсь на магистральную тропу и в лагерь.
Забираю Наташу, и идем за шишками. Набираем полный пакет. Шишки не совсем спелые, но вполне съедобные.

Описание радиального выхода на Додотские водопады
Мы прячем вещи - по тропе межреспубликанского значения - лоси и маралы - ночлег на берегу Чангыз-Амы - через согру - по черневой тайге - вновь туман - через старые морены - водопады - дождь и фотосъемка - обратный путь - отдых в лагере.
Радиальный выход на Додотские водопады - это своего рода поход в походе. С легкими рюкзаками, в которых, акромя лагерного снаряжения, лишь продукты на 5-6 дней, мы пройдем до Додотской трубы и вернемся сюда же, где был завершен сплав.
9 августа 1995 г.
Прячем вещи и в 14 часов выходим к Додотским водопадам. Хорошо набитая тропа идет по заросшим мхом, а местами и карликовой березкой старым ледниковым отложениям. Тропа проложена так, что спуски и подъемы минимальны. То идешь по дну лощин, огибая холмы, то по гребням.
Растительность - листвиннечное редколесье. Иногда встречаются заросли голубики. К сожалению, ягода еще почти не спелая.
Пару раз встречаем остатки лагерей геодезистов и места стоянок тувинцев - каркасы чумов.
Идем по правому берегу Додота, как правило, километрах в полутора-двух от берега.
Погода пасмурная. Временами порывистый ветер. Изредка начинает моросить дождь, но тут же заканчивается, а минут через 20-30 все повторяется.
У первого правого притока Додота - реки Коктюк-Хем - встаем на обед. Здесь заканчиваются отложения древнего ледника. Прямо поперек тропы натягиваем тросик и готовим. До Додота здесь метров 100. Видно, как в полукилометре он уходит вправо. Там видно начало каньона - обрывистые скалы левого берега.
После обеда вброд пересекаем Коктюк-Хем, и тропа уводит нас вновь от Додота, обходя большой курумник. Но все равно слышен рев воды на порогах. Шумит очень сильно, и мы решаем посмотреть. Оставляем рюкзаки слева от тропы и идем через глыбы курумника к Додоту. Выходим к воде около развалившейся охотничьей избушки.
Прямо за ней серьезный порог с водопадным полутораметровым сливом (Порог Убивец?). По привычке оцениваем возможность его прохождения, намечаем линию движения катамарана. Возвращаясь, набираем дикий лук, немножко пасемся на полуспелых голубичниках.
Начинается дождь. Сперва моросящий, затем довольно сильный. Берем рюкзаки и продолжаем путь по тропе. Тропа хорошая. Успешно обводит и курумники и болота. А льет все сильнее. Немного тревожно, что тропа все время забирает вправо, уводя все дальше от реки.
Если судить по карте, мы не далеко от крупного правого притока Додота реки Чангыз-Амы. По ее правому берегу показана тропа, ведущая к перевалу на Кара-Бурень. Что если тропа к перевалу идет по обоим берегам? Сомнения гложут на столько, что делаем маленькую разведку, правда, не приносящую плодов, и идем по тропе дальше. Оказывается, все в порядке. Тропа просто обходит огромное болото. И по его краю вновь поворачивает к Додоту.
На болоте пасутся лосиха с лосенком. Достаточно близко, чтобы хорошо их рассмотреть, но достаточно далеко, чтобы сделать хороший снимок.
За болотом следует гривка с роскошным кедрачом. Сразу после болота, в кустарнике и высокотравье тропа теряется и разбегается на гривке десятком ответвлений. Кедрач расположен прямо на берегу Чангыз-Амы.
Метрах в 15 от нас пасется роскошный марал с огромными рогами. Из-за дождя и ветра, дующего на нас, он нас не чует и не слышит. Тихонько достаю фотоаппарат, ставлю телеобъектив. Но, увы! Олень прыжками уходит от нас за реку.
Так как уже начинает смеркаться, а дождь все не прекращается, решаем встать здесь на ночлег. Тем более что под большими кедрами мы будем хорошо от ненастья защищены.
На тропе мы набрали уйму грибов - маслят и немножко подберезовиков и подосиновиков. Решаем устроить себе достойный ужин. И добавить к обычному рациону грибное жарево и блинчики.
С расщепленного упавшего кедра набираем сухих дров.
10 августа 1995 г.
Утро ясное и прохладное. Лезть в воду неохота, и реку мы форсируем по упавшему бревну. Надежда обнаружить тропу на противоположном берегу не оправдалась. Ломимся через бурелом, кусты, высокотравье.
Перед Чангыз-Амой зона лиственничного редколесья незаметно сменилась кедровой тайгой. Хотя, на открытых местах по-прежнему карликовая ива и карликовая березка.
Вдоль реки лентой тянется тайга, которая метров через 500-700 сменяется заболоченным открытым пространством с буграми мха, ручьями и непролазным карликовым кустарником. В целом ландшафт идеально отвечает определению "согра".
Пересекаем сию "поляну" и на аллювиальной гривке находим тропу.
Пойма Додота расширяется. Само русло врезано достаточно глубоко и ограничено береговым валом, затем следует широкая и относительно ровная центральная пойма. По ней и проложена тропа.
Дальняя от реки притерассовая часть поймы слегка понижается, и здесь стоят озера с заболоченными берегами. Тропа идет между рекой и самым краем этих болот. Тем не менее, тропа часто залита водой, и ноги мокрые.
Долина все расширяется. Путь ровный, без сильных подъемов и спусков. Поэтому идем ходко. Но, не смотря на легкие рюкзаки, плечи сильно устают.
Дождя нет, но низкая облачность, а во второй половине дня, ближе к вечеру, туман. Ориентирование затруднено. Понятно, что находимся в долине Додота, и понятно, что уже весьма близки к водопадам, но точное местоположение определить затруднительно.
Встаем на ночлег около старого кострища. Здесь много дров. После ужина печем шишки. На тропе несколько раз видели старый медвежий помет, поэтому всю ночь поддерживаю костер.
11 августа 1995 г.
Утром слегка прояснивает, и я определяю наше положение, взяв азимут на характерную вершину 1921 с пологим северным и крутым южным склоном. До водопадов остается совсем немного.
Выходим в путь. "Магистральная" тропа отходит вправо, на запад. Тропа, продолжающаяся в нужном нам направлении, выходит на холмы водно-ледникового аллювия и теряется. Решаю выходить по компасу на Додот и далее идти вдоль него по наверняка существующей береговой тропе.
Следует утомительный переход по заболоченному березняку и вот он, Додот. Вновь моросит дождь. Идем вдоль берега.
Береговая тропа то и дело теряется. Пересекаем небольшой приток и выходим на поросшую хвощом поляну. Здесь, у впервые встреченных за поход небольших пихточек, решаем оставить рюкзаки и далее отправиться налегке. По нашим предположениям, до водопадов осталось вряд ли более 1-2 километров.
На деле вход в Додотскую трубу оказался от того места, где мы оставили мешки, менее чем в километре.
Широкий и спокойный Додот рассекается на двое островом, круто поворачивает направо и двумя каскадными водопадами, с обеих сторон от острова падает в ущелье с более чем 30-метровыми стенами. Суммарная высота каскадов 12-15 метров. Зрелище фантастическое, любоваться которым нам не мешает все усиливающийся дождь. По правому берегу вдоль "трубы" хорошая тропа, с ответвлениями, выводящими на шикарные обзорные точки.

