Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

 

 

Отчет о водном туристском походе по реке Китой группы туристов из Красноярска

Дата: 2006 г.

Источник: vladsplav.narod.ru

 

Вспоминая о былом (Прыжок в "Волчью пасть")

2006 год. Мы снова на Китое. Воспоминания двух участников возвращают их в август 2003 года. В прошлый раз, из-за небывало большого паводка, часть наиболее технически сложных участков нам пришлось обнести. Проклиная тропу с ее постоянными крутыми подъемами и спусками, заболоченные участки и взбухшие от воды ручьи, привратившиеся в реки, мы упорно тащили, проваливаясь по колено в грязь, тяжеленные рюкзаки со снаряжением и катамаранами вдоль реки. До окончания маршрута мы еще не знали, что это было единственно верным решением. Только по окончании маршрута, приехав домой и проинформировав контрольно-спасательную службу о благополучном завершении нашего маршрута, мы получили полную информацию о произошедших трагедиях на реке и узнали действительную цену попыток "покорения" реки в условиях паводка. В тот год река забрала 11 человеческих жизней, полностью оправдав свое название, т.к. в переводе с бурятского "Китой" - "Волчья пасть".

Единственное, что скрашивало наши трудности и неудовлетворенность от непройденных порогов,- это красота Тункинских гольцов, которая сопровождала нас на протяжении всего пути.

Но глубокой занозой сидела в нас мысль о незавершенности наших планов, о полном преодолении препятствий реки Китой.

И вот снова мы здесь. За три года, что нас здесь не было, в наш багаж легли реки Восточного Казахстана, р. Уба, Алтая - р. Чуя, с великолепными Мажойским каньонам, Тува с верховьями Каа-Хема, а также реки Восточного Саяна - Кинзилюк, Кизир, Кан. Вырос наш опыт, частично изменился состав группы, что неизбежно в туризме.

Та же река, те же мысли препятствиях, что ждут нас впереди. И такое же начало как и 3 года назад - из-за малой воды, об острый камень, рвется оболочка одного из катамаранов. Пришлось чалиться, разбирать судно и заниматься ремонтными работами. Но, как говорит народная пословица, не было бы счастья, да несчастье помогло. Мимо проезжал КаМаЗ с объединенной группой дальневосточных туристов из Хабаровска и Владивостока. Ребята на машине пробивались до левобережного притока р. Китой - р. Саган-Сайр, откуда в основном и начинают сплавляться все группы. В верхней части реки расход воды маленький, и как мы убедились на собственном опыте, это приводит к нежелательным последствиям.

По старой туристской традиции - протягивать руку помощи, мы были приняты на борт машины. К шестнадцати, уже находящимся там пассажирам с вещами, прибавилось ещё шесть человек с рюкзаками и двумя неразобранными катамаранами. Дорога, а правильнее сказать - направление, в некоторых местах была такой, что всем пассажирам приходилось вылезать из машины, а трехосный КаМаЗ пробирался там, где казалось, проехать возможно только на танке. Но чтобы не злоупотреблять гостеприимством, после 12 преодоленных километров мы слезли у первого брода и расположились на великолепной поляне. Ребята отправились дальше, а мы занялись установкой лагеря и ремонтом поврежденного катамарана. Те, кто не был занят на общественных работах, пошли собирать грибы и ягоды, благо что недостатка ни в том ни в другом не было. Ремонт катамарана занял и следующий день.

К ночи подъехала группа из Минска, их привезли два аборигена (бурята). Знакомство с бурятами и последующее застолье затянулось до 6 утра, что сильно расширило наши знания о бурятском фольклоре.

Наш короткий сон был прерван приездом группы из Северодвинска, которую привезли те же буряты, пока мы спали. Пока мы ремонтировали катамаран, мимо нас проехала группа москвичей.

8 августа после обеда мы продолжили наш сплав. Река стала значительно полноводней, расход воды увеличился в 2,5-3 раза за счет впадения притоков. Плыть было интересно и приятно благодаря отсутствию мелей и разбоев, столь характерных для верхней части. Река быстро несла свои воды по перекатам и шиверам, и через 1,5 часа мы снова встретились с нашими знакомыми - дальневосточниками. В дальнейшем наши пути уже не расходились до конца похода.

В течение этого дня сплава мы преодолели 18 из 100 препятствий на реке.

К концу дня встали на благоустроенную стоянку с элементами цивилизованного комфорта - стол с навесом и лавочки. Однако самую ровную полянку заняли приплывшие раньше нас москвичи. По началу нас это немного напрягало, потому что, по расхожему мнению большинства туристов когда-либо пересекавшихся с московскими группами в походах, эти ребята весьма плохо идут на контакт, и, что самое плохое, в критической ситуации на них нельзя положиться. Однако с первых же минут нашего знакомства с московской группой мы были приятно удивлены - только ступив на берег нас сразу же угостили рюмкой водочки-"лимоновки" и бутербродом, что было весьма кстати.

