Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

По следам древних рудокопов
Отчет об обзорном спелеопутешествии по Рудному Алтаю

Дата: май 2007 г.

Автор: Олег Добров

1 го мая 2007 года четверка спелеологического клуба "Сибирь" отправилась на юг Алтайского края.

Маршрут пролег следующим образом: Новосибирск - Змеиногорск (обследование заброшенных рудников горы Змеиная) - заброшенные рудники в окрестностях села Лазурка - заброшенные рудники в районе села Черепаново - село Усть-Чагырка (Чагырский рудник) - село Чинета - район горы Небо (обзор района, прохождение известных пещер).

В путешествии приняли участие:

  1. Олег ГеоргиевичДобров, заведующий кафедрой туризма и краеведения ДТДУМ "Юниор"
  2. Андрей Юрьевич Киселев, Преподаватель кафедры туризма и краеведения ДТДУМ "Юниор"
  3. Валерий Георгиевич Иванченко, обозреватель газеты "Книжная витрина"
  4. Елена Борисовна Вергерская, главный редактор газеты "Книжная витрина"

Так исторически сложилось, что большинство посетителей Алтая, с этим понятием ассоциируют Горный Алтай, связывая его с исключительной красотой, исторической значимостью, "высокодуховностью", уходящей корнями к Рериху и его последователям.

Как бы за чертой восприятия, остается значительная территории, именуемая в просторечье Русским или Рудным Алтаем, Горной Колыванью. Весь приоритет отдается полупьяной, весьма криминальной национальной окраине.

Поэтому, очень большое внимание перераспределению туристских потоков в сторону действительно исторически и культурно интересного района, стало, последнее время, уделяться органами власти Алтайского края.

Многие годы, членом нашей группы Валерием Георгиевичем Иванченко накапливался краеведческий материал о Рудном Алтае. Его достопримечательностях, фольклоре, традициях. Наконец этот материал оформился в довольно значительный проект туристско-краеведческого путеводителя по местам горно-рудного освоения русскими Алтайского края.

Наш короткий вояж ставил целью еще раз осмотреть старинные прииски, до собрать материал о дорожной сети этого района, подходах и подъездах к интересным объектам, встретиться с представителями местных органов власти с целью обсудить структуру и содержание рождающейся книги.

Маршрут путешествия пролег следующим образом (КАРТА 1). Прибыв в город Змеиногорск (фото 1) мы обсудили программу нашей мини-экспедиции с председателем комитета по туризму администрации Змеиногорска Александром Прыгунковым (фото 2, 3, слева В.Иванченко, справа А.Прыгунков), затем, осмотрев остатки горных выработок горы Змеиная, отправились к заброшенным рудникам в районе селения Лазурка (на обзорной карте район 1) и к "Подземному городу" Черепановских выработок (на обзорной карте район 1). После выехали в район среднего течения реки Чарыш к заброшенным рудникам в районе села Усть-Чагырка (на обзорной карте район 3). И завершили путешествие прохождением пещеры Большая Прямухинская и обзорным выходом на гору Небо - истинного мистического центра Алтая и прохождением пещеры Небинская (на обзорной карте район 4).

Об этом путешествии и будет наш краткий историко-географический очерк, авторами которого выступают В.Г.Иванченко и О.Г.Добров. Что-то мы описали более подробно, некоторых деталей лишь коснулись. Слишком необъятен материал о посещенных местах. Если у читателей появятся вопросы по тому или иному из посещенных нами объектов - пишите. Мы постараемся дать развернутую консультацию.

Северо-Западная часть Алтайской горной системы, расположенная на водоразделе Иртыша и Оби и разделенная в широтном направлении российско-казахстанской границей, носит историческое название Горной Колывани. Здесь находились Демидовские рудники и заводы - головная промышленность Томской губернии XVIII века. Здесь на границе с джунгарскими владениями был форпост освоения русскими юга Сибири. Отсюда проникали беглые крестьяне и раскольники-бегуны на юг, в Камень, в Беловодье. Здесь можно встретить сохранившиеся до наших дней свидетельства разных эпох - стоянки каменного века, курганы скифской эпохи, ямы чудских рудознатцев и рудные разработки сталинских послевоенных времен. Все это сохранилось здесь как в заповеднике - отдельными, нетронутыми островками.

После Курьи равнина начинает всхолмляться, и по приближении к Саввушке, Колыванскому озеру, над горизонтом появляется фас алтайских гор - линия Колыванского хребта с вершинами Синюхой и Ревнюхой. (фото 4-10)

В 1890 году профессором Анучиным было опубликовано старинное русское сказание о Сибири, в котором рассказывалось, что в вершине великой реки Оби имеется озеро с чудесным над ним светом, к тому озеру выходят люди, которые днем и ночью ходят с огнем под землей. И стоит там град великий, но без жителей. Анучин полагал, что рассказ относится к Колыванскому озеру, расположенному в окружении гранитных скал, отличающихся необыкновенными формами. Они имеют вид башен, террас, пирамид и развалин замков. рассказы о таком озере с особенными берегами и чудскими вблизи него копями, по мнению Анучина, легко могли подать повод к возникновению представления о связи озера с рудными разработками и что к озеру подземными ходами выходят люди. Люди Змеиной горы могли обменивать у озера свой металл на другие товары.

Вопрос о том, кому принадлежит первооткрывательство Змеиногорского месторождения и когда оно было открыто, в литературе толкуется по-разному, - писал краевед Михаил Федорович Розен в книге "Колывань и гора Змеиная". Как и большинство других месторождений Алтая, Змеиногорское открыто по чудским разработкам. Слово "чудь" распространилось на европейском русском Севере как общее названием финно-угорских племен, а в дальнейшем его стали применять вообще к древним неизвестным народам и к различным следам далекого прошлого. В таком значении слова "чудь", "чудской" пришли и в Сибирь. Многочисленные древние выработки на Змеиной горе трудно было не заметить и похоже, что о них стало известно еще до демидовских работ. Еще в 1725 году рудоискатель Яков Костылев подал в Сибирский обер-бергамт в Екатеринбурге доношение о медных рудах, обнаруженных в восьми местах по "чудским капищам" и в том числе на горе Змеиной. А в 1744 году в Петербурге стало известно о золотой руде на Змеиной горе. Систематическая разработка месторождения была начата в 1745 году, и тогда же построена временная крепость для защиты от возможных набегов кочевников. Никто и никогда на эту крепость не нападал и к настоящему времени от нее остались две пушки, да название: Батарейная сопка. И из районов Урала двинулся русский мастеровой люд в алтайское Беловодье (КАРТА 2)

Другая сопка над Змеиногорском носит название Караульной. Возможно, еще в древности на этой господствующей над округой горе находилась постоянная стража, предупреждающая о приближении грабителей добытого золота. По мнению археолога Сергея Руденко, именно об этих местах говорит известный рассказ Геродота о соседствующих с гипербореями и одноглазыми аримаспами стерегущих золото грифах.

"Змеиная гора, - писал академик Петр Симон Паллас, посетивший Змеиногорск в 1771 году, - по справедливости заслуживает быть названной главою всех досели известных сибирских рудников". Академик Лаксман в своем сочинении о серебряной руде, опубликованном в 1775 году, писал, что на Змеевой горе: "...с 1745 года даже до 1768 года руду сию, смешанную с самородным золотом в таком великом количестве находили, что казалося будто верхняя часть помянутой горы толстую жилу из одной сей руды, с малым токмо примесом некоторых руд содержала" (КАРТА 3, 4).

В начале 80-х годов 18 века инженер Козьма Фролов создает на Змеиногорском руднике сложную систему гидротехнических устройств, действием которых откачивалась вода из глубоких горизонтов рудника и был механизирован подъем руды из шахт. На речке Змеевке выше рудника в скальных берегах была построена плотина высотой 18 метров и образован обширный пруд. Штольня длиной 750 метров подводила воду к рудоподъемным машинам. Колесо машины Екатерининской шахты, имевшее диаметр 17 метров, приводила в движение насосы, откачивавшие воду с глубоких (до 213 м) горизонтов. От них вода шла под землей к 16-метровому колесу Вознесенской шахты и откуда самотеком уходила к устью Змеевки по Крестительской штольне, начинавшейся в руднике на глубине 40 метров. Штольня действует до сих пор (фото 11). В настоящее время сохранился каменный свод над Громадным Екатерининским колесом (фото 12, 13)

Работы в руднике неоднократно прекращались и начинались вновь, вплоть до советских послевоенных времен, когда были добраны остатки руды и переработаны отвалы. Гора Змеиная превратилась в анти-гору, в яму. Нижние этажи, расположенные ныне под дном карьера, большей частью залиты водой и завалены щебнем (фото 14-17). Однако не исключено, что остались там и крупные, недоступные нам пустоты.