          

Фотографируем и фотографируем. Рев воды. Белая пена. Туман водяной пыли над падающей массой воды.
Гуляем мы часа три. Гуляли бы и более, да все усиливающийся дождь делает фотосъемку весьма затруднительной. Фотокофры мокры насквозь. Эдак и аппаратура может промокнуть.
Возвращаемся к месту, где оставлены рюкзаки. Здесь же решаем оборудовать лагерь. Наталья начинает чистить грибы, а я рублю пихтовые ветки и расчищаю место под палатку.
К вечеру дождь стихает и опускается туман. Под кедрами сухо.
12 августа 1995 г.
Утро свежее и ясное. Чистейшее голубое небо. Такую бы погоду нам вчера! Но надо топать обратно. Судя по тому, что нам рассказывали, самый сложный участок пути - сплав по Уде - еще впереди, и лучше будет выйти на него с запасом времени. Около 12 дня выходим в обратный путь. Решаем идти береговой тропой. Сложно сказать, ошибкой ли это было или правильным решением. Тропа ужасная, практически ее нет. Завалы бурелома, кусты. Но, тем не менее, никаких проблем с ориентированием. Решаем подняться на верхнюю тропу там, где коренной берег близко подойдет к реке. По расчетам, это случится недалеко от места нашего предыдущего ночлега.
Перед подъемом делаем маленький перекус концентратами соков.
Подъем получается достаточно мерзким и утомительным из-за сильного уклона и глубокого мха. Тем не менее, мы на террасе и на "магистральной" тропе. Теперь уже механическое топанье, прерывающееся изредка поиском дороги в тех случаях, когда тропа расходится или теряется. На ночлег становимся километрах в четырех не доходя до Чангыз-Амы, на краю болота.
Ночь светлая. Полная луна светит, как хорошая лампа.
13 августа 1995 г.
Менее чем за час выходим на открытое пространство перед Чангыз-Амой. Вновь пробираться через заболоченный кустарник неохота, поэтому продолжаем идти по тропе в сторону перевала к Кара-Бурени. Около остатков стойбища в нужном нам направлении видно, что можно пройти по моховым полянам, не углубляясь в кусты. Что и делаем. Спустя полчаса сидим на берегу Чангыз-Амы и пьем сок. Вышли удачно, рядом с бревном, по которому по пути сюда мы переходили реку.
Сомнения, что легко найдем тропу, оказались напрасными. При ясной погоде и днем это, оказалось, сделать очень легко.
Идется очень хорошо и быстро. Единственное, что мешает - обилие мошкары и ноющие от рюкзака плечи. Обедаем, чуть не доходя Коктюк-Хема, где мы обедали по пути сюда, на самом берегу Додота, в районе разрушенной избушки.
Чтобы восстановить силы, я купаюсь. Погода отличная, ясная, теплая. Но усталость ходового дня дает себя знать. Уже близко от того места, где спрятаны катамаран и продукты, мы теряем тропу, и приходится идти не самым выгодным образом. Явно поднимаемся и спускаемся чаще, чем когда шли правильно.
Неожиданно выходим на группу маралух. Олени совсем не пугливые. Даже на мой крик реагируют не страхом, а любопытством. Делаю удачную фотографию.
Еще совсем засветло приходим к месту, где на берегу Додота завершился наш сплав. Вытряхиваем мешки и тут же идем за спрятанным. Все наши вещи на месте, правда, весьма отсырели. Ставим палатку, сушимся, собираем и печем шишки, моемся. На закате много фотографируем.
14 августа 1995 г.
Стихийно получается дневка. Отъедаемся, еще разок отмываемся, снова отъедаемся, щелкаем кедровые орешки, чиним кеды. На солнышке великолепно просушиваем гондолы катамарана.

Описание перевала из долины Додота на реку Кара-Бурень
Вновь со всем грузом - тропа ведет не туда - кедры на краю болота - озеро с гусями - брод через Кара-Бурень.
Прекрасным ясным утром 15 августа 1995 года укладываем все наше имущество в рюкзаки и начинаем подъем к перевалу на Кара-Бурень.
Идем по той тропе, которую я слегка разведал и пометил в день окончания сплава. Идется достаточно легко, хотя жарковато и много мошки, особенно там, где в затененных местах растет карликовая березка.
Довольно много времени тратим на поедание голубики, а местами и жимолости.
Тропа потихоньку поднимается на склон горки 1886. Седло ниже нас. Напротив, на западе хорошо просматривается весь склон вершинки 1958. А тропа, продолжая подъем, потихоньку забирает все восточнее.
Постепенно становится ясно, что наша дорога ведет не кратчайшим путем к Кара-Бурени, а потихоньку уводит в ее верховья. Впрочем, основная тропа и на карте показана не на нашем склоне, а на противоположном. Но не хотелось делать крюк.
Пересекаем небольшой ручей. Тропа окончательно повернула на восток. Решаем плюнуть на нее и идти на седло.
Начинаем спуск. Из-за замшелого курумника спуск не только труден, но и опасен. Судя по времени, пора обедать.
Останавливаемся на курумнике, где хорошо слышен текущий под ним ручей. Находим расщелину, доходящую до воды, и начерпываем котелки.
Вокруг сплошная сушь, и поэтому костер разводим в печурке, сложенной на курумнике из камней.
После перекуса продолжаем спуск. Выходим к ручью, обозначенному на нашей карте. Южный берег его, тот на котором мы находимся, обрывистый. Пройдя чуть в сторону, находим крутой задернованный спуск к воде. Полу сходим, полу съезжаем. Брод и тут же подъем на противоположный берег. Выходим на ребро и продолжаем спуск к седлу.
Все надеюсь увидеть остатки Госграницы, ведь Тыва присоединилась к СССР уже после Великой Отечественной войны. Но тщетно. Ни остатков колючки, ни бараков, ничего.
Вот мы и достигли ровного перевального плато. На востоке серебрится вода болота и озера, упирающегося в округлую, заросшую кедрачем горку. На карте ее нет, и сперва я принимаю эту горку за ту, что нарисована у нас перед самой Кара-Буренью. Однако маленькие размеры нашей горки несопоставимы с той, что на карте, и мы понимаем, что ее размеры оказались малы для карты. Горка стала жертвой генерализации.
О переходе на западный борт седла не может быть и речи - седло заболочено. Похоже, что болото глубокое, с трясиной. Продолжаем идти на север вдоль подошвы горы 1886.
Вечереет. С небольшого кедра набираем шишки. Вновь появляется хорошая тропа, идущая в нужном нам направлении. На сухих гривках остатки стойбищ.
По тропе быстро доходим до красивейшего озера. Ясно, что до Кара-Бурени рукой подать. Но на курумнике, окаймляющем озеро с юга, тропа вновь теряется. На озере есть небольшой островок. Правее его плавает стайка гусей.
Решаем, что забирать восточнее нет смысла: нужно выходить на тропу. Идем вдоль озера на запад. Лес, растущий вдоль озера, кончается и начинается торфяное болото. Тем не менее, успешно пересекаем его. Однако дает себя чувствовать усталость.
По утрам я иду более бодро. К вечеру же Наташка явно начинает меня обгонять. Через каждые 15-20 минут сажусь отдыхать.
Ну, вот и тропа. Хорошая, набитая, явно "магистральная". Топаем по ней к Кара-Бурени. На заболоченных участках тропа теряется, на гривках появляется вновь. Уже хорошо слышен шум реки. Ну, вот и Кара-Бурень.
Речка в самых глубоких местах по колено. Ширина метров 15-20. Но вроде плыть можно. Тем более что, судя по карте, через три-четыре километра слева и справа придут крупные притоки.
Перебредаем на правый берег и встаем. Уйма мошки, поэтому в первую очередь разводим костер. В темноте уже ужинаем, жарим и едим шишки.