В этот день у Олега Кибиткина был день рождения, обособляться после такого приема от москвичей было неудобно, поэтому мы предложили им отметить его совместно. И хоть еще чувствовалась какая-то напряженность, тем не менее, вечер прошел весело и интересно. У ребят с собой была гитара, так что наше застолье превратилось в довольно культурное мероприятие.

На следующий день, 9 августа, преодолев порог №19, подошли к технически сложному участку, называемому "Верхние щеки" или "Лизкины щеки", с его двумя ступенями водопадов и порогами высшей категории сложности. Мы приступили к обносу груза за каньон, т.к. проходить препятствия наивысшей категории сложности на груженых катамаранах было бы не просто не разумно, а крайне глупо и недопустимо. Тропа проходила по верху каньона "Верхние", или по-другому, "Лизкины щеки". В некоторых местах она подходила к обрыву, и можно было увидеть, как внизу Китой стремительно несет свои воды по узкому извилистому каменному коридору, вздымаясь гребнями на камнях. В голове крутилась одна мысль: "Неужели здесь можно пройти не переломав посудины, а заодно и себя и при этом не утопить?".

При подготовке к походу нами было перелопачено много информации по предыдущим походам. Вот некоторые выдержки из них:

"В начале Верхних Щек Китой прорезает скальный монолит и образует двухступенчатый водопад. (При этом наклонная скала левого берега над водопадом вся покрыта глубокими расщелинами, и поэтому создается полное впечатление, что вскоре она тоже рухнет в водопад, перекроив его структуру).

В первой ступени вся река после гладенького быстротока разом рушится в узкую щель шириной не более 2-2,5 метров. Сперва вода падает почти отвесно, а затем переходит во вспененный водоскат крутизной в 25-30 градусов. При этом слив водопада и косой, и изогнутый одновременно, в результате чего на протяжении всего своего пути с силой бьется о правобережную скалу. В конце слива вода налетает на скальный контрфорс правого берега и резко поворачивает налево. Общий перепад на первой ступени примерно 4 метра.

После короткого плеса находится вторая ступень. У правого берега река завалена крупными скальными обломками, сквозь которые вода льется тонкими струями. Эти обломки отжимают струю влево, где она после очень короткой разгонной горки перелетает через огромный валун в центре русла. Совсем слева часть струи огибает валун и влетает в забитый пеной карман под отрицательной береговой скалой. Вода, идущая через валун, частью падает в пенную яму за сливом, частью попадает в тот же карман. После этого значительная часть струи отражается от береговой скалы и образует внушительный навал уже на противоположный берег. Общий перепад ступени - 3 -3,5 метра. Что касается возможности прохождения водопада, то мой знакомый плотовик Саша Лебедев по этому поводу сказал: "Первая ступень - это теоретический непроход, а вторая - практический".

"Насколько уверенно можно пересечь мощную струю и уйти от кармана, остается только гадать. Во всяком случае, мы проходить ступень не рискнули и начали обсуждать возможности ее прохождения, только обнеся лодки за слив". (Дмитрий Кувалин. Река Китой и окрестности. 1997 год)

"рекомендации к прохождению. Первый водопад: помолись и отдай свою судьбу в руки Бога (или Дьявола, кому что больше нравится), еще вариант - выпить по литру водки на рыл. Памятники лучше приготовить заранее. Опыт участников прохождения : от 0 до 6 категории, чем меньше, тем лучше - меньше выпендриваться будут. Второй водопад: общая тактика (особенно актуальна в большую воду) - идти по центру, прижимаясь к обломку скалы, и свалиться с валуна по центру или справа. Если и кильнешься, то есть где ловить. Если опыт меньше шестой категории, то пройди сначала первый водопад". (отчет Китой-Онот.1998 год. Антон Каменецкий).

10 августа

И вот настал день, когда мы предстали перед мощной, необузданной струей второй ступени водопада в "Верхних щеках". Один вид этого порога вызывал страх и трепет. Если кто-то вам будет говорить, что он не испытывает страха перед тем, как с головой нырнуть в бешеный, непредсказуемый поток - отнеситесь к его словам с большим недоверием, потому что этот человек либо душевнобольной, либо нагло врет.

Глядя, как зажатый скалами до 6 метров, поток воды с бешеной скоростью сваливается вниз, теряя на расстоянии 30-35-ти метров около четырех метров высоты, при этом всей мощью мечется от стены к стене, в голову закрадывается мысль, что катамаран вполне можно обнести по берегу, что жизнь одна и ее надо прожить так… Стоп! Вот именно - так, чтобы было, что вспомнить, чтоб душа уходила в пятки, а ты ее доставал оттуда и кидал в такое месиво, куда нормальные люди не полезут.

