Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Питание Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Эксперимент "Экстремум"

(Из книги "Наш девиз поиск: Путешествия, походы, экспедиции "
М. Профиздат, 1987)

Автор
- Г. Рыжавский (Москва)

Их было трое, двое парней и девушка. Они сидели у елки и равнодушно смотрели на нас потухшими, усталыми глазами, весь их вид говорил о полной подавленности и безразличии.
Это было на Северном Урале, в верховьях Шугора. У ребят было два ружья и 250 патронов, но не было продовольствия. Они рассчитывали на охоту, но охота не получилась...
Не знаю, чем бы кончилось путешествие для этих "землепроходцев", если бы наша таежная тропа не привела к их стоянке...
Собираясь в поход, туристы уделяют особое внимание продовольственному рациону. Даже при самом требовательном подборе вес продуктов в дальних походах, рассчитанных на 20-25 дней автономного путешествия по ненаселенной местности, составляет на старте больше 15 килограммов, то есть около половины веса всего груза в пешем походе. Но чем больше вес багажа на маршруте, тем тяжелее и медленнее передвигается группа, тем меньше люди смогут увидеть, а значит, и беднее становится само путешествие.
Поэтому любители спортивных путешествий подбирают такие продукты, которые весят как
можно меньше, но все же могут компенсировать энергозатраты. Но как правило, минимум сухого веса продуктов в день на человека равняется не менее 600 граммов.
В дальних походах нередки ситуации, когда группа по той или иной причине может вовсе остаться без продовольствия.
Рискованно в такой экстремальной обстановке рассчитывать на "дары природы", которые, как правило, не так-то легко добыть, чтобы обеспечить хотя бы полуголодное существование. Это требует навыков, времени и сил, к тому же непривычная пища может вызвать желудочное заболевание и, как следствие, потерю сил, истощение и, что не менее опасно, испуг, панику.
В то же время многочисленные эксперименты показывают, что человек может жить очень долго без пищи, не нанося вреда организму и сохраняя при этом работоспособность, ясность мысли, бодрое настроение.
Но сильные отрицательные стрессы во время голодания, как правило, вызывают у людей расстройства сердечно-сосудистой системы, желудка, язвы, дистрофию и т. д.
Такие энтузиасты, как А. Бомбар, доказали, что не голод, а страх приводит к гибели людей, что и без пищи люди могут выжить, если не бездействуют и психически не подавлены.
Основываясь на научных данных, полученных профессором Ю. С. Николаевым и его сотрудниками в результате многолетнего опыта применения голодания для лечения многих заболеваний, журнал "Турист" совместно с Московским клубом туристов организовал летом 1981 года эксперимент "Экстремум", для того чтобы убедиться в возможности длительного голодания без ущерба для здоровья в условиях спортивного туристского путешествия.
Группа московских туристов, состоявшая из 11 человек, разных по возрасту, полу (2 женщины и 9 мужчин), профессии, состоянию здоровья, прошла пешком в автономном (без посторонней помощи и содействия) походе за 19 ходовых дней 538 километров по лесистой пересеченной местности в районе Центрального лесного заповедника и Валдайской возвышенности (Калининская и Новгородская области). Последние 14 дней группа шла на полном пищевом голодании, потребляя только воду, преодолевая ежедневно в среднем 29 километров при весе рюкзаков около 15 килограммов.
За это время участники потеряли от 13 до 18 процентов первоначального веса, но были активны, подвижны и могли продолжать голодание.
В походе "Экстремум-81" участвовали: врач Г. Бабенков (183; 100-84) ', инженеры Т. Гайдарова (170; 56-47,7), Г. Рыжавский (165; 65,1-53), В. Стельмахович (182; 74,5 - 61,5), С. Якименко (180; 83-71,3), студент А. Минин (166; 61-50,6), педагог И. Сахарова (173; 66,5-56,6), доктор технических наук, профессор Л. Плужников (176; 71-57,3), преподаватели вузов, кандидаты наук Ю. Коршунов (180; 98,5-83) и П. Силкин (176; 75,5-61,8). Цифры в скобках, здесь и ниже, - это рост, вес на старте и финише.
Психофизические проверки, проведенные до похода, во время путешествия и после него кандидатами медицинских наук врачом-исследователем Г. И. Бабенковым и научным руководителем эксперимента В. Б. Гурвичем, засвидетельствовали не только сохранение нормального психического и физического состояния участников, но даже его улучшение...