Описание сплава по реке Кара-Бурень
Строим судно - начало сплава - завалы и головная боль - экскурсия на каскад водопадов - завалов стало меньше, шивер больше - ночевка в охотничьей избушке - заимка Крестик - каньон - проливной дождь - ночевка в устье Кара-Бурени.
Итак, сегодня, 16 августа 1995 года, начнется наш сплав. Кара-Бурень приведет нас к Уде, а та - к Нижнеудинску. Сплав будет долгий, сложный. Теперь до окончания похода катамаран разбирать не придется. Поэтому строить его будем широким, крепким. Для поперечин выбираю толстую сухую ель. Ошкуриваем жерди, вяжем раму, готовим спасжилеты.
За работой проходит большая часть дня. После обеда спускаем судно на воду, привязываем рюкзаки и трогаемся в путь.
Весь сплав условно можно разделить на следующие 4 участка:
1. Начало сплава - р. Дургомжа. Кара-Бурень представляет собой горно-таежную реку, на которой сплошная шивера с несколькими небольшими порогами. Река очень извилиста, ширина от 10 до 50 метров, глубина до 1 м, скорость течения 15 - 20 км/час. Прохождение этого участка требует владения слаломной техникой.
2. р. Дургомжа - р. Кармахой. Из препятствий следует отметить две шиверы через 1 и 3 км от устья р. Дургомхи соответственно; несколько довольно сложных прижимов, большое количество нависающих деревьев.
3. р. Кармахой - р. Шуныг-Ой. На этом участке сосредоточены основные препятствия Кара-Бурени: пороги "Карнахойский" и "Ганджорский", а также ряд мощных шивер. Порог "Карнахойский" - ориентиры: расположен в 700 метрах ниже устьев ручьев Верх. Урдыг и Карнахой. Река в этом месте делится большим островом на две протоки, правая - мелкая. Порог длиной 1 км расположен в левой протоке, начинается широкой и мелкой шиверой, просмотр по левому берегу. До следующего препятствия два переката.
Порог "Ганджорский" - самое сложное препятствие на Кара-Бурени, река, прорезав небольшой хребет, течет в каньоне. Длина порога 1,5 км, ширина реки 10 - 50 м, скорость течения до 5 км/час. Порог начинается мощной шиверой. Основная масса воды идет у правого берега и на выходе разбивается об огромный обломок скалы. Большая часть потока идет слева от скалы - это первая ступень порога, находящаяся на плавном левом повороте; вдоль левого берега коса из крупных валунов. После обломка река представляет собой мощную шиверу на левом повороте реки - это вторая ступень длиной 300 м. Далее следует третий участок - поворот направо почти под прямым углом, вся масса воды бьет в скалы у левого берега, перед которым гряда камней и плит, затем следует прямой участок без препятствий в красивом каньоне. Осмотр порога по левому берегу. После "Ганджорского" до устья р. Шуных-Ой следует ряд мощных шивер.
4. р. Шуныг-Ой - пос. Алыгджер. Самый спокойный, безопасный и красивый участок на Кара-Бурени. За 10 км до впадения в Уду долина реки резко расширяется, берега реки становятся низкими. Перед устьем появляются протоки.
Итак, начинаем сплав.
Уклон реки большой. Камней уйма. Катамаран постоянно скребет гондолами. Наиболее крупные валуны пропускаем между гондолами. Примерно через километр реку перегораживает завал. Чалимся, отвязываем рюкзаки, переносим, затем несем катамаран. Вновь увязываем груз. Пятьсот метров сплава - и новый завал. На этот раз бревна перегородили русло на протяжении метров двухсот. Пока переносим мешки, намечаем путь транспортировки судна.
Где боком, где пригибая кусты, несем нашего верблюдика к чистой воде. Вновь плывем. Обнос был очень тяжелым.
Наталька жалуется, что болит голова. Настроение у нее паршивое. Поэтому, проплыв от места постройки километров шесть, встаем на ночлег.
Места изумительные. Толстенный слой мха - мягкая постель. Кедры. Неторопливая маленькая река с черной водой омутов под скальным обрывом, на котором, на правом берегу, мы поставили лагерь.
На противоположном берегу виден большой и очень красивый водопад. Решаем сходить к нему завтра.
Если дальше завалов не будет, плыть вполне можно - река после двух притоков стала вполне сплавной.
Вечером и ночью чуть моросит дождь.
17 августа 1995 г.
Утро прохладное и совершенно ясное. После завтрака и загрузки катамарана переправляемся на противоположный берег, привязываем нашего верблюдика и идем в сторону водопада.
Первые несколько сот метров очень трудны - сплошной бурелом. Затем выходим на сухое галечное русло и по нему уже без проблем движемся на шум падающей воды.
Постепенно под ногами начинает появляться ручеек.
Постоянно попадаются окатанные водой коряги и большие валуны.
Вот и первый каскад. Высота падения метров в шесть, но по берегам непроходы. Начинаем лазание по скалам. Здесь же делаем первые фотографии. Затем следует почти горизонтальный участок и за ним каскад падающей воды высотой метров в 15.

          

Мощнейший, красивый водопад. Уступ с отрицательным уклоном, а под ним озеро. Фотографируем и купаемся. В лоб подняться невозможно, и мы, оставляя водопад, левее поднимаемся по крутому задернованному кулуару. Подъем сложности не представляет. Единственно, не нужно стоять друг под другом, так как сход камней вполне реален. В верховьях кулуара поворачиваем влево и поднимаемся на его борт. Здесь скалки, но простые.
Крутой, поросший кедром склон, и мы вновь на краю водопадной долины. Прямо под нами, играя радугой, срывается вниз поток того каскада, который мы обошли. Впереди же открывается новый каскад, тот самый, который мы заметили от места нашего ночлега. Здесь вода падает с высоты не менее 30 метров. С обеих сторон от водопада отвесные выветренные скалы. Для подъема нужно искать обход. Фотографируем и решаем, что будем возвращаться к Кара-Бурени и продолжать сплав, тем более что где-то близко гремит гром, а небо начинает затягиваться.
Выходим к катамарану, еще раз проверяем крепление рюкзаков и отплываем.
Течение небыстрое. Река глубокая. Одна беда - завалы. К счастью для нас, удается их миновать без обносов. Где перетаскиваем груженое судно через одно-два бревна, где подрубаем ветви, где проводим катамаран, подняв и пронося одну из гондол на руках.
Завалы следуют через 300-500 метров. Счет им давно потерян. На очередном допускаем небрежность, и катамаран ставит течением на бок, вытолкнув одну гондолу на бревна, вторую же подминая под воду. К счастью, для переворота не хватает глубины и ширины прохода.
Постепенно долина расширяется. Здесь начинаются шиверы и разбои. Сложностей нет. Валы не более метра высотой, однако, множество камней и малая глубина. Спасает большой уклон.
Оборачиваясь назад и рассматривая только что пройденный перекат, поражаешься, что можно плыть: вроде одни камни. Когда смотришь на реку с катамарана, они прикрыты набегающей водой. При взгляде против течения все каменюки на виду.
С каждым притоком река набирает силу. Отрадно, что кончились завалы.
Во второй половине дня погода портится. То и дело идет дождь. То справа, то слева гремит гром, но гроза пока нас не накрывает.
Раз или два приходится соскакивать в воду и протаскивать наше судно метров по 100 из-за мелей в разбоях.
Еще в прошлом году, на Усе, мы прорвали одну из оболочек гондол. На Додоте я поставил на дыру заплату. Сейчас заплату вырвало и из дыры лезет грыжа баллона. Заваливаем верблюда на бок и через дыру пропихиваем внутрь гондолы капроновую тряпку, чтобы хоть как-то предохранить надувной баллон.
Погода же все ухудшается. Сильного дождя нет, однако он начинает идти без перерыва. Опускается то ли туман, то ли низкие облака. Из-за этого темнеет, хотя до естественной темноты времени достаточно.
Общее ощущение холода и сырости. Сама собой появляется мысль об избушке. Как бы она была кстати!
И вот: у начала расширения долины вижу крышу. Срочно зачаливаем. И, правда - изба! Но без окон, без дверей и без печки. А место изумительное. Совершенно ровная, поросшая мхом пойма с лиственничным парковым лесом. И, о чудо! в лесу, чуть в стороне от реки, еще одна изба!
Да какая! Высокая, срубленная из золотистых лиственничных стволов, с деревянным полом, нарами, столом, печкой. И самое удивительное, что очень чистая. Полы буквально выскоблены, поляна перед избой выметена. Рай, да и только!
Разгружаем катамаран. Вытаскиваем его подальше от воды и заселяем дом.
Я иду за дровами. Наташа начинает возиться с ужином. Находим старые журналы "Человек и закон" и заправленную керосиновую лампу.
После ужина я читаю, Наталья же набредает на заросли голубики, и так как дождь временно затих, отправляется на заготовки.
Вечером сидим в теплой избе. При свете. Читаем и едим голубику с сахаром. На улице же все затянуто туманом. Дождя нет. Там где должна быть луна - в тумане яркое пятно.
18 августа 1995 г.
Встаем относительно рано. По-прежнему все в тумане, который начинает серебриться на встающем солнце. Пока Заяц готовит завтрак, я занимаюсь ремонтом нашего верблюдика. Так как заплаты ставить нет смысла, решаю подложить внутрь гондолы половину пенополиуретанового коврика, закрыв им дыру. Слегка спускаю воздух из "больного" баллона и ставлю протектор.
Как оказалось, решение было очень удачным. До конца плавания забот с дырой у нас больше не было.
Грузимся и выходим в путь. Проходим впадение Сан-Гаса, Дургомжи, Кадыр-Оса, избушки Крестика.
Постоянно гремит гром. То и дело нас мочит дождь, затем сушит солнце. Радует, что больше нет завалов.
Очень интересны берега. Да по сторонам встают многометровые стены утесов, то прямо к воде выходят глыбы курумников. Река же набирает силу.
До Алыгджера по прикидкам остается километров 15. И тут Кара-Бурень поворачивает вправо и входит в каньон. Течение убыстряется. На всякий случай зачаливаемся в улове и просматриваем дальнейший путь. Впереди несколько навалов на стены, но порогов нет. Очень красивы черные с белыми прожилками стены каньона.
Плывем. Первый прижим проходим чисто, на втором налетаем на стену задней частью Наташкиного баллона. Мягкая корма хорошо амортизирует удар, и течение выносит нас на простор долины.
Очень интересное и красивое место!
Теперь река расширяется до 50-60 метров. По берегам избушки и тропы. Явно Алыгджер рядом. Становиться холодно. Несколько раз пристаем к берегу и разжигаем костер, что бы согреться.
Дождь усиливается, и мы решаем встать на ночлег. Чалимся у высокого берега. Махом разгружаем катамаран.
Выносим мешки наверх. Вытягиваем туда же судно. Пойма ровная, с кустами и полянами покосов.
Встаем в кустах. Один тент натягиваем над палаткой, второй над костром. Не смотря на дождь, устраиваемся вполне комфортно.
После ужина, когда дождь кончился, я чуть-чуть прогуливаюсь по окрестностям.
Рядом нахожу избушку, но не очень хорошую. Поэтому решаем оставаться в палатке. Пока еще светло, начинаю просматривать первый этап сплава по Уде, на которую мы выйдем завтра.
19 августа 1995 г.
Сегодня праздник. Наташкин день рождения. Вероятно, он будет встречен весьма достойно, если удастся подкупить продуктов. Пока же пасмурно и сыро. Течения почти нет, зато есть встречный ветер. Примерно через час непрерывной гребли среди островов и проток выходим на Уду.