Немного успокаивал тот факт, что проходить придется не двумя катамаранами, а совместными усилиями нескольких групп: мы - зеленогорцы, москвичи и дальневосточники. В психологическом плане это огромная поддержка, т.к. знаешь, что если случится нештатная ситуация, то тебя, по крайней мере, будут пытаться спасти. Следует отметить, что крайне редко, по стечению обстоятельств, собирается такое количество ранее не знакомых друг другу групп и быстро устанавливаются дружеские отношения между их участниками и руководителями, что позволяет координировать все действия для максимально быстрого преодоления порогов всеми экипажами. Зачастую это является решающим фактором при прохождении каньонов, так как начавшийся в любой момент дождь может привести к паводковому подъёму воды на 5-6 метров, и сделает невозможным прохождение каньонов.

Руководители белорусской и северодвинской групп, взвесив возможности своих экипажей, решили отказаться от прохождения основной части Верхних Щек, тем более, пытаться проходить вторую ступень водопада. И обнесли суда к выходу реки из каньона.

Безопасность прохождения каждого из десяти экипажей обеспечивалась совместной работой всех трех групп, независимо от того, чей экипаж находился в пороге. Четкая координация действий обеспечивалась наличием устойчивой радиосвязи, которая поддерживалась четырьмя радиостанциями: двумя московскими, и двумя - у дальневосточников, чем, к сожалению, не обладала наша группа. Таким образом, спасательные группы, не имея полного обзора, имели полное представление о месте нахождения катамарана в пороге. В то же время это увеличивало скорость прохождения всех групп препятствия в целом, так как старт следующего экипажа осуществлялся сразу после удачного прохождения предыдущего. Члены экипажей, прошедших порог, тут же становились на страховку стартующих за ними экипажей.

И вот подошла наша очередь отталкиваться от берега и идти навстречу той бешеной силе, что, не моргнув глазом, при малейшей твоей ошибке опрокинет твою посудину вместе со всеми ее гребцами, и что после с нами станет известно одному Богу. Сразу после нескольких гребков происходит интересная метаморфоза - волнение уступает место собранности и четкости действий всего экипажа. Вот препятствие с его мощными сливами, камнями и прижимами, которое просматривалось на несколько раз в течение часа, теперь стремительно несется тебе навстречу. Практически сразу же врезаешься в стену воды, которая нещадно бьет тебя по лицу и груди и приходится до боли в суставах напрягаться, пытаясь с помощью весла пробиться сквозь нее. Не успев стряхнуть с глаз воду, осознаешь, что сейчас нас размажет о несущуюся навстречу скалу. Надрывая голосовые связки, чтобы перекричать ревущий поток, капитан катамарана подает команды. Ребята, что есть силы пытаются увести посудину от скалы… Но сваливающаяся со скалы струя уже подхватила нас и несет в противоположную стену, неимоверное напряжение мышц, грубый крик капитана (уже не до выбора выражений), и, едва не соприкасаясь со скалой, катамаран пролетает мимо. А всех дел-то на 25 секунд!..

Размеры улова ниже второй ступени водопада уже не позволяют поместиться всем экипажам, прошедшим препятствие, и часть их уходит вниз, к порогу "Винт". Перед "Винтом" место для стоянки еще меньше, поэтому катамараны пришлось ставить буквально друг на друга, в виде бутерброда.

Название порога вполне оправдано. В нижней его части река резко на 90 градусов поворачивает влево и по крутой горке сваливается вниз, врезаясь всей скоростью в каменную стену. Верхняя часть порога была не менее сложной, чем выходной слив, что и было подтверждено прохождением двухместного катамарана группы "дальневосточников". Их катамаран при прыжке с высокого слива слишком глубоко ушел под воду, зацепив при этом подводный камень, в результате чего со взрывом лопнул левый баллон, катамаран, задавленный мощной струей, в доли секунды был перевернут и вышел из слива вверх баллонами. Тут же по рации прозвучала команда: "Спасгруппам - оверкиль!" (что в переводе на обычный язык означает переворот судна)

Из воспоминаний участников и очевидцев переворота:

Сергей: "Мужики, я ничего не понял - нормально входим в слив, закалываюсь и мгновение спустя, не поняв, что произошло, выныриваю, открываю глаза и пытаюсь сообразить, где посудина, на которой я должен находиться? Впрочем, дальше размышлять мне было уже некогда т.к. я сваливался в уже следующий слив. Сначала в сливе, а затем жгутом воды меня столько раз ставило с ног на голову, что я совершенно перестал соображать, где верх, а где низ. Ничего не оставалось делать, как сгруппироваться и полностью довериться своему спасжилету и каске. А впереди был еще выходной слив с его мощным навалом воды на скалу, и вот здесь я вполне мог быть зажат водой и попросту захлебнуться".

Александр: "При входе ката в слив ничего не предвещало внештатной ситуации. Это был последний экипаж, проходивший порог, спасатели уже расслабились, успокоенные благополучным прохождением предыдущих экипажей.

И вдруг кат в сливе встает в свечу через нос, один из членов экипажа вылетает вперед и тут же сверху его накрывает катамаран. Бросать с берега страховочный конец не имело смысла, так как оба участника находились под водой. Следующая точка страховки находилась в 50-ти метрах ниже - в конце порога.