Более полное описание истории Змеиногорска приведено в Приложении 1.

Тяжелейшая и опасная работа в подземных выработках отражалась в народном сознании демонизацией штолен и шахт. Спрятанные под горой богатства казались вотчиной подземного змея, в рудных местностях были распространены легенды о гигантском полозе, хозяине здешних гор. Христианством фигура Змея была однозначно связана с Дьяволом.

Во "Властелине колец" Толкина рассказано о Мории - подгорном царстве гномов. Добывая серебряную руду, гномы-рудокопы докопались в итоги до корней гор и разбудили дремлющий там подземный ужас - огненного духа. В мифологии алтайцев он зовется Эрликом, у казахов Западной Сибири - подземным змеем Аждархой, который живет в пещерах и сторожит сокровища, порой одаривая ими людей. Змей Аврага Могой у монгольских народов заключен в подземной крепости богатырем, завалившим пещеру скалой. В конце времен и мира он должен освободиться. Гномы у Толкина бежали от разбуженного ими духа, бросив свои рудники. На Алтае то же самое рассказывали о чуди. Такие легенды всегда рожаются там, где есть заброшенные выработки, уже недоступные людям подземные пустоты.

Черепановский рудник, названный змеиногорскими краеведами "подземным городом", разрабатывался на протяжении столетия и освободил под землей протяженнейшие объемы. В наше время они почти недоступны. Часть штолен завалена, часть подверглась затоплению, когда прекратилась откачка воды. Через ствол пятидесятиметровой отвесной шахты можно спуститься к уровню подземных вод и, двигаясь вдоль нее, попасть в дальние рудничные лабиринты (фото 18-24).

Оставленные старые шахты, как и природные карстовые пропасти, порождают самые странные суеверия. Отвесное жерло, ведущее в бездну, воспринимается как Вавилонская башня наоборот, как вывернутое наизнанку строение.

Вот фрагмент из исторического романа "Бом-бом" петербургского писателя Павла Крусанова: "На Дальнем Востоке, неся лишенную всякой романтики службу, он услышал от староверцев легенду о семи башнях сатаны, число которых соразмерно числу главных ангелов, сошедших с неба на землю, чтобы возлечь с дочерьми человеческими, а сынам человеческим открыть то, что было скрыто, и соблазнить их на грехи: одна из башен находилась в Туркестане, две - в России (здесь, в Сибири, и где-то на западе, за Уралом), а местонахождение остальных четырех было кержакам неизвестно. По словам староверцев, за башнями исправно надзирали бродячие колдуны, демонопоклонники, которых кержаки называли убырками - по наущению лукавого убырки в свой срок насылали через эти пасти преисподней на белый свет черные беды. Не раз видели люди за последние годы в Даурии, Кяхте и даже под Томском тех самых убырок, сходившихся к сибирской башне, чтобы излить из адского пекла в мир раздор, войну и крамолу".

Однако же естественные пещеры, в отличие от шахт и рудников, воспринимались и как созданные Богом убежища, недаром в этих природой устроенных кельях часто находили приют святые отшельники. В старообрядческих текстах, служивших своеобразными путеводителями в поисках Беловодья, настойчиво встречается реминисценция из "Откровения Иоанна" - популярный у бегунов образ жены, спасавшейся от змия в пустыне в расселинах земных: "...изыдите из среды сих нечестивых человеки и не прикасайтеся им, змия, гонящегося за женою: невозможно ему постигнути скрывшейся жены в расселены земныя. ...За женою испусти змий воду и поможе жене землие разсестесь и земля пожре воду...". Один из входов в подземную страну был прокопан из штолен Лазурского рудника, куда мы и отправились из Змеиногорска. Путь пролегал по заросшим таежным дорогам к отвалам старого прииска (фото 25-30). Среди серых камней отвалов встречалось довольно много, далеко не серых камней (фото 31). Нам удалось найти горизонтальную штольню (фото 32). Однако, почти через десяток метров путь преградила вода (фото 33).

В известной книге Николая Рериха "Алтай-Гималаи", посвященной трансазиатской экспедиции, первый же абзац главы "Алтай" заканчивается следующей фразой: "Великая Обь - родина жены и змея". В той же главе есть упоминание о предсказанной неведомо кем последней битве людей, должной случиться на берегах Катуни и Бии (в истоках Оби). Вероятно, посещение Рерихом Алтая было именно попыткой отыскания тех мест, что фигурировали в утерянных ныне пророчествах мистических традиций. Как известно, маршрут Рериха пролегал, в основном, вдоль Катуни, по позднейшему пути пробирающихся в Беловодье кержаков. Однако впервые легенда возникла именно на Западном, Рудном Алтае, в Горной Колывани. До сих пор ошибка Рериха не исправлена, хотя попытки предпринимались.

Писатель Альфред Хейдок (см. Приложение 2), с 1920 года живший в Китае, познакомился с Николаем Рерихом в 1934 году и с тех пор стал его пламенным последователем и сотрудником. Получив паспорт советского гражданина, Хейдок вместе с семьёй в 1947 году добровольно вернулся в Советский Союз. В 1950 году он был арестован и освободился в 1956 году. Длительное время жил в Казахстане, переводя книги Блаватской и другую оккультную литературу. В 1981 году, уже пенсионером, Хейдок переселился в Змеиногорск, где жил до самой смерти в 1990 году. К тому времени он был почти слеп и не способен к географическим изысканиям, однако некоторые работы проводились навещавшими его рериховцами. До сих пор в Змеиногорске и под горой Синюхой проводятся ежегодные рериховские конференции. Но пока еще никто не подсказал последователям Николая Константиновича, что район поисков, вероятнее всего, находится всего лишь тридцатью километрами восточнее Синюхи, там, где рудные залежи сходятся с глубокими карстовыми пещерами, в районе горы с названием Небо. Именно там можно искать мистическую родину "жены и змея", точку слияния небесного и подземного миров, ключ к иномирному Беловодью.

Смешение рукотворных и искусственных подземелий происходит на дальних подступах к горе Небо (фото 34-36), выше того места, где огибающая гору река Иня сливается с Чарышом. В паре километров от подвесного моста через Чарыш (фото 37) начинается стена Яровских скал, из-под которой вытекает карстовый источник, размером с небольшую реку. Скалы испещрены пещерами снизу доверху, они разных размеров - от узких ходов до гротов - но небольшой протяженности. Когда-то здесь существовал обширный подземный лабиринт, но продолжения полостей давно замыты глиной. В начале 30-х годов 19 века инженеры Колывано-Воскресенских заводов Кулибин и Геблер (последний известен открытием ледников на Алтае) наблюдали на этих скалах активные раскопки, производимые жителями расположенной напротив деревни Чагырки. Все свободное время эти крестьяне посвящали поиску "чудских кладов", для чего вынимали из многих понравившихся им пещер все рыхлые отложения подчистую. В результате этих раскопок в одной из пещер верхнего яруса были найдены и извлечены огромные залежи окаменелых костей вымерших животных, которые до сих пор хранятся в петербургском музее. Еще парой километров выше по течению Чарыша в отдельно стоящем в пойме реки утесе был буквально раскопан целый лабиринт со многими сообщающимися входами. По свидетельству побывавшего тут намного позже геолога Гельмерсена, крестьянский раскопочный энтузиазм не стихал несколько лет. Добычей были только освобожденные от камней и глины каменные пустоты, в которых краевед Розен в 50-х годах прошлого века обнаружил неизвестно откуда взявшуюся колонию летучих мышей - крупных остроухих ночниц, обычно обитающих гораздо южнее. Многие люди, не подозревая о селе Чагырка в горной Колывани, называют растение бадан чагырским чаем (фото 38)

Все эти самодеятельные раскопки были как будто отражением происходящего на противоположном, правом берегу Чарыша, где с 18 по 19 век разрабатывались полиметаллические месторождения (. И если старый чагырский рудник 18 века (фото 39), расположенный выше по течению, напротив села Усть-Пустынки (КАРТА 5), был чисто искусственной выработкой, то Новочагырский, находящийся прямо напротив пещеры Летучих мышей, был заложен по древней карстовой пещере, заполненной рудным телом (План Новочагырского рудника, КАРТА 6, Разрез Новочагырского рудника, КАРТА 7). Разрабатывать его начали сверху, по естественному карстовому колодцу, но позже пробили горизонтальную штольню, вскрывшую естественные полости, не сообщавшиеся с поверхностью (фото 40-42). Своеобразна история этой пещеры. Когда-то существовала карстовая шахта глубиной не менее 170 метров. Затем в результате интрузии кварцевого порфира и циркуляции горячих вод она оказалась полностью заполненной рудным телом. С 1827 по 1844 годы здесь добывали серебро, выработав шахту до уровня реки Чарыш (Митропольский, Паренаго, 1931). В 1950-х годах рудник был обустроен вновь, но добыча почти не велась. В результате разработки руды карстовая шахта вновь освободилась. В настоящее время её верхний естественный вход засыпан, но к горизонту 66 м подведена горизонтальная штольня длиной 180 метров. Вертикальный ствол шахты засыпан остатками рудничных сооружений и опасен для посещения.