Описание сплава по реке Уда на участке от устья Кара-Бурени до кордона Плиты
Первые километры по Уде - в Алыгджере - порог Красный Камень - день рождения Наташи - через пороги - порог Миллионный - Хадама - на месте гибели Валерия Грушина - граница Тофаларии - в гостях у С. Захарова - устье Огнита - дневка у кварцитовой скалы - водопады - "Колокольня" - на кордоне Плиты.
Широка и полноводна Уда. Течение неспешное. Левый берег - высокие горки, правый широкая пойма. Уже видны крыши домиков Алыгджера.

Доплыв почти до конца села, заходим в старицу и по ней вплываем к самому центру. Зачаливаемся около больницы. Наташа уходит на разведку, я же остаюсь караулить катамаран.
Разведка оказалась более чем удачной. Наташке рассказали, где магазин, а самое главное - снабдили медикаментами для линз.
До открытия магазина еще часа четыре. Решаем переплыть на противоположную сторону и пообедать.
Пока варится чай, начинается сильнейший дождь. Стоим полузащищенные ветками ивы у костра, мокнем и мерзнем. Видим, как к больнице, не смотря на дождь, прилетел маленький вертолетик - видимо, санрейс.
Дождь заканчивается и выглядывает солнышко. Сразу становится тепло. Вновь переправляемся на Алыгджерскую сторону, и Зайка отправляется за продуктами.
Я же сперва беседую с подошедшим тофом, затем с целой толпой ребятишек. От собеседников узнаю, что в те дни, когда мы были на Додотских водопадах, из-за сильных дождей на Уде случилось большое наводнение.
Интересную мысль высказали ребятишки, глядя на мой нож: "В городах с такими убийцы ходят". Представил их внутренний мир с привычной тайгой, где с ножами и карабинами ходят охотники и жуткими, известными по видикам городами с убийцами, полицейскими и ожившими мертвецами.
Подходит Наташка с рюкзаком продуктов. Она купила тушенку, сгущенку, сахар, домашнюю сметану, вафли в шоколаде.
Упаковываемся и отплываем. Река широкая и глубокая.
Чувствуется мощь воды. Почти сразу же следуют первые шиверы (ничего сложного) и на повороте налево порог Красный камень, получивший свое название из-за красноватого утеса на правом берегу. Напуганные лоцией и описанием, делаем разведку. Ничего сложного нет. Можно было с ходу идти.