Евгеньевичу повезло больше - струей его забило в нишу левого берега, на наклонную плиту. Тут и проявилась выдержка и готовность к различным ситуациям руководителя "дальневосточников", который и являлся вторым членом данного экипажа. Выбравшись на плиту и поудобней устроившись на ней, он зафиксировал чалку катамарана фрэндом в расщелине скалы, достал из заначки пачку сигарет, закурил и невозмутимо начал дожидаться начала спасработ".

Климин: "После прохождения нами порога, сразу за выходным сливом мы встали в улово под скалой на страховку. После получения команды "оверкиль" все наше внимание было устремлено на выходной слив, в ожидании появления перевернутого ката и его экипажа. Примерно через минуту с 3-х метрового слива в прижим сваливается кто-то из участников, и уходит под воду. Мы замерли в напряженном ожидании, медленно потянулись секунды, а участника все еще не было. Два экипажа, готовые оказать немедленную помощь, ждали появления ушедшего под воду на поверхности. И вот на поверхности оказалась каска, в туже секунду с четверки катамарана в ее сторону полетели две страховочные веревки (называемые нами "морковки" из-за своего красного цвета). За одну из них Сергей, а это был именно он, сумел схватиться. Крикнув ребятам: "Мы его подберем", мы "прострелили" струю, и Сергей ухватился за раму нашего катамарана, одновременно держась за веревку. Выбраться на катамаран сил у него уже не было. Крикнув ему: "Держись!", мы загнали свой кат в следующее улово, где помогли выбраться Сергею из воды на наклонную скальную плиту, однако веревку он все же из рук не выпускал. Минут пять он приходил в себя".

Несмотря на происшедшее, данная ситуация не является критической при прохождении порогов максимальной степени сложности. И наоборот, прохождение Верхних Щек без переворотов можно считать невероятной удачей для любых хорошо подготовленных групп. По крайней мере, по имеющимся у нас отчетам за предыдущие годы, ни одной из групп сделавшей сквозной проход Китоя не удалось избежать переворотов.

После прохождения второй ступени водопада и порога "Винт", потребовавших от нас максимальной отдачи физических и моральных сил, следующие препятствия, с постепенным снижением сложности, дали нам возможность несколько расслабиться и получить эстетическое наслаждение от окружающих нас причудливых скал в нижней части каньона.

Каньон внезапно оборвался перед устьем реки Ара-Ошей, с великолепной стоянкой на берегу. Успешное прохождение "Верхних Щек" было отмечено совместным ужином с "дальневосточной" группой. Москвичи ушли ниже по реке.

Сплав следующего дня был запланирован до левобережного притока р. Китой р. Хунды-Гол. И утром мы лично столкнулись с тремя великими неправдами водного туризма: "Рано встанем. Быстро соберемся. Вовремя выплывем".

Расслабленная группа ни за что не хотела ни рано ставать, ни быстро собираться, ни вообще куда бы то ни было двигаться. Чему способствовала довольно мерзкая погода - мелкий моросящий дождь, низкая температура и холодный ветер. Туман плотной пеленой покрывающий все склоны гор невидимой тяжестью давил на нас, создавая гнетущее настроение. Однако "дальневосточной" группе повезло еще меньше. Дождь, который начался вечером и продолжался всю ночь, не дал возможности отремонтировать поврежденный катамаран и начавшийся ремонт им пришлось заканчивать утром под дождем.

Но, не взирая на плохую погоду график маршрута никто не отменял, и, пусть с задержкой, мы продолжили наш сплав. Ни кому и в голову не приходило снять с себя спасжилет или каску, так как очередной порог заканчивался шиверой, а она, в свою очередь, переходила в следующий порог. Во время разведки нами одного из порогов группа "дальневосточников" обогнала нас и ушла ниже, через 10 минут мы встретились. Во время прохождения порога №25 ударом об скалу была поломана металлическая рама катамарана-двойки и им пришлось остановиться для ее ремонта. Попив чаю и погревшись у их костра, мы пошли дальше, договорившись, что встретимся в устье р. Хунды-Гол.

Подчалив к устью реки, мы на правах первопоселенцев заняли лучшее место. Это была полянка 5 на 5 метров со старым кострищем и относительно ровным местом под палатку между корнями кедра, опутывавшими всю стоянку. Рядом находящиеся полянки были еще меньше, с торчащими из-под песка камнями, вытащить которые не было никакой возможности.

Часть группы занялась устройством лагеря, другая - промыслом - пошла ловить рыбу и собирать грибы. К тому времени, когда подплыли "дальневосточники" у нас уже стоял лагерь, горел костер, варилась уха и жарилась рыба, которой хватило накормить до отвала не только нас шестерых, но и шестнадцать человек группы "дальневосточников". К тому же зная, что из-за ремонта ребята подплывут уже ближе к темноте, мы заготовили дров и для них, за что они были нам весьма благодарны.

Новое утро нас порадовало тем, что туман со склонов не поднимался вверх, что предвещало бы затяжные дожди, а нехотя растекался по распадочкам и растворился в лесу.