Грот (фото 43), зияющий в нижней части горы Новочагырского рудника, когда-то сообщался с древней карстовой системой. Его дальняя стена сложена аллювием - отложениями из крупной гальки и валунов, которые занесены под землю неведомо когда и откуда, сверху или снизу. Из ходов, образованных в этих отложениях, движется воздух - в глубине горы остались недосягаемые пустоты. В августе 2007 года в пещере начались археологические раскопки. Результаты их еще неизвестны.

Более подробное описание Новочагурского рудника дан нами в литературной форме (Приложение 4)

В начале мая на правом берегу Чарыша выше Новочагырского рудника полыхал пожар, горели травы. Старочагырский рудник находился как раз в эпицентре возгорания. Попасть туда не удалось (фото 44).

Напротив рудника, над селом Усть-Пустынка, возвышаются две известняковые скалы - Большой и Малый Монастыри, названные так из-за зиявших в них многочисленных пещер, напоминающих кельи. Почти все пещеры Большого Монастыря уничтожены при добыче известняка. В Малом они еще сохранились. Самая крупная, Водяная пещера, заканчивающаяся подземным озером - неисследованным затопленным ходом, закрыта стальной дверью. Местный предприниматель выяснил, что в воде содержится серебро.

При приближении к массиву горы Небо проезжаем через широкую долину Ини. Здесь, выше села Чинета, напротив устья Ханхары, открыто за последние годы множество археологических памятников - от пещерных стоянок до захоронений пазырыкской скифской культуры. "Стерегущие золото грифы" буквально окружили гору Небо своими курганами и каменными стелами. Но начали мы знакомство с окрестностями Неба с Большой Прямухинской пещеры.

Ручей Прямуха, на котором находится пещера, это левый приток Яровки, являющейся правым притоком р. Ини, впадающей в 8 км выше села Чинета. Добраться до Прямухи можно по дороге, что идет из Чинеты на юг, в сторону поселка Талый Ключ, но не доходя до него, после перевала через невысокую гриву, поворачивает налево и идет вдоль Яровки (фото 45, 46). Прямуха впадает на заметной излучине реки, поворачивающей влево, за пару километров до деревни Генералки, вскоре за третим от устья правым притоком Яровки. Вверх по Прямухе отходит ответвление дороги. Машиной лучше заезжать через Генералку, до которой из Чинеты идет усовершенствованная дорога через перевал. Примерно в километре от устья Прямухи, на правом его берегу, расположена характерная скальная гряда, гребнем спускающаяся к ручью поперек склона (фото 47). Под скалами видны входы в пещеры (фото 48). Одна из них пронизывает скальный гребень насквозь. Вход в Прямухинскую пещеру расположен в самой верхней части скал, с северной стороны, обращенной в сторону Яровки. Само же отверстие входа, высотой 1 м и шириной 2 м, ориентировано на запад, к ручью. Тропы до входа в пещеру нет, а склон зарос густым кустарником. Проще подняться вдоль южной стороны скальной гривы, а затем перевалить через гребень, выбрав безопасный маршрут по скалам.

Пещера сухая, вскрытого типа, среднее звено древней водоносной системы. Разветвленная каскадная пещера с чередованием залов, вертикальных и горизонтальных ходов, имеющая категорию сложности 2а. Богата натеками. Представляет интерес для спортивного прохождения, поскольку позволяет преодолеть почти все возможные виды пещерного рельефа и препятствий. Размеры невелики: длина - 360 м, глубина - 40 м, амплитуда - 50 м, что позволяет пройти ее за 0,5 - 3 часа. Запас высоты до местного водотока более 100 м, что дает перспективу дальнейшего прохождения, подтверждаемую интенсивным воздухообменом. Необходимое снаряжение ограничивается 6 метрами веревки для горизонтальных перил и 15 м навески для спуска-подъема в 13-метровом колодце. Все вертикальные участки пещеры можно преодолеть лазанием.

Низкий вход в пещеру приводит в грот Барьерный, заваленный каменными глыбами. За барьером из глыб, в дальнем углу грота, есть большая 3-метровая яма. Спускаться в нее не обязательно. А путь вглубь пещеры лежит вдоль левой стены Барьерного по неширокому карнизу, который заворачивает налево за угол и приводит к тесному 6-метровому проходу в грот. Первых (фото 49). Он представляет собой верхний этаж Скелетного зала, на дно которого спускается катушка, переходящая в 5 м отвеса. Следует соблюдать осторожность, чтобы не соскользнуть вниз. Спуск по катушке неудобен. Проще совершить траверс вдоль левой наклонной стены и попасть на Балкон, откуда можно легко спуститься вниз по лазам в глыбовом завале. Траверс несложен, надо только разыскать опоры для ног и маленькие натечные зацепы для рук. Первый участник проходит траверс со страховкой, затем натягиваются перила. В гроте Первых веревка пропускается под глыбой известняка, а на Балконе имеется крюк.

Балкон примечателен трубой с белым натечным каскадом из известкового молока. Труба поднимается к верхней точке пещере и когда-то была связана с водопоглощающим понором, а под ней, в бывшей водобойной яме, есть маленькое, пересыхающее зимой озерко. От Балкона отходит также несколько тупиковых ходов, в которых встречаются лужи с гуровыми плотинками.

Ход в завале, спускающийся с Балкона, выходит между гротами Скелетным и Кафе. Дно Скелетного завалено глыбами, в юго-западной части начинается широкая галерея длиной 10 м, заканчивающаяся сужением и небольшим озерком.

Короткий ход с потолком, сложенным глыбовым завалом, в котором открывается лаз с Балкона, через несколько метров приводит в грот Кафе. Он невелик по размерам, у его северной стены, по двум сторонам одной большой глыбы, упирающейся в потолок, открываются два лаза в грот Мешок: левый через узкую наклонную щель, правый через двухметровый нависающий уступ. В своем юго-восточном окончании Кафе обрывается девятиметровым колодцем в грот Узкий, который представляет собой щель каминного типа шириной 1-1,5 м, высотой и длиной около 11 м. За гротом меандровая галерея приводит к труднопроходимой узости. За ней небольшое расширение и тупик.

Остальная часть пещеры начинается от грота Мешок. Сильно сужающийся ход приводит в середину меандра, идущего с севера на юг. В северной части галерея меандра поворачивает на восток и соединяется со сложной по морфологии системой грота Мелкого. В дальнем северо-восточном конце этой системы имеется неисследованная узость неизвестной перспективности.

В южной части галерея приводит в грот Провальный с колодцем около 12 м. Имелись шлямбурные крючья.

От Провального крутонаклонные ходы ведут к глыбовому навалу, заполняющему нижний этаж пещеры. Сверху по навалу можно пройти на балкон Ожидания, откуда по уступам просто спуститься в зал Нижний, представляющий собой современное дно пещеры, в паводок затапливаемое. Другой путь в этот зал проходит снизу, лазами в завале, через гротик Оранжевый. Вода из Нижнего дренируется протяженной Жемчужной галереей запад-юго-западного направления. В ее окончании, в крайней юго-западной точке пещеры, имеется приподнятая над полом до уровня затопления узость в натечной коре, со значительным воздухообменом (КАРТА 8).

