Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Водный туризм Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Водное путешествие III к.с. по Забайкалью: Конда – Витим – Верхняя Ангара – Байкал (1000 км вдвоём)

Даты похода: 18 июля - 27 августа 2010 г. (вместе с дорогой)

Маршрут похода: река Конда - река Витим - переезд - река Верхняя Ангара - озеро Байкал

Вера и Владимир Китаевы

Авторы: Вера и Владимир Китаевы (Ульяновск)

Работы Китаевых:

Содержание

Предисловие
Конда, 23 - 28 июля
Витим, 28 июля - 14 августа
Верхняя Ангара, 15 - 20 августа
Байкал, 20 - 24 августа
Итоги и рекомендации

…И Витима холодный вал,
постигал я коварный нрав.
На закате солнца вдыхал
ароматы таёжных трав.
Я туман по утрам курил,
поднимая солнце в зенит.
И Велес мне щедро дарил,
разноцветного льда чароит.
И опять я беру билет,
В изумрудный таёжный рай.
Вот уже сорок с лишним лет.
Я влюблен в этот снежный край…
Шихранов Олег

Предисловие

Участники

  1. Китаева Вера Александровна
  2. Китаев Владимир Валентинович

Схема маршрута

Идея пройти реку Витим родилась давно, сразу после плавания в 1990 году по рекам Калар и Витим. Только осуществление её мы отложили на потом, когда возраст подойдёт. Обычно Витим плавают от Романовки до БАМа ("от железки до железки"). Рассматривая карту, мы увидели, что есть вариант сплава по реке Конда с последующим выходом в Витим. Изучили сеть. В ней нашли несколько материалов о таком же варианте сплава. Решили и мы повторить этот маршрут. А после сплава по Витиму с разъезда Витим переехать на Верхнюю Ангару, по которой сплавиться до Байкала.

Что из этого получилось, рассказано ниже.

Расстояние рассчитывалось после измерения на карте - двухкилометровке с k = 1,1.

Конда

23-28 июля. Длина сплава 120 км

Конда - правый приток Витима. Если из Читы ехать по автомобильной дороге на север в сторону Романовки (традиционное начало сплава по Витиму), то примерно на половине этого пути трасса пересекает реку Конда. На картах эта река смотрится весьма солидно. Так на картах Генштаба в районе упомянутого моста ее ширина 19 м, глубина 1,2 м. Через 30-40 км в районе пос. Конда - 32 и 2,1 -соответственно. В среднем течении ширина реки превышает 100 м, а глубина доходит до 2 м. Данные характеристики в сочетании с удобным подъездом повлияли на выбор Конды как начала нашего путешествия, тем более что в Интернете в 2009 году появился отчет Сибирцева В. с прекрасными фотографиями.

В этом отчете Конда характеризовалась как живописная, быстрая и полноводная река с обилием перекатов и шивер. Сибирцев В., рассказывая о своём путешествии по ней, говорит: что "пороги на Конде на последних 50км - где-то по 800м длиной через каждые 800м - со множеством валов по 1,5 высотой с большим, пенным, обратным гребнем - где байду иногда чуть не складывает"…Шел он ее от моста через реку (200 км) 5 суток.

Еще на сайте vpoXod.ru.

предлагался коммерческий сплав по Витиму с началом по Конде, причем на всю Конду (130 км) по плану у них отводилось 3 дня!!! Здесь читаем: "…Конда не самая большая река на нашем маршруте, особых препятствий кроме перекатов и быстротоков на ней нет, но она идеально подходит для начального обучения гребле и управлению на катамаране…"

Кроме того в сети Конда упоминалась как река богатая рыбой.

Все это вместе повлияло на наш выбор. Теперь, когда мы побывали на Конде, можем сказать, не верьте тому, что нарисовано про неё на карте, и не доверяйтесь слепо всей информации из сети. Все зависит от расхода воды в данной реке (или от уровня воды). Мы пошли в конце июля, и попали в очень низкий уровень. Возможно при очень высоком уровне, соответствующем паводку, река и будет такой, как в отчете у Сибирцева В., но совершенно не такой, какой её представили на сайте "vpoXod.ru".

Но обо всем по порядку.

До реки Конда мы доехали на такси из города Чита. За проезд на 140 км мы заплатили 2500 рублей. Можно было бы добраться и подешевле (на автобусе до пос. Телемба, от которого до пос. Конда еще остается 22 км на попутке). Но в этом направлении единственный рейс в 9-00 по маршруту Чита - Багдарин. Мы не захотели ждать лишние часы. Да и со слов водителя такси билеты на этот рейс на сегодня уже были раскуплены заранее.

Совет: когда подъезжаете к реке Конда по трассе на Романовку, внимательно посмотрите на уровень воды в ней под мостом, который пересекает дорога. Если там сразу можно без проблем плыть, то и далее Конда будет проходима. В нашем случае мы увидели, как в глубокой земляной канаве что-то блестело на дне. Переглянувшись, решили рискнуть, только начать плавание чуть подальше, когда Конда примет в себя несколько притоков и станет полноводнее.

Ответвление насыпной дороги из пос. Телемба на пос. Конда (указанному на карте), немного не доезжая последнего, упирается в КПП воинской части. Далее не пускают. КПП перекрывает не только дорогу, но и подход здесь к реке. Поэтому мы вышли, не доезжая до КПП примерно 1-2 км, у лесопилки, которая находится от дороги примерно в полукилометре и хорошо видна от неё. До реки Конда отсюда недалеко, примерно 1-2 км по грунтовой дороге, которая и выводит на берег (фото 02). Здесь же можно найти необходимый стройматериал для рамы катамаранов. В нашем случае мы пользовались сухостойными лиственницами, которые когда-то попали в пожар, поэтому остались стройными и пока не сгнили. Кору сняли. Конда здесь уже выглядела приличной речкой, и по ней можно было плыть.

Особо стоит рассказать о воинской части, которая расположена на правом берегу реки, на месте бывшего поселка Конда, а на левом у неё полигон. Получается, что мы заплываем прямо в часть. Нас это смущало. Таксист, который подвозил нас, оказался бывшим военным. Он и проконсультировал, как нам стоит вести себя и что отвечать. Был тёплый летний вечер, население военного городка вышло на реку рядом с мостом. Среди людей угадывались офицеры, только в гражданской одежде. Мы заметили неподдельное изумление на их лицах, когда они увидели нас. С берега строго донеслось:

- Вы находитесь на закрытой военной территории, где проход запрещён без спецпропусков. Причаливайте к берегу! Проверка документов!

На что мы спокойно ответили:

- Закрытая территория находится на берегу, а река свободна! Если мы причалим, то, как раз и нарушим…

Минутное замешательство, и потом уже со смехом:

- А река тоже наша, мы в ней купаемся!

- Ну, и купайтесь на здоровье!

Проплыв мост, мы наткнулись уже на вооруженный патруль. Повторился предыдущий диалог, но солдаты были более агрессивны и требовали, чтобы мы все-таки причалили. Пришлось несколько раз повторить, что закрытая территория не распространяется на реку, и мы ничего не нарушаем, т.к. на берег не выходим.

Слава Богу, не стрельнули в нас. И мы уплыли, усердно работая веслами, желая только одного, чтобы эта территория осталась как можно дальше за спиной.

Вначале Конда - спокойная равнинная река, текущая среди болот и степей со множеством стариц. Постепенно после воинской части она втягивается в тайгу. Окружающие долину Конды сглаженные горы покрыты преимущественно лиственницей с примесью сосны, березы, осины. Лес часто отделен от реки высохшими болотами, лугами, заросшими цветущим разнотравьем (фото 03 - 05, 07). В верховьях реки вплоть до деревни Алексеевка на сухих лугах росли эдельвейсы (фото 06), местами образуя целые поляны. На водопое можно было встретить любопытных косуль, осторожных изюбров. Интересно наблюдать за стаями разнообразных водоплавающих птиц, особенно за ныряющими утками. Если повезёт, то можно увидеть, как они быстрыми прыжками передвигаются по дну. В русле иногда встречаются песчаные пляжи, на которых удобно причаливать для отдыха, купания и пр. Но в целом на всей реке мало мест для стоянок. Приходилось часами искать. Из-за установившейся жары гнуса на реке не было совершенно. Зато нас часто атаковали бабочки, садясь кучами, куда вздумается: на руки, голову, на ложку с супом и т.д.

02. Место стапеля
02. Место стапеля

03. Вечер на Конде
03. Вечер на Конде

04. Верховья Конды
04. Верховья Конды

05. Верховья Конды
05. Верховья Конды

06. Эдельвейсы
06. Эдельвейсы

07. Верховья Конды
07. Верховья Конды

08. Мелководные перекаты
08. Мелководные перекаты

09. Мелководные перекаты
09. Мелководные перекаты

Постепенно начинаются галечные перекаты, пройти которые чисто, не задев за дно, у нас редко получалось - слишком мало было воды (фото 08, 09). Иногда приходилось через весь перекат проводить катамаран. Только пустой, без нас, он мог плыть. Перекаты разделены плёсами, заросшими травой, где течение очень медленное. Иногда только по наклону травы можно было судить, что река всё-таки течёт. Греби и греби. Чистейшая вода позволяла видеть небольшие стаи полосатых окуньков, стремительно плавающих среди водной растительности.

В районе деревни Алексеевка Конда течет в широкой котловине, лес отступает, берега в основном луговые. На карте Алексеевка обозначена, как нежилая, но назвать нежилой её можно с большой натяжкой. Когда мы проплывали мимо, на обширных пастбищах паслось большое стадо коров, в самой деревне работал генератор, спутниковая тарелка таращилась в небо, и население занималось обычными деревенскими делами. Поодаль, ниже по течению, стоит современный коттедж, предполагаем, что это дача командующего, к которой была накатана по берегам вездеходная дорога от воинской части. Дорога сложная, с многочисленными переправами через Конду, доступная только мощным машинам. Наверно, продолжение этой дороги мы встречали и дальше вплоть до последнего зимовья на притоке Жипкош (фото 14). А на зимовье Никона (фото 12), по всей видимости, полностью обосновались военные: там их продукты, гильзы от боевого оружия, следы тяжелой техники.