Порог "Красный камень" (схема порога)
Как уже было сказано, своим названием порог обязан цвету утеса на правом берегу Уды. За утесом река круто поворачивает налево. В этом месте река перегорожена большим камнем. Проход между камнем и правым берегом, по основной струе. В пороге небольшие стоячие валы высотой до 0,7 метра, около самого правого берега небольшие водопадные сливы. За порогом хороший улов у правого берега.
Проходим порог и встаем чуть ниже на правом берегу у старого кострища. Идеальное место! Ровная площадка для палатки среди молодых лиственниц, стол, хорошее кострище.
Начинаем готовить праздничный ужин.
Наедаемся до отвала, напиваемся чаю и идем смотреть окрестности. Пойма широкая. На первой пойменной террасе сенокос. На склонах борта поймы, на курумниках, заросли красной и черной смородины.
Возвращаемся в лагерь. Еще пьем чай и еще едим.
20 августа 1995 г.
С утра сильный туман. Очень красиво, с восходом солнца смотрится лес на противоположном берегу Уды и утес "Красный камень". Делаю несколько фотографий.
Пока готовим завтрак и сворачиваем лагерь, туман рассеивается. Небо голубое, с легкими кучевыми облаками.
Плавание получается приятным и несложным, хотя сегодня нам предстоит пройти почти все пороги, и, как надеемся, дойти до устья Нерхи.
Идем неторопливо. Времени до конца похода вполне достаточно, поэтому решаем, что отныне, если все нормально, на ночлег будем вставать в интервале от 17 до 19 часов.
Порог "Три бандита" (схема порога)
Через полтора километра после отплытия следует порог "Три бандита". Порог назван так за три огромных камня в русле потока - два по берегам, один в русле. Поток делится на две части, огибая этот камень с обеих сторон. Главный поток идет справа от центрального камня. Здесь стоят валы до одного метра высотой. Идем без разведки, так как препятствие хорошо просматривается с воды. Управлять катамараном практически не приходится, вода сама выносит, куда нужно.
Порог "Джуглымский" (схема порога)
Порог следует примерно через 1,8 километра от порога "Три бандита". Идем опять без разведки, так как вновь участок впереди метров на 500 хорошо виден с воды. Проход идет по стоячим валам вдоль правого берега. На заходе в порог небольшой слалом между обливными камнями. Затем путь идет по основному потоку. Там, где слева в Уду впадает Джуглым, на стыке двух струй поперечные валы высотой менее метра. Идем туда, куда несет вода, хотя управляемость и осадка нашего "верблюдика" позволяет идти и более спокойным путем у самого правого берега.
Порог "Джугтырский" (схема порога)
Еще пара километров и "Джугтырский порог". Перед ним обедаем и делаем небольшую разведку, из-за того что, судя по лоции, на пороге сильный навал струй на скалу. Несомненно, что в большую воду это так. В данное время, для плота, порог был бы серьезным препятствием. Мы же, обладая собственным ходом относительно потока, легко покидаем струю и сразу за навалом заходим в улов.
За впадением Джугтыра, Уда поворачивает налево и входит в красивый короткий каньон с высокими отвесными стенами. При входе в каньон, на правом берегу памятная табличка.
Далее, большинство порогов, имеющих имена собственные, таковыми не являются. Чаще всего это либо большие шиверы, либо сужения русла с быстротоком и более-менее крупными стоячими валами. Очень своеобразны Верхняя и Нижняя Бабы. Это неширокие, похожие на каналы участки реки с сильным течением.
Завершается каскад порогом "Тугурик", который является сужением потока на повороте реки направо между двумя отмелями. Опять-таки, остойчивость и маневренность нашего судна позволяет пройти его по основной струе, не обращая внимания на стоячие валы.
На участке от "Красного камня" до р. Тугурик людей нет, хотя по берегам есть избушки и покосы. Тропа от Алыгджера на Нерху идет левым берегом, затем по Джуглыму отходит от Уды и через невысокий перевал выводит к селению Нерхи.
Километрах в пяти выше устья Нерхи, на левом берегу появляются рыбаки. Ниже река уже обжита. На ночлег встаем на правом берегу, километрах в полутора от устья Нерхи, напротив красивой шиверы.
На берегу, на курумниках, множество черной смородины. За час, примерно, набираем полый котелок. Перемешиваем ягоды с сахаром, но все равно - кисло. Голубика на Кара-Бурени была гораздо вкуснее.
21 августа 1995 г.
Утро пасмурное, но ближе к обеду прояснивает. Плывем не торопясь, так как сегодня заканчивается наиболее спортивная часть сплава - к вечеру думаем пройти порог Миллионный. Дальше пару сотен километров Уда будет достаточно быстрой, но не сложной.
К сожалению, вода уже не такая прозрачная, как на Додоте или Кара-Бурени. Появилась песчанно-глинистая взвесь.
Подходы к порогу "Черный остров" опознали легко.
Зачаливаться для разведки не стали, так как все препятствия хорошо просматриваются с воды и полностью соответствуют лоции.
Порог "Черный остров" (схема порога)
Препятствие # 17. Низкий остров, расположенный у левого берега и заросший высоким лесом, хорошо виден с воды. От острова к середине вверх по течению отходит галечная отмель. Около правого берега располагаются два выступающих из воды булыгана. Между тем камнем, что дальше от берега и берегом - небольшой водопадный слив.
Проходить порог нужно по основной струе, между камнями и отмелью. На подходе к порогу хорошо просматривается уступ порога. Пожалуй, именно этот порог полностью отвечает своему определению. Выход на основную струю несложен, так как за отмелью небольшой улов. Ширина прохода 15-20 метров. За уступом следует несколько рядов стоячих валов высотой до 1,5 метров. Валы крутые. Даже наш верблюдик зарывается в первый из них.
В целом порог сложности не представляет. По малой и средней воде проходится с ходу.
За порогом следует несколько шивер. Берега становятся удивительно красивыми. Слева и справа появляются красноватые скальные выходы. Залегание пластов горной породы почти горизонтальное, интенсивно расчлененное вертикальными тектоническими трещинами. Из-за этого скальные массивы напоминают кирпичную кладку. По середине реки несколько скал-островов. На большинстве из них бревна, заброшенные наверх паводком.
Несомненно, что во время паводка район "Миллионного" порога очень сложен.
Зачаливаемся загодя, так как сложно понять, где заканчивается входная шивера и начинается порог. Приходится идти пешком для просмотра минут 15.
Порог "Миллионный" (схема порога)
Препятствие # 23. Согласно мнению всех сплавлявшихся по Уде, наиболее серьезный порог реки. Приметой приближения к порогу следуют экзотические скалы по берегам и скалы в русле, напоминающие развалины стен, зданий, опор мостов. Это один из красивейших участков реки. В среднюю и малую воду порог несложен. В большую же воду может быть непроходим. Так же опасны в большую воду и подходы к порогу, шиверы ## 21-22. В любом случае желательна разведка.
Порог расположен на крутом повороте реки направо и начинается участком быстротока со стоячими валами высотой 0,7-1 метр. Имеется небольшой навал на правый берег, представляющий собой спускающийся в воду курумник. На выходе из порога, примерно на трети ширины от правого берега, из воды выступает большой валун, обход которого возможен с двух сторон, предпочтительно ближе к левому берегу.
За валуном следуют стоячие валы высотой до 2 метров. Но валы пологие, катамаран на них входит легко. Завершается порог мощным уловом у левого берега.
Для успешного маневра мы от момента входа в порог держались ближе к левому берегу, в стороне от основной струи. В целом маневрирование не сложное при условии, что изначально не попадаешь в основную струю.
За порогом следуют участки плесов, небольшие стремнинки, и повсюду красивейшие скалы.
Погода портится. Слегка моросит дождик. Поэтому решаем встать в избушке в устье Средней Шиты. Однако, уже почти пристав, замечаем резиновую лодку - избушка занята.
Плывем еще метров 500 и встаем на противоположном, правом берегу.
Между лесом и водой большой галечниковый пляж. Какие интересные здесь булыганы! С прожилками, с блестками. Находим корягу, похожую на дракона.
Палатку ставим в кустах, выгнав бурундука. Так как моросит, над костром натягиваем малый тент.
Лагерь получается идеальным - несмотря на дождь, в нем сухо и уютно. Дров уйма. Вечером туман. Дождь, начавшийся вечером, не прекращается почти всю ночь.
22 августа 1995 г.
Ничем не примечательный день. Погода отличная. На плесах гребем. На шиверах лишь правим. На ночлег встаем на острове напротив устья Хайламы. Вечерком, после ужина, прогуливаемся по острову.
23 августа 1995 г.
День слегка пасмурный, но достаточно теплый. Около 12 часов доплываем до Хадамы. На правом берегу несколько домиков, антенны радиостанции метеорологов. Не зачаливаясь, идем дальше и останавливаемся на противоположном берегу, чуть ниже у барельефа на месте гибели В. Грушина. Подтаскиваем катамаран и идем к барельефу. Из ниши достаем футляр с записями, пишем свою.
Катамаран пытается сбежать. Оглядываюсь и вижу, что судно наше плывет само по себе. Бегом спускаюсь к воде, прыгаю в реку. Не успел удрать верблюд! Лишнее напоминание о том, что катамаран нужно привязывать.
На ночлег встаем на левом берегу, на прошлогодней мельнице шишкарей, чуть не доходя до границы Тофаларии.
24 августа 1995 г.
День прекрасный. Идем быстро. По берегам много гнезд орлов.
К сожалению, сфотографировать птиц на гнездовье не удается.
Проходим около 15 километров.
В районе шиверы # 42а нас пригласил на обед рыбнадзор С. Захаров. Затем он сказал, что сам с сыном уплывает вверх по Уде, и предложил протопить баню и остаться в его избе на ночь. Предложение очень заманчивое. Уже месяц мы не мылись в горячей воде.
Рыбнадзор отплывает, а мы вволю, заходов в 5, паримся в бане. Банька новая, светлая, из светло-желтых ошкуренных лиственниц. Веник делаем из березы.
Сама изба низкая и старая, но рядом хозяин выстроил настоящий дом.
Спать жарковато, но отдыхаем хорошо.
25 августа 1995 г.
Выходим в путь 10-30. Река спокойная, течет в скалистых берегах.
Около 16-30 проходим впадение Огнита. За домиками кордона, что на правом берегу, остатки моста, который раньше лесозаготовители строили каждый год для летнего вывоза леса. Весной же мост сносился паводком.
К месту, где был мост из Нижнеудинска, ведет хорошая дорога.
Несколько ниже встаем на ночлег. Место выбираем долго. Наконец зачаливаемся у красноватой скалы, сложенной кварцитами. Здесь покос. Сметаны стога. А рядом с местом лагеря стол и лавка.
Пока искали место стоянки, видели много грибов. Поэтому, после того как ставим палатку, отправляемся за грибами и ужин дополняем жаревом.
В сумерках поднимается ураганный ветер и начинается дождь, который с маленькими перерывами идет всю ночь.
26 августа 1995 г.
Из-за дождя устраиваем дневку. Отсыпаемся, отъедаемся. В краткие перерывы между ливнями гуляем и фотографируем.
27 августа 1995 г.
Утро ясное. Покидаем обжитое место и плывем. Река спокойная. Немножко скучно. Раздражает то, что из-за "слепой" лоции не можем точно определиться. Берега очень живописные, с обилием скал.
На обед встаем чуть ниже шиверы # 52. Красивейшие скалы напротив. С висячих долин, обрывающихся каменным отвесом, падают несколько водопадов.
Погода ясная. Утомляют плесы. По берегам много избушек. Если бы мы знали о них раньше, то зимой могли бы ночевать в них, а не в сугробе напротив скалы "Колокольня". Сейчас все избушки заняты - где пастухами, где рыбаками.
Вот и "Колокольня". Зачаливаемся напротив, примерно там, где ночевали зимой, но удобного места для лагеря нет.
Фотографируем скалу и плывем дальше. Хорошо видно место, где расположен вход в пещеру скалы "Колокольня". Пещера маленькая, заложена в доломитах. Происхождение ходов и гротов расширение эрозией тектонических трещин. Но в пещере есть маленькое чудо: отпрепарированная трещина, заполненная морионом - горным хрусталем серо-черного цвета. Ажурный занавес кристаллов почти пересекает низкий и широкий грот.
Место для лагеря находим метрах в 500 ниже скалы, на правом берегу. Место удобное, хорошо защищенное от возможного дождя. Пока Наташа занимается ужином, я прогуливаюсь в сторону скалы на противоположном берегу, в гроте которой мы фотографировались зимой.
Вечер тихий, прохладный, с обилием росы.
28 августа 1995 г.
Встаем поздно. Погода великолепная. Собираемся плыть и тут видим на Уде большой катамаран с шестью туристами. Они зачаливаются. Выясняется, что ребята из Куйбышева и их маршрут во многом совпал с нашим. Они чуть выше Сорока начали сплав по Оке, доплыли до устья Жом-Булака и пешком вышли через озеро Хара-Нур (по другому берегу, нежели мы) к Додоту. Далее нитка маршрута была у нас одинаковой. Правда, на Додотские водопады они не ходили.
Ребята торопятся, но после нашего рассказа решают посетить Нижнеудинскую пещеру.
Примерно часом позже отплываем и мы. Невольно вспоминается, как зимой мы шли здесь пешком. На катамаране путь проходится неимоверно быстрей.
Куйбышевцев нагоняем возле начала тропы на пещеры. Еще чуть поговорили, и они плывут дальше, а мы переплываем реку и зачаливаемся около кордона Плиты.
К сожалению, в той избушке, где мы стояли зимой, живут пастухи, и хозяйка приглашает нас жить в главную избу. Дяди Кости нет - он на обследовании в больнице.
Начинается дождь. В летней кухне мы готовим ужин. У хозяев горе - телка попала в медвежий капкан и сломала ногу. Приехал ветврач. Телку надо забивать.
Ближе к вечеру вернулся из города дядя Костя. Ужинаем в летней кухне, в темноте же вместе с хозяевами пьем чай в избе. Дождь не прекращается.
29 августа 1995 г.
Еще ночью прояснило, и высыпали огромные осенние звезды.
Утро ясное и прохладное. Гребневы встали рано. Подоили коров, отсепарировали молоко. Позавтракали мы вместе с ними и примерно в 12 часов пошли в пещеру. С нами вместе пошел один из родственников дяди Кости.

