Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Регионы Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS



Отчет о туристском походе 3 категории трудности по Центральному Памиру

Руководитель: Молчанов А. П. (Санкт-Петербург)

Отчет из библиотеки ПКТ, №IV/74-Л

Сканирование и обработка отчета - Григорий Кронин (Санкт-Петербург)


Содержание:
  1. Задачи похода;
  2. Состав группы;
  3. Оборудование;
  4. Описание похода;
  5. Выводы;
  6. Литература;
Задачи похода

Целью нашего похода являлось посещение ненаселенного района истоков рек Белянд-Киик и Каинды, восточных притоков Сельдары. Этот район ограничен с севера Заалайским хребтом и труднопереходимой р. Сауксай, с востока – хребтом Зулум-арт, а с юга – хребтом Танымас. С запада район ограничивается ледником Федченко и вытекающей из него Сельдарой. Реки, текущие в этом районе – Каинды и Билянд-Киик – в своей нижней части имеют каньоны. Все это вместе делает данный район труднодоступным. Поэтому он фактически ненаселен, хотя его площадь около 6000 кв. км.

На всей этой площади в летние месяцы находятся 3-4 юрты. Одна – в самом нижнем течении Каинды, а две или три – в верхнем течении Билянд-Киика или на его верхних притоках. Фауна этого района чрезвычайно богата, и поэтому одной из наших задач были поиски следов пребывания "снежного человека". О вероятности пребывания в этом районе "снежного человека" указывал К. В. Станюкович.

Состав группы

Группа состояла из 8 человек. Все являлись альпинистами, два человека – альпинистами-разрядниками, и у всех был опыт высокогорных походов 2 и 3 категории трудности.

Молчанов А. П. – руководитель
Скрипов М. И. – зам . руководителя
Ротштейн В. П.
Богданова И. П.
Войполин А. А.
Зимкин И. Н.
Зимкина Т. М.
Здродовская Е. П.

Оборудование

Группа имела с собой альпинистское оборудование – ледорубы, ботинки с триконями, капроновые веревки. В данном районе в основном нет топлива, поэтому было взято 2 бензиновых примуса и 20 литров бензина. Этого количества бензина хватило нам на двухразовое горячее питание в течение 20 дней. Теплая одежда была обычной – свитера, шерстяные лыжные костюмы, штормовые костюмы. Этого оказалось мало – в этот район необходимо брать вместо лыжных костюмов стеганые ватные костюмы. Необходимы темные очки, их приходится носить даже там, где нет снега. В аптечке кроме обычных лекарств мы имели рибофлавниновую кислоту, ускоряющую процессы окисления и потому ликвидирующую горную болезнь, набор поливитаминов. Кроме того, большое количество ланолина; местное население очень ценят ланолин и темные очки и готово за это отдать что угодно.

Описание похода

Наш поход начался в г. Ош Киргизской ССР. Оттуда на грузовиках ПАТУ (Памирское транспортное управление) мы выехали на оз. Кара-Куль, откуда начинался наш маршрут. Путь на машинах занял 1,5 дня. Ночевку всегда делают на заставе Сарыташ, где проверяют пропуска. На берегу оз. Кара-Куль расположено правление колхоза "Красный пограничник". Это большой животноводческий колхоз (яки, овцы, верблюды и немного коней'), земли которого могут быть показаны на глобусе средней величины.

В состав колхоза входит около 200 семей. Колхоз богатый, денежная часть его трудодня – 33 руб. Население – киргизы. В этом колхозе мы достали лошадей, Лошади необходимы в связи с трудными переправами через реки (Сауксай), Это встретило ряд трудностей, т. к. в этом районе был карантин. Лошади оказалась полубольными с натертыми спинами, и их пришлось лечить, а груз нести на себе. До ущелья Кизыл-бес председатель колхоза подкинул нас на машине без дороги. В урочище Кизыл-бес мы провели два для, акклиматизировались; для этого взошли на панорамную вершинку.

В день прибытия 31 августа в Кизыл-бес разыгралась настоящая вьюга. Это был единственный день непогоды за все время пути. Долина Кизыл-беса находятся на высоте 4000 м. Там стоит несколько юрт – одна из животноводческих бригад колхоза "Красный пограничник". В долине козы, бараны, яки. Кизыл-бес – широкая, пологая долина, посреди которой течет маленький ручеек. Там все время дует холодный ветер, и ночью температура падает до –10 гр.