Другая эра прохождения реки началась с переката "Пьяный порог". Мы долго гадали, что означает это название, вариантов расшифровки придумали множество, но то, что мы увидели в натуре, ни под один вариант не подходило. Всё русло реки, насколько хватало взгляда, было забито большими высокими камнями, целый каменный лес. И через небольшие проходы между ними сочилась вода. В эти проходы могла поместиться только одна гондола катамарана, но не весь он целиком (фото 10,11). Что делать? Обнос? Это сколько времени и сил! Берега, заросшие карликовой берёзкой, заваленные умершими деревьями, труднопроходимы даже без груза, а тут целый катамаран…

Погода в это время стояла великолепная, днём сильная жара, вода прогрета, поэтому лишний раз залезть в неё было для нас даже счастьем. Катамаран протащили, поднимая его над камнями, пропихивая в узкие проходы.

Безмерно устав, мы были рады, что "Пьяный порог" позади. Но мы и не предполагали, что это только начало, что "Пьяный порог" просто начинает длинную серию аналогичных препятствий (называемых нами "партсобрания") (фото 13) и даже сложнее, которые продолжались до самого устья, до Витима. И ещё целых два дня наша "водная жизнь" будет состоять из череды протаскивания судна через бесконечные крупнокаменистые завалы и медленного сплава с попыткой отдохнуть на коротких глубоководных плёсах.

10. Перекат Пьяный порог
10. Перекат "Пьяный порог"

11. Прохождение Пьяного порога
11. Прохождение "Пьяного порога"

12. Зимовье Никона
12. Зимовье Никона

13. Плёс
13. Плёс "Партсобрание"

14. Зимовье на р. Жипкош
14. Зимовье на р. Жипкош

15. Конда в среднем течении
15. Конда в среднем течении

16. Улов одного вечера
16. Улов одного вечера

17. Вот такие щуки на Конде
17. Вот такие щуки на Конде

На этих плёсах, особенно если у берега есть трава, была отличная рыбалка. Щук и окуней там не меряно. Они с готовностью бросались на любую блесну. Размер улова зависит от возможности его съесть (фото 16, 17).

Длина каменных преград была разная: от нескольких метров (фото 15) - в этом случае часто находился проход, и мы проплывали, и до километра, где приходилось только тащить, поднимать, проталкивать, рвать в клочья оболочку катамарана.

Постепенно эти каменные "пороги" и "шиверы" стали усложняться тем, что между камней появились глубочайшие ямы. Нашего роста не хватало, а плыть некуда. Мы повисали на катамаране, держась за раму, или ложились на него, и ждали, когда течение прибьёт нас к очередному камню. Залазили, запрыгивали на камень, оценивали обстановку, намечали путь, протаскивали катамаран и опять всё сначала. И так без конца.

На последних 8 км падение реки (это видно из карты) составляет 34 м. Горы подходят к реке вплотную, появляются скальные берега. Характер препятствий изменился. Если бы было достаточно воды, то это были бы полноценные пороги с валами, сливами и пр. (как у Сибирцева). А в нашем случае в начале препятствия - всё тот же "шкуродёр" без крупных камней с легко читаемым мелким проходом, только с большой скоростью течения. Основной перепад находился в конце порогов, заканчивающихся бурными сливами, которые достигали внушительных размеров. На каждый километр реки приходилось от одного до нескольких таких порогов.

Мы на этом участке "изобрели" следующий способ сплава. Каждый сидел на "жёрдочке" со своей стороны катамарана, свесив ноги за борт, отпихиваясь от камней и управляя судном таким необычным способом. Когда катамаран не мог плыть из-за слишком малого количества воды, быстро можно было соскочить и провести его.

Сливы выглядели, как гряда крупных камней без возможности её проплыть. Даже в нашу малую воду они ревели. А после гряды - глубочайший плёс с практически стоящей водой. Мы протаскивали катамаран через ревущую гряду и в последнее мгновение, удерживая его изо всех сил, потому что грохочущая вода толкала его вперёд, прыгали, падали на него, короче, как придётся.

Так и выскочили в Витим, сидя на "жёрдочках", не веря своему счастью, что всё закончилось… Оглянувшись назад на этот каменный хаос, не могли понять: а как же тут вообще можно плыть - одни камни, где мы проход среди них нашли?

Итог

  1. Реку Конда от воинской части до устья (примерно 120 км) мы прошли за 5 дней (не менее 40 чистых ходовых часов).
  2. Оболочка катамарана полностью разорвана. В последующем три раза ремонтировали её. Для будущего похода надо шить новую.

Витим

Витим - литературный прообраз сибирской Угрюм-реки, одна из крупнейших рек Восточной Сибири, правый приток Лены. Витим - граница Бурятии и Читинской области. На левом берегу бурятское время (+5 часов), на правом берегу читинское время (+6 часов).

28 июля - 14 августа. Длина сплава - 695 км

1. Устье реки Конда - устье реки Ингур (22 км). 28-29 июля

В Витим мы попали при очень низкой воде, все прибрежные галечные отмели были обнажены. Правда, воды для плавания хватало, и те несколько шивер и перекатов, что были на Витиме на участке от устья Конды до устья Ингура были легко проходимы по центральной струе. Шиверы и перекаты были разделены между собой глубокими почти неподвижными плесами, где плавание резко замедлялось. Но, несмотря на это наше продвижение вперед проходило настолько быстрее и проще, что ни шло в какое сравнение с предыдущими днями.

От места ночевки на Витиме в 4-х км ниже устья Конды, где мы потратили практически целый день на ремонт катамарана, до Ингура мы доплыли за три часа, стартовав в 6 вечера. Весь этот день с небольшими перерывами шел дождь, а после обеда - ливень с грозой. К нам под тент, спасаясь от дождя, пожаловали рыбаки-туристы из Читы и Владикавказа, сплавлявшиеся от Романовки по Витиму на резиновых лодках. Когда дождь закончился, они поплыли до Ингура. Мы ушли примерно через час после них, т.к. нам надо было ещё собрать отремонтированный катамаран. И хотя, отчалив, мы поговорили о том, что в гонку втягиваться не будем, но спортивный азарт победил: мы хотели непременно догнать "резинки".

Перед устьем Ингура широкий плёс. Самого устья речки мы не увидели, но район устья "отмечен" большой бочкой на левом высоком берегу, хорошо видной с воды. "Резинки" мы догнали и успели попрощаться с рыбаками из Читы: их ждал трактор - универсальное транспортное средство на бездорожье. С ними уехал и один человек из Владикавказа, который приболел.

На ночь встали рядом с оставшимися владикавказцами в километре ниже устья Ингура за правым поворотом реки. Здесь на галечной отмели были видны следы предыдущих ночевок: выровнены места под палатки, кострище. Правда, учитывая неустойчивую погоду и большую вероятность дождя, мы не поленились и установили свой лагерь на высоком берегу в лесу, натянув над палаткой тент. Даже в уголке под тентом место для костра нашлось. Владикавказцы же остались внизу.

Всю ночь шел дождь, который на нашем лагере никак не отразился, а вот наши соседи вынуждены были на следующий день устроить днёвку для просушки всего своего имущества. Больше мы с ними не встречались.

Не смотря на дневной и ночной дождь, уровень воды в Витиме за ночь упал на 2 см, так говорили нам метки уровня, которые мы устанавливали каждый вечер, особенно на первой половине сплава по Витиму.

2. Устье Ингура - устье реки Каренга (313 км). 30 июля-7 августа

30 июля-2 августа

Ниже устья Ингура Витим становится глубже и спокойней: очень длинные плёсы и лишь в некоторых местах небольшие быстрины (фото 18, 19). Он медленно течет на протяжении больше сотни километров. Но особенно тяжело нам было на первых шестидесяти. К практически стоящей воде плёсов добавился сильнейший встречный ветер, который начинался в 10 - 11 часов и дул до 17. Очень часто мы вынуждены были пережидать на берегу, т.к. перегрести его были не в силах. Это время использовали с пользой для себя. Мы быстро сообразили, что в небольших заливчиках береговой линии водятся щуки. И щуки голодные. Ловить их было просто: они с готовностью бросались на любую блесну. Кто первый сделал заброс, тому и доставалась щука. Иногда случались курьёзы при одновременной ловле, т.к. щука от жадности успевала схватить сразу обе блесны. Так и вытаскивали на берег с двумя блёснами во рту. А если в заливчике была хоть какая-то трава, то там жила парочка щук (фото 21). Поэтому, как только ветер нас останавливал, мы быстренько искали подобный заливчик и наслаждались рыбной ловлей. Если заливчик оказывался пустым (и такое бывало), то, борясь с ветром, мы перебирались в соседний. В это же время мы обедали, перерабатывали рыбу, всё равно это когда-то надо было делать. А по Витиму плавали в утренние и вечерние часы. Для этого вставали с рассветом и, когда туман уходил с реки, начинали плавание, а заканчивали его часто в сумерках.

18. Витим в районе притока р. Талая
18. Витим в районе притока р. Талая

19. Радуга-дуга
19. Радуга-дуга

20. Скала-церковь в районе притока Юмурчен
20. Скала-церковь в районе притока Юмурчен

21. Щуки Витима
21. Щуки Витима

В устье Юмурчена нас ждала скала-церковь с православным крестом на макушке (фото 20), известная по чужим фотографиям. Кресты на Витиме стоят как память о наших предках, которые проложили на север этот путь, стоят в местах наиболее опасных, на местах гибели людей. Прижим на правый скальный берег после впадения Юмурчена не произвёл на нас впечатления, т.к. он только в большую воду может полноценно заявить о себе. Дальше идёт сплошной плёс с небольшими быстринами, который заканчивается первым островным разбоем. В главной правой протоке, которая тянется почти на 4 км, расположился длиннейший перекат Пуриконский, который внес приятное разнообразие в нашу жизнь. Жаль, что быстро закончился. Эти 4 км мы и не заметили.

В деревню Бугунда не заходили, хотя первоначально было желание купить там молока. Но в этот день впервые не было встречного ветра (фото 22), и мы старались уйти по Витиму как можно дальше, время экономили. Через 5 км после Бугунды во время обеда в "обратке" после переката была поймана 16 и последняя щука на Витиме, далее пойдут ленки, которых мы ловили на впадении притоков. Но не всегда рыбалка там была удачная. Все притоки были уже до нас истоптаны рыбаками, рыба выловлена. Но все равно встречались места, куда ленок успел вернуться, и рыбалка была успешной.

В деревню Красный Яр, которая получила своё название по красным скалам за селением (фото 23), мы также не заезжали - потребности не было. Из-за обилия рыбы всегда были сыты, поэтому добывать лишние продукты не было необходимости, а зарядки аккумуляторов для фото- и видеосъёмки нам ещё хватало.

3-4 августа

Примерно за 15 км до устья правого притока Хулугли начинается 50-километровый участок реки, занятый серией шивер под общим названием "Шипишки".