Описание выхода в Нижнеудинские пещеры
По старой тропе - Малая Нижнеудинская пещера - Большая Нижнеудинская пещера - занимательная спелеоэпиграфика - по следам И. Д. Черского - прощание с Гребневыми.
Тропа к Нижнеудинским, или как их еще называют, Богатырским пещерам, начинается напротив кордона Плиты.
Название Богатырские пещеры, вероятно, возникло в 20-30 годы нашего века, в период их изучения академическими экспедициями и массового посещения, вследствие того, что ближайшим к пещерам населенным пунктам было село Богатырь, ныне не существующее. Иногда в литературе встречается название этих пещер как пещер И. Д. Черского.
Иван Дементьевич Черский был первым исследователем этих пещер, сделавшим публикации о них в изданиях Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества. Однако честь открытия их принадлежит явно не ему, что следует хотя бы из надписей на стенах Большой Нижнеудинской пещеры, датированных более ранним периодом, чем период работы в этих местах Черского & К.
У начала тропы береговой обрыв отходит в сторону и начинается пойма. У начала поймы кострище и место для лагеря. Сразу за кострищем тропа поднимается на береговой обрыв.
Подъем крутой. После подъема путь проложен по самой бровке откоса. Местами от тропы отходят коротенькие свертки на мыски - естественные смотровые площадки. Отсюда открывается красивый вид на домики кордона, долину Уды. Когда мы были здесь зимой, то сделали хорошие фотографии, поэтому сейчас не фотографируем.
Тропинка идет по зарослям молодого сосняка. Хвоя и листья кустов все в каплях вчерашнего дождя, поэтому моментально промокаем по пояс.
Нижнеудинские пещеры расположены в верхней части правого борта лога, перпендикулярного долине Уды, на расстоянии примерно 4-5 километров от начала тропы, у основания скального обрыва сложенного массивными серыми известняками высотой 10-15 метров.
Первой на нашем пути Малая или Ледяная Нижнеудинская пещера. Большая арка входа "украшена" надписями посетителей. Надписи сделаны краской, мелом, копотью, выдолблены и процарапаны. Содержание их разнообразно и порой любопытно. Надписи прошлого века, как правило, небольшие, очень аккуратно выполнены. Послания же последних лет - размашисты по размерам и убоги по содержанию. Чаще всего встречается слово из трех букв, которое, будь оно не написано, а нарисовано (что в прочем так же встречается) было бы отнесено археологами и этнографами к знакам культа плодородия.
Арка Малой Нижнеудинской пещеры высоким тоннелем уходит почти перпендикулярно оси лога. Дно слабо наклонено внутрь пещеры. Примерно в 20 метрах от входа на стенах и полу появляются множество ледяных натеков. Ход поворачивает вправо. Следует небольшой уступ вниз, и через несколько метров уступ вверх. Ход поворачивает влево. Ледяная часть заканчивается.
Пещера становится восходящей. Здесь И.Д.Черским произведена шурфовка.
За осыпавшимся устьем шурфа пещера разветвляется. Прямо следует восходящий завал с несколькими небольшими ходами между глыб. Влево вниз ведет меандр. Ход низкий, извилистый.
Большая Нижнеудинская пещера находится в нескольких десятках метров далее по тропе и начинается такой же, как и Малая пещера, аркой. За аркой идет длинный, высокий (до 10-15 метров) и сравнительно узкий (1-3 метра) меандр. В меандре несколько глубоких шурфов, заложенных И.Д.Черским. Когда устья шурфов полностью перекрывают ход, над ними положены жерди.
Меандр выводит в среднюю часть основной полости галерейно-залового типа. Напротив устья входного меандра на камнях лежит книга записей посетителей. Вправо идет основная часть пещеры. Интересно, что в Большой Нижнеудинской пещере отрицательные температуры всюду, а не только на входе.
Благодаря минусовой температуре пещера сухая. Все покрыто легкой пылью. Ледяных натеков мало, зато часто дно гротов и галерей покрыто гладким, как каток, льдом.
Вся правая часть пещеры изобилует надписями конца прошлого - начала нашего века. Чаще всего надписи сделаны карандашом и носят информационный или эмоциональный характер:
СУДОВСКИЙ, АВГУСТА 7-Я 1869 г - написано мелом;
ПРИДУТ КРАСНЫЕ, А ЗДЕСЬ БУДЕТЪ ТАК ЖЕ - выцарапано;
1866 КОРОТКИХЪ - выцарапано;
1887 ПРОВОДНИКИ БЫЛИ - копотью;
ХОЖУ ОДИН М.ШВОРИН 7/IX 1909 - карандашом;
1930 М.ПРОХОРОВ ЭКСПЕД. АК. НАУК - копотью;
ХОДЪ В ЗАЛ КУЛАКОВА - мелом;
Н.ФЕДОРОВЪ 1915г. БОДРОВ, А.КУПРIЯ.- карандашом;
ПОДЪ ЭТИМЪ ВЫСТУПОМЪ НАЙДЕНЪ БЫЛЪ ВЪ ГЛИНЬ СКЕЛЕТЪ
МОЛОДОГО МЕДВЬДЯ СЪ ЗАСОХШЕЮ ПРИ НЕМЪ КОЖЕЮ 1875 Г.- карандашом
ХОДЪ НЕЙМАНА - мелом;
ВЬЧНАЯ ТЬМА!!!- карандашом;
НЕ ЗАБУДУ ЭТУ КРАСОТУ - синей краской.
Надписей множество. Местами буквы более поздних наползают на ранние. Многое прочитать трудно. Здесь списки экскурсионных групп конца прошлого века, записи путешественников-одиночек, названия гротов и ходов.
Заканчивается правая часть пещеры небольшим лабиринтом.
Левая часть пещеры меньшая, но более высокая. Здесь надписей меньше. В основном они сделаны мелом и относятся ко времени исследования пещеры экспедицией И.Д.Черского.
Заканчивается эта часть пещеры полукруглым залом, дальняя часть которого восходящий глыбовый завал.
В статье А.П.Окладникова (Книга "Звери в камне", Новосибирск, 1981 год) пишется, что из каких-то документов якобы И.Д.Черского следует, что в 1875 году этого завала не было, а был проход в еще один зал с рисунками оленей.
Около 16 часов возвращаемся на кордон, обедаем, укладываемся и отплываем дальше.