Массив горы Небо с запада ограничен долиной Ини (фото 50), с севера - Яровки, с востока - Прямухи, с юга - Громатухи. Это поднятое на 300 метров над окружающими долинами плато (фото 51, 52) в форме птицы с расправленными крыльями (фото 53) . С бортов окрестных долин Небо охраняют глядящие на него входы пещер. Внутри этого бессточного плато расположены огромные пустоты, промытые просачивающимися с поверхности водами. Что заключено там, внутри, неизвестно - намечающиеся провалы сразу же замываются и затягиваются. Только одна пещера охраняет выход с плато, как убежище часового (фото 54, 55). Когда-нибудь поверхность все же провалится, открыв доступ в заточенное внизу пространство, но это время еще не пришло. Несколько лет подряд спелеологи Новосибирска вели раскопки в воронке поглощения в одной из карстовых котловин горы Небо. Пещера вроде почти вскрылась, и даже имя получила- в честь великого исследователя алтайских гор она была названа пещерой Розена (фото 56). Но каждую весну откопанный проход вновь перекрывался толщей ила, веток, глины, всего того, что несла вода в недра горы.

Приложение 1

"ЗМЕИНОГОРСК (ИСТОРИКО- ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР)"

История Рудного Алтая удивительно интересна. Ведь именно Змеиногорск не только стал колыбелью горнорудной промышленности на Алтае, но и послужил началом развития огромного края и появления таких городов, как Барнаул, Рубцовск и т.д. Змеиногорск был некогда символом рудного богатства России и выдающихся технических достижений в области механизации горных работ. Более 100 лет рудник был основным поставщиком золота и серебра России. Здесь добывалось до 5-8 млн. пудов и проплавлялось - до 3 млн. пудов серебряной руды и производилось 1000 пудов золототистого серебра. Из змеиногорского серебра был изготовлен саркофаг Александру Невскому.

В Змеиногорске были осуществлены замечательные технические идеи, в конце 18 века здесь была построена грандиозная даже по нынешним временам полуавтоматическая промышленная линия, создана система гидротехнических устройств, позволивших механизировать часть горных работ, возведена первая в Мире чугунная рельсовая дорога. Сегодня это длинная целостная технологическая высокосовершенная для своего времени цепочка не работает, но еще сохраняет свою целостность. В видимой, наземной части, она представлена плотиной и Змеиногорским прудом, небольшим фрагментом земляной насыпи, оставшейся от бывшей рельсовой дороги. В городе сохранился исторический центр, в котором расположены контора Змеиногорского рудника, Дом горных офицеров, музеи горного дела, лавки и жилые дома купцов. В окрестностях Змеиногорска находится гора Ревнюха, из яшмы которой была изготовлена знаменитая Царица ваз, находящаяся в Третьяковской галерее. В планах администрации города - восстановление исторического комплекса-Горнометаллургическое производство России 18 века.

Здесь, вблизи живописного озера, Акинфий Демидов по следам древних чудских выработок в 1726 г. открыл первый прииск, а в 1729 г. построил первый медеплавильный завод. Горные разработки и сейчас еще видны с дороги. В 1740 г. в Бергколлегию поступил донос о том, что Демидов тайно выплавляет золото и серебро. Это была монополия государства, и разгневанная царица Елизавета издала указ - все имущество Демидова, его рудники и заводы со всеми землями "взять на себя". С тех пор всеми делами стал заведовать Кабинет, принадлежавший царской казне. По расположению и названию местности рудники и фабрики получили наименование Колывано-Воскресенских.

Позже, в 1802 г., в Колывани, на реке Белой, была построена камнерезная шлифовальная фабрика. Но обработкой камней для царского двора начали заниматься еще раньше, с 1786 г. в Локтевке. Правители самых богатых стран Европы соревновались между собой в пышности убранства своих дворцов. В 1786 г. на поиски цветных поделочных камней был отправлен знаток Петр Шангин. Им и были открыты основные месторождения замечательных яшм и порфиритов. На Колыванской фабрике были изготовлены сотни изделий, десятки огромных ваз, канделябров, колонн, торшеров и разных других украшений. Многие изделия не имеют равных в мире, ведь лишь в античные времена в Греции и Риме делались подобные амфоры и вазы, но, как правило, из гипса или мягкого мрамора и гораздо меньшего размера. Русские цари хотели поразить мир великолепием своего двора. Здесь изготовлена самая большая в мире ваза из цельной глыбы ревневской яшмы весом свыше 11 т. Первоначальный же вес монолита составлял 20 тонн. Большой размер ее эллиптической чаши достигает пяти метров. На изготовление ее ушло 12 лет, а для доставки каменной глыбы от месторождения на фабрику спользовалась сила нескольких сотен рабочих, так как лошади для этой цели не годились. Перемещали волоком, в день не более 500 м, а ведь тащить ее надо было много десятков километров. Экономический секрет такого производства был прост. Изделия, не имеющие цены, царской казне обходились совсем дешево, так как использовался по существу рабский труд приписных, то есть крепостных. Цивилизованная Европа не могла себе этогопозволить.

Змеиногорск (основан в 1736 году) город (с 1952 года) в Российской федерации.Расположен в Рудном Алтае, у южного подножия Колыванского хребта, вокруг горы Змеевая, на высоте около 450 м, на р. Корболиха и её притоке р. Змеевка, в 47 км от ж.д. станции Третьяково, в 360 км к юго-западу от Барнаула. По данным ГосКомСтата на 01.10.2004 территория города составляет 3,26 га вместе с пригородом селом Лазурка, относящемся к городу. Население =11,7 тыс.чел. вместе с с.Лазурка, население с.Лазурка- 300 чел.

Колывань, поселок городского типа в Российской Федерации, Алтайский край, на склоне Колыванского хр. 1,6 тыс. жителей. Камнерезный завод имени И. И. Ползунова (производство технических и художественных изделий). Один из старейших русских промыслов по обработке камня. С 1786 изготовлялись декоративные изделия для дворцов (вазы, колонны), часто по рисункам крупных архитекторов. Многие шедевры Колыванских камнерезов("Царица Ваз", "Чаша- Фонтан", "Торшер из камня" и многие) другие выставлены в Эрмитаже, Русском музее, Павловском дворце- музее и т.п. Некоторые шедевры Камнерезов Колывани

Исторический очерк

Энергия Петра I разбудившая Россию, отразилась и на ее далеких окраинах. Петр I, пытаясь получить выход к Балтийскому морю, начал войну со Швецией, и сразу же Россия лишилась возможности покупать лучшее в Европе шведское железо. Стало быть железо нужно не шведское, а свое! Это побудило Петра в 1697 году распорядится о разведке всевозможных руд. Началось освоение предгорий Алтая русскими. В 1725 г. рудознатцы Яков Костылев и Леонид Остапиных подают в Сибирский Обер- Бергамент "доношение о медных рудах обнаруженных в 8 местах по чудским капищам в Змеёвой горе и других". Это донесение, пожалуй, первая страничка в истории Алтая Рудного. Месторождение, открытое рудознатцами на Змеиной горе, захватил А.Н.Демидов человек необычайно хитрый и изворотливый, властный и жестокий. Акинфий Демидов выходит на прямой разговор с Екатериной I. Но прежде всего он подает письменное прошение. Акинфий начинает его с упоминания, что Петром I было повелено Демидовым "к приискам медных и других руд иметь охоту" и строить заводы "таких заводов не токмо в Швеции, но и по всей Европии не обретаются". Что пишет по этому поводу Кафенгауз? Вот что: "Из того же, неизданного до сих пор прошения, узнаем, что он привез образцы руд в Петербург и поднес их 1 января 1726 года императрице и Якову Брюсу. При этом Акинфий Демидов указал 9 пунктов, где была обнаружена медная руда- по рекам Алею и Чарошу". 16 февраля судьба Алтая решена в пользу Демидова. А поскольку до Алтая далеко, до царя высоко, то никто, кроме хозяина не знает, что творится в Рудном Алтае тех времен. Жалобы и доносы на его своеволия отскакивают от Акинфия. Он бронирован репутацией поставщика прекрасной меди и железа.

В 1736 г. демидовский штейгер Федор Лелеснов установил, что Змеевские руды содержат кроме меди ещё золото и серебро. В течении многих десятилетий Змеиногорский рудник остается самым богатым рудником России. Название рудника было образовано от Змеевой горы и р. Змеевка, почему и посёлок в первое время назывался Змеев. Основанный при руднике в 1804 г. сереброплавильный завод также сначала назывался Змеевский. Но уже в 18 в. начинают употребляться названия Змеиногорск, Змеиногорский рудник, а позже и Змеиногорский завод. Окончательно название Змеиногорск закрепилось к концу 19 в.