22. Витим в районе д. Бугунда
22. Витим в районе д. Бугунда

23. Впереди д. Красный Яр
23. Впереди д. Красный Яр

24. На причале метеостанции Хулугли
24. На причале метеостанции Хулугли

25. Перекат Казанский
25. Перекат Казанский

В район гидрометеостанции Хулугли, расположенной на левом берегу одноимённого притока, на приличном расстоянии от Витима, мы прибыли к обеду (фото 24), имея желание пообщаться с её обитателями. Но при подъезде к ней узнали, что все сотрудники находятся на сенокосе. Общение само собой отменилось. К метеостанции ведёт дорога от причала. Выше и ниже устья Хулугли на Витиме были пункты замера уровня воды, но мы не сразу догадались, что означает ряд врытых в землю на береговом откосе столбиков с номерами. На нижнем пункте до сих пор протянут через реку трос, а на берегу ржавеет маленький паром с "торпедой" для замера скорости течения. Есть там и хороший домик с баней, но на замке.

С этого дня Витим вступил в полосу дождей и гроз. На небе без конца клубились мощные грозовые облака, сверкали молнии, гремел гром. Но далеко не всегда дождь проливался именно на нас. Вот и в день, когда мы достигли Хулугли, после обеда грозовые облака с тёмными полосами дождя обступили нас со всех сторон. А над нами был клочок голубого неба, который двигался в направлении нашего движения с похожей скоростью. Шутили, мол, попали в "глаз циклона". Но к вечеру дождь все-таки достал и нас. С трудом удалось найти на береговой полке приемлемое место под палатку с возможностью натянуть над ней тент. Не смотря на дождь по всем окрестностям, уровень воды в Витиме всё равно упал.

Шиверы-шипишки, встречавшиеся на этом отрезке пути, мы проходили с ходу без всяких разведок. Сложность шивер постепенно возрастала. И только шивера Большая Шипишка, которая на карте носит название перекат Казанский (фото 25), обратила на себя наше внимание. Но по главной струе, как рекомендуется в описании, мы её не пошли. В самой шивере идут два ряда валов, а между ними относительно спокойная вода шириной 2-3 м, вот мы и ухитрились удержаться именно в этой спокойной воде. Слева и справа от нас громоздились водяные горы, а мы, как партизаны, прокрались между ними. Можно и на валах покататься, но было совсем нежарко, и лишних брызг нам не хотелось.

В районе зимовья Шипишки запомнилась шивера с большими выступающими над водой камнями, где требуется аккуратный манёвр, тем более, что мы пошли не по главному руслу, а по боковому правому, мелкому. Так нам было удобнее после неудачной попытки порыбачить у зимовья. Мы ещё сравнили эту шиверу с Кондой - мол, это младшая и более простенькая сестричка, позволяющая всё проплыть.

5-7 августа

Последние 100 км, вплоть до устья Каренги, Витим не имеет серьезных препятствий. На пути встречаются только перекаты.

Примерно в 8 км до урочища Солонцово на скалах правого берега наблюдали интересные рисунки, созданные природой, напоминающие людей и птиц (фото 26).

Проплывая само урочище, мы с любопытством его разглядывали. Это было связано с тем, что по одному из вариантов похода именно отсюда мы планировали пеший переход на реку Амалат. На берегу видна кое-какая деятельность человека: остатки заборов, дороги, брод…

На притоке Джекдавачи у нас удалась рыбалка на ленков.

Ниже урочища Солонцово на правом берегу Витима много горелого леса. Видно, недавно прошёл верховой пожар, который большими красными пятнами выделялся на фоне зелёной тайги. Даже красиво, если бы не так печально (фото 27).

26. Природные рисунки на скалах
26. Природные рисунки на скалах

27. Горелый лес на Витиме
27. Горелый лес на Витиме

Перед правым притоком Витима Береей мы устроили вечерние гонки. Соперником у нас было время. Весь день мы не спеша плыли, фотографировали, гуляли по галечным отмелям в поисках сердоликов, ловили рыбу. Всего 20 км одолели. А вечером вдруг выяснилось, что Володе очень хотелось в этот день до Береи доплыть, какой-то этап пути, да и зимовье там есть. Время 18 часов. По идее на ночёвку пора вставать, а тут 30 км впереди. Попробуем? Ну, и попробовали… Одна радость - встречного ветра не было и парочка перекатов попалась, где можно было руки опустить и немного передохнуть.

К Берее доплыли в сумерках. Зимовье там нашлось (с воды не видно), но на другом берегу притока, нежели указано на карте. И оно занято было. Об этом нас оповестили собаки. Пришлось нам устраиваться на противоположном, высоком левом берегу Витима, в темноте еле-еле ровное место под палатку нашли. Мы думали, что надежно отделены от собак широким Витимом с быстрым в этом месте течением. Но уже при разгрузке катамарана об наши ноги тёрлась великолепная откормленная лайка. Потом она уселась сторожить наш катамаран, чем и занималась, пока мы ужинали.

На следующий день спозаранку с реки донесся лай собак. Хотя мы и не охотники, но сразу поняли, что собаки взяли след и кого-то гонят. Лай переходил с одного берега на другой. Когда мы проплыли 1-1,5 км от места ночёвки, то наблюдали такую картину. На береговых скалах, на отдельно стоящем уступе переминались с ноги на ногу две рыжих козы (косули), а наши знакомые собаки вели на них облаву по всем правилам: одна стояла внизу на кромке воды точно под уступом, вторая лаяла сверху, а ещё две - сбоку, на прямой видимости для косуль. Достать они их не могли, уступ был для собак неприступным, но и не уходили. Кто кого пересидит. Мы не знаем, чем всё это закончилось, но пока была слышимость, яростный лай не прекращался.

В 4-х километрах ниже Береи левый берег Витима обрывается к реке крутыми скалами (фото 28).

Вскоре новые необычные звуки донеслись с берега - хрюканье. Мы сначала не поверили своим ушам, пока не рассмотрели кабанью семейку: мамашу и парочку чёрных поросят. Они долго сопровождали наш катамаран, то прячась в кустах, то бегая по галечнику.

А после обеда на небе стали собираться грозовые тучи. Форма их была очень интересна и непрерывно менялась. Сделали ряд красивых фотографий (фото 29 - 31).

28. Витим в районе притока Берея
28. Витим в районе притока Берея

29. Витим недалеко от Каренги
29. Витим недалеко от Каренги

30. Идущий по воде
30. "Идущий по воде"

31. Гроза надвигается
31. Гроза надвигается

В последние дни плавания мы старались устраивать свои лагеря повыше, подальше от воды, помня о том, что вода в Витиме поднимается стремительно, а дожди шли почти каждый день. Вот и на этот раз, вечером, видя, как небо быстро темнеет в преддвериях грозы, выбрали себе стоянку в ложбине между скалами. Как оказалось, мы здесь были не первые - остатки костра чернели сквозь высокую траву. Первым делом - тент. Только натянули его, как хлынул ливень, но он был уже не страшен. А после ливня - радуга! Такая яркая, двойная. Она была не только на небе, но и пересекала тайгу на противоположном берегу, и уходила в воду прямо у наших ног (фото 32). Такой эффект получился потому, что из-под тента мы вышли сразу же, как закончился дождь над нами, но совсем рядом, в нескольких десятках метров он ещё шёл. А на западе уже открылось заходящее солнце. Вот радуга и образовалась совсем рядом с нами.

После дождя мы поднялись по тропе на одну из скал осмотреть окрестности и сразу узнали вид, открывшийся нам (фото 33, 34). Именно с этой скалы примерно в 18 км до притока Каренги был сделан ряд фотографий у Сибирцева В. Так вот, чей костёр был там внизу.

32. Чудо-радуга
32. Чудо-радуга

33. Витим со скалы недалеко от Каренги
33. Витим со скалы недалеко от Каренги

34. Витим со скалы недалеко от Каренги
34. Витим со скалы недалеко от Каренги

Неоднократные попытки поймать что-нибудь у скал не увенчались успехом. Вечером пробовали разнообразные блёсны, а ночью - мышь. Бесполезно. Но место, в общем-то, перспективное.

Опять ремонт катамарана: всё это отголоски Конды.

На следующий день ближе к обеду достигли устья Каренги. В деревню Усть-Каренга тоже не заходили, тем более что до неё от Витима 2 км.

После Каренги Витим устремляется к северу.

3. Устье реки Каренга - устье реки Калар (197 км). 7 - 11 августа

Вскоре за устьем Каренги берега поднимаются (фото 35). Отсюда вдоль реки то справа, то слева встают отвесные скалы. Противоположный берег в таких местах пологий, галечный. В русле много островов, которые, как правило, разбросаны группами. Они низкие, поросшие лесом, с крупновалунными изголовьями, реже голые - галечниковые. В районе островов ширина реки с 200 - 250 м увеличивается до 400 м.

Ближе к вечеру прошли гору Столбовая, каменные останцы на вершине которой видны через море тайги. Жалко, что далеко и невозможно сфотографировать их во всей красе.

На следующий день в первой половине дня подплыли к именным скалам "Три брата". Не смотря на низкий уровень воды только старшенький "Братец" имел связь с берегом, два меньших стояли в воде (фото 36).

При высоком уровне воды скалы "Три брата" могут быть накрыты с головой, а нам в это почти невозможно было поверить. /js/go.php?af1461.livejournal.com/253020.html

Напротив этих скал на правом берегу хорошая оборудованная стоянка, чуть ли не первая, встреченная нами, на Витиме. До этого иногда были только едва заметные следы старых биваков.

Местность после "Трёх братьев" становится всё красивее и красивее. Встречаются очень оригинальные скалы, с нависающими козырьками, отвесными стенами (фото 37). На них часто можно было разглядеть всякие фигуры зверей, птиц.

35. Первые скалы после притока Каренга
35. Первые скалы после притока Каренга

36. Скалы Три брата
36. Скалы "Три брата"

37. Причудливые скалы на Витиме ниже Трёх братьев
37. Причудливые скалы на Витиме ниже "Трёх братьев"

38. Скальная стена перед притоком Заблудяшка
38. Скальная стена перед притоком Заблудяшка

После обеда длинная желтоватая отвесная стена загородила всё русло (фото 38). Поиграли в викторину: "Куда течёт река?" Издалека прохода совсем не было видно, только течение говорило о том, что Витим продолжается.