2 августа утром мы вышли из долины Кизыл-бес на перевал того же названия (его высота 4350 м) и спустились на один из восточных притоков р. Танымас. Путь шел по тропе. По этому притоку мы дошли до места его слияния с р. Танымас. В верхней части этого притока мы увидели юрту, где жил охотник. Он продал нам мясо архара, поэтому на ночлег мы встали сравнительно рано, чтобы насладиться шашлыком из архарины. За день мм прошла 25-30 км. Никто не устал. На следующее утро, пройдя немного вдоль Танымаса, мы начали подъем на перевал Тахтакорум. Этот перевал самый легкий из перевалов, ведущий к истокам Билянд-Киика. Его найти легко. Путь к нему проходит по первому ущелью при повороте Танымаса с южного направления на восточное. Тропа вдоль речки Южный Тахтакорум вначале хорошо заметна. Она идет сначала по левому берегу реки, через некоторое время ущелье сужается, появляется небольшой каньон. Здесь надо перейти на правый берег. Переправа легкая. Надо отметить, что прошлое лето отличалось сравнительным маловодьем рек Южного и Центрального Памира. Переправы, о которых Станюкович писал, что они затруднительны днем даже для лошади, нам удавалось переходить свободно днем не используя лошадей.

После переправы тропа исчезает, т. к. долина становится широкой и речка разливается на несколько рукавов. Долина суживается перед самим перевалом. В этом месте можно и стоит остановиться на ночлег, т. к. можно найти место, защищенное от ветра и имеется много хорошей травы для лошадей. В этот день мы прошли немного (18-20 км). На следующий день рано мы начали подъем на перевал. Перед самим перевалом удалось обнаружить следи тропы на левом орографически берегу реки. В этом месте речка уже превращается в ручеек. Подъем на перевал идет по крутому увалу и совсем не труден. После некоторого подъема мы попали на первую террасу, представляющую собой дно высохшего озера. На песке этой террасы мы увидели следы, вокруг которых была поднята бурная дискуссия. Они были небольшие, размером в женскую руку, продолговатые с четко выраженной пяткой и едва заметными следами длинных пальцев. Несмотря на все желание выяснять что-нибудь другое, мы пришли к единодушному решению, что это слеза большого сурка. Сурков в этой долине, так же как во всех других местах Памира, великое множество. После первой террасы подъем идет вправо по ходу между камней. В Этом месте мы слова нашли следы тропки. После этого имеется небольшая терраса и последний подъем на широкое плато перевала. Спуск очень пологий, по разлившейся реке Северный Тахтакорум. Идет по правому орографически берегу реки Северный Тахтакорум мимо небольших озер, то по мелким осыпям, то по гальке и только после 5-6 километров пути долина суживается, и на этом же берегу можно найти следы тропки. Здесь мы впервые увидели стадо киков. Они были высоко над нами на крутом травянистом склоне. Тропка то исчезает, то вновь появляется на более крутых участках. Спуск нетруден ни и людей, ни для лошадей. Перед самым впадением в Билянд-Киик река входит в каньон, который нужно обойти по травянистым склонам и осыпям в двухстах метрах над рекой. У впадения мы легко перебрались вброд на другую сторону реки Северный Тахтакорум и пошли вниз по течению по левому орографически берегу Билянд-Киика. Путь шел по увалам. Спускаясь с одного из увалов, мы спугнули большое стадо теке – козерогов с саблевидными рогами. После двух-трех километров пути мы подошли к следующему притоку Билянд-Киика, текущему с северных склонов Танымаса. Переправа через этот приток также была несложная. Пройдя еще несколько километров по течению, мы переправились на правый орографически берег Билянд-Киика. Так как с этой стороны у Билянд-Киика меньше притоков и шире долина. Здесь мы вновь увидели тропку и пошли по ней вниз. Переправа была около 4 часов дня. Она была нетрудна. Мы сделали ее на лошадях, но можно было перейти реку вброд, организовав страховку. Дальше путь пошел вниз. Здесь мы спугнули опять большое стадо теке, которые пересекли наш путь на расстоянии 50 метров.