Впереди нас ждали серьезные пороги, т.к. мы уже подходили к "Моткиным щекам", которые, периодически собирают свою страшную дань в виде утонувших туристов-водников. Поэтому сегодня вся наша сборная команда из восьми посудин шла вместе.

Три года назад очень большая паводковая вода не дала нам возможности даже дойти до самих "Шеек", и мы встали у 35-го порога, в то время когда сами "Щеки" начинались порогом №41. Зная бешеный нрав этой реки, мы с тревогой ожидали, чем же нас сейчас встретят пресловутые "Моткины Щеки". Однако "бурхан" (так называют буряты своего духа) нынче решил над нами сжалиться и не строил козней в виде холодной погоды и проливных дождей. Тем не менее, сложность реки от этого не уменьшилась, и количество порогов осталось прежним.

В каждом пороге приходилось прилагать все усилия, что бы увернуть от стремительно несущихся навстречу камней или вырваться из цепких лап мощных "бочек" с сильным обратным течением. Но в редкие моменты на спокойных участках реки, между порогами, нам удавалось оглядеться по сторонам и в очередной раз подивиться красоте и грандиозности создаваемых природой красот. С отвесных, высоченных каменных стен сваливались водопады. А монументальность гор вызывала уважение и понимание мимолетности своего пребывания в этом мире.

К середине дня, оставив позади с десяток порогов, мы подошли ко входу в "Моткины щеки". Даже если не знаешь, что с этого места начинаются основные препятствия, все равно по ландшафту поймешь, что впереди ничего хорошего тебя не ждет. Склоны берегов вплотную подходят к реке, все больше сжимая русло и река втекает в так называемые "ворота" - это стоящие друг напротив друга две скалы, стены которых вертикально уходят в воду. Сразу за "воротами" начинается очередной 41 порог, чтобы пройти который приходиться бросать катамаран из стороны в сторону, пытаясь увернуться от огромных камней и мощных бочек. И все же, как мы ни пытались, в несколько "бочек" все же влетели, и снова с головой под воду, и снова мощные валы пытаются выбить нас с катамарана. Эту пляску можно сравнить разве что с попыткой усидеть на быке, который вращается из стороны в сторону и постоянно пытается тебя сбросить. Удержать гребца могли только прочные коленные упоры, которыми мы были плотно притянуты к катамарану, малейшая ошибка, допущенная членами экипажа при подготовке к прохождению, тут же наказывалась - с катамарана "владивостокцев" в мощном сливе был выбит один из членов экипажа, которому тут же была оказана помощь.

Чуть ниже порога, на левом берегу была замечательная стоянка, где без тесноты могли разместиться все наши группы. Часы показывали 14.00, поэтому приняли решение все вещи оставить здесь, а самим пятью экипажами (кроме трех экипажей "владивостокцев", которые начнут обнос прямо отсюда в виду недостатка опыта, по мнению их руководителя) спуститься до "Порога - Водопада" и оттуда обнести катамараны ниже этого препятствия. Наше решение обноса было продиктовано вполне объективными причинами. По всем отчетам, и по тому, что мы видели, этот порог на катамаранах благополучно пройти практически невозможно. Его протяженность примерно 600 метров, где водопадные сливы высотой до 4 метров чередуются с огромными камнями перегораживающими.всю реку, а русло, зажатое в скалах, постоянно делает резкие повороты, на которых вода всей мощью разбивается о вертикальные стены.

Обнести этот порог не зазорно, потому что любой риск должен быть все же обдуманным, а здесь тебя все равно где-нибудь перевернет или размажет об стену, а помочь уже никто не сможет по причине невозможности организации страховки на отвесных стенах. Начиная с первых попыток прохождения Китоя и по наши дни, было всего несколько попыток прохождения этого препятствия и только 2 из них закончились благополучно. Томская группа прошла его на "Честере" грузоподъёмностью 5-6 тонн и группой из Казани на "Бубеле". В 2004 ом порог прошла двойка из Томска. (П Леонтюк)

Но до "Порога - Водопада" надо еще дойти, преодолев 4 высококатегорийных порога. Особенно запомнился порог № 45 - "Палец". Он представлял из себя извилистый трек с большим перепадом уровня воды. Струя с большой скоростью неслась по узкому свободному пространству, а по бокам с обеих сторон было сплошное нагромождение камней различных размеров. Однако на выходе мощными потоком катамаран прижало к камню, струей правый баллон выдавило на него, и мы были уже близки к перевороту. Самое неприятное в этой ситуации - твоя беспомощность: бороться с напирающей массой воды бессмысленно - слишком неравны силы. Но благодаря объему баллонов и везению нас благополучно стащило с камня, не успев окончательно притопить левый баллон. А дальше было уже дело техники - успеть развернуть катамаран, чтобы войти в последнее препятствие этого порога - узкую щель, пробитую водой в скале преграждающей всю реку, куда врывался весь поток, шириной не более 6-ти метров. И при этом умудриться не разодрать катамаран об острые выступы скалы, и не снести голову об нависающую над водой скалу, для чего приходилось прижиматься к самому баллону.