После Каренги на Витиме заканчиваются стоячие плёсы, река всегда течёт. Много перекатов, шивер, но все они проходятся с ходу. Только характер их постепенно меняется: начинают властвовать стоячие валы. Река приобретает необычную мощь. Характерным явлением среднего течения Витима становятся улова - круговороты воды с обратным течением в местах глубоких вогнутостей берегов или после шивер и перекатов по бокам их сливов. Требуется постоянная бдительность.

На впадении справа маленькой речки Кочковатая мы увидели, насколько мощным и опасным может быть наводнение на Витиме. Речки самой не видать, так, ручеёк, но этот ручеёк при июньском половодье выбросил в Витим большие завалы из крупных деревьев, вырванных с корнем и застрявших на мелководье до следующего наводнения.

В устье Дзелинды (так называет речку местное население, на карте название Дэлинэдэ) на ее правом берегу хорошая оборудованная стоянка, которой мы и воспользовались. Здесь тоже были отчетливые следы недавнего наводнения: потоки воды с Дзелинды пригибали кусты до земли, несли всякий лесной мусор, стёрли следы пребывания на берегу предыдущих групп. Правда, сама стоянка расположена относительно высоко и не пострадала. В самом притоке хорошо ловился крупный ленок, только забрасывать блесну надо было под противоположный берег, чему мешала широкая мель от берега стоянки. Заходили по ней до середины потока и оттуда ловили.

Первого пойманного ленка подвесили в мешке на дерево у костра, чтобы не сбежал, так пока ловили следующего, этот мешок тщательно обследовали наглые бурундуки. Их было несколько, о чём говорил характерный шум в кустах. Пришлось на ночь более тщательно убирать продукты, опасаясь их набега.

На участке от Дзелинды до Калакана берега Витима очень красивы. Обращает на себя внимание урочище Улус-Опасный (фото 39), где высокие береговые скалы по левому берегу отвесно уходят в воду. И такая тишина вокруг, что становится немного жутко. И сразу после него в районе речки Заблудяшка, проплыв длинный плёс (но с небольшим течением), оказываемся у высоченных скал правого берега, которые тянутся на несколько километров. Почти не помогаем течению греблей, некогда - любуемся и без конца фотографируем (фото 40).

39. Урочище Улус-опасный
39. Урочище "Улус-опасный"

40. Скалы в 2-х км ниже урочища Улус-опасный
40. Скалы в 2-х км ниже урочища "Улус-опасный"

Впервые и единственный раз за время сплава по Витиму вышли к людям на метеостанции Калакан. Основная причина - разрядился аккумулятор на видеокамере. У нас был ещё запасной, не тронутый, но решили подстраховаться и зарядить. На метеостанции есть свой электрогенератор, который включают на пару часов поздно вечером. Остановились мы в доме, который виден с воды. В нём проживал гидролог, у которого сгорело предыдущее жилище, а так дом по определению является гостевым. Общий язык с гидрологом мы нашли быстро. Этому особенно поспособствовали несколько блёсен, подаренных ему. Он накормил нас, спать уложил и ещё продуктов на дорогу выдал. Кстати, мы так до конца похода и не съели все его гостинцы, часть привезли домой. Гидролог рассказал несколько интересных вещей. Например, что в этом году температура воды в Витиме в июле во время жары, охватившей многие регионы России, поднялась до 26 градусов. Еще о подъеме воды в реках: когда в верховьях Калакана прошли дожди, вода в притоке поднималась так стремительно, что она не только остановила Витим, но и потекла вверх по его долине.

На участке от р. Калакан до р. Миндунна на Витиме расположены три именных переката - Банкинский, Восьмёрка и Миндунский. Наибольшее впечатление из этих трёх на нас произвёл первый - Банкинский (фото 41). Для начала мы приложили определённые усилия, чтобы в него зайти. Поднявшийся сильный встречный ветер не пускал, тащил назад. Мы ещё шутили - мол, тут о правильном прохождении думать надо, а вместо этого пытаемся просто попасть в перекат. Не смотря на противодействие ветра, удалось пройти левым краем там, где наименьшие валы. На перекатах Восьмёрка и Миндунский просто покатались, да ещё и видео снимали.

На впадении притока Миндунна впервые в жизни поймали на спиннинг парочку таймешат. Потом сделали из них малосол. Вкуснятина необыкновенная!

После этих перекатов Витим продолжает радовать нас разнообразными красивыми скальными берегами, при этом у скал сохраняется сильное течение, которое позволяет, не отвлекаясь на греблю, любоваться берегами. Особенно сильное впечатление скалы производят, когда плывёшь в непосредственной близости от них: такие огромные, разноцветные, отвесные, местами нависающие, проплывают перед глазами как на большом экране - бесконечное кино… Скалы в урочище Кадамия часто можно увидеть на фотографиях в альбомах о Витиме - впечатляют (фото 42). Мы специально остановились на противоположном галечном берегу, чтобы лишнюю минуту посмотреть на них.

В устье р. Коннорин разыскали в глубине берега зимовье, но этот маленький домик являлся именно зимовьем - для зимы. Расположенный в чащобе, летней тропинки к реке не имеет, полати набиты соломой для тепла. Именно эта солома нас и отпугнула - мыши. Зато при впадении Коннорина в Витиме отлично ловился крупный ленок, доставляя нам большое удовольствие борьбой с ним и победой (фото 43). Справедливости ради стоит сказать, что ниже по течению у нас удачной рыбалки больше не было.

41. Перекат Банкинский
41. Перекат "Банкинский"

42. Урочище Кадамия
42. Урочище "Кадамия"

43. Рыбалка на Витиме. Таймешата и ленок
43. Рыбалка на Витиме. Таймешата и ленок

44. Группа ветеранов-водников
44. Группа ветеранов-водников

Участок от устья Коннорина до устья Калара мы проплыли с коллегами: нас догнал катамаран питерцев (фото 44). Мы много беседовали, фотографировали, снимали на видео друг друга, обменялись электронными адресами. Нам показался уникальным состав встреченного катамарана: троим из четверых членов экипажа было за 70 лет. Вот такие молодцы! А как быстро плыли - не догнать. И Витим они прошли за более короткое время, но при этом не занимались рыбалкой, не считая "дорожки" за катамараном. Кажется, она им успеха не принесла. Плавать по такой богатой рыбой реке и не ловить… Зачем вообще так далеко забираться? Это был их минус, с нашей точки зрения.

На Витиме регулярно продолжались перекаты, не представляющие никакой трудности. Они проходились с ходу при разведке с воды, но вал на них присутствовал.

4. Устье реки Калар - разъезд Витим (163 км). 11 - 14 августа

Мы высадились на стрелке Калара (фото 45), где двадцать лет назад у нас была полуднёвка, а питерцы уплыли дальше. В памяти у нас устье Калара осталось другим, нежели мы увидели теперь. Тогда песчаный пляж был больше, а Калар и Витим мощнее и полноводнее. Тогда при ночёвке нас накрыло наводнение. Уровень воды в Витиме на глазах поднялся за несколько часов на пару метров. Все нижерасположенные перекаты и шиверы были закрыты водой, а на самом Витиме возникло сильное и мощное течение с большим количеством "поганок". Двадцать лет назад, стартовав от стрелки Калара, не гребя, а просто лежа на катамаране и читая вслух книжку, мы проплыли за день более 100 км и смогли остановиться только за устьем Бамбуйки, перед прорывом через Южно-Муйский хребет. Тогда была единственная трудность - практически невозможно было причалить к берегу. Все галечные отмели закрыты, по берегам сплошные кусты, а если вдруг и увидишь что-то подходящее, пока гребёшь к берегу, проносит мимо. И такие трудности испытывали не только мы. В те годы по Витиму плавало, несомненно, больше групп, и мы наблюдали, уже расположившись лагерем, как катамараны пытались причалить к нашей поляне, но их несло мимо, не смотря на все усилия гребцов.

В этом году картина была совсем другая: Калар обмелел до неузнаваемости, а на Витиме были в наличие все перекаты, которых мы не увидели в прошлый раз.

Пока плыли от Калара до Ципы, посчастливилось увидеть молодого медведя, который переплывал Витим (фото 46). Сначала далеко впереди мы заметили движущуюся чёрную точку на воде, ускорили из любопытства своё движение и поравнялись с медведем в момент его выхода на берег. Он сразу же приступил к трапезе, ища корешки, и нас не видел. А когда мы заговорили, даже не обернувшись, рванул вверх по склону, только пыль столбом поднялась.

45. Стрелка Калара и Витима
45. Стрелка Калара и Витима

46. Медведь после купания в Витиме
46. Медведь после купания в Витиме

47. Стрелка Ципы и Витима
47. Стрелка Ципы и Витима

48. В Бамбуйской котловине
48. В Бамбуйской котловине

В устье Ципы (фото 47) мы ночевали недалеко от наших новых знакомых, приплывших сюда раньше нас. Зато они медведя не видели!

Примерно через 5 км после впадения Ципы у галечного острова в правой протоке расположился перекат Каменный. Издали он не смотрелся, даже белых "барашков" не было видно. Подошли мы к нему расслабленно, беседуя о посторонних вещах. Куда несло течение, туда и плыли. И не заметили, как оказались среди этих огромных пологих валов. Когда перед катамараном возникал очередной вал величиной со шкаф, надвигающийся неумолимо и закрывающий горизонт, я повторяла, как заклятие, три слова: "Ой, мамочки!.. Греби!" Грести надо было обязательно, чтобы создать положительную скорость относительно воды, чтобы пройти вал, чтобы он не опрокинул нас назад.

Потом Володя скажет: "Это тренировка перед шиверами прорыва".

Через 25 км ниже устья Ципы горы отступают от реки, долина расширяется и Витим выходит в Бамбуйскую котловину. Бескрайние водные просторы (фото 48). Теперь по обе стороны низкие заболоченные берега уступом в 1,5 - 2 м обрываются к воде. Река, сохраняя быстрое течение, приобретает спокойный характер. Обходя галечниковые косы, она выписывает плавные, широкие изгибы. Много островов. Почти у каждого из них образуется небольшой перекат. Один из таких перекатов именной - Дарья. Но мы в него практически не попали, только на выходе, т.к. прошли другой мелководной протокой, которая нам была по пути и показалась короче. По всем косам и галечным островам бродят парами добытчики нефрита, их лодки носятся по всем протокам. На остановках у впадения всяких ручьёв и речек пытались ловить рыбу, но неудачно. На всех перспективных местах часто стояли сети.