Описание сплава по реке Уда от кордона Плиты до с. Порог
Под радуги мостом - ночевка на острове - завершение сплава - в Нижнеудинск - у Алексея Ускова - в Новосибирск.
Течение быстрое. В районе той избушки, где во время зимнего похода к нам в гости приходил горностай, начинается ливень. Нам относительно везет, в центр ливня не попадаем, накрывает нас край тучи. Тем не менее, промокаем изрядно.
Порывистый ветер, то относит дождевую тучу прочь, то вновь сгоняет облака к нам.
В районе впадения Кугата сзади из-под туч пробивается солнышко и перед нами, опираясь концами дуги на берега, встает радуга. Так и кажется, что вот-вот войдем под ее арку.
Холодно. Чувствуется приближение осени. Встаем в сумерках на острове, чуть не доплывая до избушки пастухов, на месте бывшего села Богатырь.
Моросит дождь, поэтому вновь один из тентов натягиваем над костром. Из остатков муки стряпает Наташка блинчики, которые успешно поедаем с домашней сметаной. Ночь холодная, сперва туманная, под утро ясная.
30 августа 1995 г.
Так как нам не известно расписание автобусов в селе Порог, выплываем пораньше. Река становится совсем скучной. Течение слабое, одно радует: день очень хороший. Но все равно ощущается приближение осени. Уже нет жары. Ветерок холодный. Река плавно поворачивает почти на 180 градусов. Справа идет дорога. Во всю ходят машины. Проходим маленькую шиверу и въезжаем в село. На левом берегу - Порог, на правом Привольное. Села сообщаются друг с другом с помощью парома.
Прямо у паромной переправы и зачаливаемся. Время: 14 часов. У селян узнаем, что автобус на Нижнеудинск ходит два раза в день, в 10 утра и в 18 вечера. Наталья уходит в магазин за хлебом, я разбираю катамаран, раскладываю на просушку вещи, оболочку гондолы и баллоны.
Общаемся с местным населением. Люди гостеприимные. Павел Кутенев приносит огурцы и молоко. Намекает, что не плохо бы и бутылочку раздавить.
Отмечаем командировки в сельсовете и уезжаем в Нижнеудинск. Ехать автобусом около часа. На вокзале уйма народу. Все спешат добраться домой к 1-му сентября. Дожидаемся автобуса на поселок Вознесенский (или, как его называют местные, "к Геологам").
Лешу Ускова застаем в помещении клуба "Каньон". Его лишили мастерской у золотоискателей, и он занят ремонтом помещения клуба.
Пьем кофе, готовим место для спанья. Затем до поздней ночи беседуем.
31 августа 1995 г.
С самого утра начался обложной дождь. Вовремя мы завершили путешествие! Беседуем с Алексеем, едем в его старую мастерскую. Там он показывает эскизы, сделанные во время похода по Хайламе, из которого он недавно вернулся. Обещает написать картины для нас - помечает наиболее понравившиеся эскизы.
Посмотрели по видику запись репортажа с его персональной выставки в Иркутске. Здорово!
Вечером взяли у него отчеты по Хайламе и Уде.
Просматриваем. Спать ложимся поздно.
1 сентября 1995 г.
Выспавшись, прощаемся с Алексеем Степановичем и едем в Нижнеудинск. Берем билеты на поезд до Новосибирска, который отправляется около 17 местного.
Время много. Прогулялись по городу. Зашли в краеведческий музей. К сожалению, он на реконструкции. Посмотрели лишь малую часть. Сразу бросаются в глаза Усковские картины.
Затем дорого и невкусно пообедали в столовой и пешком ушли на вокзал.
Поезд прибыл вовремя. Вагон почти пустой. Отсыпаемся, слегка отъедаемся и во второй половине дня 2 сентября 1995 года прибываем в Новосибирск.

Материальное обеспечение похода

Групповое снаряжение
N/N
п.п
Наименование снаряжения Вес Кол-во Общий вес
1 Спальные мешки групповые 4.2 1 4.2
3 Коврики пенополиуретановые 0.3 2 0.6
4 Котлы варочные 0.4 2 0.8
5 Костровой тросик 0.2 1 0.2
6 Сковорода 0.2 1 0.2
7 Топоры 0.9 1 0.9
8 Фотоаппаратура комплект 2 9.1
9 Палатки «Памирка» 1.2 1 1.2
10 Тенты 0.8 2 1.6
11 Веревка основная 30м 2.4
12 Карабины «Ирбис» 0.07 1 0.07
13 Аптечка лагерная комплект 1 1.6
14 Ремнабор комплект 1 0.5
15 Катамаран «Кулик-2» 16.0 1 16.0
16 Ремнабор для катамарана 1.0 1 1.0
17 Рыболовные принадлежности комплект 1 0,1

Содержание ремнабора (общего и для катамарана)
Отвертка универсальная, пассатижи средние, шило, набор иголок, нитки темного и светлого цвета, нить капроновая, 2 тюбика резинового клея, проволока стальная отожженная, надфиль, бумага наждачная, резина для заплат, ножницы, запасной клапан для катамарана, рулон изоленты ПХВ, гвозди большие- 4 шт., гвозди мелкие- 10 шт., шурупы мелкие- 10 шт., кусочки ткани и замши для заплат.

Содержание аптечки
5-НОК - 1 стандарт, Фуразалидон - 1 стандарт, Бисептол 480 - 2 стандарта, Уголь активированный - 2 стандарта, Таблетки от кашля - 2 стандарта, Валидол - 1 стандарт, Имодиум - 5 капсул, Анальгин - 2 стандарта, Аспирин - 1 стандарт, Дибазол - 1 стандарт, НО-ШПА - 10 таблеток, Гидропирит - 1 стандарт, Йод - 5 мл, Нашатырный спирт - 2 ампулы, Лейкопластырь бактерицидный - 10 упаковок, Аэровит - 2 стандарта, Эластичный бинт - 1 штука, Стерильный бинт - 5 штук, Новокаин 0,25% - 2 ампулы, Шприцы с иглами - 2 штуки, Жгут резиновый - 1 штука, Спирт - 5мл.

Личное снаряжение
N/N п.п Наименование снаряжения Вес Кол-во Общий вес
1 Рюкзак 1.2 1 1.1
2 Комплект посуды (К,Л,М,) 0.4 1 0.4
3 Туалетные принадлежности 0.2 комплект 0.2
4 Комплект нижнего белья 1.3 2 2.6
5 Авторучка 0.05 1 0.05
6 Карандаши 0.02 2 0.04
7 Блокнот 0.07 1 0.07
8 Часы 0.04 1 0.04
9 Компас 0.04 2 0.08
10 Купальные принадлежности 0.3 1 0.3
11 Шапочка от солнца 0.2 1 0.2
12 Индивидуальная аптечка 0.2 1 0.2
13 Изолента 0.2 2 0.4
14 Спички в непромокаемой упаковке 0.04 1 0.04
15 Кеды 1.1 1 пара 1.1
16 Вибрамы или кроссовки 0.6 1 пара 0.6
17 Комплект одежды для работы на поверхности 4.1 1 4.1
20 Налобный фонарь «Альтурс» 0.15 1 0.15
21 Жилет спасательный, надувной 1.2 1 1.2
22 Нож в ножнах 0,15 1 0,15

Содержание индивидуальной аптечки
Валидол - 4 табл, Йод - 1 амп, Нашатырный спирт - 1 амп, Мумие - 5 гр, Бинт стерильный - 1 пакет, булавка английская - 1 шт, Марганцовка - 5 гр.