Ура! Все препятствия, запланированные на сегодня остались позади, и все мы, замёршие до костей из-за начавшегося к концу дня дождя и холодного ветра, промокшие до последней нитки при прохождении порогов, но довольные, взвалили на свои плечи катамараны и смело полезли по камням в гору, чтобы выйти на тропу. Ну что ж - до сих пор они нас везли, теперь и мы их на себе немного покатаем. Обливаясь потом, спотыкаясь о камни и корни, мы упорно пропихивали наши посудины между деревьев вспоминая народную пословицу - "Любишь кататься, люби и саночки возить".

Дотащив катамараны до "смотровой площадки" - полянки, находящейся на верху каньона, над "Порогом-Водопадом", на высоте примерно 100 м от реки, встретились там с группой москвичей, которые обносили груз и уже поставили здесь свой базовый лагерь. Однако долго общаться времени не было, дело шло к вечеру, а нам надо было еще возвращаться на стоянку, где были оставлены все наши вещи и часть участников группы дальневосточников.

Весь следующий день прошел в обносе вещей и спуске катамаранов со смотровой площадки к воде. А спуск был весьма экзотичным. Поляна, с которой мы производили спуск, заканчивалась отвесной отрицательной скалой, уходящей к самой реке. Поэтому иначе как на веревке спустить каты вниз не было никакой возможности. Спустив катамараны по распадку к реке мы понесли наши вещи дальше, до очередного крупного притока Китоя - реки Эхе-гол с ее знаменитым 15-ти метровым водопадом, для организации своего базового лагеря.

Утром следующего дня возвращаемся к нашим - уже изрядно потрепанным посудинам, в нескольких местах зашитых и заклеенных разноцветными заплатками. К сборной команде Москва-Зеленогорск-Хабаровск-Владивосток для прохождения этого участка присоединяется группа из Северодвинска. Сегодня нам надо преодолеть 18 порогов и дойти до устья реки Моткин-Гол. Впрочем, сначала надо доплыть до устья Эхе-Гола.

Но до него был еще пороги № 48 и 49. При прохождении порога № 48 экипажу катамарана-двойки опять "везет" - в мощном сливе снова выбивает руководителя дальневосточной группы - Павла Евгеньевича. Впрочем, его спасение занимает не боле одной минуты, экипажи на страховке знают свое дело. На входе в порог № 49 река резко сужается и мощным клокочущим потоком стремительно несется вниз по крутому водостоку, теряя на расстоянии 10-ти метров около 3,5 метров высоты, и всей своей силой наваливается на каменную стену левого берега. А чуть ниже по течению друг за другом следуют три мощные бочки, где катамаран вполне может затормозить обратным валом и затащить обратно под мощную струю слива, где его перевернуло бы, и человеку, попавшему в этот водяной котел самостоятельно выбраться остается очень мало шансов.

Из воспоминаний Ивана Рябошапко: "А два руководителя, сидящие на камне и взирающие сверху на порог, совсем нахмурились. Что-то мне не нравится это совещание, три катамарана-четверки стоят ниже порога на страховке, а команды на старт следующего экипажа нет. Уже после прохождение всего каньонного участка вечером у костра я узнал о чем они говорили. Перед ними стояла дилемма - выпускать в порог катамараны-двойки и нашу "четверку" или всё же спрятать поглубже свои амбиции и дать команду на обнос препятствия. Чашу весов в пользу прохождения порога склонили три катамарана-четвёрки, уже прошедшие порог и стоящие внизу на страховке, а так же сильное нежелание тащить посудины через беспорядочное нагромождение огромных валунов, размером с дом".

И снова дотошные обсуждения линии и тактики прохода, попытка понять движение струи, и немножко привыкнуть к этому препятствию. Потому что, поняв его и успокоившись от первого впечатления, начинаешь видеть, что не все так уж плохо, и есть небольшая "щелочка" через которую можно проскочить. Так получилось и в этот раз. Едва не вылетев с катамарана при спуске по бешено скачущему на подводных камнях водостоку, мы со всей скорости буквально врезались в первую бочку после него, и были остановлены обратным валом. Катамаран упорно затягивало под слив, а мы, что было сил пытались преодолеть этот водяной капкан. Через несколько секунд, которые длились почему то очень долго, с неимоверными усилиями нам это удалось. Дальше нам повезло - струя отбросила нас немного в сторону, и мы проскочили вторую бочку, едва задев ее левым баллоном. А через несколько секунд на скорости влетели на такой водяной гребень, что ощущения были как на американских горках. Слава всем богам, и бурхану в том числе, - это препятствие позади. Экипажу катамарана-двойки (Климин, Губанов) повезло меньше. Их катамаран самый легкий из всех и с наименьшей грузоподъемностью, всего 1100 литров объем баллонов (для сравнения: другие катамараны-двойки имели объем от 1400 до 1700 литров, а катамараны-четверки до 2500 литров). Удачно пройдя входной слив, они левым баллоном зацепили первую бочку, которую и четверки-то пробивали с трудом. Их тут же развернуло лагом и забило под слив. Мы замерли. Левый баллон попал под падающую струю, правый - на пенную подушку, мужики вогнали весла в поток по самые рукоятки, катамаран бился в мощных струях воды, но вырваться из водного капкана не мог. Стоящие с "морковками" на берегу спасатели уже приготовились к работе, в готовности стояли и три "четверки", которым поступила команда "Приготовиться". Катамаран еще несколько мгновений простоял на месте и медленно начал выходить на струю. Вышел! Все облегченно вздохнули. Ребята лихо обошли вторую бочку, и, взлетев на выходной вал, сходу пробили выходной слив и зачалились в улово.