Во второй половине дня прохождения Бамбуйской котловины погода испортилась, поднялся встречный ветер, временами шел дождь, движение вперёд резко застопорилось. До Бамбуйки доплыть не удалось, заночевали в районе острова Батор на высоком берегу. Место высадки выбирали чисто интуитивно, по характеру берега, а когда поднялись по косогору, изумились: нас ждала отлично оборудованная туристская стоянка среди редкого молодого леса. Ещё и крепких маслят набрали.

На следующий день с утра проплыли мимо деревни Гулинга, которая представляла собой жалкое зрелище - развалившиеся дома, разбитая техника, людей не видно. Напротив деревни Бамбуйка, которая с реки не видна, на берегу стоял КАМАЗ. Потом нам сказали, что он давно там - застрял. Ниже устья Бамбуйки Витим еще около 12 км течет по котловине. Река широкая, с бодрым, но спокойным течением. Берега низкие, залесенные. Много островов.

Несколько раз пытались ловить рыбу, в частности при впадении р. Талакан, но удача нам не сопутствовала. Пытались на галечных отмелях найти нефрит, но…

Потом горы, замыкающие котловину с севера, вплотную подошли к воде (фото 49): Витим вступает в пределы Южно-Муйского хребта. Скалы стискивают мощную, многоводную реку до 150 - 200 м. Долина приобретает вид темного, глубокого ущелья, крутые, обрывистые берега которого сплошь покрыты осыпями разрушенных скал. Витим кипит и пенится на камнях, во многих местах заваливших русло. Такой характер река имеет на всем 50-километровом участке пересечения хребта.

На обед встали перед первой шиверой - Большая Коса. Дождь немного попугал нас - гром, молнии, но упало только несколько крупных капель, а чёрная туча пронеслась мимо и вылилась на горах.

Пока обедали, всё наблюдали за добытчиком нефрита, который в одиночестве медленно брёл у кромки воды по противоположному берегу. Пройдя шиверу, подплыли к нему, побеседовали. Нас интересовало, как в принципе выглядит нефрит, что смотреть, что искать. Этот нефритчик оказался бывшим геологом, который в свой законный отпуск приехал на Витим, в места, где он работал в молодости. Из его рассказа мы узнали, что нефрит бывает разного цвета: чёрный, белый, зелёный, жёлтый. По его словам, узнать его легко - если камень лежит в воде, то светится, "как будто лампочка внутри". Поэтому он и идёт по кромке воды. Скупают найденный нефрит китайцы, которые сами приезжают на реку. Особо ценен белый, и именно речные окатыши. Из него вырезают в Китае всякие фигурки. По словам геолога, белого почти не осталось. "Скоро и зелёный цениться будет". Мы попросили показать нам нефрит, но он за полдня не нашёл ни единого кусочка. А мы-то хотели найти нефрит во время наших пятиминутных прогулок по берегу. Всё, что добыл, у него на базе, которую мы уже проехали. Показал нам сердолики, но они нас не интересовали, т.к. у самих в рюкзаке лежало около 10 кг этих "солнечных" камней.

Потом речь зашла о шиверах, которые впереди. "Сложные, ой, сложные, особенно сейчас, в низкую воду. Манёвра нет. Некоторые лучше обнести, и разведка обязательна. Карта есть? Знаете, где расположены шиверы? Бойтесь Сивака, там валы по 1,5 м. Сколько лодок перевернулось! Коварная шивера, а вы вдвоём… Если решитесь идти его, держитесь правого берега."

Мы отшутились: "Катамаран длинный, 5 м, что ему валы по 1,5 м…", но на заметку слова бывшего геолога взяли, т.к. он прожил в этих местах несколько сезонов, видел всякий Витим, ходил по нему и вверх и вниз, зря не скажет.

Распрощавшись, мы отправились на свидание с шиверами. Наибольшее впечатление из шивер, пройденных в этот день, на нас произвела Большая, или Верхняя Тузалинская. Она принадлежит к шестерке самых мощных Витимских шивер, стяжавших печальную славу среди сплавщиков и местного населения.

Шивера расположена на небольшом левом повороте реки. С правой стороны крутой высокий берег. Поток, отражаясь от скальных выступов, создает вдоль него сильное волнение. Оно постепенно затухающими валами прокатывается по всей ширине реки. Левый берег представляет собой большую галечно-валунную косу, на которую струя сильно наваливает. При теперешнем спаде воды в русле обнажилось много камней - "избушек". Они рассекают поток, создавая высокие, косо идущие стоячие волны и еще более осложняя условия плавания.

Разведку с берега проводить не стали, просто медленно подплывали и с воды оценивали разные варианты прохода. В самом начале быстротока резко пересекли валы, отражающиеся от косы. Далее держались левого берега, уклоняясь от выступающих из воды камней, пока нас не затянуло в основную струю. Таким образом, нам удалось объехать первые наиболее мощные и высокие валы, а потом нас немного покидало на нижней части шиверы.

На следующих 6 км скорость течения Витима 10 - 12 км/час. Вся поверхность реки, как оспинами, усыпана водяными "выпорами", или "поганками". Мы помнили о них с предыдущего сплава, тогда они произвели на нас сильное впечатление. Может потому, что встретились нам впервые в жизни. Выглядели они буграми в четверть метра высотой и диаметром от 2 до 3 м. По ним можно составить представление об огромной силе, таящейся за кажущимся спокойствием реки. Мозаика "выпоров" все время меняется. Поднимающаяся вверх вода с непреодолимой силой бросает катамаран то вправо, то влево. Бороться с ее влиянием на курс безнадежно, и ничего другого не остается, как действовать сообразно воле потока, беря его в союзники. На этот раз из-за маловодья "выпоры" были слабее.

Остальные шиверы были проще, но основная тактика была похожа на ту, что мы применили при прохождении Верхней Тузалинской - уклонение от первых больших валов тем или иным способом. Потом уже, дома, читая описание прохождения этих шивер, оказалось, что мы их так и проходили, как там рекомендовано.

На ночёвку остановились перед впадением речки Тулдунь, поставив палатку прямо на галечной косе недалеко от прибрежных скал. На ранее виденных фотографиях этого места косы вообще нет, всё под водой. А у нас она такая широкая была… Тулдунь впадала в Витим ревущим мутным потоком.

49. Витим перед прорывом
49. Витим перед прорывом

50. Стрелка Витима и Тулдуни
50. Стрелка Витима и Тулдуни

51. Мосты через Витим на станции Витим
51. Мосты через Витим на станции "Витим"

С места ночёвки открывался красивый вид на гору Шаман, самую высокую в этом районе (фото 50). Вечером со стороны Шамана стала медленно наползать огромная, очень чёрная и страшная туча, вся расцвеченная сполохами молний. Тёмные полосы дождя постепенно накрыли все горы. Мы быстро усилили камнями оттяжки палатки, дополнительно накрыли её тентом и в спешном порядке до дождя приготовили ужин. Внимательно оценили вероятность попадания молнии в нашу палатку. Пришли к выводу, что в этом плане стоит безопасно. К моменту подхода тучи к нам её мощь ослабла, непосредственно над нами было всего несколько ударов грома, а дождь только чуть-чуть покрапал.

Утром сразу размялись на Тулдунской шивере. Разведку не делали. Нам было достаточно того, что вечером наблюдали, как по Витиму прошла моторка. Мы долго слышали удары её корпуса по воде, когда она прыгала с валов. У нас устойчивое мнение: если проходят такие суда, то катамаран точно пройдёт. Длина шиверы около 1,5 км. Правый берег на всей длине шиверы - сплошные скальные обрывы. Под ними, занимая примерно треть реки, идет основная масса воды и образуется сильное волнение с большими пенистыми стоячими волнами высотой до 1,5 м. Волнение вызвано несколькими донными грядами коренных скальных пород, выступающих в реку почти до середины.

С другой стороны в русло далеко вдается огромная галечно-валунная коса, полузатопленные и подводные камни которой создают сложную водную обстановку и на левой части потока. Да ещё сильное течение Талдуни рассекает Витим мощным направленным потоком почти на треть ширины и отжимает катамаран на середину. В нашу низкую воду было целесообразно проходить эту шиверу, прижимаясь к косе, что мы и сделали. Но и на валах попрыгали, когда нас всё-таки затащило на середину.

Через 5 км на крутом правом повороте расположена самая опасная, по местным понятиям, шивера - Сивак . Такую славу ей создали сплавщики, в течение многих десятилетий терявшие здесь свои грузы, а иногда и жизни. С точки зрения проводки больших судов и плотов это действительно так. Сивакская шивера - самая мелкая (глубина до 1 м) и засоренная камнями.

Фарватер извилистый. Скорости при паводках достигают 18 - 20 км/час. Длина ее около 1,5 км. Для туристских судов, позволяющих обходной маневр мимо основного волнения, прохождение Сивакской шиверы не сложнее, чем Тулдунской.

Левый берег Витима в этом месте скальный, обрывистый, правый - низкая галечная коса, затопляемая по мере подъема уровня воды. Главный поток идет по центру, где и сосредоточено основное волнение.

Когда мы плавали по Витиму 20 лет назад, все шиверы были закрыты паводком, и только на Сиваке стояло два больших вала, с которыми не смог справиться паводок. Тогда мы постарались попасть в эти валы, но сильный встречный ветер не позволил сделать правильный манёвр, и в валы попала только одна гондола. Катамаран по ширине очень сильно накренился, с него посыпались в реку все наши собранные халцедоны и сердолики, валявшиеся на тенте. Чуть не опрокинулись…

Сейчас мы постарели, авантюризм поубавился. Помня наставления геолога-нефритчика, перед шиверой остановились, сделали разведку и наметили путь движения. Валы, наши старые знакомцы, никуда не делись, были на месте. Прошли Сивак, прижимаясь к правобережной косе, шаркая катамараном по выступающим камням. Всё основное волнение удалось объехать, но совсем избежать его не удалось, так как конечные валы занимают все русло реки от берега до берега.

Оставшиеся до конца прорыва шиверы, что-то не запомнились. Значит, не было в них ничего особенного.

Когда на станции Витим мы разговаривали с нашими знакомыми питерцами, один из них спросил про шиверы: какие они были для нас в прошлый раз. А мы сделали вывод, раз такие опытные водники что-то спрашивают, значит, шиверы произвели на них определённое впечатление.

Через 3 км окружающие горы, достигнув наибольшей высоты, неожиданно обрываются, и Витим из узкой каньонообразной теснины выливается на простор Муйской котловины. После постоянного сумрака и ветра, царивших над ревущей рекой, море света и тишина поражают. Впереди открывается долгожданный вид на железнодорожный мост БАМа (фото 51).