К сожалению, вечерело, и все попытки фотографов запечатлеть окружающую обстановку, как мы позднее установили, оказалось безуспешными. Ночевку мы организовали на самом берету Билянд-Киика – на увалах не было ни ручейка, ни достаточного количества травы. Весь следующий день мы шли по увалам по правому берегу Билянд-Киика, рассматривая бесчисленное множество следов, четко отпечатанных не высоком лессе. Мы скоро научились различать следы архаров, теке и киков. Много раз встречали следы барса, но желаемых следов снежного человека не встретили. К полудню на переправились через Зулум-арт. Мы сделали ее вброд, а кое-кто перепрыгнул Зулум-арт по камням, не входя в воду, Через пару километров – новая переправа через Кара-Джилгу. С этого места долина Билянд-Киика поворачивает почти прямо на запад. Долина начинает круче спускаться вниз. В саях появляются первые кустики – шиповник, ива. Немного погодя мы встали на ночлег, пройдя за день довольно много – около 30 километров.

Ночлег снова пришлось организовать на самом берегу Билянд-Киика. Впервые у нас было топливо кроме бензина (ветки кустарника). На следующий день следы тропы начали уходить резко вверх от Билянд-Киика. Дело в том, что река Билянд-Киик идет в глубоких каньонах, проход в которых затруднителен и как будто возможен только в сентябре. В сентябре 1956 г. каньон Билянд-Киика прошел заслуженный мастер альпинизма Рацек (верхом на лошади). Поэтому древняя тропа, по которой когда–то контрабандисты ходили из Каратегина в Синьцзянь, начинает подниматься кверху на перевал. Дело в том, что река Южная Каинды своим нижним течением тоже проходит в глубоких каньонах. Поэтому тропа должна выводить сразу к среднему течению р. Южная Каинды. Тропа идет по лессовым увалам, по сухим саям, то исчезает, то поднимается круто вверх. Местами приходилось для лошадей в лессе ледорубами рубить тропу. Когда тропа поднялась на высокий увал, открылась величественная панорама хребта Танымас с округлой вершиной Малый Танымас (6500 м). Со скал, которые непосредственно примыкали к увалам, на нас долго смотрел барс (а ведь у нас не было ружья!). Мы поднялись на 600-700 метров от уровня реки, а потом, когда тропа повернула прямо на север, начали спускаться вниз к месту впадения в реку Ю. Каинды ее единственного крупного притока, текущего, вероятно, с хребта Белеули. Этот приток идет в узком ущелье, и он никем никогда не проходился. Спуск к этому притоку очень крут. В этом месте произошла авария с лошадью. Одна из лошадей поскользнулась, и мы её долго помогали выкарабкаться на более ровное место. Мы переправились через этот приток, а выше него – через реку Ю. Каинды. Переправы были легкие. Верхняя часть ущелья Ю. Каинды проходит в каньоне, и путь идет с одной стороны на другую по загромождению между крупными камнями. Через несколько километров ущелье расширяется. В этом месте речка Ю. Каинды возникает из двух небольших ручейков. Сам перевал Каинды находится в верхней части левого по ходу ручья. В этом месте мы остановились на дневку и ночлег.

8 августа мы занимались разведкой. Группа разделилась на две части и пошли на разведку по маленьким ручьям, текущим с востока в Ю. Каинды. Мы искали перевал к ущелью Белеули. Белеули – южный приток Сауксая. Это наиболее труднодоступный район северо-восточного Памира. В низовьях Белеули со стороны Сауксая в 30-х годах побывал геолог Никитин. Больше никаких сведений в литературе об этом районе нет. Если в этом районе и может жить снежный человек, то вероятнее всего именно в долине Белеули. Одной из групп повезло, и она смогла проглядеть путь на перевал, который должен вывести в эту долину.