И вот мы подходим к каньону, общий сбор и обсуждение способа прохождения этого участка, так как где-нибудь встать на берегу и разведать очередной порог у нас возможности уже не будет. Впереди был 3-километровый участок реки, проходящий по каньону, где разведка препятствий была невозможна и путь прохождения порогов необходимо читать с наплыва, менее чем за доли секунды. Этот участок был самый сложный, однако, и самый интересный.

Северодвинцы, взвесив все "за" и "против", решили отказаться от прохождения этого участка. Ребята хорошо работали на предыдущих порогах, но технические характеристики их самодельных "двоек" и четырехместного "Басега" дальнейшее прохождение каньона делают невозможным. Остается семь экипажей: две "четверки" - Москва, наши "четверка" и "двойка", "четверка " и две "двойки" - дальневосточные.

Договорились, что первыми пойдет опытный экипаж дальневосточников на большом катамаране "Белрафт", далее, с небольшим отрывом,- остальные. После прохождения очередного препятствия, экипажи катамаранов пытаются влететь в какое-нибудь уловце и оттуда страховать последующие экипажи.

Ну что ж - решение принято - поглубже надеваем каски, сильнее надуваем спасжилеты и с криком " А, пофиг!", заныриваем в этот каменный мешок. Пороги идут один за другим, что творится за следующим поворотом остается только догадываться. Одновременно пытаешься вспомнить по описаниям линию движения, вовремя скомандовать, держать в поле зрения впереди и сзади идущие катамараны - каким образом мозг успевает перерабатывать эту информацию, пускай думают ученые!

По берегам проносятся такие высокие отвесные скалы, что солнце в этом каньоне - редкий гость. Полностью увидеть порог и наметить линию прохода времени просто не хватает, да и перепад воды в некоторых местах такой, что разглядеть что-то можно, только оказавшись уже у края несущегося меж камней потока. Повезло, прошли одно, второе препятствие, ребята, которые прошли перед раньше, бешено машут рукой показывая, что надо идти под левый берег, из-за рева воды ничего не слышно.

С ходу налетаем на камни (как только материал катамарана выдерживает такие удары!), с камней сваливаемся в глубокую водяную яму, тут же нас захлестывает с головой, света белого не видно. Только вынырнули - смотрим впереди плывет перевернутый кат-двойка хабаровчан. Но можно заняться собой, оба члена экипажа держатся за раму, а к ним на выручку уже подплыл "Белрафт" из их команды. И тандемом они сваливаются с высоченного водопадного слива, причем перевернутая двойка летит на своих спасателей, едва не придавливая их.

Увидели уловце и резко ныряем в него, ждем остальные экипажи. На относительно спокойном участке в небольшом улове все семь экипажей умудрились зацепиться за стены и переводят дух. Перекрывая шум реки, делимся впечатлениями. Эмоции бьют через край, адреналин будоражит кровь. Немного отдышались и пытаемся осмотреть катамараны, и не зря! В одном из сливов наша двойка получила настолько мощный удар в сливе, что сломалась продолина левого баллона. Пришлось делать срочный ремонт из подручных средств, хорошо, что рядом росли на скалах (неизвестно на чем!) несколько березок!

Отцепляемся и таким же макаром несемся дальше. Если посчитать чистое ходовое время, то эти 3 км мы пролетели минут за 12-15. Через некоторое время река несколько успокоилась, и мы увидели устье Моткин-Гола, все стремительно бросаются к маленькой каменной осыпи, где с грехом пополам можно причалить двум катамаранам, другим же экипажам приходилось ждать своей очереди, выгребаясь против течения, пока первые затащат свои катамараны на крутой склон. Если не успеешь уцепиться за этот клочок, то дальше встать будет уже негде - берег вертикально обрывается в воду высокими скалами.

Выбравшись наверх, поздравляем друг друга с удачным прохождением участка наивысшей категории сложности. Все рады и возбуждены. Быстренько раздеваемся, отжимаем одежду, оставляем гидрокостюмы, каски, весла и торопимся в базовый лагерь, оставшийся на Эхе-Голе. А завтра еще переносить осальные вещи. Но это ерунда, это не опасно, так что сегодня вечером можно будем отметить нашу маленькую победу.