Верхняя Ангара.

15-20 августа. Длина сплава 112 км

На разъезд Витим (левый берег), где останавливаются только рабочие поезда, мы прибыли в субботу, выходной день, когда расписание изменяется. Во сколько отправляется поезд и отправляется ли вообще, нам достоверно узнать не удалось, хотя мы спрашивали у всех рыбаков, которых встречали ниже последней шиверы.

Но причалили мы на правый берег Витима, специально для того, чтобы пройтись по мосту и проверить то, что написано о нём в Интернете: /js/go.php?www.skitalets.ru/velo/2010/bam07_kondrakov/

"Ради этого моста стоит жить. Мост по ширине - только для одной машины, металлические опоры - достаточно прочные, хотя верх моста сложен из шпал (будем надеяться, что шпалы хоть как-то скреплены между собой), перила - напрочь отсутствуют, длина моста - наверное, метров 500, высота моста - вероятно, метров 20-25. Переходить его пешком - дух захватывает… Этот мост - граница Читинской области и Бурятии, а значит - мост - ни чей, нет у него хозяина. … Я первым осторожно ступил на мост, ведя велосипед строго посередине осевой линии (хоть бы кто ее нарисовал, чтобы не сбиться с пути). Шел по мосту, наверное, целую вечность, стараясь не глядеть по сторонам, а только вперед, а противоположный берег был таким далеким. На такой высоте бурлящая внизу вода просто тянет человека вниз, а до воды я, точно, живым не долечу - сердце остановится раньше. Но у нас на глазах по мосту навстречу нам только что прошел грузовой "Урал", а значит и мы - пройдем. Одна только мысль крутилась в голове - да когда же он (мост) кончится? Все, перешел. Уф, наконец-то он кончился! Привет, Бурятия!"

К этому описанию можно только добавить, что теперь на мосту с читинской стороны ровно до середины поверх шпал положено в длину два ряда досок (как раз под колёса машины), по ним идти легче, шпалы между собой скреплены. А вторая половина моста (надо понимать, что Бурятская) без досок, между шпалами просветы, шпалы местами лежат криво, есть гнилые, между собой соединены не везде и под мостом в этот раз тут огромная галечная отмель. От бесконечной череды шпал в глазах сильно рябит, и было такое ощущение, что сию минуту откажет вестибулярный аппарат, тебя качнёт вниз и полетишь ты на встречу с камнями. Приходилось без конца поднимать глаза и смотреть хоть мгновение вдаль, чтобы очухаться, потом опять под ноги, чтобы между шпал не ступить… Хорошо, хоть встречной машины не было, мы не разошлись бы, ширины моста не хватает для этого…

В лесочке у станции Витим мы встретили старых (уже!) знакомых с обогнавшего нас катамарана. Их первый вопрос:

- Вы местную достопримечательность видели?

- Какую?

- Мост!

- А мы перешли по нему с берега на берег!

В ответ - тишина… потому что это - эксклюзивный мост, ради него "стоит жить".

Попили чайку с питерцами, а тут и наш поезд (Хани - Таксимо), состоящий из одного вагона и платформы, неожиданно пришел (примерно в 17:40 по бурятскому времени). Уехали мы в Таксимо, питерцы остались, им в другую сторону, их поезд только утром.

Билеты продают прямо в вагоне, который в этот день был заполнен от силы на треть.

В Таксимо приехали вечером. На привокзальной площади многолюдно, музыка, концерт, шашлыки, пиво. В посёлке празднуют "День посёлка". Закупили мы недостающие продукты, выбор ограничен, поэтому наше меню на оставшуюся часть похода было несколько однообразно: рожки, гречневая каша, молочный рис и, конечно, пойманная нами рыба.

Около полуночи поезд Чара-Северобайкальск повез нас на станцию Ангоя, откуда мы решили начать сплав по Верхней Ангаре. Первоначально мы планировали Верхнюю Ангару плыть с верховий, но из-за того, что много времени было потеряно на Конде, а на Витиме отставание от графика еще больше увеличилось, была решено сократить сплав по В. Ангаре, поэтому и была выбрана Ангоя. Приехали мы в неё ранним утром, все ещё спят, лёгкий туман. На наше счастье встретили двух парней, которые хорошо объяснили дорогу до реки, и мы без проблем минут через сорок вышли на берег. Собрали катамаран (фото 52) и после обеда отчалили.

Река Верхняя Ангара впадает в Байкал на самом севере и является вторым по значению притоком озера Байкал. Длина ее 452 км. Она начинается на склонах Северо-Муйского хребта, углубляется в ущелье, где имеет ряд порогов, и в 300 км от истока выходит в Верхнеангарскую заболоченную котловину. Здесь река в продолжение 160 км спокойна. Затем на протяжении 50 км прорывает Верхнеангарский хребет, выходит в заболоченную прибайкальскую низменность и через 120 км впадает в Байкал. Со станции Ангоя как раз и попадаешь в эту прибайкальскую низменность, окаймлённую с одной стороны Баргузинским хребтом, с другой - Верхнеангарским. Река резко отличается от Витима, что являлось для нас приятным разнообразием. На всем протяжении сплава мы созерцали красивые высокие горные хребты, составляющие борта этой долины.

52. Сбор катамарана на Верхней Ангаре
52. Сбор катамарана на Верхней Ангаре

53. Верхняя Ангара
53. Верхняя Ангара

54. Верхнеангарский хребет
54. Верхнеангарский хребет

55. На Верхней Ангаре
55. На Верхней Ангаре

Два дня была хорошая солнечная погода (фото 53 - 55). Небольшой встречный ветер несильно мешал нам. Мы плыли и любовались рекой. Она широкая, многоводная, с чистой прозрачной водой и неожиданно для нас с течением на всём пути до Байкала. Часто встречаются обширные песчаные пляжи, густая зелёная тайга почти не тронута человеком. Есть кедр, но шишек нам уже не досталось. Один только раз на берегу нашли шишку, полную орехов, поджарили её на костре, но забыли забрать на ночь в палатку. Утром она была обнаружена, аккуратно почищенная бурундуком. Близость человека его не смутила.

На реке много островов, которые улавливают упавшие в воду деревья. От этого их верхние мысы представляют собой огромную свалку стволов. Эта свалка, видная издалека, даже помогала нам в ориентировании: мы сразу знали, что впереди остров.

Сначала мы только приглядывались, как и где местные рыбаки ловят рыбу. Один раз даже поговорили с одним из них, он подтвердил наши наблюдения, но сказал, что мы вряд ли здесь, на реке, что-нибудь поймаем, вот только в соре нам обеспечена удача. Но его предсказания не сбылись, начиная со второго дня, мы успешно ловили. Это был окунь и небольшие щуки. Нам хватало.

Со стоянками на реке плохо, встречаются редко, а там, где они есть, почти всегда поблизости зимовье. Но мы ими не пользовались, как-то надобности не было, палатка нас очень даже устраивала. Свой дом дороже и ближе. Для ночёвки мы выбирали в основном левый берег, необитаемый, т.к. вдоль правого шла железная и автомобильная дорога, он легкодоступен, часто на нём стояли машины с рыбаками. А нам хотелось спокойствия и уединения.

На третий день нахождения на реке, когда мы ночевали в районе острова Танчанда, погода испортилась. Резко похолодало. Небо окутали облака, окружающие реку хребты, особенно Баргузинский, концентрировали облака на своих вершинах. Над протокой Танчанда повис низкий туман (фото 56), и мы радовались, что выбрали для плавания основное русло, над которым тумана не было. Поднялся ветер, но для нас он был попутным. Этот ветер на Байкале называется верховик. Назван так потому, что дует из долины реки Верхняя Ангара, т.е. с верхнего конца озера. Начинается верховик обычно утром, после восхода солнца и нередко перед закатом стихает, но может дуть очень долго, не переставая - до десяти дней. Такие затяжные ветры начинаются с середины августа. Благодаря значительной продолжительности и отсутствию порывов, верховик может создавать очень большие волны. Это один из самых известных и значимых ветров на Байкале. Предвестником верховика служит ярко-красный горизонт перед восходом солнца.

Конечно, ветер мешал плаванию, крутил катамаран, но мы всё равно наслаждались рекой (фото 57), ловили рыбу. Временами шёл дождь. Под дождём мы не плавали, пережидали его на берегу, благо дождь часто был коротким. Во время этих остановок, обедали или гуляли по тайге в поисках грибов: они как раз пошли.

56. Туман над протокой Танчанда
56. Туман над протокой Танчанда

57. На Верхней Ангаре после о. Корикей
57. На Верхней Ангаре после о. Корикей

58. Впереди д. Верхняя Заимка
58. Впереди д. Верхняя Заимка

Во время плавания по Верхней Ангаре мы неоднократно пытались отыскать минеральные источники, указанные на карте. Источники, находящиеся на берегу в непосредственной близости от реки, были залиты высокой водой. К другим, которые выделялись красным цветом грунта, подойти не смогли - сплошная топь, а источники в районе р. Дзелинда находятся далековато от реки. Оставить без присмотра катамаран мы не решились.

Во встретившуюся по пути деревню Верхняя Заимка мы не заходили, но это последний вариант, откуда ещё можно уехать. Деревня вытянулась вдоль реки на несколько километров (фото 58), и после неё ещё долго по берегу шла дорога, по которой сновали машины.

После Верхней Заимки река постепенно втягивается в дельту, островов становится больше, болот тоже, лес отступает, ширина проток возрастает. Мест для ночёвки становится ещё меньше, берега заросли густым кустарником, который нависает над водой. Часто причалить отдохнуть некуда.

Дельта

Неожиданно ветер, дующий в спину несколько дней, стих. Мы обрадовались: хоть и попутный, но он мешал. 10-15 минут тишины и вдруг мы почувствовали легкое дуновение в лицо, возрастающее с каждой секундой. И вот уже сильнейший встречный ветер остановил в прямом смысле наш катамаран. Этот ветер на Байкале тоже имеет своё название - култук. Култук, он же низовик, низовка. Ветер, дующий с нижней, южной оконечности Байкала, от залива Култук (точнее, из пади Култучная). Это юго-западный ветер, он дует в направлении, противоположном верховику, но тоже вдоль котловины озера. Култук несет с собой мощные штормы, дожди и пасмурную погоду. Этот ветер может дуть сразу над всей котловиной озера, но не так долго, как верховик. Нередко култук налетает внезапно, и так же внезапно может уступить ветру противоположного направления - верховику. Култук приводит к самым сильным штормам на Байкале, поднимая огромные угрюмо-свинцовые волны.