Организация питания в путешествии
Дата Завтрак Обед Ужин
24.07 Манная каша с изюмом, чай Лапша китайская, кофе Макароны с тушенкой, чай
25.07 Каша гречневая с тушенкой, чай Сгущенное молоко, чай Суп томатный с вермишелью, чай
26.07 Каша рисовая с изюмом, чай Лапша китайская, кофе Макароны с тушенкой, чай
27.07 Картофельное пюре с тушенкой, чай Сгущенное молоко, чай Каша пшенная с изюмом, чай
28.07 Суп гороховый, кофе кофе Манная каша с изюмом, чай
29.07 Куриный суп с лапшой, чай Картофельное пюре с тушенкой, чай
30.07 Гречневая каша с тушенкой, чай Лапша китайская, кофе Суп молочный с лапшей, чай
31.07 Суп томатный с вермишелью, кофе Лапша китайская, чай Манная каша с изюмом, чай
01.08 Суп с макаронными изделиями и сыром, чай Slim-Fast, печенье, блины Рисовая каша с изюмом, чай
02.08 Суп куриный с вермишелью, чай Суп гороховый, чай Гречневая каша с тушенкой, чай
03.08 Макароны с тушенкой, кофе Лапша китайская, чай Манная каша с изюмом, чай
04.08 Суп молочный с рисом, кофе Суп луковый, шоколад, чай Картофельное пюре с тушенкой, чай
05.08 Гречневая каша с тушенкой, чай Лапша китайская, кофе Суп томатный с вермишелью, чай
06.08 Суп гороховый, кофе Сгущенное молоко, чай Суп молочный с рисом, чай
07.08 Манная каша с изюмом, чай Лапша китайская, шоколад, чай Картофельное пюре с тушенкой, чай
08.08 Гречневая каша с тушенкой, кофе Суп томатный (Польский), чай Рисовая каша с изюмом, чай
09.08 Суп томатный с вермишелью, чай Лапша китайская, кофе Суп молочный с рисом, чай
10.08 Суп с шампиньонами, чай Рис с овощами, шоколад, чай Манная каша с изюмом, чай
11.08 Суп томатный с вермишелью, чай Лапша китайская, чай Рисовая каша с изюмом, чай
12.08 Суп куриный с лапшей, чай Суп с капустой (Польский), чай Суп молочный с рисом, чай
13.08 Суп с шампиньонами, кофе Лапша китайская, чай Рисовая каша с изюмом, чай
14.08 Манная каша с изюмом, чай Slim-Fast, печенье Гречневая каша с тушенкой, чай
15.08 Спагетти с тушенкой, кофе Лапша китайская, чай Суп молочный с рисом, чай
16.08 Суп с вермишелью, чай Лапша китайская, кофе Рисовая каша с изюмом, чай
17.08 Суп томатный с вермишелью, кофе Slim-Fast, печенье Манная каша с изюмом, чай
18.08 Суп молочный с рисом, чай Лапша китайская, кофе Гречневая каша с тушенкой, чай
19.08 Макароны с туш., чай Суп луковый, печенье, чай Суп томатный с вермишелью и тушенкой, сгущенка, вафли в шок., чай
20.08 Гречневая каша с тушенкой, кофе Лапша китайская, сгущенка, чай Суп грибной, чай
22.08 Спагетти с тушенкой, печенье, кофе Лапша китайская, сгущенка, чай Суп молочный с рисом, печенье, чай
23.08 Суп с вермишелью, печенье, чай Суп молочный с лапшей, печенье, чай Суп с шампиньонами, чай
24.08 Гречневая каша с тушенкой, чай Лапша китайская, сгущенка, чай Манная каша с изюмом, чай
25.08 Суп томатный (Польский), чай Лапша китайская, сгущенка, чай Манная каша с изюмом, чай
26.08 Суп с вермишелью, чай Лапша китайская, сгущенка, чай Манная каша с изюмом, чай
27.08 Суп гороховый, чай Лапша китайская, сгущенка, чай Суп молочный с рисом, чай
28.08 Суп томатный, чай Овсяная каша с изюмом, чай Манная каша с изюмом, чай
29.08 Гречневая каша с тушенкой, чай Лапша китайская, сгущенка, чай Суп молочный с лапшей, вафли в шок., чай
30.08 Суп с вермишелью, чай Лапша китайская, сгущенка, чай Суп молочный с рисом, чай
31.08 Суп томатный (Польский), чай Лапша китайская, сгущенка, чай Манная каша с изюмом, чай
Мясные блюда готовились с добавлением томатного соуса, различных сухих приправ и дикого лука.
Во время радиального выхода на Додотские водопады существенную часть питания составляли жареные грибы, в основном маслята и подберезовики.
В Алыгджере и на Плитах нами была куплена домашняя сметана.

Выводы и рекомендации.
Избранный маршрут пройден полностью и представляется на Всероссийский конкурс организованный Географическим обществом и редакцией журнала "Вокруг Света" в классе "авантюра".
Отклонений от избранной нитки маршрута не было. Отклонения от планируемого графика движения не достигали величины более 1-го дня. Большая длительность похода потребовала неукоснительного соблюдения графика движения в первые дни.
Запас времени сдвигался ко второй половине похода. Поэтому напряженный график движения в конце похода стал более вольготным. В целом это нормально для длительного путешествия.
Но, оглядываясь, немножко жаль: можно было бы лишние деньки провести не на Уде, а на Аршане, в долине вулканов и на Додотских водопадах.
Пешеходная часть каких-либо технических сложностей не представляет. На водном участке маршрута технически наиболее сложен сплав по реке Додот.
На наш взгляд, в пути нам очень не хватало видеокамеры и "специально обученного фотоаппарата", которые могли бы заснять нас в динамике прохождения препятствий на водной части маршрута, особенно при сплаве по реке Додот.
Очень удачным оказалось наличие двух тентов. Обычно большой тент мы натягивали над палаткой, из малого же делали тамбур. При сплаве малый тент мы все время держали в легко доступном месте и в случае дождя закрывались им. В дождливую погоду малый тент натягивался над костром.
Для более быстрого разведения костра в дождливую погоду желательно иметь несколько кусочков оргстекла.

Перечень рекомендуемой литературы
Книги, статьи
1. Абалаков Е.М. Саяны //На высочайших вершинах Советского Союза М. РИСО АН СССР, 1962
2. Анисимов С.С. Путешествия П.А.Кропоткина в 1862-1867 годах М-Л. 1952
3. Апродов В.А. Вулканы М, 1982
4. Воскресенский С.С. Геоморфология Сибири М. Изд-во МГУ,1962
5. Галактионов И.И. Бурятия. Очерк природы. М. Географгиз, 1959
6. Гвоздецкий Н.А. Карст (серия Природа мира) М. Мысль,1981
7. Гвоздецкий Н.А. Голубчиков Ю.Н. Горы (серия Природа мира) М. Мысль,1987
8. География Юга Восточной Сибири. Иркутск, 1973
9. Заварицкая Е.П. Вулканы М.-Л,1949
10. Киселев С.В. Древняя история Южной Сибири. М, 1951
11. Кропоткин П.А. Поездка в Окинский караул //Записки Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества. Кн. IX-X Иркутск,1867.
12. Кропоткин П.А. Общий очерк орографии Восточной Сибири. //Записки Императорского Русского Географического общества по общей географии. Кн. V, 1-92 СПб,1875.
13. Кропоткин П.А. Письма из Восточной Сибири. Иркутск,1983
14. Крылов Г.В., Юдин Б.С. Умей отдыхать и беречь природу Новосибирск,1975
15. Кузьмина Г.Г. Словарь географических терминов и других слов, встречающихся в бурятских географических названиях. М.1969
16. Кызласов Л.Р. В Сибирию неведомую за письменами таинственными - Путешествия в древность. М. Наука,1983 г.
17. Мельхеев М.Н. Происхождение географических названий Иркутской области. Иркутск, 1964
18. Мельхеев М.Н. Географические названия Восточной Сибири (Иркутская и Читинская области) Иркутск, 1969
19. Мельхеев М.Н. Топонимика Бурятии. История, система и происхождение географических названий. Улан-Удэ, 1969
20. Мельхеев М.Н. Топонимика Тункинской впадины //Изв. Восточно-Сибирского отдела ГО СССР Т.68. Иркутск, 1971
21. Миллер Г.Ф. История Сибири Том 1. М.-Л, 1941
22. Миллер Г.Ф. История Сибири Том 2. М.-Л, 1941
23. Молчанова О.Т. Топонимический словарь Горного Алтая Горно-Алтайск, 1979
24. Мурзаевы Э.М. и В.М. Словарь местных географических терминов М. Географгиз, 1959
25. Неспокойный ландшафт. М. Мысль,1981
26. Никонов В.А. Топонимический словарь
27. Обручев В.А. История геологических исследований Сибири, период четвертый (1889-1917гг) М.-Л,1937
28. Обручев В.А. История геологических исследований Сибири. М. издание АН, 1959
29. Обручев В.А. Избранные работы по географии Азии Том 2. М, 1951.
30. Обручев С.В. Справочник путешественника и краеведа Т.1 М,1949
31. Обручев С.В. В сердце Азии М, 1965
32. Обручев С.В. В неизведанные края М, 1975
33. Палеовулканизм Алтае-Саянской складчатой области и Сибирской платформы. Новосибирск, Наука,1991
34. Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства 4.3. кн1 (в двух книгах) СПб, 1788
35. Парамурзин Ю.П. Ланшафтообразующее значение карста Сибири. //Учен. зап. МГУ. География,1954.
36. Попов П.Ф. Природные условия и богатства Иркутской области. Иркутск,1960
37. Природные условия Тувинской автономной области. //Труды Тувинской комплектексной экспедиции, Вып 3. М. Издание АН, 1957
38. Рогальский В.И. Туристские маршруты в Саянах (2-е издание) М. ФиС, 1968
39. Сто путей, сто дорог (туристский сборник) Иркутск,1973
40. Токарев С.А. О "культе гор" и его месте в истории религии //Советская этнография, 1982 N 3.
41. Федосеев Г.А. Мы идем по Восточному Саяну Новосибирск, 1951
42. Физическая география Восточной Сибири. //Межвузовский сборник Иркутск 1975
43. Современный и древний карст Сибири. //Карст Дальнего Востока и Сибири. Владивосток,1980
44. Цыкин Р.А. Карст Сибири Красноярск,1990
45. Отчет об исследовании Нижнеудинской пещеры с планом и картой //Известия Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества. Том 7. N 2-3. Иркутск,1876
46. Шаманские поверья инородцев Восточной Сибири. //Записки Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества по отделению этнографии Том 2. Иркутск,1890
47. Ярхо.А.И. Алтае-Саянские тюрки Абакан,1947

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100