Название Змеевой горы связывают с изобилием водившихся на ней змей. В 18 веке Змеиногорск сформировался как главный серебро и золото содержащий рудник Алтая. Выдающие изобретения К. и П. Фроловых, И. Ползунова родились на шахте Змеиногорского рудника. Это первая в Сибири деривационная установка, действующая до 1765 г., построеная И. Ползуновым. Это осуществление К. Фроловым механизации Змеиногорского рудника (1763- 1797г.). До сих пор жителей Змеиногорска радует пруд, созданный К. Фроловым в результате построения плотины, которая поражает своими размерами: длина 60 сажень, ширина от 10 до 45 сажень, высота 11 сажень (1 сажень = 2,133 метра). В 1806 г. по проекту П. Фролова построена чугунно- рельсовая дорога , соединившая Змеиногорсий рудник с серебро- плавильной фабрикой- первая в мире надземная рельсовая железная дорога!!! За период с 1809г.- 1917г. по ней перевезено более 2739106 пудов руды. На Змеиногорском руднике широко применялся труд каторжников. Наиболее провинившихся заковывали в кандалы и отправляли под землю, в шахты, для работы навечно. Рудник со сложнейшими штольнями, штреками, курштадтами (закрытая камера), лифтлоками (вертик. шахта для подачи света), водными колёсами и внутренним устройством, конечно, почти разрушен - дело в том, что в советское время добычу вели уже открытым способом - т.е. взрывами, что создало на месте бывшей Змиевой горы огромную яму глубиной 60 метров, но т.к. дренаж Фролова всё равно действует, то в этой впадине никогда не бывает воды - дно сухое! Правда, взрывами засыпало все штольни и теперь энтузиасты откапывают их, дабы создать музей в бывшем руднике. В царские времена, когда рудником безраздельно управляли Демидовы было содержание золота по 200г. на 1тонну (ныне считается рентабельным добывать, если золота 12 г. на 1 тонну; в оставшихся породах сейчас осталось до 17г. золота на 1 тонну, но "новые русские" предпочитают лишь "отмывать деньги", делая вид, что "разрабатывают месторождение"). На одном из верхних горизонтов рудника: в дальних штольне холодно и сыро. Здесь трудились колодники. Они не выходили на свет, жили и умирали под землёй. Жестокие условия труда приводили к тому, что люди доживали в среднем лишь до 32 лет… Позднее начальство "сжалилось" и построило подземную церковь, где совершались "требы" священником "сверху" - из церкви в посёлке… Нормой в сутки было пройти 17 см твёрдой каменной породы, давали свечей, если каторжник не успевал дать норму, то дорабатывал в темноте. Поэтому люди слепли. Хоронили их тут же - в отвалах шахты… После подавления бунта тут работало 40 бывших пугачёвцев. А вообще статистики смертей никто не вёл и поэтому неизвестно, сколько тысяч людей оплатили своими жизнями благоденствие Демидовых, а позднее - царской казны. 17 млн. руб. пожертвовали Демидовы на меценатство (в т.ч. художнику Брюллову), но сколько осталось у них, если последний дар казне в 1745г. был 1 тонна серебра и 5 кг золота - после царица забрала рудники в гос. монополию? Конечно, всё равно надо отдать должное нашим умелым предкам - имея очень малые технические возможности: вода и колесо водное, лошадь, мускулы человека, кайло (правда, уже был и порох для взрывных работ) - он создал поистине циклопическое подземное сооружение. Ведь была сооружена плотина для обслуживания рудника - высотой 17,5 м, в основании - 90м, и вверху - 14м. Это было в 1786г. И она до сих пор служит. Кроме плотины, колёс, шахты умельцы инженеры Фроловы отец и сын создали первую в Мире чугунную железную дорогу для вывоза руды - 1806г. От штолен она катилась по уклону сама, а вверх обратно её поднимали лошади.

Великий Гумбольдт был потрясён Алтаем и особенно красавцем - озером под Колыванью. Золото, Серебро, Лазурит, барит (используется как защита от радиации в космической пром.), медный колчедан и ещё и ещё - масса камней и ценных пород и руд все есть в Змиевой горе. Кстати, название городу - "Змиёв" было дано именно от такого обилия змей, что их приказывали убивать и раз в неделю сносить на площадь, где сжигали. Кто усердствовал - тому давали награду, кто приходил пустым - батогов. Положение других (не каторжников) горнозаводских рабочих также было также очень тяжелое... Работали по 12 часов в сутки. Работы на рудниках и заводах продолжались круглый год. Ежегодно с рудников убегало 50-80 человек, некоторые возвращались, других ловили и в наказание прогоняли через строй.

До середины 19 в. Змеиногорск играл важную роль в рудной промышленности России. На его долю приходилось около ? всего серебра, добываемого на Алтае. В конце 19 в. началось истощение рудников, в 1893 был закрыт сереброплавильный завод. Змеиногорск становится торговым селением с мелкой промышленностью. После 1917 в Змеиногорске и его окрестностях были найдены новые месторождения полиметаллических руд. Змеиногорск был преобразован в рабочий посёлок, город с 1952.

Цифры и Факты

В границах г.Змеиногорска учтено и поставлено на государственный учет 32 памятника, в том числе 14 памятников истории, 18 памятников архитектуры и градостроительства. Одним из памятников является музей истории развития горного производства. Музей имеет свыше 13 тысяч экспонатов. Уникальность представляют исторический центр и памятники архитектуры: плотина и заводской пруд, Екатерининская шахта (XVIII- век)- бывший рудник, начало чугунно- рельсовой дороги, Дом горных офицеров(1825г.) и т.д. В горе Змеевой сохранились фрагменты рудников XVIII- XIV вв. (Змеиногорского, Петровского, Черепановского). На близлежащей территории имеются памятники федерального значения: озера Колыванское- растет реликтовый орех чилим, сохранившийся с доледникового периода и белая лилия, занесенные в Красную книгу России, Белое озеро. Вода в озерах прогревается летом до температуры 22°С. Горы Ревнюха, Синюха(1210 м)- прекрасная обзорная точка, восхождение на которую ритуал для гостей горной Колывани, Заповедник "Тигирекский", Колыванский камнерезный завод имени И. И. Ползунова и т.д.

Чем гордится Змеиногорск

Нигде в мире не было построено такого грандиозного и столь механизированного предприятия, как Змеиногорская гидросиловая установка. Гидросистема была единственной в мире не только по масштабу, но и по типу сооружения на протяжении XVIII- XIV вв. В Змеиногорске сохранились: Крестильная штольня, водоотливной канал от плотины до Екатерининской шахты, в подземных горизонтах сохранилось единственное в мире сооружение- водоналивное колесо. Город посещали, в нем жили и работали выдающие люди России и Европы: И. Ползунов, А. Кулибин, А. Брем, Г. Миллер, Н.Паллас, П. Шангин, А. Порошин, И. Герман, К. Фролов, П. Фролов, Г. Спасский, П. Аносов, П. Семенов-Тянь-Шанский, Ф. Достоевский, В. Радлов, Н. Сапожников... Большой вклад в развитие Змеиногорского рудника внесли немецкие ученые, специалисты: А.В. Беэр, И.Г. Лейбе, Г.С. Качке, А. Гумбольд...

Змеиногорский район называют Алтайской Швейцарией. И разве это не правда??? Древнейшие скалы, красивые озера, привлекают к нам людей со всех уголков России. Люди побывав здесь, возвращаются вновь и вновь, чтобы насладиться чистым воздухом, напоенным ароматом горных трав, послушать звонкие песни горных ручейков, при коснуться к вечности у древних скал... А на местных реках и сегодня, как в добрые старые времена, можно намыть золотого песка, если конечно повезет...

Приложение 2

АЛЬФРЕД ПЕТРОВИЧ ХЕЙДОК

"Из многих приходивших к нему харбинцев Николай Константинович выбрал людей, духовно наиболее готовых к сотрудничеству с ним, которые составили небольшую группу учеников, признавших Н. К. Рериха своим земным Учителем - Гуру. […] Из всей группы учеников Николай Константинович выделил двух и вручил им привезенные из Гималаев кольца ученичества, как знак особого доверия и духовной близости. Этими избранными были Б. Н. Абрамов и А. П. Хейдок.