На следующее утро, 9 августа, взяв альпинистское снаряжение, группа начала подъем. Подъем шел вначале во ручейку, впадающему с востока к месту возникновения реки Ю. Каинды. Он приводил к небольшому леднику, который мы обошли слева по ходу по осыпи и, траверсируя осыпь, вышли на снежную седловину, расположенную в самой верхней части низкой скалистой гряды. Раньше подниматься на неё было невозможно, т. к. с другой стороны гряды расположено снежное поле очень большой крутизны, заканчивающееся, по-видимому, ледопадом. Мы же вышли на верхнюю сравнительно пологую часть снежного поля, которое начали траверсировать по направлению к явно выраженной перевальной точке. Общая высота перевала, вероятно, около 5500 метров (пик, помеченный на карте 6066, поднимается над полем совсем немного, и очень хотелось бы на него взойти). Спуск вниз просматривался очень хорошо. По сравнительно крутым снежникам и осыпям он вел на ледник, спокойно текущий в верхней части долины Белеули. Виден был его язык, но истоки реки Белеули были закрыты одним из отрогов. Разведка была окончена, и мы спустились обратно к месту ночлега. Спустившись, мы долго дискутировали по поводу спуска в долину Белеули. Ввиду отказа проводника Ахмата – колхозника, который хотел увести наших лошадей назад в колхоз, нам пришлось отказаться от спуска в долину Белеули. А впереди была переправа через Сауксай. На следующий день мы пошли на перевал Коинды (4800 м). Подъем на перевал пологий, неопасный, и идет по осыпям вдоль самого правого орографически из ручьев, составляющих начало реки Коинды. С перевала открылся вид на хребет Танымас, хребет Белеули и на начало узкой долины Белеули.

С хребта Белеули сползал большой боковой ледник, в верхней части которого, как дам казалось снизу, тоже имеется перевал. По леднику для лошадей мы рубили дорожку ледорубом, а потом с большим трудом вывели лошадей на верх боковой осыпи и долго шли по ней вниз. Спуск с боковой осыпи на травянистый склон реки оказался очень сложен. Только после многочисленных разведок мы смогли спуститься. Спустились мы на левый орографически берег реки Коинды (правый был обрывистый), где нашли прекрасную полянку, всю покрытую эдельвейсами. Эдельвейсов было много по нашему пути, но таких крупных мы еще не видели. С этой полянки, видимо, недавно сошел снег, и следы разных животных на ней были особенно четкими. Но среди них мы не нашли ни одного следа снежного человека.

За день мы прошли немного – около 20 км. Следующий день мы шли вдоль по реке Коинды, переходя то на правый, то на левый берег ее. Дни стали теплее, воды в реке было много, и все переправы мы совершали на лошадях, хотя утром эти прекрасно можно было сделать без лошадей. Долина Северной Коинды очень узка. Поражают узкие каньоны и цветные скалы, спускающиеся к реке. В одном месте, примерно в 25 км от ледника
мы увидели на левом берегу Коинды в небольшой отвесной стене в полутора метрах над водой вход в пещеру. Переправившись через реку, мы осмотрели пещеру. В ней мы нашли кости архаров и следы пребывания барса. Немного ниже этой пещеры, пройдя за день около 20 км, мы остановились на ночлег. В этом месте мы начали встречать первые кустарники – карликовую иву и шиповник. За этот день мы прошли 20–25 км. Много времени взяли многочисленные переправы.

На следующий день мы продолжили спуск по Коинды. Характер долины не изменился. С хребта Белеули спускалось несколько крупных притоков Коинды. Хребет Коинды, находящийся по правому орографически берегу, очень крут, и все ручьи, текущие с него, просматривались с начала до конца.

Мы решили сделать дневку и исследовать притоки, текущие с хребта Белеули. Каждая группа должна была исследовать один из саев, по возможности дойдя до ледника, обратив особое внимание на исследование пещер и следы животных. Все три группы выполнили свое задание, но никто ничего интересного не нашел. В сае № 2 (см. карту) были отмечены следы медведя.

На следующий день продолжался спуск вниз, переходя с берега на берег Коинды, но в основном придерживаясь правого орографически берега. Тропа стала явно выражена. На ней появились следы подков. Тропа шла высоко (метров 300 над рекой), а потом спустилась к реке к березовой роще, где мы остановились на ночлег. За этот день было пройдено 30 км. Около места ночлега нашли ствол толстой арчи. Здесь были найдены росписи знаменитого топографа Дорофеева со спутниками, бывших здесь в составе русско-немецкой Памирской экспедиции в 1928 году. К нашему удивлению, на другой стороне реки на единственном большом притоке, стекающем с Коинды, мы увидели киргизскую летовку. Переправившись туда, мы узнали, что здесь второй год находится выпас большого стада яков колхоза, правление которого находится в Дараут-Кургане. Атамбай Алтынбеков каждое лето пасет вместе со своей женой и двумя мальчиками-подростками здесь 300-350 яков, получая за это около ста трудодней. В месяц трудодень дает ему 15-18 рублей деньгами и некоторое количество шерсти и мяса. Атамбай хорошо говорит по-русски, и он навестил нас в нашем лагере на берегу Коинды у арчи Дорофеева.