Добравшись до лагеря засветло, пошли полюбоваться еще раз красотой и мощью Эхе-Гольского водопада. Река из узкого прохода между скал сваливается жгутом с 15-ти метровой высоты и успокаивается в большой - 70-80 метров - почти круглой чаше под ним. Наверное, под водопадом неплохая рыбалка, но проверять это, после сегодняшних приключений, уже не хотелось.

15 августа

Вчера, пока основная группа сплавлялась до устья р. Моткин-Гол, оставшиеся ребята навесили через реку веревки и соорудили катамаранную переправу. К вечеру того же дня туда подошли группы из Минска и из Северодвинска. Они не стали испытывать судьбу, и пешком обнесли этот, весьма опасный участок. Мы же сегодня, не торопясь, переносили наш лагерь на стоянку на р. Моткин-Гол, по дороге приняв ванны в чаше водопадного ручья.

Новый день и впереди новые препятствия. В 100 метрах ниже устья р. Моткин-Гол начинается порог №64 со сложной трассой и бочками на всем протяжении. Зато сразу за порогом находится настоящая маленькая песчаная лагуна, отгороженная от основного русла с одной стороны каменной грядой, а с другой выступающей в реку скалкой. Настроение, как и погода были настолько хорошими, что мы все еще разгоряченные прохождением порога, во всем своем обмундировании и стали с криком нырять в эту прозрачную воду.

На проход этого порога собрались все группы, которые были на стоянке реки Моткин-гол, а это не много - ни мало 45 человек составляющих 15 экипажей, членов 6-ти команд. Все участники благополучно преодолевали препятствие. Но как показала суровая действительность, нельзя расслабляться пока не пройдут последние участники. Идущий одим из последних экипаж-четверка "белорусов" слегка расслабился наблюдая за успешным прохождением порога предыдущими экипажами, за что тут же был наказан - мощная бочка поставила все на свои места - экипаж под воду, а катамаран - вверх баллонами. Но опыт не прокуришь, не пропьешь. Стоявшие на страховке по разным берегам два экипажа катамарана бдительности не теряли тут же "выстрелили" в сторону потерпевших и быстро вытолкали к берегу катамаран, попутно вылавливая членов его экипажа. По пути было спасено: туриста водника - 4шт., одна спасательная веревка, один ботинок, два весла и все остальное, что было нажито непосильным белорусским трудом.

После оказания помощи команде Минска сплав был продолжен. И буквально через 200 метров пришлось принимать участие в спасработах с ребятами из группы Северодвинска. Их катамаран-двойка встал на "свечу" в мощном сливе порога №65, и его тут же положило вверх баллонами. К счастью для экипажа, ниже порога ниходилось весьма приличное улово. Следующие пороги в техническом плане были менее сложными, но от этого не менее опасными. Мы шли уже гружённые своими рюкзаками, и это значительно ухудшало маневренности катов, что незамедлительно сказалось на прохождении. Опасность порогов обуславливалась мощными навалами воды на скалы и очень быстрым течением в узких проходах каньона.. В двух порогах мы, не справившись с мощью потока, были вдавлены в вертикальные стены прижимов, и только благодаря слаженным действиям экипажа и объему баллонов нам удавалось уйти от опрокидывания.

Река, растратившая значительную часть своей мощи в каньонах Китоя, но в силу своего своенравного характера, пыталась вставить нам "палки в колеса", последними порогами. Но они уже не имели такой мощи и сложности. В виде морального поощрения река дарит нам шикарный вид очаровательного 50-ти метрового водопада.

Пройдя последние шиверы "Моткиных щек" мы к концу дня подошли к заброшенной геологической базе в устье реки Шумак.

Отрезок от устья р. Шумак до пос. Раздольное был заключительной частью нашего похода. Единственным сложным препятствием здесь был "Билютинский каскад", где в последнем порыве река постаралась взять реванш над людьми посмевшими покорить ее. Однако усилиями экипажей последние пять порогов Китоя находящиеся в этом каскаде были преодолены с ходу без разведки - сложности для экипажей, прошедших "Лизкины" и "Моткины Щеки" они не представляли.

Дальше река катила свои воды по плесам и перекатам, неся многострадальные суда с путешественниками к дому и семьям.

Можно ли сказать, что мы покорили реку?- однозначно, нет. И вообще, у людей живущих в согласии с природой нет мысли о ее покорении. Река или вершина могут позволить пройти по ней или взойти на нее, или не позволить, взяв свою страшную плату, свидетельством чему являются многочисленные памятники на реках и у подножий вершин.

Однако река нами успешно пройдена, и, что немножко тешит наше самолюбие - это тот факт, что наша группа была единственной, из шедших параллельно с нами, далеко не слабых, команд, которая смогла сделать сквозное прохождение Китоя без единого переворота. И как признание нашего опыта мы получили приглашение от группы дальневосточников о совместном проведении походов по рекам Алтая в будущем году.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам

Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100