Альфред Петрович Хейдок родился 19 октября 1892 г. в Латвии в семье владельца механической мастерской. В 1908 г. с семьей переселился в Тверскую губернию. В годы первой мировой войны служил санитаром в госпитале Великой Княжны Марии Павловны. Участник первой мировой и гражданской войн. Офицер. В эмиграции жил в Харбине. Преподавал русский язык в китайских высших учебных заведениях. Первый же опубликованный рассказ в харбинском литературно-художественном журнале "Рубеж" в декабре 1929 г. вызвал читательский интерес. Огромное влияние на его жизнь оказало знакомство его в 1934 г. с Н. К. Рерихом. Он становится последователем учения последнего. Рерих помог писателю издать первую его книгу, сборник рассказов "Звезды Маньчжурии", со своим предисловием. Книга вышла в 1934 г. нью-йоркским издательством "Алатас", а напечатана в Харбине в типографии газеты "Заря". Переехал из Маньчжудиго в Шанхай (осень 1940). Получив советский паспорт, с женой и сыном вернулся в СССР (авг. 1947). Поселился на Урале в г. Североуральске, где преподавал английский язык, был юрисконсультом; публиковался в печати. Арестован (1950). Особым совещанием приговорен к 10 годам лишения свободы. Как выяснилось позднее, поводом послужило его письмо к К. Н. Рериху в Индию. После освобождения (сент. 1956 г.) поселился в Балхаше; работал библиотекарем, переводил с английского, писал в стол. Среди переводов были книги Е. П. Блаватской ("Тайная доктрина", "Разоблаченная Изида"). За несколько лет до смерти поселился в Змеиногорске на Алтае, вблизи горы Белуха. Там он и скончался 20 июня 1990 года.

В одной из современных алтайских газет сообщаются небезынтересные подробности о писателе: "Во время последней встречи Рерих, как одному из своих любимых учеников, подарил Хейдоку серебряный перстень с кораллом и бирюзой. […] Писателя Альфреда Хейдока похоронили вместе с серебряным перстнем, подаренным ему Николаем Рерихом. Похоронили в 1990 году на кладбище под горой Караульной в окрестностях Змеиногорска. Проводить в последний путь этого удивительного человека, прожившего почти сто трудных и интересных лет, пришла горстка людей, в основном местных жителей".

Приложение 3

ОЧЕРК О ЗМЕИНОГОРСКЕ

? Лучше нашего климата нет! - сказала местная жительница. В голосе её звучала покоряющая убежденность.

Но меня и не надо было убеждать ? я уже успел влюбиться в этот небольшой город, расположившийся, как в чаше, посреди холмов. По склону одного из них он ползет вверх и двумя улицами, кое-где разветвляясь, исчезает за невысоким перевалом.

"Маленькие деревянные домики и большие огороды", ? так охарактеризовала его моя спутница. Везде много зелени, старые деревья, черемуха, у окон домиков ? сирень. Эх, пройтись бы по этой улице вечером в начале лета, когда все тут цветет и благоухает!

И ни одной заводской трубы! Кто говорит, что тут десять тысяч жителей, а кто ? что двадцать. Это районный центр, в нем имеются и кино, и детская музыкальная школа, и своя газета, и автовокзал, откуда разбегаются рейсы в разные стороны, в том числе на месторождение алтайских самоцветов - Колывань, родину уникальной Царицы ваз* (Эрмитаж). Напомним ? ваза сделана из монолитной глыбы, а диаметр её что-то более пяти метров! Отсюда до Колывани сто двадцать километров.

Мы сидим на краю города у подножия круто поднимающегося холма. На вершине соседнего холма поблескивают на закатном солнышке большие буквы: "В 1986 году нашему городу Змеиногорску -250 лет".

? Бабушка, ? обращается моя спутница к проходящей мимо нас старушке, ? на этой горе (она указывает на холм, у подножия которого мы сидим) земляника растёт?

? Бабушка, ? обращается моя спутница к проходящей мимо нас старушке, ? на этой горе (она указывает на холм, у подножия которого мы сидим) земляника растёт?

? Растёт, да коровы её всю поедают. За земляникой дальше надо ходить. Вот я, захочу малины, вон туда хожу. Она махнула рукой куда-то на запад.- Нарву ведро ? надолго хватит.

По словам старушки, коровы здесь бродят самостоятельно, без пастуха, и сами приходят домой для очередной дойки. Качество молока меня восхитило.

Другая женщина, домик которой стоял на берегу речки Змеевки, сообщила, что вся почва под городом золотоносная и что она сама в дни молодости помогала отцу намывать золото на Змеевке.

? Теперь это запрещено, ? пояснила она. Сосед (она назвала фамилию) начал было заниматься этим промыслом, так его вызвали к властям и пригрозили наказанием. Но когда дело дойдет до женитьбы сыновей, я все равно на обручальные кольца им золота намою.

В этом городе из кранов водопровода льется вода чистая, как слеза, и ни в каком хлорировании не нуждается.

Но самое удивительное ? в этом городе нет преступности, нет злостного хулиганства!

? Конечно, иногда молодежь подерется, а так ? мы можем спать с открытыми дверями, ? заявил мне один гражданин.

Уходя из своей комнаты в гостинице, я попросил ключ, чтобы запереть двери. Оказалось, ключи давно растеряны жильцами, а запирать двери нет никакой надобности ? никто чужого не возьмет. И действительно…

Но такая аномалия требовала объяснения. Как так? Весь мир стонет от нарастающей преступности, ищет способы борьбы с нею: а тут ? нет преступности!

Сухологичное объяснение быстро было найдено: здесь нет промышленности, значит нет и пришлого элемента, текучести кадров и т.п. Но истинную причину я узнал только при отъезде, на автовокзале, когда я разговорился с интересной словоохотливой дамой. За десять минут разговора с ней я узнал о городе гораздо больше, чем за всю неделю пребывания в нем.

Она рассказала, что коренные жители города - старообрядцы, которых здесь называют кержаками, так как их предки когда-то жили по реке Керженец, на Урале. Каждый второй дом в городе ? дом кержака. Их селения разбросаны в более отдаленной от города окрестности, где они до сих пор сохраняют свой веками установленный быт и нравы. По-прежнему, если иноверец попросит у них воды напиться, дадут, но посуду, которой коснулись губы иноверца, считают оскверненной и разобьют ее. Раз в год они приезжают в город: закупают муку, соль, спички и другие товары на весь год. На своих полях выращивают, главным образом, картофель, качают мед, который сдают государству, чтобы иметь деньги на расходы. Ведут, так называемое, натуральное хозяйство. Некоторые кержацкие селения расположены в горах, и добраться до них можно только в июле месяце. Там свои порядки…

Почва под городом золотоносная и полна микроэлементов настолько, что население города собирает в своих огородах барит и сдает его в казну. Это место при Петре Великом открыли недоброй памяти купцы Демидовы, ставшие первыми заводчиками на Урале. Каменные дома, за исключением построенных при Советской власти, все демидовские. Они же построили плотину на речке, образовав, таким образом, водохранилище. Здесь у Демидовых были шахты, где добывали золото. Говорят, что доныне сохранился подземный ход из конторы Демидовых прямо в шахты. И теперь в шахтах добывают золото, хотят еще расширить добычу. Недавно сюда приезжал министр цветной промышленности.

Но тут подошел автобус, и повествование моей собеседницы пришлось оборвать. А жаль ? наблюдательный местный житель может рассказать так много интересного! Но теперь я понял, что одною из причин отсутствия преступности в Змеиногорске, и по всей вероятности самой главной, был дух "древнего благочестия" кержацких староверов, сохранившийся, хотя и не в полной целостности, до наших дней. Именно этому духу суровой нравственности мужественных людей, не покинувших насиженные места своих отцов, чтобы сохранить свою веру, я приписываю значение главного фактора в отсутствии преступности.

"Что имеем ? не храним, потерявши ? плачем…" ? поётся в старинной песенке. Здесь мне попадались люди, которые ни во что не ставили достоинства своего города; узнав о моем желании сюда переехать, недоуменно и даже с некоторой ноткой подозрительности меня спрашивали:

? С чего это Вам вздумалось бросать свою благоустроенную квартиру в крупном городе и переселяться сюда? Не понимаю!

А одна женщина так прямо и заявила:

- Ну что здесь хорошего? Одна лишь картошка!

Что картошка тут замечательная ? это была правда. Она вкусная, мучнистая и крупная. Хозяйка, которая нас угощала этой картошкой, рассказала, что откопала в своем огороде очень большую картофелину, побежала в магазин и взвесила ее. Оказалось, что весит она 1,5 килограмма.

Именно из-за обилия здесь картошки создалось такое парадоксальное положение, что ни в магазинах, ни на базаре её не купишь ? никому не нужна. Моя спутница обратилась к дежурной администраторше с просьбой.

? Не могли бы вы продать нам два - три килограмма картофеля? В магазинах его нет.