На следующее утро мы пошли на плато. Плато находится на высоте около 4200 метров (высота снеговой линии в этом районе 4600-4900 м). На этом плато мы искали пещеры и рассматривали следы, четко видимые на глинистых выходах. Больших пещер мы не нашли, а в маленьких ничего существенного не оказалось. На плато мы видели много стай кииков. Некоторые до нескольких сотен штук. Плато имеет ширину более километра, длину больше километра. Все покрыто увалами. Только к вечеру мы спустились к лагерю. Утром мы двинулись дальше. Тропа вела нас на другую сторону Коинды. Эта переправа оказалась неудачной. У лошади, на которой ехал А. П. Молчанов, при спуске с берега лопнула подпруга. Два рюкзака упали в реку, а Молчанов упал с лошади и сильно ушибся. К счастью, это было у самого берега, вне главного русла, и рюкзаки удалось спасти. В этот даль мы никуда не поехали, а сушили спальные мешки. На следующее утро по четкой тропе тронулись к Сауксаю. Километров через 8 мы были на Сауксае, восточнее Алтын-Мазара.

Переправа показалась вам нетрудной, хотя мы переправлялись около 12 часов дня, вероятно, потому, что нас провожал Атамбай Алтынбеков, который хорошо знал места брода и уже несколько раз переправлялся в этом году.

В Алтын-Мазаре нас приветливо встретили работники метеостанции, накормили свежим хлебом и овощным супом. К вечеру мы начали подъем на перевал Терс-Агар, и к позднему вечеру остановились на ночлег, спустившись около 10 км по Алтын-Доре, миновав несколько юрт.

На следующий день по хорошей тропе, постепенно перешедшей в дорогу, мы дошли до Дораут-Кургана. В это день мы сделали более 40 км. В Дораут-Курган мы прибыли поздно вечером и остановились на ночлег в школе, а утром на почтовой машине выехали в Ош.

Выводы
  1. Группа прошла 300 километров по тропам и без троп, перешла четыре перевала – Кизил-бес (4200), Тахта-Карум (4800), Коинды (4800), Терс-Агар (3600). Кроме того, пройдено 60 км радиальной разведки.
  2. Группа произвела разведку перевала на Белеули – из долины Южной Коинды в долину Белеули (высота 5400), трех притоков, текущих в реку Коинды с хребта Белеули и плато, находящегося между нижним течением реки Коинды и Сауксаем.
  3. По всему своему пути группа тщательно изучала все встречавшиеся следы, но не нашла ни одного "подозрительного".
  4. Группа осмотрела восемь пещер, Четыре, наиболее большие из них, были заселены барсами, и ни в одной мы не нашли никаких костей, кроме костей кииков и архаров.
  5. Устный опрос старейших жителей селения Каракуль создал впечатление, что никто из живущих в настоящее время там местных жителей снежного человека не видел, но большинство из них уверены, что "голубаван" (снежный человек) жил лет 50-60 тому назад, прочем в качестве его местожительства назывались Кизил-Султан, одна из рек, текущих с вершины Танымас, и нижнее течение Коинды, в частности, плато, находящееся между Коинды и Сауксаем.
Литература
  1. Забиров. Оледенение Памира.
  2. Затуловский. Дни на Памире.
  3. Памир. Гряды ледников. Экспедиция, т. 1.
  4. Погенполь Н. В. К истокам Мук-су. Изв. РГО т. 44, 1908 г.
  5. Косипенко. Поход по Памиру. Изв. РГО, т. 51, 1915 г.
  6. Никитин. Золоторудные месторождения на Памире.
  7. Станюкович К. В. По горным тропам.

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
 Дмитрий, 10.07.2007
Я спрошу мягко: Так в каком же году, блин, этот поход состоялся???
Между прочим, очень часто в отчетах не указывается ГОД похода!!!
 SG, 16.03.2008
Судя по номеру маршрутки, в 74-м
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.


Фотографии:


Поселок Кара-куль


Озеро Кара-куль


Яки в долине Кизил-бес


Перевал Кизил-бес


Начало спуска с перевала Тахта-Карум


С перевала Тахта-Карум в долину Белянд-Киик


Начало подъема на перевал Белеули


Дальнейший подъем на перевал Белеули


Последние метры до перевала


На перевале Белеули



© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100