День за днем
(из дневников участников экспедиции)

День пятый

Последний день на питании. Сегодня мы, как и в предыдущие дни, заполняем таблицы тестов самооценки, в которых по баллам расписано самочувствие. Всего 20 пунктов - бодрость, сонливость, работоспособность, настроение, активность и т. д. Затем нам измеряли кровяное давление, пульс, пробу Штанге - задержку дыхания на выдохе. То же будет и в последующие дни.
Только что мы встретили первый дождик и проводили последний ужин.
Командир устроил нам инструктаж по технике безопасности "на голоде". Теперь у нас новый порядок: нам нельзя делать резких движений, растягиваться на маршруте, купаться по одному и без разрешения. Ведь голодный обморок не исключается и может произойти в самом непредвиденном месте.
Слушаю разговоры: дебаты, дискуссии, случаи из жизни и туризма, анекдоты.

День шестой
Дорога была приятной, после дождя не пылит и зной не душит, а ветер разогнал насекомых, из которых самые страшные - здоровенные слепни. Геннадий зовет их "штурмовиками" и "мессершмиттами", а Анатолий - как японских смертников - "камикадзе", потому что, присосавшись, они не отстанут, пока их не убьешь.
Вчера я заметил, что если долго идти и смотреть под ноги, а потом перевести взгляд на небо, то оно как бы убегает вверх, и синева неба кажется объемной и слегка бугристой...
Сегодня прошли несколько километров по асфальтированной дороге. Все единодушно решили, что по асфальту идти неприятно. Но среди нас есть такие, что и по болоту и по асфальту идут впереди, как танки. Это Петр Филиппович, длинноногий Сева, которого доктор окрестил "кораблем пустыни", ну и, конечно, командир Рыжавский, хотя с виду он совсем не гигант.
...Ужинали из котла с водой, беседовали о маршруте, кинофильмах и всякой всячине. Командир запретил рубить на колья зеленые деревья, даже ольху.

День седьмой
За д. Подлядье мы пошли по компасу через заросли малины. Столько малины я в жизни своей не видел, размазал две ягоды на руках, и они долго-долго пахли и даже сейчас, после трех переходов, пахнут. А есть их нельзя, такие условия игры. Врач даже запретил мне жевать травинку, что я делал по привычке.
Сейчас уже забылось, что такое еда...

День восьмой
Проснулся от холода раньше времени в полном благодушии, совсем не злой, забыв про вчерашние 28 км. Когда в 6.00 командир вылез из палатки и заорал: "Подъем! Вставайте, черти, лежебоки, обжоры, кость вам в горло!" - я уже отогревался у костра. А дальше - обычный распорядок: пьем воду, чистим зубы и язык, заправляем фляги водой, складываемся и к 8.00 - в путь.
До большого привала, который раньше был обедом, четыре часовых перехода, с отдыхом по 10-15 минут между ними. В "обед" сушим палатки, пьем воду, отдыхаем, потом собираемся по команде Рыжавского и идем - от трех до семи - до ночлега.
...Дождь не прекращается с обеда, но это меня совсем не расстраивает. От мороси шел пар, и лес стал таким пахучим и цветастым, что захотелось взять кисть и нарисовать: и цвет, и запах. Окружающая нас красота так захватывает, что о себе забываешь; да и вообще тягостных мыслей у меня нет.
Сегодня мы размахнулись на 29 км; особой усталости я не замечаю, даже наоборот, иду расслабившись, ноги катятся как колесики: с горы быстро, а в гору медленно. Получается довольно легко. Средняя скорость на последних восьми километрах - 5 км/ч.
Пишу перед сном, сидя у самого истока Волги. Место прекрасное, на холме стоят две церкви - из красного кирпича и деревянная. Тут же на лугу пасутся кони.