Предвестником култука служат мрачные тучи, собирающиеся в юго-западной части Байкала. Эти тучи есть на наших фотографиях.

Схватившись за ближайшие кусты, начали внимательно изучать широкие просторы Верхней Ангары в поисках подветренного берега, чтобы хоть как-то можно было двигаться вперед. Но спасительной глади нигде не увидели, зато рассмотрели впереди остров и узкую протоку: там ветру негде будет разгуляться.

Так, прячась за островами, временами пересекая огромные разливы от берега к берегу, мы, как ни странно, но двигались вперед, пытаясь одновременно найти место для обеда. Но берега, плотно заросшие кустарником, не давали возможность выйти. Однажды увидели недалеко от триангуляционного знака луговой берег, обрадовались, но он оказался обширнейшим болотом, которое пересекали бесчисленные протоки Верхней Ангары. И на этом открытом пространстве холодный ветер просто сдувал.

Незаметно для себя мы ушли с основного русла реки, и моторки ревели где-то далеко за островами. На одной из мелководных проток увидели небольшой песчаный пляжик - удобное место чалки и выбрали его для обеда. За полосой кустов - бурелом, болото, сплошной непроход.

Сначала как всегда рыбалка, просто для души, т.к. необходимости не было. Несколько небольших щук добавились к окуням, пойманным ранее. Пока готовился обед, мы заметили, что размер нашего пляжика уменьшается на глазах - ветер гонит воду назад, не пускает ее в Байкал. К концу обеда, вода подступила прямо к костру (фото 59).

Во второй половине дня мы смогли только немного продвинуться вперед: ветер озверел, нагуляв встречные волны до метра в высоту. Устав вести бессмысленную борьбу, высадились на берег, дабы относительно удобное место представилось. Погуляв немного по берегу, нашли недалеко старое кострище. Рядом, если постараться, можно было бы и палатку поставить, но уж очень это место незащищено от ветра.

От нечего делать опять достали спиннинги, и вскоре две щуки прыгали на берегу. Рассудив здраво, что этого нам для ужина много, одну меньшую щуку, мы реанимировали по всем правилам и отпустили в родную стихию.

До вечера ещё оставалось изрядно времени, а мы замёрзли, поэтому решили попробовать опять спустить катамаран на воду. Не успели отчалить, как ветер радостно потащил нас против течения. Ну, уж нет! Этого не позволим! Отчаянно гребя изо всех сил, удалось продвинуться метров на 10 вперед, прежде чем схватились за кусты для отдыха, рискуя пропороть катамаран о торчащие сучья затопленных деревьев.

- Что будем делать? Вернёмся? - Володя.

- Вперёд! Я этой реке эти десять метров не отдам!

Два часа борьбы, медленно, по несколько метров от отдыха до отдыха, но мы двигались! Однажды даже повезло: попалась намывная песчаная коса, идущая от острова, по которой мы прошли пешком около 300 м, таща катамаран на верёвочке. Потом, вечером, определившись по карте, выяснили, что отвоевали у реки целых два километра. Мы смогли добраться до густой полосы кустов, которая говорила о том, что тут хоть земля есть, а не просто болото. А значит, и место под палатку найдётся. Вылезли на негостеприимный берег без следов человека. Ветром кусты пригибало почти до земли, но нам удалось найти среди них укромную полянку, где ветер не так ревел. Даже рыбу пожарили!

Но выбранное для ночёвки место имело один существенный недостаток. Оно, как и все остальные берега в этом районе, только немного возвышалось над уровнем реки, примерно на 30 см. Учитывая то, что ветер гонит с Байкала воду, мы опасались, что этой высоты не хватит, и нас затопит. Несколько раз за вечер, ночью и следующим утром мы выходили к кромке воды и смотрели, как изменяется уровень, проверяли надёжность привязки катамарана.

Мы одни, чувство одиночества как на необитаемом острове. Очень далеко, на горизонте, у подножия Верхне-Ангарского хребта через огромный болотистый сор светятся еле заметные огоньки: там люди (фото 60)… А по нашей протоке даже моторки не ходят… Вот случись что, никто не поможет… И сотовый не берёт связь…

До Байкала, до острова Ярки отсюда было всего 8 км. При хорошей погоде - делать нечего: река течет, она сама бы нас донесла. А тут…

59. Обед в Ангарском соре
59. Обед в Ангарском соре

60. Типичный вид сора
60. Типичный вид сора

61. Верхняя Ангара в соре
61. Верхняя Ангара в соре

Утро встретило нас непрекращающимся дождём. Решили переждать, хотя я была настроена плыть, не смотря на дождь.

Когда мы только начинали плавать по Верхней Ангаре, у нас было два дня запаса, один день потихоньку мы растеряли, пережидая дождь и борясь с ветром, остался всего один. А если такая ненастная погода будет продолжаться и продолжаться, а мы выжидать, то не сможем во время выйти в Байкал, а значит, и на поезд опоздаем. Вот такая ситуация. Но анализируя все варианты, Володя решил именно сейчас использовать этот запасной день и наметил пройти за полдня, когда закончился дождь, всего 4 км, до начала протоки Власиха. Больше не успеем, если учитывать вчерашнюю скорость.

Собрались так, как будто впереди нас ждут серьезные пороги, даже спасжилеты одели, которые мы на этой реке легкомысленно не применяли. В любом случае, в них теплее, ветер не продувает, да и водные просторы уж очень обширны (фото 61)...

Плыли, придерживаясь берега, всё-таки немного, но он защищал от ветра. Это прибрежное плавание было опасно тем, что вдоль берегов полно затопленных деревьев, сучьев, пней, которые при этом волнении не всегда можно было рассмотреть заранее, т.е. существовала опасность пропороть катамаран. Но стоило отойти на безопасное расстояние, как ветер сводил на нет наши усилия движения вперёд.

Дельта, как и многие дельты рек, представляла собой большое количество проток и островов. На карте нанесены главные протоки и острова, а на деле их гораздо больше, поэтому мы чётко не знали, где эта так необходимая нам протока Власиха, выходящая в Байкал между островом Миллионный и островом Ярки. Каждую встречающуюся протоку на нашем пути мы рассматривали именно на предмет - это Власиха или нет. Потом, поняв бесперспективность этих усилий, мы просто смотрели, есть ли течение и проходима ли протока. Некоторые были сильно завалены топляками, выруливать между которыми не давал встречные ветер, поэтому эти протоки мы браковали.

Когда не оставалось сил упираться против ветра, мы выбирали место, где можно было безопасно причалить к кустам, и, держась за них, передохнуть. За весь этот день природа ни разу не предоставила нам возможности выйти на берег. На одной такой стоянке прямо на наш катамаран из густой высокой травы выскочила норка. Увидев нас, широко раскрыла чёрненькие глаза, полные изумления, и тут же скрылась. Ещё часто мы видели всевозможных водоплавающих птиц, но сфотографировать не смогли - очень далеко, да и условия плавания не позволяли отвлекаться.

Ангарский сор имеет статус биосферного заказника и находится под охраной государства. Это заповедное место служит естественным инкубатором для размножения водоплавающей птицы и нерестилищем рыбы. Это своеобразная отдельно взятая страна со своим укладом жизни и развития.

На соровой части дельты, где граница воды и суши весьма условна (на карте кое-где показана пунктиром), на широкой водной глади есть мели, островки, выступающие над водой на несколько сантиметров, многочисленные заросли водорослей. Кусты растут прямо из воды, земли нет. Именно так и выглядело начало протоки Власиха, которая отделяется от реки в 4 км от устья. Наши намерения доплыть только до неё растаяли. Единственный выход - вперёд. А потом берег превратился просто в направление - трава, отдельными островками растущая из воды. Мы и их использовали для отдыха, с разгону загоняя катамаран в траву и распугивая стаи щук, которых тут было видимо невидимо. Но и это закончилось. Перед нами открылись бескрайние водные просторы Ангарского сора (в рекламных изданиях его называют Верхнеангарским). А ветер в лоб, и встречные волны до метра. И где-то на горизонте долгожданный остров, и дом на нём, который притягивал сильнейшим магнитом наш взгляд. А с каждым гребком изо всей силы мы могли продвигать катамаран всего на 10-15 см вперёд (обычно на воде без течения - до 5 м). Как мы гребли: зло, бешено, без остановки…

Справедливости ради стоит заметить, что с приближением к острову, волнение становилось всё меньше - остров прикрывал. Скорость движения увеличилась. И через 6 часов после начала плавания (всего 8 км!) мы вступили на песчаный берег. Какое это было счастье на тот момент чувствовать под ногами твёрдую землю, иметь возможность ходить не метр-два в сторону, как было на последней стоянке, а сколько хочешь и куда хочешь. И мы ходили и не могли нарадоваться. Наступила новая эра - эра Байкала.

Озеро Байкал

20-24 августа. Пройденное расстояние - 46 км

Остров, к которому мы причалили, оказался островом Миллионный, но это мы поняли позднее, когда уплыли с него и начали анализировать окружающую местность.

Обширный низкий остров Миллионый образует протока Власиха при впадении в Байкал. В центре острова песчаная дюна, с которой открывается красивый вид на дельту и на сам Байкал, окружённый высокими горами. Со стороны сора берег болотистый, противоположный - песчаный. Вдоль острова тянется мель, которая отделяет его от Байкала. Растительность бедная, есть небольшие деревца, кусты. Дюны заросли осокой, в ложбинках полно зрелой голубики. На Байкальском берегу много топляка (фото 62), что делает стоянку на острове удобной. Появляется сотовая связь (МТС).

На острове стоит дом охраны заказника (фото 63). В нем есть кровать, полати, стол, печь, рядом с домом - обустроенное кострище со столом, скамейками. Всё чисто и ухожено. Чуть в стороне находится рыбацкая избушка. Внутри и вокруг неё много мусора, что сразу отталкивает.

Мы расположились в доме заказника, благо он был пустым. И сразу, переодевшись и утеплившись по максимуму, отправились к Байкалу. Погода была очень холодная (по ощущениям около 5?С), штормило, со стороны Байкала накатывали волны (фото 64). Пошутили, что меховых варежек не хватает, руки примерзают к фото и видео технике. Но это не мешало нам снимать и снимать.