? Зачем покупать? Я и так, без денег, насыплю вам ведро и завтра принесу.

Километрах в десяти на восток от Змеиногорска расположен посёлок Черепановское. Там начинаются поросшие лесом горы и тайга. Живописное место. Забредают лоси и медведи. Разговорились там со старой женщиной. Жаловалась она, что ноженьки её плохо слушаются, застудила, перетрудила их в молодости, когда в Великую Отечественную войну приходилось ей на лесоповале работать. "Зима. Подойдешь к пихте в два обхвата. Сперва кругом неё снег в два метра глубины расчистишь, потом пилить начнешь…"

Я и моя спутница попросили у неё молока испить. Привела она нас в светлую чистую комнату, поставила на стол посудину с молоком, чашку меда, краюху белого хлеба. Кушаем, пьем. Улучив момент, когда хозяйка отлучилась, шепчу спутнице: "За такое угощение платить надо". А хозяйка-то услышала мой шепот, показалась в дверях и заявила:

? Что? Платить мне вздумали? Не было такого в моей жизни и никогда не будет, чтобы я за еду деньги брала!

Признаюсь, это гордое заявление старой женщины, несмотря на все невзгоды сохранившей доброжелательность и радушие, прекрасные черты своего великого народа, много прибавило моего к ней уважения. Да послужат ей ноженьки еще долгие годы!..

В окрестностях Змеиногорска расположены процветающие колхозы. Одному из них ? "Россия" ? исполнилось 30 лет от роду, 29 лет председателем его состоит Шумаков. Из захудалой деревни Барановки он сделал образцовый колхоз, о котором немало написано в газетах. Но меня интересует, что говорит о нем простой народ ? лучший судья. И слова этого судьи кратки и метки.

Высокий мужчина на остановке автобуса сказал: "Шумаков нашумит, но зато дело сделает". А другой, тут же рядом стоящий, добавил:

- Там самый плохой колхозник собственную машину имеет.

Выразительно. Лучше не скажешь. У нас было мало времени ? промежуток между двумя рейсами автобуса. Оказалось, что колхоз "Россия" имеет все своё: свои школы, больницу, столовую, магазины и т.п. В продуктовом магазине девушки с модными прическами и в белых халатах отпустили нам хороший кофе и сардины, которых в городе не было. Любители модной теперь облепихи могли запивать обед в столовой колхоза её соком. ? Облепихи тут много, её и прочие ягоды разводит в большом количестве совхоз "Янтарный".

Мой очерк начался с заверения местной жительницы о превосходстве Змеиногорского климата над другими. Чтобы не отнести это заверение в поговорку, что всякий кулик своё болото хвалит, привожу свидетельства двух мам. У одной дети живут в Барнауле, а у другой - в Усть-Каменогорске. Обе поехали к своим детям погостить и обе вскоре вынуждены были возвратиться, так как в этих крупных городах у них начались головные боли и прочие недомогания. И обе почти сразу выздоровели, как только вернулись в Змеиногорск.

Достоинства этого уютного городка первыми оценили геологи, много повидавшие всяких урочищ нашей Родины,- выходя на пенсию, они стараются поселиться здесь.

Многомиллионные города, в которых мне приходилось жить, встают в моей памяти как призраки оглушающей человека механической цивилизации, которая равно отравляет как окружающую природу, так и души людей.

Тихий городок, отделенный от железной дороги полсотней километров, но, тем не менеё, обладающий культурными учреждениями современного общества, стал для меня чем-то вроде притягательного магнита.

Но желающий здесь поселиться наталкивается на большое препятствие ? в городе ощущается сильный недостаток жилья. Конечно, выход есть - можно построить здесь собственный дом, и всякий знает, что для этого надо иметь, но не всякий имеет.

г. Усть-Каменогорск, Балхаш

24.04-3.05 1981 г.

Приложение 4

УЖАС ЧАГЫРСКОГО РУДНИКА

Авторы - Валерий Иванченко, Геннадий Максимов (Новосибирск)

В Краснощековском районе Алтайского края в холмистых безлесных предгорьях стоит на берегу реки Чарыш полувымершая деревня Чагырка. Это исключительно живописное место окружено скалами, пещерами, а по чистейшей воде Чарыша можно сплавится сюда от границы Горного Алтая - от села Коргон куда попадают с Чуйского тракта через Усть-Кан.

Но некогда Чагырка была центром цивилизации. Здесь впервые было развернуто дубильное производство на бадане, второе название которого "чагырский чай". А более всего деревня прославилась своим рудником, открытым в 1827 году и разрабатывавшимся до 1844 года, главным образом из-за содержания в руде серебра.

Чагырский рудник - достаточно редкое природное образование - образец древнего рудоносного карста. Московский профессор Щуровский, осмотрев его в 1844 году, заметил, что он представляет собой настоящую известняковую пещеpу, наполнившуюся минералами. "Чагырское месторождение вообще так отличительно, - писал профессор, что не имеет сходства ни с одним из алтайских рудников". (Щуровский Г.Е. Геологическое путешествие по Алтаю. М.,1846)Разработка была прекращена из-за сильного притока воды и стесненной циркуляции воздуха. Внизу остались невынутыми подготовленные 344 тонн руды. Выработки достигали глубины 170 м и состояли из наклонной шахты, сменявшейся с глубины 21 метр рядом уступообразных гезенков. К горизонту 66 метров была подведена штольня длиной 180 метров. Во время проходки на глубине 90 м встретилась естественная пещера. После второй мировой войны состоялась ревизия рудника и выемка остатков руды. В середине 50-х годов XX века входы в выработку были завалены.

Один из авторов этой публикации, Валерий Иванченко, обнаружил вход в рудник в 1985 году, работая в составе экспедиции Алтайского госуниверситета. Бульдозерная подсыпка на вход в штольню просела, дав возможность прокопать в ней лаз. Однако дальше окончания штольни пройти не удалось за неимением специального снаряжения (путь преграждала отвесная пропасть). Осенью 1989 г. рудник был впервые (и вероятно, в последний раз) исследован спелеологами Новосибирского госуниверситета. В группу входил также сотрудник Института геологии и геофизики СО РАН Дублянский Ю.В., специалист по рудному карсту. Об этой вылазке и будет наш рассказ.

С берега, от самой воды, мы поднялись по крутому каменистому склону и спрессованному полутора веками отвалу, покрытому короткой жесткой травой. Вход под землю располагался в широком оплывшем рве, заросшем жухлым бурьяном. За огромной кучей щебня, некогда насыпанной бульдозером, открылась скальная стенка с намеченным полукружьем арки в самом низу. Мы съехали по сыпухе в узкую щель и оказались в начале туннеля сечением два на два метра, уходящего в темноту. Включили фонари, собрали снаряжение и, как по проспекту, пошли вперед по ровному глинистому полу.

Поверхность стен и потолка неровная, изломанная, хранящая следы ударов кайла и зубила. Встречаются круглые высверленные отверстия - шпуры, в некоторых видны остатки деревянных клиньев. Порода прочная, монолитная, без единой трещины, и трудно представить, что это сооружение создано лишь набором примитивных орудий, без взрывчатки и техники.

Через некоторое время мы уперлись в тупик и свернули налево в небольшую камеру. Продолжение штольни зияло в стене левее и выше. Это колено получилось из-за неточной стыковки двух проходок, ведшихся изнутри и снаружи. Поначалу в рудник попадали через крутую, почти вертикальную шахту на вершине горы. Сейчас она почти не отличается от естественного карстового колодца, по которому когда-то и была заложена. Сообщения с рудником колодец ныне не имеет, на глубине 30 метров - завал и сохраняющийся все лето снежник.

Говорят, что в пятидесятых годах в эту пропасть сбрасывали умерший от ящура скот.Вскарабкавшись на полутораметровый уступ, мы продолжили движение и вскоре подошли к краю обрыва. По карнизу вдоль правой стены можно обойти его и попасть в короткий штрек, заваленный через несколько метров рухнувшими из шахты глыбами. Продолжение штольни виднеется за провалом, и туда можно с большим риском пробраться по гнилому, но еще сохранившемуся бревенчатому настилу. Однако и этот ход заканчивается тупиком. На развилке появились летучие мыши. Их здесь два вида: обычные для наших широт маленькие серые ночницы и непривычно крупные рыжие мыши с жуткой зубастой пастью. Это meotis oxygnathus, остроухая ночница, больше нигде в Сибири не встречающаяся.

В пещере напротив, на другом берегу реки, в полукилометре отсюда, где живет огромная колония этих мышей, самая северная точка их ареала. Размах крыльев этой рыжей твари может достигать полуметра. Сейчас был день, поэтому большинство нетопырей спало или копошилось на стенах. Но при нашем появлении некоторые начали летать, гадко свистя, стрекоча и проносясь перед самым лицом. Ладно, хоть не бросались.

В провал полетела закрепленная за каменную колонну веревка, и мы съехали по ней вниз. Высота метров семь, рыхлый пол падает в неизвестность с уклоном в 45 градусов. Под ногами смесь глины и трухи, которую предохраняют от осыпания деревянные крепи, почти полностью сгнившие. Местами между стенами расклинены бревна, грозящие обвалиться от прикосновения. Кое-где такие же бревна висят над головой. Известняковые потолок и стены колоссальной наклонной трубы не имеют никаких следов руды и ее добычи, выглядя совершенно естественными. Если бы не гниющие крепи и трухлявые завалы, не наличие горизонтальной штольни с характерным квадратным профилем, путешественник не сомневался бы, что находится в обычной карстовой пещере, круто спускающейся на приличную глубину.Кто на четвереньках, вперед задницей, кто на ней же, самые смелые - на ногах, начали спускаться, стараясь удержаться от падения. Метров через пятьдесят стало ясно, что падать не стоило. Пол рудника обрывался, и внизу не было видно ничего, кроме темноты. Брошенный в пропасть камень ударил только на третьей секунде, а потом поскакал дальше. Как выяснилось, впереди ждало 45 метров отвеса.

Пристроившись вчетвером на тесном пятачке у левой стены, загнали в мягковатый известняк три шлямбурных крюка и навесили самую длинную веревку. Вниз пошли трое отважных - Максимов, Дунаев и Дублянский.

Иванченко, отговорившись отсутствием снаряжения для подъема, вызвался ожидать у навески. Вот исчез, шурша спусковым устройством и падающим мусором, последний из смельчаков, далеко вниз ушли невнятно бубнящие голоса, обсуждающие очередное препятствие. Пора было оглядеться.

Веревка исчезала в щели между глиняным перегибом колодца и тяжелым заплесневелым бревном. Левее поднималась стена, в которую забили крючья. Стена над узкой площадкой не была сплошной, ее нарушало устье бокового хода, в начале низкого, но далее пропадающего в расширяющемся мраке. Вероятно, это и была вскрытая при проходке естественная полость. На четвереньках Иванченко двинулся на исследование лаза. Хватило одного взгляда, чтобы увидеть тупик. Ответвление имело метров шесть в длину и, если и являлось естественным, было здорово преображено человеческими руками, что придали этому аппендиксу правильную форму.

Но зачем надо было расширять здесь боковой штрек, оставалось загадкой. Возможно, погнались за ответвлением рудного тела, а может быть, здесь что-то складировали. Дальнюю стену хода загромождали похожие на завал глыбы, однако Иванченко вдруг необъяснимым образом потерял исследовательский азарт. Прямо перед носом, на глине, обнаружилась парочка полуразложившихся трупиков летучих мышей. Здесь было еще слишком низко, чтоб встать, а перешагивать через них на четвереньках страсть как не хотелось. Невесть откуда взявшееся ощущение сгущающейся жути вернуло назад, к веревке. Снизу еще слышались отраженные отзвуки голосов, но вокруг не было ничего кроме грязи, запаха плесени и шуршания продолжавшей сыпаться трухи. Вдруг из бокового лаза послышался шорох. Иванченко вздрогнул и бросил туда луч фонаря. Открывшееся зрелище было омерзительным. Припадая к полу и дергаясь, из хода выползала мышь с полурасправленными, скребущими по глине крыльями. Совершив несколько судорожных эволюций, она добралась до веревки, перевернулась, хлопнув крылом, и исчезла за перегибом.

Иванченко напряженно привстал на корточках и посветил в дыру так, чтобы увидеть дальнюю стену. Он хотел убедиться, что сюрпризов больше не будет. И тут луч наткнулся на постороннее препятствие. Некая белесая пелена мелькнула в жидком свете, словно край простыни колыхнулся под сквозняком. Ничего конкретного он не увидел, но дрожь тряханула как разряд тока. Дальнейшее запомнилось слабо. Вероятно, Иванченко вскочил на ноги и быстро-быстро побежал на всех конечностях вверх, подобно ополоумевшему муравью, оскальзываясь в трухе, съезжая на несколько метров, но, не прекращая движения. В рекордное время он преодолел крутой подъем до веревки, вцепился в нее и, даже не удосужившись застегнуть зажим, взлетел по семиметровому отвесу на руках. Оказавшись на ровном месте, Иванченко со всех ног бросился по штольне к дневному свету. Больше его в этом руднике никто не видел.

Тем временем внизу происходило вот что. По ходу спуска в большой колодец обнаружился еще один отвилок в колено пещеры. На его краю, обращенном в сторону дна, стоял деревянный ворот, вероятно, им поднимали снизу остатки руды. А от основания колодца ствол рудника разветвлялся, опускаясь вниз еще двумя небольшими колодцами. Вскоре нынешняя нижняя точка полости была достигнута. По сделанным замерам современное дно значительно превышало прежнее, указанное в литературе, и было засыпано слоем трухи неизвестной глубины. Эти отложения мусора попросту забили ствол, перекрыв путь на нижний этаж. Ничего не поделать, приходилось возвращаться, и возвращение обещало быть куда более трудным, чем спуск...

...Вдвоем они стояли у основания большого колодца и держали веревку, по которой на жумарах двигался вверх третий. Хотя веревку снизу натягивали, ползущее вверх червяком тело заставляло ее колыхаться, елозить по краю перегиба, по бревну, по микроуступам, обильно усыпанным местным антропогенным дерьмом. Колодец простреливался по всему объему и непрерывно. Внизу уже приспособились по звуку определять, что летит: высокие звуки с переливами дудочки издавали мелкие гнилушки, более низкие с шебуршанием - гнилушки крупные, шелест с ощущением быстрого полета - камни или крупные куски глины. От мелких гнилушек можно было не прятаться, а только стараться не подставлять под них ничего, кроме каски. Об каску гнилушка разбивалась в коричневый дым, вызывая сначала ухмылку, затем истерический хохот близкий в этих условиях к предсмертному. От более серьезных летящих предметов приходилось прятаться в маленькую нишу в стене, в которую реально помещались только две головы и четыре руки, а задние пружинящие части тела оставались снаружи, как малозначимые в процессе выживания.Наконец, первый участник вышел из колодца невредимым. Пошел второй. Летящих гнилушек стало меньше (видимо, обтрясли), но камней больше. Некоторые, размером с кокос, с ревом снаряда врезались в стену и разрывались, осыпая осколками. Однако места в нише стало больше, и это спасало. Ощущение бомбардировки уже притупилось, и уши, минуя мозги, напрямую управляли ногами, заставляя их маневрировать по дну колодца или посещать нишу.

Второй участник также благополучно вышел, отделавшись небольшими синяками на руках. Максимову, как капитану команды, предстояло самое тяжелое и опасное -

выходить последним на самохватах. Веревка при этом дергается больше всего, а бревно сверху уже частично ею подпилено. Бомбардировка началась немедленно после натяжения веревки. Мелкие камешки, хорошо разогнавшись, секли кисти рук, невзирая на верхонки. Каменный теннисный мяч пронесся за спиной, едва не снеся каску. Другой, покрупнее, врезался в ноги выше колен, оставив, как потом выяснилось, гигантский синяк. Еще повыше - и о личной жизни пришлось бы забыть. А вот и долгожданный подарок - стуча концами о стены колодца, вниз понеслось... бревно! Волосы встали дыбом, схватились за каску и сильнее натянули ее на уши. Тело тонкой лепешкой растеклось по слегка наклонной стене, прижимая и веревку. К счастью, бревно не задело ни веревку, ни человека. Как пробка из воды, Максимов выскочил наверх. Двое спутников смотрели на него, как на восставшего из могилы, при этом придерживая другое бревно, сползшее откуда-то сверху. Как только выбрали веревку, бревно немедленно последовало за предыдущим до самого дна.Сняв каски в лагере на берегу Чарыша, многие из участников экспедиции обнаружили поседевшие волосы, появившиеся за несколько часов пребывания в подземелье.

Валерий Иванченко

Геннадий Максимов

Фотографии

 

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

41

42

43

44

45

46

47

48

49

50

51

52

53

54

55

56

57

58

КАРТЫ

2

3

4

5

6

7

8

9

10




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100