День девятый
Доктор был занят очередным контрольным осмотром. Кроме того, он ежедневно пишет "телегу" - кто и как себя вел, был ли активным, злым, раздраженным, чем занимался и т. д.
Со вчерашнего дня появился еще один голодающий - белый мохнатый пес, увязавшийся за нами.
Рыжавский повел нас дальше уже по Новгородской обл. Попутно мы вытащили из грязи на лесной просеке газик. Вот он, настоящий Валдай - одни холмы да овраги с ручьями в каменистых руслах. На этих подъемах впервые появилась настоящая физическая усталость. Зато с каждой горы открывается такой вид, что глаз не оторвешь!
После обеденного купания чувствую себя очень хорошо, свежо. Каждая клеточка дышит, и настроение поднялось. Даже несколько удивлен, что так может быть на четвертый день голодания. Пьем воды немного.
Под вечер ко мне пришли силы и я с большим удовольствием тренировался, дал нагрузку рукам. Бодрость вернулась не только ко мне. Все ребята сидят у костра и распевают песни.
Погода позволила высушить вещи и обувь. Народ ищет себе дело. В этом богатый выбор: хочешь, пей водичку, хочешь, пой песни, хочешь, пиши дневник. Пишу под звуки песен и гитары.

День десятый
Поутру шел бодро и набрал в накомарник зверобоя, душицы и чистотела, потом затянул бечевкой сетку и одел шляпу вверх тормашками. Получилась прекрасная сушилка. Все равно уже третий день нет комаров и слепней.
Вместе с нами голодает наша удивительная собака. Она никому не отдает предпочтения, ни к кому не ласкается, просто идет рядом. На стоянках старается улечься в сырую яму. Доктор предполагает, что у нее жар, она болеет и голодает с лечебной целью. Собаки могут голодать 115 суток, сказал он.
Прошли за день 26 км. Острых ощущений я не испытываю. Усталость привычная, кажется, что в питании я больше не нуждаюсь. Напился воды и сыт. Трудно объяснить, отчего это происходит.

День одиннадцатый
На "обед" или, как его мы называем, "перепой" остановились на берегу Полновского плеса Селигера. Только успели окунуться в озере, как пошел дождь.
...В близлежащих деревнях остались почти одни старики. Все они помнят войну и говорят, что немцы пожгли много деревень в этих местах. Вот и сейчас наш ночлег - рядом с полностью сожженной деревней на оз. Гриблянском. Берега илистые и топкие, но мы не ленимся купаться.
Собака по-прежнему нам верна и получила от Тамары имя Дружок, на которое она откликается. Иногда она выполняет странную гимнастику: ляжет вверх лапами и так загорает.

День двенадцатый
Два утренних перехода пробирались но глухому заболоченному лесу. В компенсацию за трудности мы вышли на отличный путь, который привел нас на озеро Велье.
Идем по Валдайской гряде вдоль озера. Оно большое, заросшее, с тихими заливами. Вдали на зеркале воды чернеют лодки рыбаков.
Мы вновь прошли 26 км, и вновь нас накрыло дождем, так что пришлось помокнуть.
Дождливый выдался денек. Мы двигались лишь в перерывах между сильными ливнями.
На ночь встали на берегу оз. Уклеинского. Ветер вовсю треплет наши палатки, по телу бегают холодные мурашки. За кустами плещется озеро, а через белый капрон палатки видно, как несутся черные тучи.

День тринадцатый
Этой ночью я почувствовал, насколько отощал,- умудрился забраться в мешок с головой, в котором раньше спал, оставив руки сверху - не влезали. Но силы у меня еще остались. Более того, рюкзак кажется легким и дождь вполне терпимым. Я подумал, что незачем торопиться в людную, пыльную столицу.
Проснулись в холодной, сырой палатке, даже шевелиться не хотелось. Но делать нечего: собирай вещички, топай дальше. И мы, несчастные, топали 29 км. Сначала шли по тропе, проложенной по болоту, дальше - по проселку, с него свернули на дорогу похуже, потом - на колею и в конце концов по глухой лесной тропе вышли к озеру Шлино.
У с. Красилово коровы устроили нашему Дружку небольшое "родео". Пастух сказал, что коровы приняли собаку за волка. Они стали полукругом, нагнули головы и пытались проткнуть Дружка рогами.
Наша Тамара, друг животных, разволновалась:
- Что вы стоите, надо помочь, сейчас Дружка забодают.
Но Дружок сам сумел увернуться от рогов.
Весь день - ветер и дождь. Два "обеденных" часа просидели под дождем, промерзли. Зато вечером одного солнечного луча хватило для полного счастья. И сразу вспомнилось, что иногда люди терпят такие лишения, на фоне которых наш поход - просто легкая прогулка.

День четырнадцатый
Сегодня погода - лучше некуда. Вообще дни стали веселее и интереснее. От с. Красилово вдоль озера пошли к д. Плав. Всю дорогу я собирал траву в накомарник и набирался ума от старших товарищей.
Только что к нашему костру подошла одна дама и представилась директором лесного охотохозяйства, посещение которого без пропусков не разрешается. Рыжавский сказал ей, что мы не охотимся и не рыбачим. В ответ директор спросила с иронией:
- Вы, может, и не едите?
- Может быть,- ответил ей командир и перевел взгляд на наши ведра, висящие на костровой перекладине. В ведрах грелась вода, но ничего съестного около костра не было.
- Вот,- сказал он,- в первом ведре - суп, во втором - каша, а в третьем - компот.
Директор подозрительно осмотрела лагерь и была явно озадачена.
- Ладно, ночуйте,- сказала она.
Завязалась мирная беседа. Мы узнали, что в местных лесах много медведей, есть волки.
Вечером состоялось общее купание и стирка, потом - песни у костра. Всю ночь кричали на озере птицы.

День пятнадцатый
Быт у нас налажен. Режим неизменный: подъем в 6 ч, для дежурных - в 5 ч 30 мин, выход на маршрут в 8 ч утра.
...Валдай звучит для меня теперь как поэзия. Страна обширных озер, сонных трав, ягодных лесов, полупустых и брошенных деревень.
...Мой организм находится на самообеспечении. Конечно, устаешь быстрее, иногда чувствуешь слабость, но мы не боимся этого.
О еде и мыслей не возникает. Если обсуждается еда, то меня это не трогает, как некая абстракция.
И сегодня мы ночуем на оз. Шлино близ истоков р. Шлины, но теперь на его восточном берегу. Здесь песчаный пляж и вода, как в Паланге. Я сразу искупался и потерся отличной мочалкой. Кожа во время голодания должна быть чистой и дышать.
Надвинулась туча, предупредив о себе громом. Мы быстро поставили палатку. И вскоре грянуло...
А вечером очень приятно отдыхаем у костра. Слушаем песни и поем под гитару.
Но надо идти спать, Завтра снова начнется бой за километры.

День шестнадцатый
Идти пришлось без дороги. Гати не было. Вот где начался стопроцентный азимут. Ни тропы, ни следов человеческих. Шли по болоту точно на север. На болоте попадались сухие островки, поросшие соснами. Ноги не мокли, но утопали во мху по щиколотку. Болото все усеяно недозрелой клюквой, много зарослей голубики, а на островах - малины. Собирать все это некогда.
Болоту, кажется, нет конца, кругом - только обгоревшие стволы да мелкие сосенки. От трясины бог нас избавил, но пришлось похлюпать по сырости. К опушке леса выбираемся цепочкой, след в след, очень медленно, попеременно меняя впереди идущего. Когда настала моя очередь, я понял, что значит идти по мягкому мху. Да еще Петр Филиппович включил миниатюрный транзистор, и танец маленьких лебедей зазвучал на болоте словно в насмешку.
К этому времени мы разделили последнюю воду по два глотка на брата. Бабенков отжал мох в кружку через платок и дал попить Юре. И другие стали пить воду, отжатую из мха, а также обкладывать им затылок и голову.
Пройдено сегодня всего 19 км, но сразу стало ясно, кто чего стоит. Крепче всех оказались Сева, Лева, Ира. Юра и Сережа терпят, как могут, и не сдадутся. О себе судить не берусь, а доктору и командиру должности не позволяют "киснуть".

День семнадцатый
Сегодня у нас было всего понемногу: первый час пути мы "добивали" вчерашнее болото, пока не добрались до леса. Заболоченным лесом шли по азимуту, выкарабкались на лесную дорогу, а дальше все было легче. Узкая лесная дорога, на которую мы попали, шла по приятному смешанному лесу. Настроение улучшилось, самочувствие хорошее.
До ночлега мы дошли достаточно бодрыми, и всех опять потянуло на песни у костра.
Быстро развели костер и вскипятили неизменные три ведра воды. После этого искупались, растираясь мочалкой. Чудесно: вода, купание, свежесть.
На сей раз Юра здорово распелся, несмотря на то что шел с трудом даже разгруженный. Сознаюсь, что на последних километрах лямки рюкзака и мне надоели.
Сегодня по совету Тамары я намазался багульником, который рос на болоте, и до вечера меня не укусило ни одно насекомое. А до этого я от них натерпелся - не хотел мазаться химикатами.

День восемнадцатый
Утреннее купание было чудесным. Так легко плавать похудевшему! В счастливый 13-й день голодания мы два часа пробираемся берегом озера к мосту через Березайку. Дороги в лесу близ берегов озера песчаные, тенистые, весьма приятные.
Идем тихо, говорим мало.
...Перед нами пересеченная местность, покрытая таежным лесом с густым подлеском, высокотравьем, подболоченными низинами с кочкарниками и завалами. Идем по азимуту.
Обычные туристские будни.
- Странное у меня чувство,- говорит Лева Плужников,- тринадцатый день на голоде, а все идет нормально, как в обычном походе. Не чувствую "бремени голода"; не так я себе это представлял. Откуда силы берутся?

День девятнадцатый
Рыжавский, несмотря на плохую карту, дотащил все же нас до запланированной стоянки на берегу озера и скомандовал в последний раз: "Бросайте кости!" Мы с Севой сразу же принялись за свое последнее почетное дежурство. Доктор то и дело гонял от воды Толю, чтобы тот не утонул в последний вечер "на голоде".

День двадцатый
Я сложил нодью и последнюю ночь провел у костра. Сегодня подъем назначен на 5 ч 15 мин.
Перед самым рассветом иду надевать свою парадную штормовку, сделанную из армейского маскировочного халата, которую я берег для торжественного дня.


Эксперимент продолжается

Продолжить эксперимент мы решили через три года, в июле - августе 1984 года, но теперь уже в водном путешествии. В отличие от похода 1981 года мы шли без врача-исследователя, что еще больше приближало эксперимент к реальным условиям.
Подбор участников похода осуществлялся по критериям, годным для простого туристского путешествия, в котором могли бы принять участие и новички. Единственное условие - сносное здоровье и активное желание участвовать в эксперименте.
Плыли мы на трех байдарках, преодолевая по 40- 50 километров в день. Шли без дневок, надолго не останавливались: 1,5 часа на веслах, 20-25 минут отдыха на берегу. Наша цель - быстрейший выход в населенные места, до которых не менее 500 километров.
...На открывшемся за очередным поворотом плесе далеко впереди мы увидели какое-то судно под белым флагом с черным крестом.
Наши байдарки с надписями "Экстремум-84" па носу и "Журнал "Турист" на корме скоро догнали "пиратскую" посудину - надувной плот, который медленно двигался, задерживаясь и вращаясь на противотоках.
В центре судна высились деревянные ящики с банками консервов, вокруг которых громоздились рюкзаки, мешки, сумки.
Появление наших узких и ходких "Экстремумов" вызвало оживление в стане "пиратов".
- Откуда плывете? - спросили нас.
- Сверху,- отвечаем,- из Белорецка.
- Далеко ли?
- До Ишимбая.
- Месяц будете махать веслами, устанете, продуктов не хватит.
- Неужто не купим где-нибудь? - спросили мы.
- Можем продать вам тушенки, у нас банок 10 лишних.
- Спасибо,- отвечаем,- пока и наших продуктов куры не клюют!
Повеселившись таким образом, мы устремились вперед, к очередному перекату, оставляя за кормой плот с тушенкой, несмотря на то что у нас не было ни грамма съестного. Уже семь дней мы пили только воду: сырую, кипяченую, холодную, теплую, горячую - всякую, но только воду. И еще восемь дней должно было пройти, прежде чем мы "заработаем" пищу на турбазе "Восход", что под Уфой.
Таковы условия нашего необычного похода без пищи по обычному, знакомому многим туристам, маршруту II категории сложности но реке Белой на Южном Урале, в Башкирии.
Команда, как и в 1981 году, подобралась разнородная, что и было одним из условий эксперимента. Группа состояла из семи человек, разных по возрасту, полу, туристской квалификации (от новичка до мастера спорта), физическому состоянию. Совместных походных тренировок было мало, тем не менее в походе сложился дружный, жизнеспособный коллектив, как раз такой, какой нужен был для эксперимента.
В "Экстремуме-84" участвовали: студент А. Бомбин (175; 74-61,4), профессор, доктор технических наук Л. Плужников (175; 70-58,6), старший научный сотрудник, экономист О. Жирков (172; 75-65,0), инженер лесного хозяйства В. Егоров (170; 58-50,0), инженер-электрик Г. Рыжавский (165; 65,7-54,5), инженер-программист Е. Титова (164; 72-64,5), доцент, кандидат физико-математических наук В. Зубчанинова (161; 61 - 53,0).
Потеря веса у участников водного похода, как видим, не выходит за пределы 13-18 процентов, что наблюдалось и в пешем походе. Больше других похудели капитаны судов (Бомбин, Плужников, Рыжавский), на долю которых приходились значительные физические и психические нагрузки. Водный поход "на голоде" оказался физически и психически более тяжелым.
Прохождение препятствий, неизбежных на горной реке, осложнялось на нашем маршруте из-за низкого уровня воды, жары, неопытности "матросов", их недостаточной физической и технической подготовки.

Из дневников участников водного похода по р. Белой

День второй
Разнотравье изумительное, такого никогда не видел, а лес на горах? Как он только растет на таких стометровых кручах, на голых скалах?
Есть и земляника, малина, много черемухи. Но мы смотрим на них как-то абстрактно, беспредметно, не связывая с вкусом или пищей.

День третий
Сегодня я устал. Видимо, сказалось вчерашнее восхождение на гору после 8 часов работы на веслах, когда группа остановилась на ночлег. А ведь "адмирал" не советовал лезть на гору (но пока еще и не запретил!).

День четвертый
Река изобилует перекатами и шиверами. На них мы сегодня трижды "продирались" и трижды "клеились". Проходить эти препятствия не всегда просто, особенно, как сейчас, в малую воду. Перекатов очень много, не все они сложны, но требуют постоянного внимания. Река веселая, не заскучаешь.
Здорово устаем. В день делаем не менее пяти переходов по 1,5 часа. Сильная жара (около 36° С) очень изматывает. Да и голодать мы начали еще на подходах к старту (так сложились обстоятельства), не втянувшись в походный ритм и не привыкнув к походным нагрузкам.

День пятый
Все перекаты да перекаты... как в старой туристской песне. И нет им числа. Нескончаемой чередой бегут они навстречу и грозятся изуродовать камнями нашу хилую байдарку (одни палочки и тряпочки!). Эти камни и стремятся врезаться в борт или дно. Мне, сидящей впереди, особенно неуютно, когда лодка будто летит прямо на камень. Но в последний момент капитан резко поворачивает байдарку, и мы проносимся в нескольких сантиметрах от камней. Потом я поняла, что так и надо, а иначе мы бы врезались в какое-либо препятствие.

День шестой
Психологический климат команды удивительно хороший. Интересно, будет ли он таким до конца? Дисциплина поддерживается добровольно, как бы сама по себе. Давление командира незаметно, однако оно витает в воздухе.
"Адмирал" "жмет" и вроде бы прав: карты плохие, маршрут получается длинным, можем и не успеть к контрольному сроку на промежуточный пункт, где нас, как условлено, должен ждать научный руководитель.

День седьмой
Думаю, что перешел на внутреннее (эндогенное) питание с 4-го на 5-й день голодания. Утром проснулся какой-то измученный, но пока собирался, появилась бодрость и легкость. Слабости в этот день вообще не было - гребки оставались сильными, откуда только эти силы берутся?
Сегодня 7-й день "на голоде". Сделали 5 переходов по 1,5 часа каждый. Прошли более 50 км со средней скоростью около 7 км/ч.

День восьмой
Лена устала, ее утром посадили к Саше и Валере, они были сегодня самыми неутомимыми, а Генрих шел теперь с Олегом, тот тоже заметно сдал. Я же весь день шел с Валей. Она старалась грести по мере сил, отдыхала не так много.

День девятый
Ночью был сильный ветер, а поскольку колышки, крепящие палатку, были вбиты в каменистую почву и держались слабо, то нашу и женскую палатку чуть не завалило. Долго возились в кромешной тьме под дождем. И ветром, укрепляя их.
Утром, как обычно, собрались быстро, за 1 час 15 минут. На 3-м переходе река вырвалась из гор, но, удивительное дело, перекаты следуют один за другим по-прежнему. В долине реки стал дуть сильный ветер (и конечно, встречный), что еще больше затруднило движение. Это был, пожалуй, самый "гребной" день.

День десятый
Сегодня мы догнали бревна молевого сплава. Приходится их расталкивать. С приближением запани опасность пробоя оболочки байдарки бревнами возросла. Все же удалось пройти к бонам, удерживающим запань, перенести через них байдарки, не разгружая, и выйти на чистую воду.

День одиннадцатый
Из дневника Саши в день его 18-летия:
Вечером был праздничный стол. В центре огромной пленки-клеенки сиротливо стояла одинокая бутылка нарзана. Перед каждым лежали салфетки, было очень торжественно. "Адмирал" произнес речь и подарил книгу с дарственной надписью. Девушки подарили огромный подсолнух-солнышко. Очень неожиданно Валя прочитала стихи о туризме, посвятив их мне. Потом долго разговаривали: о прошлом и будущем... Перед сном стало грустно, вспомнил о друзьях - ведь наш поход подходит к концу. Сегодня 11-й день без пищи.

День двенадцатый
12-й день голодания. С "похмелья" чувствовал слабость, легкое головокружение при подъеме. Шли сегодня немногим более 6 часов, преодолев около 39 км. Почти весь день - дождь. Но когда сделали костер, обсушились и обогрелись, стало веселее, и усталость прошла, хотя лихости и нет.

День пятнадцатый
Благополучно доплыли, несмотря на большие нагрузки и палящее солнце. Преодолели расстояние немалое - 537 км, хотя мешали перекаты, малая вода, жара и... голод. "Гонки" при таких условиях сильно измотали слаботренированных, каким я и являюсь.

День шестнадцатый
И вот в 14 часов начался первый обед - первый прием пищи после 15 дней воздержания. Все происходило немного торжественно. Валера разрезал красный арбуз и произнес речь. Взяли по ломтику арбуза, предоставив начать женщинам. Есть не хотелось. Каждый съел по два ломтика. Настроение отличное, эмоциональный подъем...

Комментарии специалиста

Основная задача эксперимента "Экстремум" - выживание в условиях длительного отсутствия нищи (15 суток) при движении в ненаселенной местности - успешно решена в пешем (1981 г.) и водном (1984 г.) походах. Общие итоги эксперимента, проведенного в два этапа с промежутком в три года, в разных видах туризма, в разных условиях, разными людьми, убедительно свидетельствуют о пригодности метода многодневного голодания, дающего возможность уверенно ликвидировать аварийные ситуации при отсутствии пищи без ущерба для здоровья.
Решающим фактом для осуществления адаптационных перестроек организма во время голодания и последующего питания послужила "психологическая установка", которая оказала положительное воздействие па все функции организма.
Благодаря способности дозированного голодания благотворно влиять на организм и усиливать приспособительные возможности человека этот метод можно использовать в качестве профилактической тренировки для возможных экстремальных условий в сложных туристских походах. Семь-десять дней голодания под руководством специалиста могут повысить адаптационные возможности каждого участника похода и команды в целом к тяжелым, критическим ситуациям и одновременно послужить средством для интенсивного и глубокого отдыха организма человека и его психики.

В. Гурвич, научный руководитель эксперимента, кандидат медицинских наук

Комментарии и дополнения
 Svetlana, 10.09.2009
Я давным-давно, читала эту статью или нечто подобное. Пройти на голоде - эта мысль меня посещает последнее время очень часто. Экстрим по полной программе. Но как найти себе спутников, желающих таких впечатлений? Кто-нибудь после 80-х пробовал повторить этот опыт? Буду признательна за ссылки, отправленные на почту 542122@elcat.kg
 ЖИРКОВ О.А., 17.02.2011
Я один из экстремальшиков водного похода на байдарках т.е. второго. Для обывателя - это экстрим - а для меня это был бы отдых! Если бы не было "гонки", что на голоде приводит к стрессу, который и был в этом путешествии.
Каждый год весной 10-15 дней в лесу в аскезе и без надрыва.
Хочу пройти этот маршрут на голоде - недели три. Приглашаю к общению.
 Саша, 20.07.2011
С тур приветом хотелось бы узнать побольше как вводите себя в состояние голодовки резко или есть подготовительные этапы, принимаете ли во время голодовки витамины, ну и если можно где узнать поподробней
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100