62. На о. Миллионный
62. На о. Миллионный

63. Дом заказника
63. Дом заказника

64. Над Байкалом непогода
64. Над Байкалом непогода

65. Розовые горы (Баргузинский хребет)
65. Розовые горы (Баргузинский хребет)

66. Закат. Погода улучшается
66. Закат. Погода улучшается

67. Ангарский сор
67. Ангарский сор

К вечеру появились признаки улучшения погоды (фото 65, 66): на юге облачность отделилась от гор, образовалась светлая полоса, которая ширилась на глазах. К 9 часам вечера над нами было чистое небо, а облака шустро уходили в верховья Верхней Ангары.

На следующий день погоду было не узнать - вернулось лето: жара, безветрие, голубая тихая вода со всех сторон (фото 67). Вот знать бы заранее, что погода так изменится, мы лучше остались бы в дельте на денёк и наслаждались великолепной рыбалкой.

Сначала мы хотели устроить себе днёвку на острове, отдых мы заслужили за последние дни. Поэтому мы проспали почти до полудня, потом покружили по острову, наелись голубики, сфотографировали всё, что можно, и поняли, что нам скучно. Не умеем отдыхать! Спустили катамаран и отправились к острову Ярки.

Ярки - это вытянутый вдоль северного побережья Байкала остров в виде намывной песчаной косы с невысокими, но местами круто обрывающимися в озеро берегами. Коса отделяет Байкал от соровой дельты рек Верхняя Ангара и Кичера. В результате строительства Иркутской ГЭС (1959-1962 гг.) уровень Байкала был повышен на 0,8 м. В результате этого произошло затопление и заболачивание отдельных низменных участков, и также частичное разрушение естественных перемычек, отделяющих мелководные заливы (соры) от озера. В настоящее время в связи с повышением уровня воды в Байкале остров Ярки уменьшается в размерах, разрушается и превращается в цепочку песчаных холмов-ярков с обрывистым песчаным склоном со стороны Байкала. До подпора Иркутской ГЭС площадь острова Ярки была 3,7 км2, после окончания строительства - 1,8 км2. К настоящему времени существовавшая ранее сплошная полоса острова оказалась разделенной промоинами (прорвами). По данным топосъёмки 2005-2006 гг., остров оказался разделенным на три крупных фрагмента, самый протяженный из которых достигает 7 км.

Отплыв от места стоянки по стороне Ангарского Сора, пересекли протоку Власиха, которая впадает в Байкал между островами Миллионный и Ярки. Интересно было наблюдать мощное течение в глубоком русле, берегами для которого служила тоже вода, только мелкая и стоячая. Из-за повышения уровня Байкала низкий остров Чаячи затоплен, и часто за него принимают восточную часть острова Ярки, отделившуюся от основного острова, с избой и несколькими хозяйственными постройками.

Продолжаем плавание на запад в направлении основных Ярков, которые смотрятся на горизонте. Здесь находится наибольшая промоина, длиной 2,3 км (по официальным источникам 2005 г). По нашим ощущениям сейчас её размеры увеличились до 3-4 км. Путь лежит прямо над затопленной частью. Мелко, сквозь спокойную прозрачную воду рассматриваем песок, который был когда-то островом.

Остров Ярки порос деревьями обильнее, чем Миллионный. Кое-где сплошные заросли лиственных пород, встречается ель, потом появляется кедровый стланик (фото 68). На обоих островах совершенно отсутствовал гнус.

Проплыв вдоль Ярков примерно до середины острова, остановились на ночевку в том месте, где со стороны сора образовался своеобразный внутренний залив (фото 70 - 72). Здесь полно стоянок со столами, скамейками, оборудованы места под мусор, туалет. В этом внутреннем заливе глубина большая, у берегов он зарос травой. Стоят рыбацкие сети. На свободных от сетей местах пробуем ловить рыбу. Попалась сходу небольшая щука. Но былого азарта на рыбную ловлю у нас уже нет - наловились ранее.

68. Кедровый стланик на о. Ярки
68. Кедровый стланик на о. Ярки

69. Песчаные пляжи о. Ярки
69. Песчаные пляжи о. Ярки

70. Внутренний залив на о. Ярки
70. Внутренний залив на о. Ярки

71. Остров Ярки
71. Остров Ярки

72. Остров Ярки
72. Остров Ярки

73. Остров Ярки с дамбы у Нижнеангарска
73. Остров Ярки с дамбы у Нижнеангарска

Со стороны Байкала находятся "золотые пески" пляжей Ярков (фото 69), на которых любят отдыхать местные жители и гости. С плавником и сушняком здесь плохо, для костра приходится долго искать подходящее топливо. Все шишки на кедровом стланике почищены бурундуками прямо на ветках, мы не видели ни одну полную шишку. Иногда бурундуки, носящиеся по берегу, не замечали нас и с разгону втыкались в наши ноги.

На следующий день продолжили плавание вдоль Ярков также со стороны сора, не смотря на небольшой ветер с восточной стороны. Логично было бы плыть по байкальской стороне, но мы что-то обленились и не захотели перетаскивать катамаран через остров и даже не воспользовались встреченной на пути мелководной протокой на байкальскую сторону.

Чем ближе Нижнеангарск, тем чаще на берегу встречаются рыбаки и отдыхающие, появляется много рыбацких избушек, не всегда видимых с воды.

Остров Ярки тянется почти до Нижнеангарска, до насыпной дамбы (фото 73), откуда рыбаки стартуют на рыбную ловлю в сор. Между концом острова Ярки и дамбой проходит русло реки Кичера шириной метров 300, имеется течение. Русло выглядит так же, как протока Власиха: река в водяных берегах.

От дамбы, наслаждаясь хорошей погодой, мы доплыли до Нижнеангарска (фото 74), по пути приняв решение: не уезжать отсюда каким-либо транспортом в Северобайкальск, а самим дойти до него, использовав один оставшийся день.

В Нижнеангарске посетили магазин, ниже посёлка пообедали, а к вечеру, медленно гребя недалеко от берега, одолели половину расстояния до Северобайкальска. Было воскресенье, через каждые 15-20 м стояли компании отдыхающих жителей, которые были несказанно рады вернувшемуся летнему теплу. Ближе к вечеру они стали уезжать, и на одной такой освободившейся стоянке мы заночевали.

Утром не спеша поплыли в Северобайкальск. По пути рыбаки подарили нам парочку налимов для ухи и три только что пойманных омуля, которых мы зажарили во время обеда. На Байкале наше внимание привлекли так называемые ставни рыбозавода: длинная-длинная сеть на столбах уходила в бесконечность (фото 75). И только возле самого берега был мелкий проход.

Отличная тёплая погода, установившаяся в эти дни, позволила нам хорошо отдохнуть, отогреться после Верхней Ангары. Много фотографировали (фото 76 - 79).

74. Впереди Нижнеангарск
74. Впереди Нижнеангарск

75. Рыболовецкие ставни
75. Рыболовецкие ставни

76. Байкал между Нижнеангарском и Северобайкальском
76. Байкал между Нижнеангарском и Северобайкальском

77. Утро на Байкале
77. Утро на Байкале

78. Байкальские туннели
78. Байкальские туннели

79. Байкал перед Северобайкальском
79. Байкал перед Северобайкальском

80. Дикий пляж Северобайкальска
80. "Дикий" пляж Северобайкальска

В Северобайкальске остановились на "диком пляже" (фото 80), где можно было свободно переночевать, разобрать и высушить катамаран, помыться перед дорогой. Отсюда до вокзала 30-40 минут ходьбы. На следующий день в обед по местному времени мы уехали, благо обратные билеты были куплены заранее.

Итоги и рекомендации

Мы проплыли за 32 дня почти тысячу километров по двум знаменитым рекам и славному морю - озеру Байкал. Переезд с одной реки на другую не представляет сложности, но позволяет не только пополнить запасы продуктов, но и логично охватить одним маршрутом значительный район Забайкалья.

Маршрут очень красивый на всем протяжении. По нашим впечатлениям красота увеличивается с каждым днём путешествия, достигая своей кульминации на Байкале.

Достоинство маршрута - его относительная бюджетность (практически от "железки до железки") и слабая населённость.

Маршрут оказался тяжелее и напряженнее, чем мы ожидали, что было связано с очень низким уровнем воды в Конде и Витиме (на первой половине). Нам пришлось отказаться от полноценных дневок и укоротить продолжительность сплава по Верхней Ангаре от первоначально запланированного.

Путешествие мы оцениваем 3 категорией сложности. Причем сложность водных препятствий нарастает постепенно и затем также падает. В более высокую воду сложность Витима немного упрощается. Плавание по Верхней Ангаре и Байкалу трудно оценивать 1 или 2 к.с., так как здесь широкие водные просторы и нередко бывает сложная ветро-волновая обстановка, которая сильно усложняет плавание.

Погода была разнообразной. Июльская жара сменилась дождливым августом. В 20 числах августа наступили опять солнечные дни, но уже без изнуряющей жары. Амплитуда температур была достаточно большой. От 0 до 35 градусов.

Из подножного корма: собирали черную смородину, голубику. Грибы пошли только с Верхней Ангары.

Рыбалка была великолепная на всем маршруте. Ловили спиннингом на вращающие блесны, причем рыба брала любые из них. Особенно стоит отметить рыбалку на щуку в низовьях Конды и в Витиме до села Красный Яр. На участке Витима от притока Хулугли до Калара была хорошая рыбалка на ленка, поймали немного тайменя и хариуса. В желудках у пойманных ленков были в основном мыши. До 5 штук у крупных. И мы пытались ловить на мышь. Но безуспешно. Ниже Калара рыбалка не получилась. На верхней Ангаре великолепная рыбалка на окуня и щуку, причем наибольшее количество рыбы в Ангарском соре. На Байкале мы не ловили.

Из гнуса на маршруте были комары и мошка в среднем количестве. Использовали репеллент на основе ДЭТА в аэрозольной упаковке и накомарники. За поход сняли с тела и одежды 3 клещей (не успели впиться). После этого старались избегать густой растительности.

В походе собирали симпатичные камни, в основном сердолики. Это разновидность халцедонов красного, буро-красного или желто-красного цветов. Для справки, сам халцедон (сплошные однородные просвечивающие камни, обычно окрашенные в нежные тона молочно-беловатого, серого и желтоватого цвета) это разновидность кварца. Находили и ярко-белый халцедон - кахолонг, напоминающий слоновую кость. Камни собирали на Витиме на всем его протяжении, благо был низкий уровень воды, и открылись обширные галечники.

Этот маршрут можно рекомендовать туристам - любителям таёжных путешествий, красивых пейзажей и рыбной ловли.

Добавлено: 29.12.2010 г.

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея