Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS


Струги-Красные
Петров Г.В.

Лениздат-1988

Рецензент - П. Г. Осокин, член Союза журналистов СССР

Струги-Красные - рабочий поселок и районный центр в северной части Псковской области. Член Союза журналистов СССР Г. В. Петров знакомит читателей с природой и историей района, на территории которого развертывались памятные события далекого прошлого, гражданской и Великой Отечественной войн. В книге, предназначенной для туристов и краеведов, освещены современный облик Струг-Красных, экономическая и культурная жизнь района, трудовые дела его жителей.

Научно-популярное издание

Оглавление

У истоков реки Псковы

В крепостной кабале

Обновленная земля

В пламени войны

Под мирным небом

У истоков реки Псковы

В ленинградском Музее Великой Октябрьской социалистической революции хранится алое знамя, которым в 1919 году Лужский уездный исполком наградил бронелетучку под командованием железнодорожника Григория Антоновича Томчука. На знамени надпись: "За храбрость, отвагу и доблесть". Своим огнем бронелетучка поддерживала красную пехоту, громившую в районе Луги войска Юденича и банды Булак-Балаховича. В первых числах ноября 1919 года Красная Армия освободила станцию Струги-Белые. По приказу Томчука бойцы бронелетучки сорвали с фасада вокзала старую вывеску и прибили новую, на которой значилось: "Струги-Красные".

Новое название, полученное в огне гражданской войны, станция дала расположенному вокруг нее населенному пункту, который с 1927 года стал районным центром сначала в составе Ленинградской, а с 1944 года - Псковской области. Из небольшого села Струги-Красные выросли в рабочий поселок, образованный Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в 1958 году.

"Стругами" в прежние времена именовались несколько деревень и усадеб на территории нынешнего Струго-Красненского района. В бывшей Яблонецкой волости, например, было два сельца с таким названием, одно из них - Новые Струги - принадлежало в XIX веке помещику И. А. Панову, другое - Старые Струги - помещику Н. М. Лахтину. В "Списках населенных мест Российской империи по сведениям 1862 года" (т. 37, Санкт-Петербургская губерния) под № 2462 значится: "Струги, деревня и мыза владельческая, при колодцах, от Луги 55 км, 5 дворов, 41 житель". Эта деревня находилась рядом с нынешним райцентром.

Стругом на Руси называлось плоскодонное гребное судно с отдельной каютой, которое использовалось на реках для перевозки товаров, хлеба и разного груза. Еще во времена Александра Невского местное население изготовляло суда такого типа, сплавляя их по рекам Сытня, Курея и Люта в озеро Ильмень и Чудское озеро. Особенно большой размах приняло строительство лодок и изготовление корабельных досок при Петре I - родоначальнике русского флота. С этим занятием стружан старожилы связывают название поселений - Струги, которое стало нарицательным именем для всей богатой корабельным лесом местности.

Есть, правда, и другой, менее романтичный, но более достоверный вариант происхождения названия "Струги". В Новгородской земле, в которую входила некогда и часть нынешнего Струго-Красненского района, слово "струга" означало омут, колдобину в речке. Возможно, в древности оно означало и просто озеро (близ поселка есть озера). Наконец, в современных псковских говорах так называют штабеля бревен, а строительный лес и дрова были издавна важным промыслом жителей района.

В середине XIX века территорию района пересекла линия Варшавской железной дороги. Одна из станций была построена у деревни Белая, в которой было 7 дворов и 72 жителя, и названа именем деревни - ст. Белая. На железных дорогах России в то время было несколько станций с таким же названием. Были и одноименные пристани на реках. Это приводило к путанице в доставках грузов. В 1905 году железнодорожное ведомство изменило название станции на Струги-Белые, которое сохранилось до того памятного дня, когда командир питерской бронелетучки Г. А. Томчук провозгласил: "Были Струги-Белые, стали Красные, и навечно!"

Струго-Красненский район расположен между 58°09' и 58°29' северной широты и между 28°30' и 30°00' восточной долготы. На востоке он граничит с Новгородской областью, на юго-востоке - с Порховским, на юго-западе - с Псковским, на западе - с Гдовским, на севере и северо-западе - с Плюсским районами Псковской области.

Границы Струго-Красненского района неоднократно изменялись. В 1946 году его юго-восточная часть в составе Лудонского, Боротненского, Воинского, Дертинского, Хрединского и Павского сельских Советов отошла во вновь образованный Павский район. В 1958 году в результате укрупнения районов к Стругам-Красным был присоединен полностью Новосельский район, а позднее и отошедшая ранее часть Павского района по деревню Залазы, но без самих Пав. В 1963 году произошло новое укрупнение районов. К Стругам-Красным был присоединен Плюсский район, который вновь был восстановлен в старых границах в 1965 году.

Современный Струго-Красненский район протянулся с севера на юг на 60 км и с запада на восток на 70 км, его площадь составляет 3164 кв км, На территории района имеются один поселковый и семь сельских Советов. Население района составляет около 17 тысяч человек. Кроме русских здесь проживают эстонцы, латыши, литовцы, финны, евреи. Весь район электрифицирован и радиофицирован. Практически все населенные пункты имеют телефонную связь.

С северо-востока на юго-запад район пересекает железнодорожная магистраль Ленинград - Псков Октябрьской железной дороги со станциями: разъезд 197-й км, Струги-Красные, Владимирский лагерь, Лапино, Новоселье и Молоди. Восточнее ее на протяжении 57 км по территории района проходит шоссе Ленинград - Киев. Струги-Красные связаны автомобильными дорогами с Плюссой, Лядами, Новосельем, Середкой, Боровичами.

По своим географическим условиям Струго-Красненский район типичен для Северо-Запада Нечерноземной зоны РСФСР. Коренные породы - осадочные отложения девонского периода: известняки, доломиты, пески. На поверхность эти породы не выходят, кроме обнажений на обрывистых берегах рек и оврагов. Коренные породы покрыты сверху пластом отложений более позднего, четвертичного периода. Почвы подзолистые и суглинистые.

Рельеф района неоднороден. На северо-западе и западе находится Лужская возвышенность, в которой выделяется Творожковская группа высот с высшей отметкой 205 м (гора Кочебуж). Юго-восток района занят плоской равниной, входящей в состав Ильменско-Волховской низменности.


Карьер кварцевого песка.

С Лужской возвышенности берут начало реки района, которые принадлежат пяти бассейнам - реки Плюссы. Чудского и Псковского озер, рек Великая и Шелонь. Наиболее крупная река - Люта, левый приток Плюссы. Ее длина в пределах района 70 км. Другой крупной рекой и притоком Плюссы является Курея, вытекающая из болотного массива Гладкий мох недалеко от станции Новоселье. Из озера Псковяны вытекает река Пскова - приток реки Великой. Есть и речка Псковица, которая впадает в Пскову за пределами района. Из озера Кебского у станции Новоселье вытекает река Кебь, впадающая за пределами района в реку Череху, приток реки Великой. На востоке района протекает река Ситня, впадающая в реку Шелонь на территории Новгородской области. Своими верховьями по району протекают реки Желча и Черная, впадающие соответственно в Чудское и Псковское озера.

В районе более сотни озер. Своими размерами среди них выделяются Черное, Щирское и Радиловское. Кроме них могут быть отмечены озера Ситенское, Веленское, Высходно, Кебское, Соседенское, Глубокое, Княжицкое, Долгое, Карсень, Речинское, Барское.

Смешанные леса занимают более половины площади района. Основными породами являются ель, сосна, береза, осина, ольха. Встречаются клен, ясень, дуб, рябина, тополь, ива, вяз. Из кустарников много можжевельника, мелкой ивы, жимолости. В большом изобилии растут брусника, черника, голубика, клюква, малина. Леса богаты грибами.

Из животных водятся медведи, волки, лоси, рыси, дикие козы, кабаны, зайцы, белки, куницы, выдры, норки, лисицы, енотовидные собаки, барсуки, кроты, хори и другие. Птицы представлены глухарями, тетеревами, рябчиками, белыми куропатками, в малом количестве - серыми куропатками, многими породами уток (кряква, шилохвость, широконоска, гоголь, хохлатая чернеть и другие). Есть гуси, лебеди, чибисы, вальдшнепы, бекасы, кроншнепы. Большое количество галок, ворон, воронов, дроздов и более мелких птиц. В водоемах ловятся щука, налим, окунь, плотва, голавль, елец, красноперка, лещ, рак. В реках Курея, Ситня и Люта встречаются форель и хариус.

В районе имеются полезные ископаемые. Это строительные материалы - кварцевый песок, валуны, глины, гравий. Много месторождений торфа, особенно значительны Дертинский мох и Ситенский массив.

Рабочий поселок Струги-Красные расположен в 68км от Пскова по железной дороге. В двухэтажном желтом здании вокзала до революции было паровозное депо, а затем железнодорожное училище. При Советской власти в нем разместилась школа. В годы войны фашисты взорвали здание, которое было восстановлено в послевоенное время. Первоначальное деревянное здание железнодорожного вокзала не сохранилось, оно сгорело во время последней войны.

Чтобы попасть от вокзала в административный центр поселка, надо перейти ручей и подняться в гору. Здесь начинается главная улица Струг-Красных - Советская. Недалеко от ее начала, в углу небольшого парка между улицами Советской и П. Виноградова, высится 10-метровый обелиск-стела, установленный в честь 25-й годовщины освобождения района от немецко-фашистских захватчиков. У обелиска горит Вечный огонь.


Улица Советская в поселке Струги-Красные.

Вдоль ул. Советской находятся здания райкома КПСС, районного отделения Госбанка, поселкового Совета народных депутатов, кинотеатра "Юбилейный", магазина "Детские товары", универмага, детского кафе "Сказка", ресторана, Дома культуры, а также магазинов и предприятий общественного питания районного потребительского общества.

В своем завершении за речкой Черной ул. Советская вновь поднимается в гору, где от нее отходит ул. Жертв революции с памятником павшим воинам Советской Армии и партизанам на братском захоронении. На этой улице расположены средняя школа, Дом пионеров, районная больница.

Население поселка Струги-Красные занято на предприятиях местной промышленности и в районных учреждениях. Как большой населенный пункт Струги-Красные возникли после Великой Октябрьской социалистической революции. Они были почти полностью уничтожены в годы Великой Отечественной войны и вновь отстроены в период послевоенных пятилеток. Здесь нет памятников старины, почти не сохранилось зданий, связанных с событиями гражданской войны, рядом с современными постройками соседствуют деревянные дома индивидуальных застройщиков, не все улицы поселка покрыты асфальтом. Но стругокрасненцы любят свой районный центр, постоянно благоустраивают его, хранят память о далеком и близком прошлом района. Стругокрасненская земля богата памятными местами.

...Деревня Залазы. Здесь 15 октября 1827 года на почтовой станции произошла встреча А. С. Пушкина с его другом по Царскосельскому лицею, поэтом и декабристом В. К. Кюхельбекером, которого как государственного преступника препровождали из Шлиссельбургской крепости в Динабургскую. А. С. Пушкин записал в своем дневнике: "...Один из арестантов стоял, опершись у колонны. К нему подошел высокий, бледный и худой молодой человек с черною бородою... Увидев меня, он с живостью на меня взглянул. Я невольно обратился к нему. Мы пристально смотрим друг на друга - и я узнаю Кюхельбекера. Мы кинулись друг другу в объятия. Жандармы нас растащили..." Во Всесоюзном музее А. С. Пушкина в г. Пушкине под Ленинградом находится картина художника Н. Шестопалова "Встреча Пушкина с Кюхельбекером на станции Залазы", созданная им в 1936 году. На этой же почтовой станции в 1838 году останавливался композитор М. И. Глинка.

...Озеро Щирское. В деревушке недалеко от озера снимали на лето дачу родители прославленной советской балерины Галины Улановой. В книге "История одной девочки" писательница М. Сизова рассказывает:

"Чудесные картины встали в памяти Гали: белые кувшинки, которые папа доставал из воды, и лиловые колокольчики у самого дома на лужайке (Галя часто прикладывала к ним ухо, чтобы узнать, не звенят ли они в самом деле, когда их качает ветер), и ландыш, запрятанный между двумя зелеными листками с капелькой росы, который они нашли с мамой, и полевые ромашки... У терраски лесенка в три ступеньки... А над крышей шумят деревья. И где-то там - темный лес. Но это еще не все! Около леса сверкало озеро, и оно было лучше всего - пожалуй, даже лучше цветов. В его прозрачной воде, у самого берега, блестели голубым серебром рыбки. И все это вдруг всплыло, как из тумана, от простых маминых слов: "Белые Струги"".


Бюст С. М. Кирова в Стругах-Красных.

У Крукшиной губы Щирского озера находилась дача русского живописца-передвижника В. Е. Маковского, известного своими картинами "Игра в бабки", "Объяснение", "Крах банка", "Вечеринка" и другими. На северном берегу озера у деревни Бровск сохранился парк, примыкавший к бывшему имению Огаревых, уникальный по подбору деревьев и кустарников. В Бровске была усадьба П. Л. Блока - дяди поэта Александра Блока по отцу. В книге переписи имений Лужского уезда в разделе "Яблонецкая волость" записано: "Блок Петр Львович, дворянин, Бровское, 71 десятина земли".

...Деревня Крукшино. Сюда в поисках лучшей доли переехала из латвийской деревни Кумаланы семья Кумеланов. Здесь прошли юные годы генерал-лейтенанта Вильгельма Ивановича Кумелана, участника гражданской войны, сражений с фашистами в Испании, Будапештской и Венской операций по разгрому гитлеровских войск в годы Великой Отечественной войны, кавалера двух орденов Красного Знамени, ордена Суворова II степени, ордена Кутузова II степени и многих медалей.

...Деревня Творожково. В апреле 1932 года Сергей Миронович Киров провел здесь кустовое совещание партийного, советского и комсомольского актива шести сельсоветов, на котором шла речь о социалистическом переустройстве сельского хозяйства. В 1937 году на средства, поступившие от рабочих и служащих района, в Ленинграде был изготовлен бронзовый бюст выдающегося деятеля Коммунистической партии и Советского государства. В том же году в дни Октябрьских торжеств памятник С. М. Кирову был открыт в Стругах-Красных. В годы войны фашистские захватчики разрушили памятник и увезли бюст в Германию. После освобождения Струг-Красных памятник был восстановлен, он находится у районного Дома культуры.

Стругокрасненцы мужественно сражались за свободу и независимость нашей Родины в годы Великой Отечественной войны. Трое из них - Сергей Николаевич Глинский, Георгий Алексеевич Евстафьев и Михаил Иванович Овсянкин - за подвиги в боях с немецко-фашистскими захватчиками были удостоены звания Героя Советского Союза. На территории района успешно действовали партизанские бригады и отряды.

В мирные послевоенные годы трудящиеся района развили промышленность, сельское хозяйство и культуру своего края. Труд многих из них отмечен правительственными наградами.

Своей историей и сегодняшним днем Струго-Красненский район неразрывно связан с судьбами нашего Отечества - великой страны победившего социализма.

В крепостной кабале

С давних времен территория нынешнего Струго-Красненского района была заселена славянами, по соседству с которыми жили финно-угорские племена - водь и чудь. Уже в IX-Х веках поселения славян были довольно значительны, о чем говорят курганы, бывшие древними языческими кладбищами. Такие курганы есть и у деревень Дубницы, Щир, Яблоней, Перехожа, Заклинье и Холохино. У деревень Радонка и Сковородка расположены сопки искусственного происхождения. Курганные могильники находятся в основном по берегам рек и озер, которые были обычным местом обитания людей в те времена. У деревни Поречье до сих пор стоит каменная фигура, которую местные жители называют "камень-баба".

О давнем существовании на северо-восток от Пскова славянских поселений говорит летописец Нестор. В Лаврентьевском списке его летописи можно прочитать: "Иде Вольга Новугороду и устави по Мьсте повосты и дани, и по Лузе оброки к дани; повища ся суть по всей земли, знаманья и места и повосты, и сани ее стоят в Плескове и до сего дне..." Повосты, о которых говорит летописец, это погосты - так назывались не только населенные пункты, но и административные округа, с которых устанавливалась дань. Княгиня Ольга разделила на погосты земли, которые уже были заселены.

Славянские названия имеют многие реки и озера в районе, например река Люта, озеро Черное.

Осваивая новые земли, славяне вынуждены были начинать с огневого, подсечного земледелия. Лес сперва подрубали, и год деревья засыхали на корню. На второй год их сжигали, золой удобряли почву и сеяли прямо в золу. Потом почву рыхлили, обрабатывали ее два-три года, получая высокий урожай зерновых. Вскоре земля оскудевала, ее забрасывали и выжигали новый участок. Орудиями подсечного земледелия были топор, большой нож ("кесарь"), серп, мотыга, заступ (деревянная лопата с железным подковообразным наконечником) и борона из ствола ели с сучьями.

Центром славян в северной Руси был Новгород. Новгородские владения охватывали огромную территорию от Онежского и Ладожского озер и берегов Финского залива до Уральских гор. В Новгородской первой летописи под 1270 годом перечисляются жители местностей, которые собрались вместе с новгородцами против Ярослава Ярославича: "И совокупися в Новгород вся волость Новгородская: Пльсковичи, Ладожане, Корела, Ижора, Вожане, и идоша в Голино от мала до велика и стояша на Броде, а Ярославль полк об ону сторону". Там же под 1316 годом говорится, что для защиты Новгорода против великого князя владимирского Михаила Ярославича "соидеся вся волость Новгородская: Плесковичи, Ладожане, Рушане, Корела, Ижора, Вожане". Можно предположить, что в столь представительных новгородских ополчениях были и жители бассейнов Плюссы и западных притоков Шелони.

Новгороду непосредственно подчинялась вся северовосточная часть нынешнего Струго-Красненского района, которая в XV веке вошла в Шелонскую пятину Новгородской земли, а южнее, начиная от современной станции Новоселье, шли земли, тяготевшие к Пскову.

Порубежное положение с Западом делало территорию района ареной многочисленных сражений и военных походов. Особенно опасными эти места стали в XII-XIII веках, когда немецкие крестоносцы покорили прибалтийские племена и вплотную подошли к новгородским и псковским землям.

Тяжелое положение Руси после нашествия Батыя немецкие рыцари использовали для расширения своих завоеваний на Востоке. В 1240 году они договорились со шведами о совместном походе на Русь. Шведы выступили на Неву и Ладогу, немцы - на Изборск и Псков. Новгородский князь Александр Ярославич разбил шведов на Неве, но крестоносцы, захватив Изборск и Псков, двинулись в глубь Новгородской земли. Пылали деревни, ветер раскачивал трупы на виселицах. В руках захватчиков оказалась обширная территория вплоть до реки Луги. На помощь жителям новгородских и псковских окраин пришел князь Александр Ярославич, получивший после разгрома шведов прозвище Невский. Он очистил лесные районы от крестоносцев, а затем повернул на юг и выгнал немцев из Пскова. В 1242 году произошло знаменитое Ледовое побоище на льду Чудского озера, которое положило конец мифу о непобедимости псов-рыцарей.

Неоднократные набеги на русские земли совершали литовские князья. Из летописных сообщений можно сделать вывод, что ареной их разбоя становилась и территория нынешнего Струго-Красненского района. Так, в 1346 году "приеха князь великий Литовский Олгерд, с своею братиею с князи и с всею Литовскою землею, и ста в Шелоне на усть Пшаги рекы, а позываа новгородцев: хощу с вами видится, лаял ми посадник вашь Остафеи Дворянинець, назвал мя псом - и взя Шелону и Лугу на щит, а с Порховского городка и с Окопы взя окупь". Новгородцы выступили с войском, но литовцы бежали со всем награбленным добром, уводя многочисленных пленных. В сердцах новгородцы убили на вече посадника Дворянинца, крича ему: "Из-за тебя опустошили нашу волость".

Большому разорению подвергся край в годы Ливонской войны. Были сожжены многие деревни, разграблены монастыри и церкви. В описи Шелонской пятины 1581-1582 годов сообщается, например: "На погосте на Щиру монастырь на озере на Черном на острову, от Литовских людей зжен и воеван. А на пожарище осталось: церковь древена Никола Чудотворец, стоит без пенья; да место, что была другая церковь Троица Живоначальная. А кельи пожгли Литовские люди, а игумена и братию побили и в полон поймали". В Щирском же погосте по той же описи значатся пустые дворовые места: попово, дьячково, пономарево да проскурицино, "а дворы пожгли Литовские люди".

В XVII веке в "смутное" время на Русь вторглись шведы под предлогом оказания помощи царю Василию Шуйскому. Их войско под предводительством Якова Делагарди захватило Новгород и подвергло опустошению новгородские земли. Митрополит новгородский Исидор так изображал бедствия, причиненные шведами: "На правежи от приказных шведских людей, в налозех без сыску, иные на смерть побиты, а иные обесилися, и в воду металися, а иные обезвечены и посемест лежат. Честныя обители и св. церкви Божий разорены и разграблены, и мощи многая святых из гробов выметаны и поруганы, и колокола многих церквей вывезены в Свейское государство, и около Новгорода и в Новгородском государстве литовские люди, которые служат здесь его королевскому величеству, уездных людей крестьян жгут и мучат".

В одной старинной рукописи прямо говорится, что в это время было разорено шведами множество церквей около Орешка, Ладоги, Ям, Копорья, Ивангорода, Гдова и Порхова, т. е. в крупных населенных пунктах вокруг района, а это значит, что и на его территории пылал пожар войны. Новая беда пришла и на берега Черного озера. Опись 1628 года свидетельствует, что Черноезерский, или Щирский, монастырь был дотла выжжен шведами.

Не только в тяжелой борьбе с иноземными захватчиками и суровой природой края проходила жизнь крестьян. До присоединения Новгорода к Московскому государству они находились в кабале у крупных землевладельцев, какими были новгородские посадники и житьи (богатые) люди, новгородский владыка, монастыри и церкви. В Шелонской пятине были владения Марфы Борецкой, ее внука Исакова, земли Савелкова, Арбузьева, Окинфова. Здесь встречались имена новгородских посадников: сына и зятя Захара Овинова, Онаньина, Телятева, Тучина. Были и фамилии бояр, так или иначе заявивших о себе в столкновениях с Москвой. Владыке и церковным учреждениям принадлежало около 35 процентов всей земли Шелонской пятины, особенно большими были владения новгородского Юрьева монастыря.

В 1471 году великий князь московский Иван III начал решительную борьбу за присоединение Новгорода к Московскому государству. Шелонская пятина стала местом ожесточенных сражений. 25 июня 1471 года московские полки под начальством князя Холмского сожгли Руссу. На берегу Ильмень-озера у Коростыни произошла битва, в которой новгородцы потерпели первое крупное поражение. Затем, 14 июля того же года, на реке Шелони 40-тысячное новгородское сборное войско, состоявшее из ремесленников и других людей, которые "отроду на лошадь и не саживались", было наголову разбито москвичами, насчитывавшими 4,5 тысячи ратников. Новгородцы бежали, потеряв 12 тысяч человек. Великий князь взял "за новгородскую проступку" 15 тысяч рублей и заключил с Новгородом договор по старине.

В 1475 году Иван III вновь ходил на Новгород по жалобам со стороны житьих и младших людей на притеснения бояр и посадников. Поход опять закончился миром, хотя великий князь и казнил нескольких новгородских бояр.

Наступил 1477 год. Иван III с войском подступил к вольному городу. Новгородцы не защищались. Был составлен особый "целовальный список" с изложением условий нового соглашения, которые были продиктованы великим князем: "Вечевому колоколу в Новгороде не быть; посаднику не быть, а государство все нам держать. Волостями, селами нам владеть, как владеем в низовой земле, чтоб было на чем нам быть в нашей отчине". Относительно земель был долгий торг новгородцев с великим князем, в результате которого Иван III согласился не вступать в светские земли и воды Новгорода, а ограничился половиной волостей владычных и монастырских. Но в конце концов у владыки было взято только 10 волостей. Перед отъездом государя в Москву были схвачены купеческий староста Марк Панфильев, Марфа Борецкая с внуком Василием Федоровым и еще пятеро новгородцев: Савелков Иван Кузьмин, Окиндин с сыном Романом, Репехов Юрий и Арбузьев Григорий. Их имения были отписаны на великого князя. И в последующем, чтобы подавить сопротивление недовольных, московское правительство стало выводить новгородцев "на низ", в московские владения, а их земли раздавать московским служилым людям или отписывать на государя.

В течение всех 80-х годов XV века по поводу малейшей вспышки недовольства в Новгороде оттуда выводились десятки, сотни и тысячи семей. В 1484 году более 7 тысяч житьих людей и бияр было переведено а московские пределы, в 1487 году 50 купеческих семей отправлено во Владимир, в 1489 году более тысячи бояр выведено в низовые города и т. д. Земли сведенных бояр, купцов, житьих людей, а также отобранные у монастырей и владыки записывались за государем, а затем часть их раздавалась в поместье московским служилым людям. Поместное служилое землевладение сразу заняло видную роль и в Шелонской пятине. Здесь около 50 процентов конфискованных земель было роздано московским помещикам. Столько же земель великий князь оставил за собой в качестве оброчных и дворцовых. Совсем терялись разбросанные маленькими островками владения своеземцев и церкви.

Большинство помещиков испомещались, как тогда говорили, в поместьях от 20 до 40 обеж ("обжа" - окладная единица, которая соответствовала площади от . 3 до 7 десятин; это участок земли, который в силах обработать один средний крестьянин: "один человек на одной лошади орет", т. е. пашет). Родовитых людей среди этих помещиков было мало. Переселялись порой целыми семьями, при этом границы бывших владений не ломались, готовые поместья переходили из рук в руки. По старым описным книгам можно установить владения некоторых помещиков на территории нынешнего Струго-Красненского района. Это - Нащекин Истома (41 обжа), Назимов Сувор (22 обжи), Суманский Палка (46 обеж), Симанский Сенка (16 обеж), Мосев Иван с детьми (32 обжи), Крапивины братья (86 обеж) и другие.

Шелонская пятина, которая включала значительную часть нынешнего Струго-Красненского района, лежала между реками "Дугой и Ловатью. Она делилась на две части: Зарусскую и Залесскую половины. Залесская половина шла вниз по левому берегу реки Луги к Ивангороду, она обнимала собою земли по реке Плюссе и в ее окрестностях и, вероятно, получила свое название оттого, что простиралась за леса, которые росли по реке Луге. К территории Струго-Красненского района в прошлом относились четыре погоста Залесской половины Шелонской пятины: Щирский погост у озера Черное, Быстреевский погост по реке Люте, Логовещенский погост по реке Курее и Боротенский погост по реке Ситне. Современные Струги-Красные находятся как бы посередине треугольника, образованного в прошлом центрами Щирского, Быстреевского и Логовещенского погостов.

Интересны следующие данные, которые сообщают новгородские писцовые книги Шелонской пятины. Деревня Белая в 1498 году принадлежала одному из братьев Крапивиных - Лучке, двор которого находился в деревне Завесничье. В деревне Белая был "двор Никифо-рин Тимохин да его сын Гридка, пашни 8 коробей (на одну обжу высевалось 4 коробья зерна. - Г. П.), а сена тридцать копен, 2 обжи". Ранее земли Крапивиных принадлежали одному из новгородских землевладельцев: "Ондрейко да Олешко да Лучка Ивановы дети Кропивина, волостка за ними Ольферьевская Шымского". Деревня Струги, ранее принадлежавшая новгородскому владыке, в 1498 году значится как владение великого князя. В ней были "двор Федко Сихнов, двор Онтип Митрофанов, сын его Филка, двор Карлик Ильин, сын его Созон, двор Онцыфор Куров, сын его Окул, пашни полтретьятцать коробей, сена 100 копен, 6 обеж". В писцовых книгах упоминается и ныне существующее село Сковородка, "что была Пречистые Аркажа монастыря, за Васильем за Ондреевым сыном Лодыгина", а в деревне "двор Ивашко Овцин, пашни 6 коробей, сена 20 копен, полторы обжи".

Хотя Шелонская пятина считалась новгородской землей, но в отличие от других пятин в военном плане она подчинялась псковским наместникам великого князя. В разрядах за 1576 год говорится: "А приговорил Государь сбиратися всем людем Московския земли и Ноугородския и Татарам всем в Великом Новегороде, а срок приговорили учинити за неделю до Рождества Христова... А людем сбиратися во Пскове на срок Вознесеньев день: Величане, Невляне да Ноугородские помещики Шелонской пятины... А писаться по спискам... у окольничево у князя Петра Ивановича Татева Шелонская пятина...А верстати детей боярских во Пскове: Шелонскую пятину верстати боярину князю Ивану Петровичу Шуйскому".

В Шелонской пятине деревни были некрупные, в основном на 1-2 двора. Например, в Щирском погосте из 82 деревень было с одним двором 25 деревень, с двумя - 39, с тремя - 8, с четырьмя - 7, с пятью - 2, с шестью - 1 деревня. Состав крестьянского пашенного двора был несложен, чаще всего это была крестьянская семья - отец с детьми, братья, иногда зять. Крупной семьей считалась уже та, где трое-четверо мужчин жили на одном дворе. Иногда встречались сложные дворы: "во дворе Софрон Палкин да Микишко Иванов". Это так называемые складники, у них могли быть разные избы, но двор, как крестьянское хозяйство, один. Встречались в крестьянских дворах или в деревнях "захребетники", которые за наемный труд получали клочок земли. Например, в Быстреевском погосте: "...двор Труфаник Сенкин, сын его Сенка, двор Грихно Федков, сын его Микулка, двор захребетник Данша..."

Основным занятием крестьян было земледелие и скотоводство. Посевы на двор обычно не превышали 4-5 коробей, покосы - до 20-30 копен сена, иногда и больше. Сеяли рожь, овес, ячмень, пшеницу, выращивали лен. Изредка встречались фруктовые сады.

Кроме пашенных крестьян в Шелонской пятине были также и крестьяне непашенные, которые занимались рыболовством, торговлей, были плотниками, кузнецами, портными, сапожниками, дегтярями и т. д.

Перемена землевладельцев не привела к ослаблению классового гнета. Государь и новые помещики обложили крестьян разорительными поборами. Вот дословная выписка из "Книги Шелонской пятины" 1498 года: "Погост Логовещенский. Волости оброчные: великого князя волостка, что была владычня, сох 16, а оброку пол-5 рубля и пол-3 грив. з денгою, опроч обежного, а хлеба ржи 96 кор., овса 96 кор., а денег за хлеб пол-7 руб. и пол-3 грив. з денгою, а корму рубль без полуосмы денги..." Другая выписка из той же книги: "И всех деревень за Ондрейком да за Олешкою да за Лучкою за Ивановыми детми Кропивина по старому писму 27 деревень, а дворов 64, а людей 66 человек, а обеж 95. А дохода с них шло денег 3 рубли, а хлеба посопново всякого шло 144 коробьи, 30 полот мяса, 30 боранов, 30 сыров, 30 пятков льну".

Освоение окраинных земель сопровождалось насаждением православия. В 1534 и 1535 годах новгородский архиепископ Макарий по указанию великого князя Ивана Васильевича посылал инока Илию для искоренения "кумирской прелести", т. е. язычества (поклонения кумирам - идолам), в Водской пятине, к Чуди, Ижоре и по всей Корельской земле. Миссия Илии затрагивала и территорию нынешнего Струго-Красненского района, на которой в те времена были поселения финно-угорского племени чуди, а также эстов. Этот миссионер разрушал идолопоклоннические мольбища, рубил и жег священные леса, бросал в воду обоготворяемые камни, насильственно крестил некрещеных. Владыка в посыльной грамоте приказывал, чтобы к иноку Илии приводили на обучение арбуев (предсказателей). Непослушных же крестьян дети боярские, за которыми они числились, должны были отправлять к самому архиепископу. С присоединением Новгорода к Московскому государству на окраинных землях в большом количестве стали воздвигаться церкви. По переписи 1581-1582 годов значились: в Боротенском погосте церковь св. великомученика Георгия, в Щирском погосте церковь Воскресения Христова, в Логовещенском погосте церковь Покрова Богородицы и церковь в селе Велени, в Быстреевском пигосте церковь Николая Чудотворца и церковь в селе Лог и т. д.

К 1675 году относится описание типичной церкви северо-западного края России: "Церковь страстотерпца христова Георгия, деревяна, клецка, а в церкви божия милосердия: оклад басмен, венец серебряный, чеканный, доска длиною два аршина, а поперек полтора аршина; пред тем образом свеча поставная на свечнике белаго железа... Двери царски, сень и столицы писаны на краске... Да книг на престоле евангелие письмяное в десть, сболчено камкою зеленою, распятие христово и евангелисты - серебряные, басменные; крест благословящий обложен серебром басменным... Да у церкви колокольня, на восьми столбах, верх шатровый; а на ней два колокола, один в три пуда, а другой в полтора пуда; клепало железное в два пуда. Церковь и церковная утварь- строение мирское приходских людей..." Такие церкви стояли на территории нынешнего Струго-Красненского района.

В то же время местное население держалось многих суеверий, гаданий, примет. Для избавления от болезней, пожаров и других напастей юродивые учили поститься 12 пятниц так, чтобы в эти дни и пыли не пылить, а тем более трудных работ не начинать, "да не оскорбится матушка-пятница". Против злой силы крестьяне завязывали соль в 12 узелков, ходили за вересом, носили в муравейник мясо на жертву муравьям, брали тайком воду из колодцев, чтобы никто не видел, окунались в реках.

К XVIII веку авторитет церкви среди крестьянских масс настолько упал, что Петр I указами от 8 февраля 1716 года и 17 февраля 1718 года постановил, чтобы крестьяне по воскресным и праздничным дням ходили в церковь и ежегодно исповедовались. Священникам предписывалось присылать в духовные приказы книги об исповедующихся и неисповедующихся. С тех, кто не был на исповеди, было определено брать штраф в нарастающей прогрессии: за 1718 год - рубль, за 1719 год - два, за 1720 год - три, за 1721 год - четыре рубля. Особые люди, из военных, посылались по Санкт-Петербургской губернии для сбора штрафов. Несостоятельных в уплате посылали зарабатывать штрафные деньги: мужчин - в адмиралтейство на галерную и другие работы, женщин - в прядильный дом. Этот указ распространялся и на жителей нынешнего Струго-Красненского района.

В 1862 году на территории района было более десяти церквей и около двух десятков часовен. Церкви находились в деревнях Щир, Моложаны, Заклинье, Посолодино,, Велени, Финева Гора и других. А в 1865 году был открыт Свято-Троицкий Творожковский монастырь.

Этот монастырь был расположен на скате горы при небольшом озере Каменное в местечке Творожково. По преданию, в этих местах некогда шли кровопролитные сражения, о которых напоминают остатки древних кладбищ с каменными крестами. Неподалеку от монастыря высилась гора под названием Городок, на которой, как гласит народная молва, останавливался Иван Грозный во время похода в Ливонию. Крестьяне бывшей здесь неподалеку деревушки Река находили серебряные монеты в глиняных сосудах. Два больших кургана в километре от монастыря, по местному преданию, насыпаны над телами двух павших здесь русских богатырей.

Творожковский монастырь был открыт "с высочайшего разрешения", по просьбе гдовской помещицы Александры Филипповны фон Розе, в монашестве Ангелины. Главным зданием монастыря был каменный пятиглавый собор с колокольней, построенный по проекту архитектора Шурупова в 1873-1881 годах. Собор, келейный корпус, многочисленные хозяйственные постройки монастыря окружала ограда из дикого камня. Творожковский монастырь, возглавляемый бывшей помещицей-крепостницей, призван был усилить отвечающее интересам царизма религиозное воздействие на крестьян в пореформенное время. Этот монастырь существовал вплоть до революции и установления Советской власти. В последующем помещения монастыря использовались в хозяйственных целях, а в годы Великой Отечественной войны они были частично разрушены.

Победа Петра I над шведами, выход России к Балтийскому морю и строительство Санкт-Петербурга положительно сказались на судьбе близлежащих районов. Прекратились иноземные набеги. Потребность в корабельном и строительном лесе несколько оживила хозяйственную жизнь местного населения. Все же вплоть до социалистической революции эта жизнь продолжала в значительной степени замыкаться в узкие рамки отсталого сельскохозяйственного производства.

"Материалы по статистике народного хозяйства в Санкт-Петербургской губернии за 1882 год" позволяют достаточно полно восстановить образ жизни и занятия жителей района на примере бывшей Яблонецкой волости (ныне Марьинский сельсовет).

Населенные пункты в этой волости были небольшими, в среднем на деревню приходилось 23 двора и 123 жителя, причем женщин было больше, чем мужчин, так как последние уходили на заработки в столицу. Из всех семей волости почти половина состояла менее чем из пяти человек. Из общего количества крестьян 78,6 процента были бывшими помещичьими крепостными. Размер душевого надела составлял в среднем 6,7 десятины земли, в том числе удобной - 6,1 десятины. Но наделы получали далеко не все семьи. Из 768 крестьянских семей волости без надела было 104, с полунаделом - 2, с одним наделом - 122, с полуторным наделом - 99, с двумя наделами - 317. Большее количество наделов, но не превышающее пяти, имели 124 семьи.

На надельных землях крестьяне возделывали озимую рожь и из яровых - овес. Кроме того, в значительных количествах выращивали ячмень и лен. В крестьянском земледелии применялись только трехпольный севооборот и лишь навозные удобрения, коюрых не хватало для поддержания плодородия почвы. "Материалы по статистике" так описывали состояние крестьянского земледелия: "Земледельческие орудия носят печать застоя. Обыкновенная соха и борона из еловых сучьев почти исключительно господствуют на всем пространстве крестьянских полей. Только при разделе пустырей под лен употребляются особые плужки - резы, резцы, которыми распластывают и поднимают одернившуюся землю. Плуг вообще считается здешними крестьянами орудием, непригодным для обработки пашни, по причине каменистости или твердости здешних почв: земля часто настолько засыхает, что не поддается нужной вспашке. Это следствие... экономической несостоятельности крестьян. В помощь деревянной бороне для размягчения комков земли употребляют деревянные колотушки (тукмачи), а некоторые домохозяева - катки".

Неудивительно, что эффективность крестьянского земледелия была крайне низкой. Урожайность в "сам столько-то" составляла в среднем и в самые урожайные годы соответственно: ржи - 3 и 5,5; овса - 2,5 и 3,5; ячменя - 2,5 и 4; картофеля - 4 и 7,5; гречихи - 2,5 и 4,5; гороха - 2 и 3; льноволокна - 2 пуда на меру высеянного семени и 3 пуда. Обыкновенный средний урожай удовлетворял потребности крестьянского населения в хлебе только на 53 процента. Более половины надельных крестьянских семей вынуждены были прикупать хлеб. Эти закупки начинались уже перед рождеством в декабре и продолжались до петрова дня в июле.

Лен - одна из древнейших культур на землях Пскова и Новгорода. Но на протяжении многих веков крестьяне обрабатывали его с помощью самых примитивных орудий. В 80-е годы XIX века такими орудиями по обработке льна были скамья, драчка, мялка, машина для мытья и трепало, или яснина. Все они изготовлялись на месте. С их помощью обрабатывали лен и крестьяне нынешнего Струго-Красненского района. На специально оборудованную деревянными крючками скамью клали сноп льна и привязывали его веревками. Затем драчкой, наподобие коротеньких грабель из крепкого дерева с железными зубьями, обдирали головки. Мяли лен с помощью мялки - двух бревен, между которыми поперек размещали сноп, и верхним бревном били по нижнему. Машина для мялки приводилась в действие лошадью, которая двигала по кругу брус с прикрепленной к нему тележкой. Валики тележки и мяли лен, положенный на зубцы специального помоста.

Трепкой льна крестьяне сами не занимались, это было делом промышленников. "Материалы по статистике" так описывали операцию трепки льна: "Треплют лен обыкновенно в овинах, на дворе и тому подобных местах; крупные же льнопромышленники устраивают особенные "шофы" - особые бревенчатые здания до 10 саж. длины и до 3 саж. ширины с окнами, расположенными на одной стороне здания; окна (до 10 окон) с одной рамой, нижняя половина которых во время работы поднимается кверху для вентилирования. В таком здании собирается иногда до 20 трепальщиков, и духота от пыли стоит необыкновенная: "...как потреплешь день - выхода не найдешь в двери, точно угорелый"; особенно убийственна пыль при трепке "стланца" (не моченого, а только стланого льна)".

Для нормального проведения сельскохозяйственных работ у крестьян не хватало тягловой силы. На каждые 100 крестьянских семей Яблонецкой волости 22 были безлошадными, 44 имели всего одну лошадь, 30 - две лошади и только 4 семьи имели по три лошади и более. Приблизительно такая же картина была и в отношении коров. На каждые 100 крестьянских семей 19 не имели совсем крупного рогатого скота, 22 имели по одной корове, 30 - по две, 19 - по три и только 10 семей имели по четыре коровы и более.

Кроме растениеводства и животноводства часть крестьян в Лудонской и Яблонецкой волостях занималась пчеловодством.

Нищенское существование заставляло 93 процента всех крестьянских семей Яблонецкой волости промышлять на стороне. Занимались, главным образом, оказанием услуг. Женщины шли в прислуги, прачки, кухарки, горничные, няньки в столицу, мужчины устраивались туда же дворниками, кучерами, сторожами, прислугой при банях и трактирах, шли в лакеи, повара, кухонные работники, в услужение при аптеках и магазинах, в швейцары.

Многие семьи занимались на месте заготовкой дров. Сравнительно большой размах этот промысел приобрел со строительством Варшавской железной дороги. Во второй половине XIX века паровозы топились дровами, поэтому на станции Белая для их заправки складывали огромные поленницы. В конце века дрова были важнейшим отправлением со станции в Петербург. Так, в 1897 году их было отправлено 240 тысяч пудов.

Заготовка дров была изнурительной и малооплачиваемой работой. Пилили лес осенью, начиная с сентября и вплоть до декабря. В пилку ходили зачастую все члены семьи от 12 до 60 лет. Пильщики сваливали лес с корня и обрубали сучья, затем перепиливали бревна на большие поленья, раскалывали их и укладывали в поленницы. На работу брали из дома хлеб, вареную картошку, творог и другую снедь. В осеннее время часто простужались, так как работать приходилось и в воде. При кладке дров нередко надрывали грудь. Заработок на пилке дров не превышал 60 копеек в день на человека. С установлением санного пути начиналась возка дров из леса. На лошадь в день зарабатывали до одного рубля, из которого нужно было издержать 30 копеек на полмеры овса для лошади. Вывезенные к железной дороге дрова на кружалах (ровных площадках) распиливали намелко. Мелкие (штырковые) дрова вновь складывали в поленницы. Весной начиналась погрузка дров в вагоны, которая продолжалась все лето. Грузили дрова преимущественно женщины, поскольку эта работа считалась легкой и была малооплачиваемой. Дневной заработок на погрузке дров при всем старании не превышал 40 копеек.

Описывая этот промысел, учитель-регистратор Анисимов сообщал: "Плата за работы производилась не всеми лесопромышленниками чистыми деньгами. Так, один из лесопромышленников часто, по неимению, будто бы, свободных денег, принуждает рабочих брать расписки для забора товаров из лавки одного крестьянина в дер. Мхах: приходится получать худые припасы по дорогой цене. Другое зло для мужика при всяких лесных работах-это получение от лесопромышленника задатка рублей в 10-15 на лошадь. Этот задаток стесняет рабочего: получив его, мужик часто должен соглашаться работать за более низкую цену. Задатки, говорят мужики, сбавляют половину цен на всю работу".

С лесными заготовками в Яблонецкой и других волостях были связаны смолокурение, дранье коры и лыка.

Ремесла и кустарные промыслы были развиты слабо. Это в основном плотничество, кузнечное ремесло, изготовление сапог. Кроме того, выделывалась деревянная посуда: по Яблонецкой волости в деревнях Яблонец, Раек, Бобовище, Обода, Зарябинка, Ждани. В деревнях Замошье, Бобовище, Березицы, Заозерье, Заря-бинка той же волости изготовлялись колеса, телеги, сани, прялки, мялицы. В восьми верстах от станции Новоселье, в имении Могутово, до революции находился стекольный завод Томилова, по сути единственное промышленное предприятие во всей округе, на котором выделывались оконные стекла на 50 тысяч рублей в год при 30 рабочих.

Местное население было в подавляющем большинстве неграмотным. В Яблонецкой волости, например, на 100 мальчиков школьного возраста приходилось только 8 грамотных, а на 100 девочек - только одна. По всей волости грамотных было на каждые 100 мужчин - 3, а на 100 женщин - едва ли одна. В волости была всего одна земская школа. "Материалы по статистике" отмечали при этом: "Но и эти цифры грамотных учащихся далеко не имеют того значения, какое им может быть придано, так как изображаемая ими грамотность имеет крайне условный смысл. Это не всегда грамотность простого человека, умеющего прочитать незамысловатую книгу, толково передать прочитанное, толково написать простое письмо, решить самую несложную арифметическую задачу, а весьма часто только отрывочные, ни к чему не годные следы когда-то бывшего, да и то плохого обучения".

Такое состояние образования населения породило своеобразную "деревянную грамоту", применявшуюся при уплате подушных податей. Старожилы района еще помнят ее. В волостном правлении сельскому старосте вручали пеньковый шнур, в который особыми узлами были ввязаны деревянные палочки с небольшими интервалами - десяток от десятка, что соответствовало порядку деревенских десятидворок. Этот шнур был своеобразной копией подворного списка земельной общины и в то же время приходной квитанционной книжкой. В избу собирались "патриархи" дворов, на которых по волостным земельно-межевым документам значились душевые наделы. К столу, за которым сидел староста с большой медной бляхой на цепочке - знаком его административной власти, подходили очередные плательщики, называли себя и своего десятского. Староста отсчитывал на шнуре нужный десяток и в нем нужную палочку и колол ее ножом пополам. Получившиеся половинки подравнивались, вплотную подгонялись друг к дружке, и по ним обеим в один прием наносились поперечные линии - зарубки. Форм зарубок было много, и каждая имела свое цифровое значение: прямая равнялась одному рублю (целковому), прямая наклонная - 50 копейкам (полтиннику), наклонная с крестиками на концах - 25 копейкам (четвертаку) и т. д. Уплатившему налог выдавалась отколотая половинка - "бирка". Такие квитанции были распространены во многих деревнях, в том числе и в административном центре Яблонецкой волости - деревне Сковородка.

В зачаточном состоянии находилось до революции медицинское обслуживание населения. В минувшие века массовые эпидемии не раз опустошали край. Вымирали целые деревни. Страшная моровая язва случилась в 1709 и 1710 годах. Один путешественник так описал погребение умерших: "С умирающими из бедного класса здесь много не церемонятся. Труп, завернув в рогожку, привяжут веревками к шесту, и таким образом несут его два человека, а много - что везут его на дровнях, как мне самому случалось видеть, совсем нагой, на кладбище, где зарывают его в землю без всяких дальнейших обрядов".

Прошло двести лет, а в районе мало что изменилось. В 1905 году на всех жителей района был только один Новосельский лазарет на мызе Чащино, в трех верстах от станции, который был арендован на 10 лет за плату тысяча рублей в год. Лазарет состоял из двух зданий. В большем было 5 палат, в меньшем - 2 палаты для заразных. Лазарет мог вместить всего 40 больных. Смертность населения от болезней, особенно детская, продолжала оставаться крайне высокой.

До крестьянской реформы на территории нынешнего Струго-Красненского района не было дворцовых владений, все владения были частнособственнические, то есть помещичьи. Причем не было очень крупных поместий. Однако гнет крепостничества и произвол помещиков от этого не был слабее, скорее наоборот. Об этом свидетельствуют многие документы той поры.

Вот, например: прошение 1829 года крестьян деревни Горки Николаю I о защите их от притеснений и жестокости помещика. Владелец деревни Артемий Харламов, "быв сам не женат, разлучал браки, тиранил извергски не соглашавшихся на его потехи жен, бил нещадно мужей за то, что не принуждали жен своих на его потехи, делал насильствия девкам". Когда же крестьянин Карп Анисимов заступился за свою жену, "Харламов, приехав в с. Киевец к капитану, квартировавшему у крестьянина Скачка, спросил у него 8 человек унтер-офицеров для наказания его, Анисимова, розгами. Капитан, согласясь на то, просьбу его исполнил и был при наказании сам, понуждая бить его как можно жестоко. После того Харламов, отобрав от него, Анисимова, весь скот, хлеб и разоря дом его, прогнал из деревни". Этот помещик "разорил по уездному суду и распродал 16 обоего пола душ... Наконец, обрив мужикам головы, засадили посредством того суда всех в тюрьму, оставя только женский пол и малых детей, да и тех ежедневно держит на барщине, награждая побоями и претерпевающих нередко голод". В ответ на прошение крестьян по постановлению уголовной палаты за неподчинение помещику четыре крестьянина были наказаны кнутом, семерым "вменено в наказание" шестимесячное заключение в тюрьме.

Крестьяне неоднократно отказывались от исполнения непосильных повинностей, но царизм принуждал недовольных силой. В 1862 году временнообязанные крестьяне имения помещика Сеславина деревень Баранова, Малаховой и Теребуни в числе до 300 человек отказались от исполнения смешанной повинности и оказали сопротивление мировому посреднику и земской полиции. Для прекращения беспорядков санкт-петербургский военный губернатор А. А. Суворов-Рымникский направил против крестьян роту лейб-гвардии Литовского полка.

Сохранились документы о бунте при строительстве 206-й версты Варшавской железной дороги. Здесь работали оброчные крестьяне Виленской и Витебской губерний. При возведении насыпи на Пискалевском болоте, где свирепствовала холера, 27 декабря 1857 года голодные, раздетые, жестоко притесняемые приказчиком Черняевым люди бросили работу и разбежались по своим деревням. За это они были выпороты и отбавлены этапом на продолжение строительных работ.

Не принесла облегчения крестьянам и грабительская реформа 1861-1862 годов. Лучшие земли оставались за помещиками, крестьян же заставляли выкупать те участки, которыми они всегда пользовались. Это вызвало протест со стороны крестьянской массы. Министр внутренних дел докладывал царю в 1861 году: "В Санкт-Петербургской губернии возникли недоразумения в Лугском уезде (в его состав входила территория нынешнего Струго-Красненского района. - Г. П.), в имениях помещиков Ермолова, Тирана, Бека, Дунина-Маруникевича, Огарева и Черкасова, прекращенные внушениями командированного в уезд чиновника по особым поручениям при военном генерал-губернаторе подполковника Квитницкого". Владения некоторых из этих помещиков были расположены в нынешних границах района.

В 1884 году становой пристав Плеснев и землемер Иванов прибыли в деревню Дуброво, чтобы провести размежевание земель. Но крестьяне, сомкнувшись плечом к плечу, не допустили землемера протянуть цепь, заявив, что они не хотят "брать болото вместо хорошей земли". Исполняющий дела прокурора Петербургского окружного суда Э. И. Вуич докладывал прокурору Петербургской судебной палаты А. В. Волкову, что в ходе следствия по этому делу предполагается "приступить к допросу обвиняемых крестьян дер. Дуброво, причем из числа последних двое наиболее выделявшихся и возбуждавших своих однодеревенцев к сопротивлению - крестьяне Степан Кузьмин 2-й, Павел Карпов - будут подвергнуты приводу в гор. Лугу, тогда как остальные обвиняемые обязываются явиться на станцию Белую Варшавской железной дороги, находящуюся в близком расстоянии от их селения".

Великий русский поэт Александр Блок так охарактеризовал мрачную эпоху реакции:
В те годы дальние, глухие,
В сердцах царили сон и мгла:
Победоносцев над Россией
Простер совиные крыла,
И не было ни дня, ни ночи,
А только - тень огромных крыл...

Рассеять мглу реакции могла только революция. Вслед за городом постепенно пробуждалась к революционным действиям и крестьянская деревня. Этому во многом способствовали пролетариат столицы и его авангард - большевики. В 1911 году центральная группа петербургских рабочих - членов РСДРП распространила среди крестьян губернии листовку под названием "Они голодают". В ней было сказано: "По русским селам и деревням раздаются протяжные стоны голодающих, охваченных отчаянием, крестьян. Малютки простирают исхудалые ручонки к своим матерям. "Хлеба, мама, дай нам хлеба", - лепечут побледневшие губки. Но матери не в состоянии исполнить их просьбу, они сами уже несколько дней пищи в рот не брали. Хлеб у тех, у богатых, у помещиков, у кулаков, а у бедных крестьян нищета, голод. Они голодают, опять голодают... Кто же спасет крестьянина от голодной смерти?.. Пролетариат нашел уже путь, который приведет его к светлому царству будущего, к социализму. Этот путь борьба... И если русский крестьянин желает навсегда прогнать своего постоянного посетителя - голод, если и крестьянин желает лучшей доли, то он должен пойти по тому же пути, по пути великой борьбы всех народов. Он должен стать под красное знамя сознательного пролетариата, объединенного в Российскую социал-демократическую рабочую партию..."

Крестьянство откликнулось на этот призыв. Его революционные выступления становились все более мощными, все более расшатывающими устои самодержавия, власть помещиков и капиталистов в России. Приближался поворотный в судьбах страны 1917 год.

Обновленная земля

Эшелон за эшелоном двигались к русско-германскому фронту войска по Варшавской железной дороге с начала первой мировой войны. Их путь проходил через Лугу и станцию Струги-Белые. В уездном городе Луге к началу 1917 года военный гарнизон насчитывал уже 25 тысяч солдат и офицеров. Обстановка в стране все больше накалялась. Из Петрограда доходили тревожные вести об измене царских чиновников, о рабочих волнениях. Ушли из деревень, провожаемые плачем родных, молодые парни, мобилизованные в армию защищать "царя и отечество". Все труднее становилось сводить концы с концами в бедных крестьянских семьях. Война до предела обострила социальные противоречия в России.

В конце февраля из столицы пришло известие о революции, а 28 февраля в Пскове царь Николай II подписал отречение от престола. В первых числах марта 1917 года в Луге был создан Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, руководство в котором захватили эсеры и меньшевики. Большевистская организация в уездном центре, возникшая еще в 1916 году, была малочисленной, а в волостях уезда партийных организаций в то время не существовало.

Февральская революция не оправдала надежд трудящихся масс города и деревни. Империалистическая война продолжалась. Не был решен вопрос о земле. Временное правительство разослало по стране циркуляр, которым крестьянам запрещалось самостоятельно захватывать помещичьи земли. Им предлагалось пойти на "полюбовный мир" с помещиком, арендовать у него на кабальных условиях пашню и угодья. Все большую силу набирал в деревне кулак, на которого батрачила беднота. В стране назревала новая, теперь уже социалистическая революция.

Положение станции Струги-Белые на полпути между Псковом и Лугой делало ее и ближайшие к ней населенные пункты свидетелями многих важных событий того времени. В августе 1917 года генерал Корнилов попытался силой задушить революционный Петроград. По Варшавской железной дороге в столицу двинулись по его приказу части 3-го конного корпуса генерала Крымова. Среди них была и так называемая "дикая дивизия", сформированная из горцев Кавказа. В районе Луги корпус был остановлен. В Лужский Совет прибыли представители корпуса и предложили арестовать генерала. Не дожидаясь ареста, Крымов застрелился. Отряд казаков атамана Попова из этого корпуса в количестве 700 сабель перешел в подчинение эсеро-меньшевистского Совета.

В Пскове же оставался штаб Северного фронта, который мог в любую минуту двинуть в столицу вверенные ему войска.

В этих условиях ЦК РСДРП (б) обратил особое внимание на пригороды Петрограда и железнодорожные станции. В октябре 1917 года в Лугу прибыли видные деятели большевистской партии Н. А. Семашко и С. П. Восков. В городе был создан военно-революционный комитет во главе с И. Я. Златкиным.

С быстротой молнии по Варшавской железной дороге распространилась весть о победе вооруженного восстания в Петрограде в ночь с 25 на 26 октября по старому стилю. Силы контрреволюции попытались подавить восставший пролетариат столицы. Пользуясь поддержкой Лужского Совета, Керенский и генерал Краснов переправили 26 и 27 октября из Острова через Псков - Струги-Белые - Лугу 3-й конный корпус, который явился главной вооруженной опорой мятежа против новой, пролетарской власти. Мятеж был подавлен, а через несколько дней, 31 октября, исполнительный комитет Лужского Совета был переизбран. Его председателем стал рабочий-большевик Оскар Вальтер. Для борьбы с контрреволюцией в уезде был создан специальный вооруженный отряд - Красная гвардия Луги. В зону его действий входили волости нынешнего Струго-Красненского района. Большую помощь лужским коммунистам в борьбе за установление Советской власти оказал член Петроградского комитета большевиков и исполкома Петроградского Совета Серго Орджоникидзе.

В ноябре-декабре 1917 года Советская власть была установлена в большинстве волостей Лужского уезда. Но впереди была новая опасность. На Петроград двинулись германские войска. 25 февраля 1918 года они заняли Псков. Некоторые части отступивших с боями советских войск дислоцировались на территории нынешнего Струго-Красненского района. Так, совершенно достоверно, что в Новоселье выехали "человек сто красногвардейцев вместе с подрывниками". Их возглавлял начальник Чрезвычайного военно-революционного штаба при управлении Северного фронта С. А. Черных.

В ночь с 24 на 25 февраля под председательством В. И. Ленина состоялось экстренное заседание СНК, на котором было решено защищать Петроград до последней возможности, приостановить решительными мерами германское наступление. Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов немедленно принял энергичные .меры к ускорению мобилизации всех революционных сил для отражения врага. 25 февраля директивой начальника штаба Верховного Главнокомандующего М. Д. Бонч-Бруевича были созданы Псковские отряды во главе с военным руководителем, полковником русской армии И. Г. Пехливановым, перешедшим после Октябрьской революции на сторону Советской власти. Псковские отряды стали одним из первых добровольческих формирований действующей Красной Армии.

Командование Псковских отрядов приняло решение избрать пунктом сосредоточения Лугу и далее занять позицию по линии Северо-Западной железной дороги, эшелонировать силы отрядов для продвижения через Струги-Белые - Новоселье - Торошино и наступления на Псков. Первый эшелон Псковских отрядов прибыл в Лугу 25 февраля в 21 час 30 минут. На следующий день в Луге и уезде было объявлено военное положение. Прибывший на станцию Луга штаб Псковских отрядов принял решение немедленно выдвинуть вперед, в сторону Пскова, разведывательный эшелон и вслед за ним перебросить все эшелоны на станцию Струги-Белые.

Участник разведывательного рейда В. А. Иванов впоследствии вспоминал: "Беру 40 латышей и в двух вагонах с паровозом мчусь в сторону станции Торошино, на разъезды. До станции Струги-Белые добрался без приключений, сведений о противнике никаких не получил. Двигаясь дальше, к вечеру достигаю станции Торошино. Противника нет. По сведениям крестьян, днем появлялись конные разъезды по шоссе Псков - Петроград".

Получив данные о противнике от войсковой разведки, командование Псковских отрядов начало готовиться к операции по освобождению Пскова. 27 февраля авангард отрядов был выдвинут к станции Новоселье, и под его прикрытием 28 февраля к 6 часам закончилось сосредоточение главных сил на станции Струги-Белые. Днем 1 марта авангард Псковских отрядов, поддержанный бронепоездом, продвинулся от станции Новоселье ближе к Пскову, занял станцию Торошино и закрепился в ней, оттеснив оттуда кавалерийские разъезды противника.

Главные силы Псковских отрядов эшелонировались по линии железной дороги от станции Струги-Белые через Новоселье до станции Торошино, в районах деревень Подлесье, Молоди и Кудрино. Они были готовы развить и закрепить успех наступления авангардного отряда. Штаб Псковских отрядов располагался до 3 марта на станции Струги-Белые,а затем переместился ближе к Пскову, на станцию Новоселье. Обеспокоенные продвижением советских войск немцы вели воздушную разведку. "В 2 часа дня, - говорится в одной из сводок за 2 марта, - под станцией Струги-Белые появился немецкий аэроплан, который, описав круг над станцией, полетел обратно в направлении на Псков вдоль железной дороги. У станции Торошино был сбит нашим оружейным огнем и принужден сгореть, летчики разбились".

В телеграмме главе французской миссии, направленной 4 марта 1918 года из Новоселья в Петроград, лейтенант Ж. де Люберсак, которого 27 февраля вместе с капитаном Ж. Садулем принимал В. И. Ленин в связи с предложением французских офицеров-подрывников разрушить железнодорожные пути, чтобы задержать продвижение германских войск к Петрограду, сообщал, что русские успешно атакуют немцев, их боеспособность и мужество поразительны, очень хорошо организуется сопротивление и что вскоре возможно отступление противника от Пскова.

Красноармейским отрядам, сражавшимся против захватчиков, большую помощь оказали вооруженные псковские крестьяне и солдаты, организовавшие партизанское движение. Так, в Новоселье был сформирован из местных демобилизованных солдат Кашинский отряд, насчитывавший 335 человек. На вооружении партизан было 300 винтовок, 8 пулеметов, 500 ручных гранат. Кроме того, в распоряжении отряда находились 34 лошади, парные конные повозки, походные кухни и много другого военного снаряжения и имущества. Отряд делился на две роты, которыми командовали перешедшие на сторону Советской власти офицеры-фронтовики. Общими делами всего отряда руководил выборный комитет. Начальник авангарда Псковских отрядов назвал этот партизанский, отряд вполне регулярной частью и даже ходатайствовал перед командованием о придании к авангарду Кашинского отряда для удлинения фронта. Партизаны активно участвовали в боевых операциях. 5 марта комитет обороны Петрограда сообщал, что крестьяне очень воодушевлены и "делятся с социалистической армией последними крохами, постоянно привозят нашим отрядам всякие продукты".

После заключения 3 марта 1918 года Брестского мира Псковские отряды заняли полосу в непосредственной близости от сторожевого охранения войск оккупантов и в течение трех недель несли сторожевую службу, готовые дать достойный отпор врагу в случае его попытки наступать. О дислокации советских войск на территории нынешнего Струго-Красненского района говорит телеграфное сообщение помощника командующего Псковскими отрядами от 9 марта 1918 года: "Главные силы Псковских отрядов эшелонируются по линии железной дороги Псков-Луга и группируются: в Молоди 3-й запасный пехотный полк в составе 168 человек при 2 пулеметах, огнеметно-химический батальон в составе 127 человек при 4 пулеметах, в Новоселье 6-й Тукумский полк в составе 400 человек при 4 пулеметах и батарея Михайловского артиллерийского училища в составе 4 орудий с командой самокатчиков, в Струге-Белой - 2-й красноармейский батальон в составе 700 человек, 97 человек Московско-Заставского района, прибывших для пополнения путиловцев".

Красная Армия, родившаяся в боях под Псковом и Нарвой в февральские дни 1918 года, сорвала планы германского командования по захвату Петрограда. С переходом на мирное положение Высший военный совет разрешил с 18 марта расформировать Псковские отряды. После того как в ноябре 1918 года был аннулирован Брест-Литовский мирный договор, Псков был очищен от врага.

Новый враг - голод обрушился на молодую Советскую Республику весной 1918 года. Паек в Москве и Петрограде составлял от 50 до 100 граммов хлеба в день. Голодали бедняки многих сел и деревень. В. И. Ленин призвал партию и рабочий класс взять в свои руки учет и распределение продовольствия, решительно бороться. с кулаками и спекулянтами. В мае 1918 года ВЦИК принял декрет о введении продовольственной диктатуры. В письме к рабочим "О голоде" В. И. Ленин призвал к созданию продотрядов. В июле был принят декрет об организации комитетов бедноты в деревне.

Комитеты деревенской бедноты были созданы во всех волостях зоны будущего Струго-Красненского района. Они проводили большую работу по распределению хлеба, предметов первой необходимости, сельскохозяйственных орудий, оказывали содействие продовольственным органам в изъятии хлебных излишков у кулаков, организовывали социалистические формы сельского хозяйства.

Комитет бедноты Соседнинской волости, например, постановил 23 октября 1918 года "организовать денежный фонд из общественных кооперативов для закупки товаров для населения". Комитеты бедноты заботились об обеспечении населения не только продовольствием, но и дровами. Они сыграли важную роль в укреплении Советской власти на местах.

Вот, например, выписка из протокола комбеда Струго-Бельской волости от 6 октября 1918 года: "Докладчик говорит следующее: ,,...товарищи, в нашем Совдепе сидят бедняки? Там сидят бывшие управляющие имениями, которые притесняли нас, бедняков. Они попали туда, когда власть была в руках еще помещиков и кулаков, как-то: Пясса, Белова, Филиппова и других, - которые сейчас где-то у чехословаков, немцев и т. д., но часть их есть еще в нашем Совдепе, и Совдеп по сие время не осмелился их выпроводить. Товарищи, я предлагаю немедленно приступить к реорганизации и создать... власть бедняков"". Этот же комитет деревенской бедноты принял постановление о реорганизации артели в имении Холохино, ввиду того что "в означенной существующей артели по настоящее время находится бывший арендатор, теперь же председатель артели гр. Себрес, который по сие время старался подделаться под название артели, в действительности старался вести хозяйство для личных своих выгод, согласно декрету о выселении помещиков из имений и тех лиц, которые эксплуатировали труд, постановили выселить гр. Себреса из Стругобельской волости...".

В середине августа 1918 года в Лужском, Гдовском и Псковском уездах Петроградской губернии кулаки и эсеры, объединенные в так называемый "Крестьянский союз", подняли вооруженное восстание против Советской власти. Центр восстания находился в Перечинской волости. В районе станции Струги-Белые восстание возглавил племянник царского министра, бывший земский начальник барон Фридерикс. Бандиты убивали сельских активистов, жгли школы, сельсоветы, помещения волисполкомов, комбедов. От красноармейских отрядов мятежники укрывались в лесах. На борьбу с бандитами были направлены части Гдовского участка фронта. В Стругах-Белых в это время находился со своим штабом военком 3-й бригады 3-й Петроградской дивизии Ян Фабрициус, легендарный полководец и комиссар Красной Армии. Он взял в свои руки руководство по подавлению кулацко-белогвардейского мятежа.

От крестьян-бедняков Ян Фабрициус получил известие, что барон ночует в своем бывшем имении в 18 верстах от Струг-Белых. Военком приказал командиру артиллерийской батареи Травинскому, командиру взвода разведчиков Войташу и пятерым бойцам ночью захватить главаря восставших. Барон Фридерикс был арестован в собственной спальне и отправлен под конвоем в Петроград. В имении был найден склад винтовок и патронов к ним. Председатель комбеда деревни Залесье Петров указал бойцам Яна Фабрициуса место, где скрывался помощник барона кулак Шарин. В перестрелке между красноармейцами и бандитами Шарин был убит.

Но бандиты из "Крестьянского союза" продолжали действовать в других волостях. Штаб псковского белогвардейского корпуса прислал им в помощь своих офицеров. Новое контрреволюционное выступление началось во второй половине октября 1918 года. Петроградский окружной комиссариат тут же постановил: "Немедленно образовать военно-революционный полевой штаб в составе комиссаров Даумана, Фабрициуса и военрука Васильева. Местом формирования назначается город Луга, куда назначенным лицам немедленно выехать... Штабу обязаны оказывать полное содействие военкомы и все советские организации трех перечисленных уездов", т. е. Лужского, Гдовского и Псковского. В Лугу были введены новые красноармейские части. Военно-революционный полевой штаб направил отряды бойцов по линии железной дороги Луга - Струги-Белые - Торошино, которые освободили от кулацких банд села и деревни. Мятежники были полностью разгромлены.

При активном участии комбедов осенью 1918 года во всей Петроградской губернии была в основном закончена конфискация помещичьих, монастырских и церковных земель. 9 ноября 1919 года VI Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов упразднил комитеты бедноты, которые полностью выполнили свою роль. Их место заняли волостные и сельские Советы, единственные полноправные органы власти на селе.

В борьбе с контрреволюцией, в самоотверженной работе по налаживанию сельскохозяйственного производства на новых началах создавались и крепли партийные организации Лужского уезда. 29 сентября 1918 года открылась первая Лужская уездная партийная конференция. Ее участники приняли следующую резолюцию: "Мы, коммунисты Лужского уезда, собравшись на первую конференцию, заслушав доклад по текущему моменту, считаем необходимым приступить к строительству партийных организаций в деревне, дабы Коммунистическая партия могла быть партией не только рабочих, но и крестьян". Решения конференции способствовали росту новых партийных ячеек в волостях.

В октябре 1918 года была создана Струго-Бельская организация большевиков, в декабре - Лудонская, в январе 1919 года - Яблонецкая.

О том, как создавалась Яблонецкая волостная партийная организация, рассказал в своих воспоминаниях Дмитрий Сергеевич Архипов, один из непосредственных участников этого события.

Яблонецкая волость с центром в селе Щир включала в себя все населенные пункты от Квашиной Горки до Сосенки, от Ольгина до Троерожника. Это была густонаселенная местность. Три четверти ее населения жило на хуторах, где было много кулацких хозяйств, например Голубско, Завижье, Троерожник, Дубницы. Здесь хутор до 40 десятин и больше не был редкостью. Много было и бывших помещичьих владений. Причем помещики, несмотря на конфискацию их земель, часто продолжали жить в своих имениях. У них укрывались бывшие царские офицеры. Особенно много контрреволюционных элементов было в дачных селах Лог, Бровско и Заозерье около Щирского озера. На Шваренской и Барановской лесных дачах скрывались "зеленые", грабившие местное, население и занимавшиеся бандитизмом.

Не все благополучно было и в самих советских организациях. На сельских и волостных сходах еще пытались, и порой не безуспешно, орудовать кулаки. При их помощи на должности председателя Яблонецкого волисполкома очутился обнищавший дворянин и бандит Пажинский. В военкомат пролез отъявленный анархист и пьяница Уланов. Писарями в волисполкоме оказались дьячок местной церкви Круглов и капитан царской армии Мерказин. Об их настроениях говорит тот факт, что появление белых дьячок встретил колокольным перезвоном, а капитан вручил их контрразведке списки большевиков и советских работников с их фотографиями и полными характеристиками, сам же занял должность начальника штаба белогвардейского полка.

В это время революционные силы волости опирались на небольшой заградительный отряд при волисполкоме по борьбе с мешочничеством, спекуляцией и т. п. и на стрелковый взвод при волвоенкомате, укомплектованный добровольцами-фронтовиками, преданными Советской власти. Взвод был хорошо вооружен и вел активную борьбу с дезертирством, бандитизмом, контрреволюцией.

Вечером 3 января 1919 года в деревне Щир на бывшей даче адмирала Перетягина при свете керосиновой коптилки состоялось собрание сочувствующих из числа работников волисполкома, волвоенкомата и красноармейцев с повесткой дня: "Организация коммунистической ячейки, вступление в РКП (б)". Собрание оформило вступление в партию Д. С. Архипова, еще в декабре 1918 года сдавшего рекомендации от уездного военкома и председателя уездной ЧК в Лужский уездный комитет партии, и приняло в партию еще 16 человек, из них - троих работников волисполкома, В. М. Богданова, Н. 3. Зиновьева, И. П. Далодта, остальных - из волвоенкомата и из красноармейского взвода. Секретарем партийной ячейки был избран В. Н. Сузин, начальник мобилизационного отдела волвоенкомата. Во время выдачи партбилетов здание было обстреляно из промчавшихся мимо кулацких розвальней. Решением Лужского уездного комитета РКП (б) от 7 января 1919 года партийная ячейка была утверждена. Вскоре она была реорганизована в волостной комитет партии.

Яблонецкая партийная организация сразу же включилась в напряженную работу по проведению в жизнь на местах программы и лозунгов Российской Коммунистической партии, как было записано в ее первом протоколе. Чтобы предупредить кулацкие вылазки и саботаж, дважды распускался волисполком и создавался ревком. В январе-феврале 1919 года парторганизация трижды по партийной мобилизации направляла на фронт коммунистов. Одним из первых ушел на фронт сын бедняка с пустоши Нишева (ныне территория совхоза "Первомайский") Александр Петрович Киккас. Д. С. Архипов вспоминал:

- Как сейчас вижу этого долговязого, немного угловатого парня, стоящего по стойке "смирно" и прижимающего к бедру маузер. Этот крупногабаритный пистолет очень подходил ему... История с этим маузером такова. В имении Орлова Гора осенней ночью было арестовано несколько скрывавшихся там "контриков" из Петрограда. В этой операции участвовал и Киккас со своим отделением. По окончании операции руководившие ею чекисты за отвагу и находчивость оставили ему на память трофейный маузер. Александр Киккас погиб смертью героя под Ямбургом. С группой бойцов, с ручным пулеметом он несколько часов сдерживал натиск белых банд, что дало возможность нашим частям отойти в порядке на новые позиции. О его подвиге писали петроградские газеты, а партячейка получила от командования благодарственное письмо за воспитание такого храброго воина...

Ушел на фронт и большевик, командир взвода П. И. Иванов. Три года воевал он на фронтах гражданской войны, а затем участвовал в колхозном строительстве. В одну из партийных мобилизаций распрощался со своими товарищами секретарь партячейки В. Н. Сузин. До конца гражданской войны он был политработником, а потом работал в Струго-Красненском районе на ответственных должностях.

Когда в мае 1919 года Яблонецкую волость захватили белые, коммунисты и многие из беспартийного актива вели с врагом партизанскую борьбу. Партизаны сорвали мобилизацию в белую армию в деревнях Обод и Крукшино. Все взрослое население этих деревень до 45-летнего возраста ушло с партизанами для отправки в Красную Армию. В августе 1919 года партизаны разгромили банду карателей в пустошах Завижье и Троерожник. Вместе с особым коммунистическим отрядом под командованием Уткина яблонецкие партизаны участвовали в разгроме белых под деревнями Заозерье и Сковородка.

Многие коммунисты яблонецкой партийной организации погибли от рук белогвардейцев. Начальник волостной милиции Леонтий Кузьмин, сотрудница волвоенкомата 18-летняя Нина Богданова были публично казнены в Стругах-Белых. Погиб большевик Сергей Ильин из деревни Выборово. Сергей Степанович Архипов, брат Д. С. Архипова, был тяжело ранен в бою у деревни Сковородка и взят в плен белыми. В деревне Кочегоще после страшных издевательств он был расстрелян. Могила С. С. Архипова находится в двух километрах от деревни Сковородка, у ручья, на высоком бугре под названием Крюча.

Покушения на жизнь коммунистов продолжались и после разгрома белых. Тремя выстрелами был убит при возвращении с работы председатель волисполкома Михайлов. Бандиты стреляли в Д. С. Архипова и его жену. При возвращении с сельского схода под деревней Яблонец, днем, из кустов, двумя винтовочными выстрелами был убит военком волости Михаил Агапов. Ночью через окно из обреза была убита жена председателя Кочегощенского сельсовета Ермолаева; зарублен топором председатель Яблонецкого сельсовета Дмитриев.

Но воля коммунистов, их преданность делу партии и интересам трудового народа оказались сильнее злобы врагов революции. Яблонецкая парторганизация, ставшая одной из родоначальниц нынешней Струго-Красненской районной партийной организации, внесла значительный вклад в социалистическое обновление жизни крестьян своей волости.

Весной 1919 года империалисты США, Англии и Франции начали вооруженную интервенцию против Советской России. Молодая Советская Республика оказалась в кольце фронтов: с востока наступал Колчак, с юга - Деникин, на Петроград шел Юденич. Ядром для формирования армии Юденича стали уцелевшие подразделения разбитого в ноябре 1918 года под Псковом псковского белогвардейского корпуса, переименованного потом в Северный. Командовал корпусом генерал Родзянко. Вербовка белогвардейцев в армию Юденича велась в Эстонии и Финляндии. Армия была обута, одета, снаряжена и вооружена империалистами США и Англии.

Наступление Юденича началось в ночь на 13 мая 1919 года. Белогвардейский Северный корпус и 1-я белоэстонская дивизия нанесли удар с запада в направлении Ямбург - Красное Село - Петроград. Белые захватили переправу через реку Плюссу. На рассвете их главные силы перешли в наступление на центральном, Нарвском участке фронта. К вечеру 14-го мая белогвардейцы переправились через реку Лугу южнее Ямбурга. Одновременно банды Булак-Балаховича, бывшего царского офицера и военспеца, перешедшего на сторону белогвардейцев во время подавления кулацких мятежей в районе Новоселье - Карамышево - Славко-вичи, атаковали части Красной Армии в направлении Гдова. Враги захватили Гдов 15 мая, а Ямбург - 17 мая. Двигаясь вдоль восточного побережья Чудского озера, белые рвались к Пскову, преодолевая сопротивление 10-й стрелковой дивизии Красной Армии. Псков был занят белоэстонцами 25 мая, куда затем вошли банды Булак-Балаховича. 10-я стрелковая дивизия оставила город и задержала врага на рубеже реки Кебь. После падения Гдова и Пскова фронт стал приближаться к Луге.

На захваченной территории белогвардейцы творили кровавую расправу над коммунистами, пленными красноармейцами, над всеми, кто подозревался в поддержке Советской власти. Генерал Родзянко издал 15 мая приказ, один из пунктов которого гласил: "Все коммунисты-большевики должны быть выданы населением в трехдневный срок. За неисполнение этого - круговая порука, и виновные подлежат смертной казни". Все земли и имущество помещиков, полученные крестьянами, возвращались прежним владельцам. Для устрашения белые устраивали публичные казни. В Пскове сотни советских граждан были расстреляны и повешены бандитами Булак-Балаховича.

ЦК партии предложил партийным и советским организациям Петроградской, Новгородской, Олонецкой, Тверской, Северо-Двинской, Вологодской, Псковской, Череповецкой и Витебской губерний направить всех мобилизованных коммунистов и членов профсоюзов на Западный фронт - в Петроград. "Дорог каждый час", - говорилось в обращении Центрального Комитета РКП (б). Меры, принятые ЦК партии, Советским правительством и лично В. И. Лениным по защите Петрограда, сорвали планы врага. Красноармейские части задержали противника, а затем перешли в наступление. Войска 7-й армии 5 августа освободили Ямбург. 26 августа части 10-й стрелковой дивизии очистили от врага Псков.

Осенью 1919 года Юденич вновь попытался прорваться к Петрограду. 28 сентября белогвардейские части перешли в наступление на Лужском направлении. Они захватили переправу через Плюссу и заняли станцию Струги-Белые. Железнодорожное сообщение между Петроградом и Псковом было прервано. 16 октября после ожесточенных боев пала Луга. Войскам Юденича удалось захватить Красное Село, Гатчину, Павловск, Детское Село. Красная Армия отступила на Пулковские высоты.

На своем пути белогвардейцы оставляли трупы повешенных и расстрелянных. На станции Струги-Белые головорезы Булак-Балаховича, пожалованного Родзянко в генералы, повесили 34 коммуниста. В Заклинской волости среди казненных было несколько местных учительниц, которых враги повесили после долгих издевательств. В районе станции Новоселье казни производил шведский "добровольческий" отряд. Ежедневно по доносам местных кулаков и попов интервенты вешали по нескольку десятков человек. За короткое время своего хозяйничанья белогвардейцы довели захваченные ими уезды Петроградской и Псковской губерний до полнейшего разорения. Народное хозяйство находилось в глубоком упадке. Жители городов и деревень голодали. Белогвардейское командование понимало, что такое положение восстанавливает против них даже те слои населения, которые до этого не сочувствовали Советской власти. Поэтому было решено часть продовольствия, присланного в кредит из Америки, продать населению, но практически американская продовольственная помощь шла только на удовлетворение нужд белой армии, так как цены на заокеанские продукты были недоступны для большинства мирных жителей. К тому же эстонские предприниматели, через которых шло продовольствие из США, перепродавали его белым властям только в обмен на двойное по весу количество льна. Из Эстонии русский лен шел на английский рынок. Белогвардейцы охотно шли на эту разорительную для крестьян сделку.

Армия Юденича подошла к Петрограду в тот момент, когда Деникин с юга продвигался к Москве. Обстановка требовала максимального напряжения сил для организации помощи Петрограду. 15 октября 1919 года Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение: "Петроград не сдавать!" 17 октября В. И. Ленин написал обращение "К рабочим и красноармейцам Петрограда". В нем говорилось: "Товарищи! Вы все знаете и видите, какая громадная угроза повисла над Петроградом. В несколько дней решается судьба Петрограда, а это значит, наполовину судьба Советской власти в России... Помощь Питеру близка, мы двинули ее. Мы гораздо сильнее врага. Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа недалека! Победа будет за нами!" (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 230-231)

Была проведена всеобщая мобилизация трудового населения Петрограда. Петроградский городской комитет партии направил в 7-ю армию 2,5 тысячи коммунистов, Петроградская губернская партийная организация - 1168 коммунистов. По решению ЦК партии и Советского правительства страна направила в Петроград более 100 эшелонов с войсками.

21 октября 1919 года войска 7-й армии Западного фронта перешли в наступление. Были освобождены Детское Село и Красное Село. В ожесточенных боях наши части пробивались к Гатчине. В это время 19-я стрелковая дивизия и 1-я бригада 11-й стрелковой дивизии 15-й армии вступили в бои за Лугу. Город был освобожден 31 октября. 3 ноября красный флаг взвился над Гатчиной. Наступая параллельно Балтийской железной дороге и Ямбургскому шоссе, войска 7-й армии преследовали бежавших белогвардейцев. Войска 15-й армии, двигаясь в северном направлении, 7 ноября освободили Гдов.

После освобождения Луги бои развернулись за станцию Струги-Белые, занятую отрядом Булак-Балаховича. В этих боях и отличилась бронелетучка Григория Антоновича Томчука. Прежде он работал дежурным по станции Псков, а затем рабочим в Петрограде. Революция сделала его отважным борцом за дело рабочего класса. Комиссаром на бронелетучке был Михаил Иванович Гаврилов, член партии с 1905 года, кадровый железнодорожник. Среди бойцов были и 13-летний пулеметчик Павел Васильев, а также Виктор Гасюн, родом из Струг-Белых. В. Гасюн устанавливал в Стругах Советскую власть, был первым председателем местного Совета. Во время одного из налетов банды Булак-Балаховича его изрубили саблями, но В. Гасюн выжил, спасенный железнодорожниками.


Железнодорожный вокзал.

Бронелетучка, изготовленная в Главных мастерских Северо-Западных железных дорог (ныне Ленинградский завод подъемно-транспортного оборудования им. С. М. Кирова), состояла из двух "углянок", так назывались платформы для перевозки угля, с толстыми железными бортами. В бортах были прорублены бойницы, сделаны укрепления из мешков с песком и шпал. Вооружение бронелетучки составляли винтовки, пулеметы и трехдюймовое орудие. На одном вагоне была сделана надпись: "За власть Советов!", на другом - "Смерть врагам революции!" В голове бронелетучки шли две открытые платформы с рельсами, шпалами и другим материалом для срочного восстановления пути, в хвосте - два вагона. Своим огнем бронелетучка прокладывала путь пехоте, вела разведку, корректировала огонь бронепоезда.

Шесть раз врывалась бронелетучка Г. А. Томчука на станцию Струги-Белые, но вынуждена была отходить перед превосходящими силами противника, нанося ему при этом серьезный урон. На станции, в поселке, на железнодорожных сторожках белые развесили объявления, обещая 10 тысяч рублей николаевскими деньгами тому, кто принесет голову командира или комиссара бронелетучки. Но предателя не нашлось. В седьмой раз отряд Г. А. Томчука ворвался на станцию 6 ноября 1919 года. Вслед за ним шла пехота. Белые бежали, на этот раз навсегда. Железнодорожное сообщение между Петроградом и Псковом было восстановлено. Струги-Белые стали Стругами-Красными.

14 ноября советские войска взяли Ямбург. Белогвардейские войска были полностью разбиты. Штаб Юденича разбежался. Остатки его армии перешли эстонскую границу, где были интернированы.

После отражения иностранной военной интервенции и окончания гражданской войны Коммунистическая партия уверенно повела народ к победе социализма.

Перед партийными организациями и всеми трудящимися Струго-Красненского района встала задача восстановления народного хозяйства, проведения социалистических преобразований в промышленности, сельском хозяйстве и культуре.

Фабрично-заводской промышленности в то время в районе не было. Существовали многочисленные мелкие, кустарные предприятия: мельницы, смолокурни, пекарни, кузницы и т. п. Партия обращала большое внимание на развитие мелкой промышленности и ее кооперирование. В резолюции XVI съезда ВКП(б) по докладу В. В. Куйбышева было сказано: "Под углом зрения усиления использования наличных производственных возможностей должны быть установлены и взаимоотношения между крупной государственной промышленностью и промышленностью мелкой, местной и кустарной. Мелкая, местная и кустарная промышленность, в особенности кооперированная, развивая производство рыночных изделий, должна вместе с тем служить дополнением к крупной промышленности, производя по ее заданиям ряд деталей и полуфабрикатов и освобождая тем самым оборудование крупной промышленности от таких производственных операций, которые могут быть произведены в мелких кустарных и ремесленных предприятиях".

Перепись мелкой промышленности 1929-1930 годов позволяет восстановить эту сторону хозяйственной жизни Струго-Красненского района. В нынешних административных границах района в то время было три "цензовых" предприятия, т. е. имеющих не менее 16 рабочих при наличии механического двигателя или не менее 30 рабочих при отсутствии такого двигателя. Это были стекольный завод "Свобода" на станции Новоселье, фабрика спичечной соломки "Маяково" там же, поставляющая свою продукцию на спичечную фабрику в Рыбинск (ныне г. Андропов), и разработка гравия в Стругах-Красных.

В поселке Струги-Красные всего было 169 мелких предприятий с количеством участников производства 241 человек. Валовой оборот этих предприятий составлял 297 334 рубля в год. При этом почти половину оборота - 134166 рублей - давали 5 кооперированных предприятий. Одно общественное предприятие давало оборот в 1146 рублей. Весь остальной оборот приходился на частные предприятия, в которых работало по одному-два человека в среднем на одно предприятие. Только на 4 предприятиях имелись двигатели. Среди наиболее развитых по тем масштабам производств были хлебопечение, выделка колбас, слесарно-кузнечное производство, изготовление жестяной посуды, производство кожаной обуви и ее ремонт, швейное производство.

В сельской местности в Струго-Красненском районе вместе с существовавшим в то время Новосельским районом была 1621 единица мелкой промышленности, в ней было занято около 2 тысяч человек, годовой оборот составлял 2,5 миллиона рублей. Особо важное значение имели производство и ремонт сельскохозяйственных машин и орудий, изготовление телег и саней, кузнечное дело, производство кожаной и валяной обуви. Среди предприятий преобладали частные некооперированные производства.

Необходимо было организовать кустарей в кооперированные объединения, укрепить технико-производственную базу мелкой промышленности, внедрить в промысловые объединения новые, социалистические формы труда и подчинить всю мелкую промышленность единому плановому руководству.

Работа в этом направлении привела к некоторому укрупнению и росту промышленности. В 1936 году на территории Струго-Красненского и Новосельского районов действовали следующие наиболее значительные "цензовые" предприятия: Заозерский льнозавод № 7, Хрединский льнозавод № 8, леспромхоз Ленпромтреста по заготовке деловой и дровяной древесины, типография Всекопромсовета, карьеры по разработке камня, щебня и гравия.

Жизнь и труд крестьянского населения района преобразила коллективизация. Среди первых был колхоз, созданный на хуторах деревни Сковородка (теперь территория совхоза "Первомайский") в конце мая 1931 года. Хозяйству дали название "Колхозная стройка" (такое же название было и у районной газеты, которая только что начала выходить). Через год к нему были присоединены два смежных небольших колхоза - "Красноармейский" и "Красный охотник". Колхозный центр был перенесен в деревню Сковородка. С первых дней своего существования колхоз взял правильный курс в построении коллективного хозяйства, опираясь на извечную любовь крестьянина к земле, его трудолюбие и бережливость.

Первый свой урожай колхоз убрал вовремя и без потерь, качественно провел озимый сев, обеспечил скот кормами и полностью засыпал семенной, переходящий и фуражный фонды, в достатке выдал продовольственного и фуражного зерна колхозникам на трудодни. В первом году труд в колхозе был только ручной - косой и серпом. Но уже на следующий год на колхозных полях работали конные косилки и жнейки. Дедовский цеп сменила конная молотилка. Была построена и оборудована кузница. В ней конную косилку превратили в жатку-лобогрейку, которая дала хороший эффект при уборке яровых хлебов. За счет передовой агротехники урожайность зерновых, льна и картофеля, полученная в колхозе, превысила средние показатели в районе. Был полностью произведен плодосмен, все выродившиеся сорта сельскохозяйственных культур были заменены селекционными, стала внедряться семипольная система севооборота. В колхозе были построены типовой скотный двор, конюшня, ток, хлебные амбары, клуб, появилась автомашина. В горячее время уборочной страды в колхозе открывался детский сад-ясли на полном колхозном обеспечении.

Первоначально в колхозе было до сорока хуторов, что отрицательно сказывалось на развитии коллективного хозяйства. В 1939 году все жилые дома и надворные постройки хуторян были перенесены в колхозный центр. Росла трудовая слава колхоза "Колхозная стройка". Делегат этого хозяйства был на II Всесоюзном съезде колхозников-ударников в феврале 1935 года. На 50 с небольшим колхозных дворов в хозяйстве приходилось 25 гектаров картофеля и 40 гектаров льна. Обработка льна начиналась со второй половины сентября. Мятье тресты производилось на двух вальцовых мялках, а трепка - на двенадцати так называемых "бельгийских колесах" собственного изготовления, на конном приводе. Трепка льна шла круглосуточно, в две смены, ночью - при керосиновых фонарях и, как правило, заканчивалась к ноябрьским праздникам. Волокно шло качественное - до 18-го номера, но не ниже 10-го.

Руководил колхозом бывший питерец, участник гражданской войны Н. В. Владимиров. Позже он работал председателем в других колхозах, а после войны восстанавливал колхоз "Первомайский". Одной из полеводческих бригад руководил И. А. Вдовин. Его бригада была передовой по всем показателям, а сам бригадир был награжден значком "За ударный колхозный труд". И. А. Вдовин погиб, защищая Родину от гитлеровских захватчиков. Его сын А. И. Вдовин успешно руководил колхозом "Первомайский". Другими бригадами руководили А. И. Кристов и Ф. Н. Михеев. Первый из них погиб от рук фашистов на колхозном поле, второй прошел всю войну в рядах Советской Армии, а затем восстанавливал родной колхоз.

В 1936 году в Новосельской зоне нынешнего Струго-Красненского района было 96 колхозов, объединявших 2 842 крестьянских хозяйства, т. е. 79 процентов от их общего числа. Большинство колхозов обслуживала Новосельская МТС. Кроме того, было 14 совхозов и подсобных хозяйств. В Струго-Красненской зоне было создано 170 колхозов, объединивших 5630 крестьянских хозяйств, т. е. 92 процента от их общего числа. Большинство колхозов обслуживала Выборовская МТС. Имелось также 22 совхоза и подсобных хозяйства, из них наиболее крупными были совхозы "Авангард", "Вперед", "Пламя" и совхоз завода "Электроприбор". К началу войны в результате укрупнения на всей территории нынешнего Струго-Красненского района было 120 колхозов.

Вместе с подъемом экономики развивалась и культура в районе. В 1936 году здесь были уже 124 начальные, 19 неполных средних и 1 средняя школы. В районе работали 28 изб-читален, 2 библиотеки, 10 клубов, 2 радиоузла, издавались газеты "Колхозная стройка" и "Новосельская правда". Улучшилось здравоохранение, открывались больницы, амбулатории, фельдшерские пункты.

В пламени войны

Накануне 22 июня 1941 года депутаты Струго-Красненского районного Совета обсудили вопросы организации сенокоса и силосования трав, проведения двухнедельника по дорожному строительству в районе. Передовикам сельского хозяйства были вручены Почетные грамоты райкома партии и райисполкома. Шла обычная мирная жизнь с ее повседневными делами и заботами. На полях уже стояла выколосившаяся рожь, радовали глаз дружные всходы льна. Все говорило о богатом урожае, но убрать его колхозникам не пришлось...

Суровая весть о том, что гитлеровская Германия без объявления войны напала на Советский Союз, болью и гневом отозвалась в сердце каждого советского человека. Народ встал на защиту своей социалистической Родины.

Сразу же после извещения о войне коммунисты и беспартийные Струг-Красных собрались у кирпичного здания за железной дорогой, в котором размещался райком партии, заполнив обширный двор и прилегающую улицу. Здесь состоялся первый в районе митинг, который открыл первый секретарь райкома партии Григорий Васильевич Ежов. В тот же день митинги и собрания прошли во всех сельсоветах, МТС, совхозах и колхозах, крупных населенных пунктах.

23 июня в районе развернулась мобилизация в Красную Армию военнослужащих запаса, а также автотранспорта, лошадей и повозок. В деревне Букине весть о мобилизации, как в старину, разнесли удары многопудового колокола. Призываемых воинов провожали всем миром, наказывая беспощадно бить фашистов. Добровольцами пришли в райвоенкомат вчерашние десятиклассники Струго-Красненской средней школы. Юноши были направлены в военные училища Ленинграда.

По указанию Ленинградского обкома партии в Стругах-Красных был сформирован истребительный батальон по борьбе с парашютистами и диверсантами врага. В него вошли около сорока человек из числа партийного и советского актива, проживающего в райцентре. Командиром батальона был назначен коммунист, командир Красной Армии, участник финской кампании А. А. Чайкин, комиссаром - инструктор райкома партии Филиппов.

В первые же дни войны в небе стали появляться фашистские самолеты, которые пролетали над железной и шоссейными дорогами. Жители заклеили стекла окон крест-накрест полосками бумаги. В поселке были отрыты щели и подготовлены подвальные помещения для укрытия населения во время налетов вражеской авиации. Несколько бомб было сброшено противником на Струги-Красные, но особенно частым бомбежкам подвергался полустанок на 197-м километре железной дороги.

Через территорию района из Советской Прибалтики проходили колонны эвакуируемых. К вечеру 4 июля в райцентр прибыли женщины и дети из г. Острова, к которому подошел враг. Фронт быстро приближался. С 6 июля началась эвакуация людей и материальных ценностей из Струго-Красненского района. Полностью были вывезены ценности Госбанка и сберегательной кассы. Своим ходом ушли тракторы МТС и совхозов. Ежедневно десятки вагонов, груженные зерном, льнопродукцией, кожсырьем и другим народным имуществом, отходили от железнодорожной станции. Были уничтожены архивы учреждений и предприятий. Десятки объединенных колхозных стад, снявшись с родных мест, отправились в глубь страны. Многие из них ушли за Тихвин, на Вологодчину. На грузовых машинах в Новгород были отправлены семьи партийно-советского актива.

Утром 9 июля в Струги-Красные прибыла на велосипедах группа руководящих партийных и советских работников соседнего Новосельского района, занятого врагом.

Красная Армия под ударами превосходящих сил противника вынуждена была отступать. 11 июля 1941 года по решению советского военного командования были оставлены Струги-Красные.

Для жителей района наступили тяжелые дни гитлеровской оккупации. На всей временно захваченной врагом территории нашей страны был установлен так называемый "новый порядок", еще невиданный в истории оккупационный режим. В соответствии с директивой Кейтеля "Об установлении оккупационного режима на подлежащей захвату территории Советского Союза" основными средствами фашистского управления на захваченных землях стали массовый террор, лишение населения всех политических и просто человеческих прав. С солдат и офицеров гитлеровской армии была снята всякая ответственность за любые, самые жестокие действия.

Наиболее тяжелый режим насаждался на территории, подвластной непосредственно германскому военному командованию. Здесь помимо полевых войск свирепствовали различные военно-карательные организации и команды: оперативные группы службы безопасности и полиции безопасности, военно-полевая полиция, контрразведка и т. д. Они систематически проводили обыски, облавы, прочесывание местности. Малейшее нарушение оккупационного режима каралось арестом и смертью.

В захваченных районах Ленинградской области, которые находились под властью вермахта, жестокость режима усиливалась тем, что на территории области развернулись напряженные бои, не прекращавшиеся два с половиной года, вплоть до ее освобождения. Ни на какой другой из оккупированных территорий нашей страны не было такого количества вражеских войск, какое находилось в Ленинградской области.

Жестокими расправами враг пытался запугать население, терроризировать его, сломить волю советских людей к сопротивлению.

На захват родной земли, на зверства врага советские люди ответили партизанской борьбой. Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года, основные положения которой были изложены в выступлении И. В. Сталина по радио 3 июля, четко определила задачи, стоявшие перед населением оккупированных районов. В ней говорилось: "В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия".

Еще накануне оккупации истребительный батальон в Стругах-Красных был преобразован в два партизанских отряда. Командиром одного из них стал работник Госбанка Милов. Вторым отрядом командовал А. А. Чайкин. Бойцами в этом отряде были заведующий отделом пропаганды и агитации райкома партии А. С. Егоров, заведующий коммунальным отделом райисполкома А. Н. Дубков, председатель поселкового Совета Д. П. Никитин, заведующий бюро ЗАГС И. П. Павлов, директор железнодорожного ресторана В. П. Кузицин, работник райфо Н. И. Иванов, старший лесничий А. Н. Ушаков, председатель одного из сельских Советов К. Е. Тимофеев и другие товарищи. Из работников милиции был создан третий партизанский отряд. В различных местах района были заложены небольшие базы с одеждой, продовольствием и боеприпасами.

С первых дней оккупации партизанские отряды начали боевые действия. Партизанский отряд А. А. Чайкина, который базировался в урочище Соколий мох на стыке Струго-Красненского и Плюсского районов, уничтожил два тяжелых мотоцикла на дороге Плюсса - Ляды, около деревни Большое Захонье. Через несколько дней партизаны уничтожили автомашину с фашистскими офицерами, штаб которых находился в бывшем доме отдыха "Бровек". В отместку гитлеровцы сожгли 43 дома в деревне Страшево и 2 дома в деревне Березицы. Был расстрелян председатель сельского Совета С. И. Арсентьев. Милицейский отряд провел несколько боевых операций в районе Симанский Лог - Соковицы.

В районе действовали и другие партизанские отряды. Один из них совершил налет на телефонно-коммутаторную станцию противника, которая была полностью уничтожена, при этом было убито 6 немецких солдат. Советское Информбюро 9 сентября 1941 года сообщило: "В Струго-Красненском районе отряд под командованием депутата районного Совета депутатов трудящихся тов. В. уничтожил группу немецких велосипедистов и захватил радиостанцию. Отряд атаковал взвод фашистских солдат, направлявшийся в районный центр. Фашисты потеряли свыше 30 человек убитыми и ранеными. Партизаны захватили в этом бою автомашину, 3 пулемета и 24 винтовки".

Партизанский отряд под командованием Немчинова, действовавший на территории бывшего Новосельского района, взорвал полотно железной дороги в 3 километрах от станции Торошино, в результате чего один эшелон противника был пущен под откос, движение по железной дороге было задержано на несколько суток. Этим же отрядом был взорван мост на шоссейной дороге возле населенного пункта Подборовье, вырезано 400 метров телефонного кабеля. В конце августа отряд организовал засаду у деревни Подложье, в которой была уничтожена грузовая автомашина врага и убито два немецких солдата. Спустя некоторое время партизаны устроили новую засаду у деревни Сапирино, где было уничтожено три автомашины и 50 немецких солдат, пущена под мост вражеская бронемашина.

Однако боевые действия первых местных партизанских отрядов в Струго-Красненском районе продолжались недолго. Оккупанты усилили карательные меры, которым не могли противостоять эти не связанные друг с другом, отряды патриотов. Многие из партизан, в том числе А. А. Чайкин, И. А. Павлов, А. С. Егоров и другие, вышли в советский тыл. Другие, как например Д. П. Никитин, А. Н. Дубков, скрылись в подполье. Распался милицейский отряд, многие из его бойцов были схвачены карателями поодиночке и расстреляны. Только небольшая группа этого отряда, возглавляемая заместителем начальника райотдела милиции Д. А. Шахтинским, продолжала проводить незначительные акции против оккупантов и их ставленников. Перестал существовать партизанский отряд Милова, а его командир был схвачен в Павах и казнен. До осени держалась в тылу врага группа, сформированная из актива Новосельского района, под руководством заведующего военным отделом райкома партии Голубева. Она вся погибла в борьбе с карателями.

Неудачи первых отрядов не погасили разгорающееся пламя народной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками. В районе постепенно налаживала работу подпольная партийная организация. В июле 1941 года, перейдя линию фронта, в район вернулся первый секретарь райкома партии Г. В. Ежов, вызванный незадолго до оккупации в Ленинградский обком ВКП(б). Он создал из оставшихся коммунистов руководящее ядро, с помощью которого развернул энергичную деятельность по организации партизанской борьбы в районе. В августе приступил к работе подпольный Струго-Красненский райком партии. Вместе с Г. В. Ежовым подполье в районе создавал партийный организатор Ленинградского обкома ВКП(б) А. М. Густяхин. Г. В. Ежов установил связь с 5-м Ленинградским партизанским полком К. Н. Воловича. Комполка впоследствии вспоминал:

"...Мы создали специальный агитвзвод, которым руководил оставленный на оккупированной территории для организации подпольной работы секретарь Струго-Красненского райкома ВКП(б) Г. В. Ежов. Ему помогал представитель штаба полка Александр Гаврилович Вавилов... Ежов хорошо знал местных жителей. Крестьяне видели в этом мужественном человеке авторитетного представителя партийной организации района, который находится рядом с ними на захваченной врагом землей ежеминутно рискует своей жизнью ради народного дела. Советские патриоты не только успевали предупредить Ежова о грозящей ему опасности, но и скрывали его у себя до тех пор, пока гитлеровцы не оставляли деревню. Ежов организовал пять подпольных партийных организаций, объединивших коммунистов населенных пунктов нашего сектора. К концу августа он и бойцы агитвзвода стали вести работу в селах, расположенных севернее Радиловского озера, и создали там подпольные подгруппы. Подпольщики добывали для нас ценные сведения о противнике... В селах и деревнях ходила по рукам листовка, подписанная мной и Ежовым. Это было обращение к жителям района, призыв к активной борьбе против оккупантов".

В конце 1941 года Г. В. Ежов был схвачен фашистами. Он погиб в концлагере.

Значительным событием в развертывании партизанского движения в Струго-Красненском районе был приход на его территорию партизанских соединений из Ленинграда.

Первым из них был добровольческий отряд из студентов и преподавателей Института физической культуры им. П. Ф. Лесгафта. Он выехал из Ленинграда 29 июня на автомашинах по маршруту Ленинград - Луга - Струги-Красные. Отряд лесгафтовцев под командованием Ю. В. Васильева взорвал мост на Киевском шоссе у деревни Цапелька и перебил брошенных на его восстановление саперов врага. Всего в пределах Струго-Красненского района партизаны Ю. В. Васильева уничтожили на этом шоссе 4 средних и 3 малых моста. Выводились из строя мосты и на других участках дороги. Диверсии на важнейшей коммуникации, по которой враг осуществлял основные перевозки горючего, боеприпасов и пополнений живой силы, создавали "пробки", скопления автомашин и войск, по которым наносила удары советская авиация.

Лесгафтовцы атаковали также штабы и узлы связи фашистов. 22 августа в районе деревни Заборовье они порвали все линии связи штаба одной из резервных пехотных дивизий гитлеровской армии с ее частями. На следующий день партизаны напали на сам штаб, захватив при этом карты с нанесенной на них обстановкой и другие военные документы. А через несколько дней, в ночь на 26 августа, отряд вновь напал на штаб дивизии и уничтожил его, захватив важные документы и знамя.

20 июля 1941 года линию фронта перешел 5-й Ленинградский партизанский полк. С боями он вышел в район Струги-Красные - Псков - Дно. Здесь полк установил связь с местными партизанскими отрядами. Основные силы полка, три батальона, и местные отряды направили свои удары на железную дорогу Псков - Луга и на Киевское шоссе. Активные действия партизан привели к тому, что гитлеровцы вынуждены были отвести свои гарнизоны из сел на железнодорожные станции и в населенные пункты, расположенные вдоль основных шоссейных дорог. В тылу врага была отвоевана первая значительная по размерам территория.

Немецкое командование группы армий "Север" развернуло против партизан широкие карательные операции. Тыловой район превратился в арену напряженных боев партизан с гитлеровскими войсками. В конце августа 1941 года сильные бои развернулись в секторе железных дорог Струги-Красные - Псков - Порхов, где находились основные силы 5-го Ленинградского партизанского полка, а также местные отряды. 8 сентября из всех крупных населенных пунктов, расположенных по границам сектора, враг одновременно двинул моторизованные части, чтобы рассечь район, занимаемый партизанами, а затем окружить и уничтожить их. Ожесточенные бои шли две недели. Партизаны уклонились от лобовых атак, действуя, главным образом, ночью, стремились бить врага с флангов и тыла. В конце сентября партизаны вырвались из окружения противника, понеся при этом значительные потери. Напряженные бои войск вермахта с партизанами происходили в это время и на остальной территории Ленинградской области, оккупированной группой армий "Север".

Своими активными и целенаправленными действиями во вражеском тылу ленинградские партизаны оказали большую помощь советским соединениям на Северо-Западном направлении. Они ослабили наступательные возможности гитлеровцев, особенно их танковых войск. Было выиграно время для укрепления обороны на ближних подступах к Ленинграду.

По мере того как линия фронта под Ленинградом стабилизировалась, партизаны перенесли основные удары с шоссейных и грунтовых дорог на железнодорожные магистрали. На линиях Псковского железнодорожного узла в секторе Струги-Красные - Псков - Порхов совершали диверсии подразделения 1-го отряда 5-го Ленинградского партизанского полка. Партизаны добивались того, что движение на железной дороге прерывалось от нескольких часов до трех суток, при этом враг нес значительные потери в живой силе и технике.

Зимой 1941/42 года гитлеровские войска под Ленинградом перешли к обороне. Обстановка для партизанского движения в центральных районах Ленинградской области ухудшилась. Большинство партизанских отрядов, которые не располагали необходимыми базами, вынуждены были выйти за линию фронта. Основная тяжесть борьбы с врагом вновь легла на местные партизанские силы, которые не имели необходимого обмундирования и снаряжения. Иссякали боеприпасы, тол. Фашисты резко усилили борьбу с партизанами. Напряженные бои с оккупантами пришлось выдержать и партизанам Струго-Красненского района. Захватчикам удалось ценой больших потерь, используя превосходство в силах, вооружении, а также зимние трудности, которые встали перед партизанскими отрядами, значительно ослабить их действия. Но патриоты не сложили оружия. Немногочисленные партизанские отряды, преодолевая огромные трудности и лишения, продолжали борьбу. Летом 1942 года она развернулась с новой силой.

Ленинградский обком ВКП(б) и Ленинградский штаб партизанского движения, созданный 30 мая 1942 года, направили в мае-сентябре 1942 года в оккупированные районы области партийные группы, которые должны были установить связи с секретарями райкомов партии, подпольщиками и партизанскими отрядами, вести политическую работу среди населения, организовывать новые партизанские отряды и диверсионные группы из местного населения, заниматься разведкой и проводить диверсии на железных дорогах. Партгруппы имели в своем распоряжении рации, печатные аппараты "шапирографы", взрывчатые вещества и были хорошо вооружены. Одна из этих групп была направлена в Струго-Красненский район. Радиосвязь с ней была налажена с 3 июня. Партгруппа сообщила ценные разведывательные данные о противнике на территории Новосельского и Струго-Красненского районов и о перегруппировке его войск. 15 и 16 июня эта группа пустила под откос 2 поезда с мукой и углем, было убито 10 немцев и задержано движение на 24 часа.

С начала 1942 года центр партизанского движения в Ленинградской области постепенно переместился в юго-восточные районы, в полосу действий Северо-Западного фронта. Здесь, на территории Белебелковского, Дедовичского и Ашевского районов, еще осенью 1941 года возник Партизанский край, в котором был полностью ликвидирован фашистский оккупационный режим и восстановлены советские порядки. Опираясь на Партизанский край, ленинградские партизаны продолжали активную борьбу с захватчиками.

В июне 1942 года была предпринята попытка силами 4-й и 1-й партизанских бригад обосноваться для диверсионной работы в Порховском и Струго-Красненском районах. Обе бригады, перейдя железную дорогу Дно - Чнхачево, беспрепятственно двигались вперед, в большинстве населенных пунктов немцев не оказалось. Встречавшиеся небольшие гарнизоны при комендатурах и полицейские отряды были смяты партизанами. Но по мере приближения партизан к струго-красненским лесам немцы стянули войска, преградили путь и заставили партизан, почти израсходовавших боеприпасы, повернуть назад, к Партизанскому краю. Весь рейд продолжался свыше трех недель.

Более успешной была вторая попытка 4-й партизанской бригады (командир С. М. Глебов, комиссар М. К. Зубанов) обосноваться в новом районе действий. Бригада успешно преодолела кольцо вражеских войск вокруг Партизанского края и во второй половине августа сосредоточилась в районе озера Радиловского. В состав бригады входили четыре отряда: 66-й - И. И. Грозного, 67-й - В. П. Зуева, 68-й - С. Н. Чебыкина и 69-й - Б. И. Эрен-Прейса. Всего в отрядах было 327 человек. На своем вооружении бригада имела 8 противотанковых ружей, 7 минометов, 17 ручных пулеметов, 62 автомата, 51 автоматическую винтовку, 181 винтовку, 70 пистолетов. Боеприпасов было два комплекта. В район базирования бригады на самолетах были переброшены дополнительные запасы, особенно взрывчатки. Территория действий бригады включала Струго-Красненский, Новосельский, Середкинский и примыкавшие к ним районы. Партизаны совершали диверсии на дорогах, вели агитацию среди населения.

Во время одной из боевых операций, около деревни Варницы (теперь такой деревни нет, а находилась она на Киевском шоссе между деревней Мараморочка и поворотом на деревню Углы), совершил свой подвиг боец бригады комсомолец Леня Голиков. Он уничтожил легковую автомашину с немецким генералом Рихардом Виртцем, который вез портфель с очень важными документами, среди которых были чертежи новой немецкой мины, запущенной в массовое производство, карта с расположением гитлеровских войск под Ленинградом и схемы минных полей. За эту операцию Лене Голикову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Действия 4-й Ленинградской партизанской бригады в новом районе были наиболее крупными и эффективными после борьбы в Партизанском крае. Об этом писал западногерманский историк Эрих Гессе (Петров Ю. П. Партизанское движение в Ленинградской области. 1941-1944. Л., Лениздат, 1973, с. 255): "Но вскоре (после ликвидации Партизанского края. - Г. П.) возник новый очаг партизанской опасности в районе озера Радиловское".

Осенью 1942 года фашистское командование бросило на подавление партизан значительные силы. В середине ноября оккупанты напали на штаб 4-й партизанской бригады, защищая который погибли в бою командир 67-го отряда В. П. Зуев и многие бойцы. Положение партизан стало критическим. Не выдержав напряженной борьбы, ушли в юго-западные районы Ленинградской области 66-й и 69-й отряды. Штаб бригады, потеряв связь с советским тылом и своими отрядами, вынужден был пробиваться за линию фронта. В январе 1943 года в Дедовичском районе штаб подвергся нападению карателей. В бою погибли командир бригады С. М. Глебов, бесстрашный партизан-комсомолец Л. А. Голиков и другие партизаны. Несколько раньше, при попытке установить связь с отрядами, погиб комиссар бригады М. К. Зубанов.

Но остановить партизанское движение на оккупированной территории гитлеровцы уже не могли. Поздней осенью 1942 года в Струго-Красненский район перешел из Партизанского края сводный отряд капитана А. И. Трубышева, численностью около 150 человек. Он совершал диверсии на железных и шоссейных дорогах. Зимой и летом 1942-1943 годов в Струго-Красненский район засылались небольшие партизанские группы с разведывательными и диверсионными заданиями. Это были группы II. С. Добрмкова, В. Е. Красотина, "Лужане", "Спартак" и другие.

Трагически сложилась судьба партийной группы Н. С. Добрякова, которая была сброшена на парашютах в район Маяковской лесной дачи в конце мая 1942 года. В нее входили шесть человек: командир Николай Сергеевич Добряков, его заместитель, бывший работник Маяковского лесничества Гурий Васильевич Морозов, переводчица ленинградка Екатерина Михайлова, радист Иван Алексеев, а также Сергей Добряков и Иван Павлович Павлов. Боевые действия группы продолжались недолго. В июне каратели окружили базу разведчиков в Маяковском лесу. В ожесточенном бою погибли Н. С. Добряков и большинство членов его группы.

Удачнее пошли дела у группы старшего политрука, бывшего заведующего парткабнпетом Плюсского райкома Василия Кузьмича Красотина, которая была сброшена на парашютах 19 июня 1942 года между деревнями Зачеренье и Зарябинка. В ее состав входили: Иван Трофимович Трофимов - уроженец Середки, Ольга Васильевна Шестова - бывший секретарь Середкинского райкома комсомола и радист Анатолий Каратаев - ленинградец. Позднее к этой группе присоединились Борис Дементьев и Василий Козлов. В одном из боев оказалась разбита рация, и группа потеряла связь с Ленинградским штабом партизанского движения. В конце октября около деревни Акатьево красотинцы встретились с отрядами 4-й Ленинградской партизанской бригады и некоторое время действовали вместе с ней. В дальнейшем В. К. Красотин поделил свою группу на две части. Партизаны проводили большую работу с населением оккупированных деревень до весны 1943 года. Затем группа соединилась со 2-й Ленинградской партизанской бригадой. Группу В. К. Красотина самоотверженно поддерживали местные жители. Среди них - бывший председатель колхоза "Красные бугры" В. Б. Шевелев из деревни Пятчино, 3. А. Мартемьянова из деревни Березицы, Н. А. Антонова из деревни Нишева, П. А. Добряков с хутора Липки, семья Андреевых из деревни Зачеренье, учительница 3. Н. Куприянова из деревни Дьяково, супруги Федоровы из деревни Ждани, П. Иванов, А. Рихард и его мать из деревни Зовка и другие патриоты.

Диверсионно-разведывательная группа "Лужане" была сброшена с самолета на территорию Струго-Красненского района в марте 1943 года. В нее входили командир группы Александр Иванович Иванов (Ильин), его заместитель Владимир Подсекин, бойцы Анатолий Бриллиантов и Михаил Антонов, радист Всеволод Леонардов. Группа создала разведывательную сеть из местных жителей. В деревне Лучкино разведчикам помогал "дядя Яша" - Яков Федорович Елисеев. Жители избрали его старостой, и он сумел сохранить в деревне, втайне от оккупантов, колхоз.

Группа "Лужане" совершала диверсии на железной дороге, распространяла среди населения листовки со сводками Совинформбюро, карала предателей. В мае 1943 года разведчики встретились с бойцами 5-й Ленинградской партизанской бригады и в дальнейшем действовали в контакте с ней. Деятельность "Лужан" значительно расширилась, к ним присоединились новые патриоты. Боевые действия группы причиняли оккупантам все больше беспокойства. По рации разведчики сообщили советскому командованию о скоплении эшелонов противника на станции Струги-Красные. Наша авиация нанесла по врагу сильный бомбовый удар.

Большой помехой в деятельности группы был фашистский гарнизона деревне Букино. Он прикрывал наиболее выгодные для разведчиков выходы к железной дороге. В Букине погиб один из самых смелых бойцов группы - Виктор Климов. Его изуродованный труп товарищи обнаружили на лесной дороге. "Лужане" решили взять немцев измором, уничтожить их по частям. Первый удар был нанесен по обозу, который в сопровождении 20 эсэсовцев возвращался в Букине из Струг-Красных с недельным запасом продовольствия. Весь конвой был уничтожен. В последующие дни партизаны окончательно блокировали деревню. За две недели гарнизон потерял 40 человек. Это решило его судьбу. Гарнизон в Букине и одновременно гарнизоны врага в Погорелове и Сеглнцах были сняты.

В сентябре 1943 года "Лужане" провели операцию по спасению юношей и девушек из деревни Обода-Буянщина и других сел от угона в Германию. Многие из спасенных молодых людей вступили в отряд, который сразу вырос до 200 человек. Впоследствии часть бойцов была передана в 5-ю партизанскую бригаду. Разведывательно-диверсионная группа "Лужане" действовала в тылу врага до прихода советских войск.

В марте 1943 года в немецкий тыл самолетом были переброшены члены Струго-Красненского межрайонного партийного центра во главе с Тимофеем Ивановичем Егоровым, председателем Белебелковского районного Совета депутатов трудящихся.

К весне 1943 года удары советских войск на фронте создали благоприятные условия для наращивания сил партизанами оккупированных районов Ленинградской области. Выполняя приказ Ленинградского штаба партизанского движения, партизанские соединения передислоцировались в центральные и западные районы области, в тылы группы армий "Север".

В мае 1943 года в район западнее Варшавской железной дороги вышла 2-я Ленинградская партизанская бригада в составе трех полков, насчитывавших в общей сложности 1 250 партизан. Бригадой командовал Николай Александрович Рачков, комиссаром был Матвей Иванович Тимохин. Полки возглавляли Виктор Павлович Объедков, Николай Иванович Синельников и Григорий Васильевич Тимофеев.

Путь бригады на новое место базирования был долог и труден. Стояла пора весеннего половодья. Незначительные в обычное время реки, которые попадались на пути бригады, широко разлились. Особенно тяжело пришлось партизанам у деревни Лезеницы, у бывшей Никандровой пустыни и на острове Голодай. Партизанские полки были плотно окружены противником. С тяжелыми боями бригада вырвалась из вражеского кольца около станции Подсевы, понеся при этом значительные потери.

В ночь на 8 мая партизаны без особых происшествий перешли шоссе Ленинград - Киев, а на следующую ночь около деревни Пикалево с боем преодолели Варшавскую железную дорогу и вырвались на оперативный простор в заданный район дислокации. Ранним утром 12 мая около деревни Меленка все партизанские полки были построены на митинг, на котором выступили комбриг П. А. Рачков и комиссар М. И. Тимохин. Они поздравили бойцов с выполнением боевого задания - прибытием в новый район боевых действий, в котором до сих пор не было больших партизанских соединений, но располагалось много немецких гарнизонов.

Боевые действия бригада начала с разгрома мелких гарнизонов противника и полицейских участков. Партизаны устраивали засады на шоссейных дорогах, взрывали и уничтожали мосты, пускали под откос эшелоны врага. Была развернута широкая разъяснительная работа среди населения.

Приход 2-й Ленинградской партизанской бригады в район Псков - Луга сильно обеспокоил немецкое командование, так как здесь проходила важная магистраль по снабжению фашистских войск, противостоявших советским частям Ленинградского и Волховского фронтов, осуществлялся основной набор рабочей силы для строительства оборонительных сооружений. В Стругах-Красных находился главный пункт формирования РОА (так называемой "русской освободигельной армии" изменника Родины Власова). Поэтому, как только бригада остановилась, против нее была брошена карательная экспедиция врага.

В район деревни Акатьево Новосельского района, где находилась партизанская бригада, прибыл карательный отряд численностью до 400 человек. 14 мая партизаны весь день дрались с фашистами. На следующий день гитлеровцы получили подкрепление. Против партизанской бригады были брошены два эскадрона конников РОА. Партизаны отбили все атаки и обратили эскадроны в бегство. В двухсуточном бою с врагом было уничтожено 122 фашиста, захвачено 3 миномета, 2 пулемета и другое военное имущество.

Оккупанты были вынуждены укрепить свои гарнизоны. Самолеты-разведчики все дневное время висели над районом базирования бригады. 17 мая гитлеровцы начали новую карательную операцию против партизан. Противник наступал большими силами из Новоселья, Струг-Красных, Гдова, Полны и Ляд. В операции приняла участие фронтовая дивизия врага, направлявшаяся на отдых. Партизаны были предупреждены об опасности радиограммой из Ленинградского штаба партизанского движения и своими разведчиками. В этой обстановке командование бригады приняло решение рассредоточить полки и передвигаться только ночью. Полк В. П. Объедкова занял позиции в районе лесной дачи "Благой мост", полк Г. В. Тимофеева - в деревне Заянье, полк Н. И. Синельникова - в Сороковом бору. Комбриг и комиссар находились в 1-м полку. Партизаны умело маневрировали, уходя из-под ударов врага. Существенного урона полкам карательная экспедиция фашистов не нанесла. В то же время партизаны наносили ощутимые удары по врагу. 24 мая 3-й полк устроил засаду у деревни Полуяково, где было уничтожено 30 фашистов. 29 мая партизаны взорвали два эшелона противника на Варшавской железной дороге. 31 мая 2-й полк разгромил батальон гитлеровцев у деревни Кириково.

Активные боевые действия партизан требовали большого количества боеприпасов, которые были на исходе. Ленинградский штаб партизанского движения предложил командованию бригады выбрать место для сброса боеприпасов с самолета. Таким местом была избрана Шкваренская лесная дача. Позиции здесь занял 2-й партизанский полк, который несколько дней ждал грузы, но самолеты прилететь не смогли. Этим воспользовались каратели, которые окружили партизан плотным кольцом: через каждые пять метров был отрыт окоп-ячейка, через каждые пять ячеек размещались пулеметное гнездо, гранатомет или миномет. По дороге между деревнями Рошалево и Мошнино курсировали вражеские броневики и танки. На высоте у деревни Шкварно были установлены батареи тяжелых минометов. Штаб карателей расположился в деревне Сафронова Гора. Противник все глубже проникал в лес, сжимая кольцо. Партизаны голодали, лошади были съедены. Командование полка решило создать отряд прорыва, собрав для него патроны и гранаты у всех остальных бойцов. Движение было начато ночью между Сафроновой Горой и рекой Люта. В ходе боя партизаны смяли четыре вражеские засады и вырвались из окружения. В этом жестоком бою геройски погиб комиссар полка П. В. Власов.

Наконец 21 июня прилетел давно ожидаемый партизанами самолет "Дуглас", который сбросил во вновь избранный район взрывчатку, патроны, гранаты, радиопитание, обувь, газеты и продукты. Партизаны вновь перешли к активным боевым действиям. Полк Н. И. Синельникова 3 июля совершил внезапный налет на немецкий гарнизон в деревне Елешно. Было убито более 100 фашистов, взорван склад боеприпасов. В ночь на 15 июля полк В. П. Объедкова напал на вражеский гарнизон в деревне Гвоздно, который насчитывал до 300 человек пехоты и конников. В ходе боя было уничтожено 120 солдат и офицеров противника, взяты значительные трофеи. Полк Г. В. Тимофеева в двух боях уничтожил 200 фашистов, 3 автомобиля и артиллерийское орудие.

Советская авиация стала регулярно совершать рейсы к партизанам, бесперебойно доставляя им все необходимое для борьбы с фашистскими захватчиками.

Безрезультатно закончилась и третья карательная экспедиция гитлеровцев против 2-й Ленинградской партизанской бригады, которая продолжалась с 12 июня по 24 июля 1943 года. В ходе боев партизаны нанесли врагу ощутимые потери. Из засад и в боях с гарнизонами было уничтожено 744 вражеских солдата и офицера, захвачены 192 верховые лошади, 2 станковых пулемета, 4 автомашины, пущены под откос 3 эшелона с техникой, взорваны 2 склада с боеприпасами и 1 - с продовольствием, выведено из строя 450 рельсов. 27 июля 1943 года от начальника Ленинградского штаба партизанского движения М. Н. Никитина в бригаде была получена радиограмма, в которой были такие слова: "Родина и советский народ никогда не забудут ваших подвигов!"

В августе 1943 года по плану, разработанному Центральным штабом партизанского движения, почти по всей оккупированной территории страны началась операция "рельсовая война". Одновременными массированными ударами партизаны взрывали сотни и тысячи рельсов, разрушали мосты, ломали железнодорожные стрелки, вырезали линии связи.

Первый удар по рельсам был нанесен в ночь на 1 августа 1943 года. На Варшавской железной дороге действовали партизаны 5-й и 2-й Ленинградских партизанских бригад. 2-й полк 2-й партизанской бригады под командованием Н. И. Синельникова в районе Заречье взорвал 310 рельсов и железнодорожный мост. 6 августа отряд С. Н. Чебыкина 5-й партизанской бригады взорвал 120 рельсов на участке Плюсса - Струги-Красные. В ночь на 7 августа бойцы 1-го и 3-го полков 2-й партизанской бригады произвели налет на станцию Замогилье железной дороги Псков - Гдов (в послевоенное время эта дорога не восстанавливалась и ныне отсутствует). В результате пятичасовой операции партизаны полностью уничтожили станцию и железнодорожное полотно на протяжении семи километров. Движение по этой дороге было прервано на пять дней. 17 августа снова прогремели взрывы на железных дорогах.

Массовые координированные действия партизан по разрушению железнодорожных путей парализовали тыловые коммуникации противника, осложняя положение его частей на фронте.

Гитлеровцы рассвирепели. 24 августа против 2-й Ленинградской партизанской бригады была предпринята новая карательная экспедиция, в которой участвовали войска СС, РОА, учебные команды, всего более 5 тысяч хорошо вооруженных солдат и офицеров. В тяжелых боях партизаны понесли значительные потери, но и врагу был нанесен большой урон. "Концерты" на железных дорогах продолжались.

Разведка 2-й Ленинградской партизанской бригады ходила в Гдов, Сланцы, Плюссу, Полну, Струги-Красные, Лугу, Псков. Там разведчики вербовали агентуру в учреждениях оккупантов, добывали ценные сведения о численности, вооружении и планах противника. Влияние партизан возросло столь значительно, что даже гражданский комендант Струг-Красных вынужден был оказывать услуги партизанским разведчикам.

В оккупированных районах продолжали успешно действовать межрайонные подпольные партийные центры. Струго-Красненский партийный центр Т. И. Егорова неоднократно передавал в бригаду по 150-200 человек пополнения. Псковский центр В. А. Акатова передал партизанам пополнение в 330 человек, из которых половина была вооружена. Новые бойцы приносили клятву ленинградских партизан, которая начиналась словами:

"Я, сын великого советского народа, добровольно вступая в ряды партизан Ленинградской области, даю перед лицом своей Отчизны, перед трудящимися героического города Ленина свою священную и нерушимую клятву партизана. Я клянусь до последнего дыхания быть верным своей Родине, не выпускать из рук оружия, пока последний фашистский захватчик не будет уничтожен на земле моих дедов и отцов. Мой девиз: видишь врага - убей его!"

Гитлеровское командование, стремясь затормозить рост партизанского движения, изолировать его от народа, обезопасить свои коммуникации, приняло варварское решение выселить все население с огромной территории - от линии фронта до позиции "Пантера" (Стратегическая позиция "Пантера" являлась продолжением пресловутого "Восточного вала", который гитлеровцы начали сооружать после поражения немецких войск под Курском. "Пантера" почти совпадала с западной границей Ленинградской области: она шла по левому берегу реки Нарвы, по западному побережью Чудского и Псковского озер, через Псков, Остров и далее на Идрицу и Полоцк. "Пантера" почти совпадала также с границами тылового района группы армий "Север"). Все имущество жителей должно было быть конфисковано, а дома сожжены. После этого, по замыслу оккупантов, неминуемо следовало полное истребление партизан, лишенных поддержки населения.

Начался массовый угон советских людей в фашистское рабство, запылали деревни и села. Только с 12 по 15 октября оккупанты угнали население и полностью сожгли следующие деревни в Новосельском районе: Заходцы - 25 дворов, Колядуха - 30, Малошани - 34, Адамово - 13, Гнилки - 4, Малые Гнилки - 10 дворов. За это же время в Струго-Красненском районе были сожжены следующие деревни: Игаево - 39 дворов, Кириловичи - 22, Конечек - 9, Прусыно - 26 дворов.

На помощь населению пришли партизаны. Бойцы 2-й Ленинградской партизанской бригады укрыли в лесах Струго-Красненского и Полновского районов более 5 тысяч мирных жителей. С. боем партизаны отбили у немцев 35 тонн хлеба, 850 голов скота и 120 лошадей, уничтожили 2 увозимых оккупантами комбайна, 5 тракторов и 40 молотилок. Многие местные жители, а также перебежчики из РОА и полицейских формирований присоединились к партизанам. Только 2-я партизанская бригада за два дня, 15 и 16 октября, приняла 210 местных жителей, 103 солдата РОА, 30 военнопленных и 34 бывших полицейских. Перебежчики шли к партизанам с полным вооружением и боеприпасами.

Операция по насильственному угону населения окончательно переполнила чашу терпения народа. Пробил час всеобщего вооруженного выступления против оккупантов, которое охватило территорию центральных и юго-западных районов Ленинградской области - Струго-Красненского, Новосельского, Полновского, Лядского, Плюсского, Уторгошского. Патриоты громили волостные управления и гарнизоны врага, сжигали мосты вокруг деревень, сооружали завалы, устраивали засады, организовывали дружины по охране своих очагов.

Народное выступление возглавили партийные организации. В мае 1943 года Ленинградский обком ВКП(б) восстановил райкомы партии. Струго-Красненский райком начал действовать в начале сентября 1943 года. Партизанские отряды в количестве 800 человек, действовавшие под руководством Струго-Красненского межрайонного подпольного партийного центра, были переданы в партизанские бригады. Вновь возродились возникшие еще осенью 1941 года в первом Партизанском крае организационные тройки - временные, чрезвычайные органы, которые содействовали созданию партийных организаций и партийно-комсомольских групп на местах, восстанавливали сельские Советы. Через своих уполномоченных и активистов в деревнях они организовывали население, создавая резерв партизанским соединениям и частям, развертывали агитационно-разъяснительную работу. Оргтройки брали на учет и под охрану отбитые у врага материальные ценности, создавали для партизан и населения продовольственные фонды, мастерские для пошива одежды и обуви, открывали больницы, школы, детские дома для сирот. Деятельность оргтроек направлялась райкомами партии и комиссарами партизанских бригад и полков. В Струго-Красненском районе были созданы две оргтройки: 1-я оргтройка (председатель Н. А. Сергачев) осуществляла власть через своих представителей в семи восточных сельсоветах, 2-я оргтройка (председатель Т. И. Егоров) - в западных сельсоветах района. Была создана оргтройка и в Новосельском районе.

Ленинградский штаб партизанского движения отдал приказ партизанским соединениям всеми силами поддержать выступление народа. Советские самолеты сбрасывали оружие и боеприпасы.

В результате в тылу немецкой группы армий "Север" почти одновременно образовались три партизанских края. Наиболее крупный и монолитный из них находился в центральной части Ленинградской области, охватывая почти весь Уторгошский район, большую часть Солецкого, почти половину Батецкого и Струго-Красненского районов, часть Плюсского, Лужского и Дновского районов. Здесь находилось 500 населенных пунктов и проживало 150 тысяч человек.

Партизанские силы быстро росли. Создавалась мощная партизанская армия. Отряды превращались в полки, полки - в бригады. Все четыре полка 2-й Ленинградской партизанской бригады в октябре 1943 года были реорганизованы в бригады. 2-й полк был переформирован во 2-ю партизанскую бригаду имени Н. Г. Васильева. Командиром ее стал Н. И. Синельников, участник всех крупных боев 2-й Ленинградской партизанской бригады, комиссаром - В. И. Ефремов. В течение ноября - декабря вновь созданная бригада значительно пополнила свой личный состав, численность ее достигла 2660 человек. На основе 1-го полка была сформирована 6-я партизанская бригада. Командиром ее был назначен В. П. Объедков, комиссаром - В. Д. Зайцев. За месяц численность бригады удвоилась и вскоре составила 1 830 человек. На базе 4-го полка была создана 7-я партизанская бригада, возглавляемая комбригом А. В. Алексеевым, кадровым военным, и комиссаром А. Ф. Майоровым, бывшим начальником политотдела 2-й Ленинградской партизанской бригады, утвержденным в мае 1943 года первым секретарем Дедовичского райкома партии.

"Бригада организована 10 октября из трех партизанских отрядов общей численностью 270 человек, - докладывал А. Ф. Майоров в Ленинградский штаб партизанского движения. - За месяц количество партизан возросло до 1373 человек, из них 412 - невооруженных". Вскоре 7-я партизанская бригада уже имела в своих рядах более 1 800 человек.

3-й полк бывшей 2-й Ленинградской партизанской бригады стал ядром новой, 9-й бригады, о которой газета "Ленинградский партизан" писала: "Девятая бригада родилась в пламени всенародной партизанской войны с фашистскими оккупантами. Народ посылал сотки и сотни своих лучших сынов и дочерей на борьбу с врагом. Народ образовал отряды Девятой партизанской бригады. И с первых же дней своего существования эти отряды отличались своей боевитостью". И. Г. Светлов, назначенный командиром 9-й бригады, прошел до этого боевой путь от командира подрывной группы до командира полка. Комиссаром бригады стал И. Д. Дмитриев. К 1 декабря 1943 года бригада выросла до 2 тысяч партизан. В ней было восемь отрядов. На партийном учете состояло 144 коммуниста.

Новые партизанские соединения расширили борьбу против оккупантов, взяли под вооруженную защиту население, увеличили возможности диверсионной деятельности партизан на важнейших коммуникациях врага - Варшавской, Псковско-Веймарнской и Балтийской железных дорогах, а также на Киевском шоссе. После одной из операций "рельсовой войны", успешно проведенной партизанами, Ленинградский штаб партизанского движения отмечал: "Нормальное движение по Варшавской железной дороге между Псковом и Лугой было прервано с момента нападения на 29 часов. Для восстановления участков разрушенной дороги немецкое командование было вынуждено привозить рельсы из Пскова".

Партизанские налеты на Варшавскую железную дорогу следовали один за другим. Мощные удары по линии были нанесены партизанскими бригадами 18 и 30 октября.

Массированный вывод рельсов из строя, который сочетался с другими железнодорожными диверсиями, привел к значительному удлинению срока прохождения военных эшелонов врага, затрудняя перегруппировку сил группы армий "Север".

Более эффективными стали выходы партизан на Киевское шоссе. В ночь на 16 ноября 1-й полк 5-й Ленинградской партизанской бригады под командованием П. В. Скородумова оседлал шоссе в районе деревень Новоселье - Маяково. Все восемь мостов на этом участке были взорваны. "С помощью населения, - писал командир 5-й бригады К. Д. Капипкий, - партизаны спилили все телеграфно-телефонные столбы, разбили изоляторы, а проволку использовали для связывания деревьев, из которых на шоссе были сделаны минированные завалы". Попытки гитлеровцев вытеснить партизан долго не приводили к успеху. Во второй половине дня 17 ноября враг бросил в бой танки и бронемашины. Двое суток партизаны удерживали дорогу, движение по которой было прервано. Это всполошило командование 18-й немецкой армии, которое было вынуждено выдвинуть на охрану шоссе новые пехотные подразделения и боевую технику.

Партизанские соединения встали на защиту населения, отбивая эшелоны с угоняемыми в фашистское рабство советскими людьми. Жителей выводили из опасных мест в лесные лагеря. Одновременно партизаны не допускали вывоза в Германию материальных ценностей, продовольствия и скота. Партизаны 5-й Ленинградской бригады в районе Боротно отбили у захватчиков 1 тысячу пудов зерна и возвратили его крестьянам. Замысел фашистов превратить значительную часть территории Ленинградской области в безлюдную пустыню был сорван.

На землях, отвоеванных партизанами, налаживалась жизнь по советским законам. Оргтройки создавали продовольственные фонды для обеспечения питанием партизан и населения. Беженцам выдавали по 8 килограммов муки на взрослого и по 5 килограммов - на ребенка до 12 лет. К дню 26-й годовщины Великого Октября население Струго-Красненского района передало партизанам через оргтройки 180 килограммов домашнего печенья, 60 килограммов меда и много теплых вещей. 2-я струго-красненская оргтройка создала 11 валяльных, 2 портновские мастерские, 4 мастерские по выработке кож, овчин и по изготовлению обуви.

Население живо откликнулось на призыв 1-йструго-красненской оргтройки построить госпиталь для партизан 5-й Ленинградской бригады. В глухом лесу, на острове среди болот, были в короткий срок построены два больших дома под больничные палаты, а рядом с ними - подсобные помещения. Госпиталь на 100 коек обслуживали 5 врачей и 30 медсестер и санитарок. Население окрестных деревень ежедневно доставляло сюда молоко и овощи. В декабре, когда госпиталь стал испытывать недостаток в перевязочных средствах, жители района привезли 1200 метров тонкого холста. В память об "островке жизни" группа энтузиастов районного краеведческого музея установила здесь в 1986 году обелиск: над стальным абрисом человеческого сердца сверкает алая пятиконечная звезда.

Для детей были открыты школы. 2-я струго-красненская оргтройка подобрала учителей, организовала ремонт школьных зданий. В ее отчете записано: "Начиная с ноября по день прихода Красной Армии, т. е. по март, в районе работало 13 сельских школ. Посещаемость детей школьного возраста в большинстве школ была 100-процентной". Газета Ленинградского обкома комсомола опубликовала письмо учеников одной из этих школ:

"Дорогие ребята-ленинградцы!

Еще совсем недавно наш район был глубоким немецким тылом. Сейчас с каждым днем все ближе и ближе подходят к нам части Красной Армии, и мы с нетерпением отсчитываем дни, когда немцы откатятся от нас так же далеко, как далеко откатились они сейчас от города Ленина... Целых два года наша местность находилась под властью проклятых гитлеровцев, и они издевались над нами, как только хотели. Учиться мы, конечно, не могли. Школ у нас не было... Если бы не партизаны, то гитлеровцы до сих пор продолжали бы над нами издеваться. Но бойцы-партизаны заняли нашу деревню, и сейчас вся наша местность называется Партизанским краем. Смелые партизаны защищают нас от немцев. Они не только воюют с врагом, но и заботятся о нас, ребятах. Сейчас партизаны открыли для нас школу и как только могут помогают нам в учебе. Но учиться нам нелегко. У нас нет тетрадей, и пишем мы на старых обоях, которые сдираем со стен домов, разрушенных гитлеровцами. Чернил, перьев и карандашей у нас тоже нет. Учебники немцы сожгли. Но несколько учебников нам удалось от них спрятать, вот по ним мы и занимаемся. Сейчас в нашей школе уже 42 ученика, и почти каждый день к нам прибывают все новые и новые ребята...

С приветом - учащиеся 3-го и 4-го классов Сафроногорской школы".

В середине ноября 1943 года командование 2-й Ленинградской партизанской бригады вместе с райкомами партии провело совещание оргтроек Псковского, Новосельского и Струго-Красненского районов. На нем были обсуждены вопросы, связанные с выполнением указания ЦК ВКП(б) о спасении населения от угона в гитлеровское рабство, о координации действий партизанских отрядов и населения на железнодорожных коммуникациях врага. 30 декабря в деревне Новоселье прошло совещание всего партийного и советского актива. В его работе приняло участие около 150 человек. В связи с надвигающимися боями на советско-германском фронте было решено укрепить оборону лесных лагерей, ускорить подготовку резервов для партизанских отрядов из молодежи, расширить продовольственные базы, более экономно расходовать продукты.

Зимой 1943/44 года оргтройки и их уполномоченные по сельсоветам (кустам) развернули энергичную подготовку к весеннему севу. Брали на учет семена, тягловую силу, создавали мастерские по ремонту сельскохозяйственной техники. Население горячо взялось за дело. Люди были уверены, что ко времени весеннего сева край будет окончательно освобожден от гитлеровских захватчиков.

Опасаясь разгрома своих небольших гарнизонов, враг оттянул их в районные центры, в населенные пункты вдоль железных и шоссейных дорог. Эти усиленные гарнизоны служили опорными пунктами для карательных походов, в которых принимали участие полевые войска гитлеровцев. Получив партизанский отпор, эти войска вновь укрывались в своих гарнизонах или отходили в район боевых действий, к фронту.

Жестокость фашистов не знала предела. Враг поджигал с самолетов деревни. Зверствовали каратели. Командование группы армий "Север" проводило против партизан одну операцию за другой. Напряжение и ожесточенность партизанской войны нарастали по мере приближения часа освобождения оккупированных районов Ленинградской области Красной Армией.

14 января 1944 года советские войска перешли в наступление под Ленинградом и Новгородом. За первые 12 дней напряженных боев части Красной Армии преодолели сильно укрепленную, глубоко эшелонированную оборону немцев под Ленинградом, штурмом овладели важнейшими узлами сопротивления и опорными пунктами противника, городами Красное Село, Ропша, Урицк, Пушкин, Павловск, Мга, Гатчина и другими. Успешно развивая наступление, советские войска освободили более 700 населенных пунктов и отбросили противника от Ленинграда по всему фронту на 65-100 километров. Город Ленина был полностью освобожден от вражеской блокады. Продолжая наступление, наши войска ночным штурмом овладели станцией Сиверская.

Действия Красной Армии под Ленинградом активно поддержали партизанские соединения. На пути отступления гитлеровских войск они взрывали мосты, рельсы, насыпи, пускали под откос поезда с солдатами, офицерами и боевой техникой противника. Только 2-я партизанская бригада имени П. Г. Васильева под командованием Н. И. Синельникова с 14 января по 20 февраля 1944 года взорвала 3 железнодорожных моста, 5630 рельсов, пустила под откос 9 вражеских эшелонов с военными грузами, уничтожила 478 автомашин, 104 артиллерийских орудия, 5 танков, 64 километра телеграфно-телефонной связи, истребила 2 489 гитлеровских солдат и офицеров. Партизаны этой бригады, взаимодействуя с частями Красной Армии, разгромили немецкую пехотную дивизию. "Не дать немецко-фашистским захватчикам живыми уйти с ленинградской земли" - под таким лозунгом действовали советские патриоты.

6 февраля 1944 года партизанские отряды, взаимодействуя со 116-м корпусом генерала А. Н. Астанина, настигли у деревень Зовка и Зарябинка Струго-Красненского района 58-ю механизированную немецкую дивизию и вступили с ней в бой. В сражении с той и другой стороны принимали участие тысячи людей, множество танков, бронемашин, орудий. Цепляясь за каждый метр захваченной земли, фашистские оккупанты ожесточенно сопротивлялись, но были наголову разбиты.

После разгрома петергофско-стрельнинской группировки противника войска Ленинградского фронта (командующий - генерал армии Л. А. Говоров) продолжали наступление в направлении на Нарву, Гдов и Лугу. 67-я армия под командованием генерал-лейтенанта В. П. Свиридова наступала на Лугу. Несмотря на упорное сопротивление противника, соединения 67-й армии во взаимодействии с войсками Волховского фронта (командующий - генерал армии К. А. Мерецков) и партизанами 12 февраля освободили город Лугу. К 15 февраля наши войска полностью преодолели важный оборонительный рубеж, оборудованный гитлеровцами но реке Луге.

13 февраля Волховский фронт был расформирован, и основная часть его войск вошла в состав Ленинградского фронта. Главные силы фронта получили задачупродолжать стремительное преследование противника на юго-запад и юг.

Войска Ленинградского фронта, развивая наступление, 18 февраля овладели станцией Плюсса и с боями продвигались к Стругам-Красным. Гитлеровцы принимали все меры, чтобы задержать наши войска на промежуточных рубежах. Они создавали на путях отхода заграждения, взрывали здания, мосты, рельсы и даже закладывали авиабомбы под полотно шоссейных дорог.


Братская могила воинов Советской Армии в Стругах-Красных.

Лишь стремительное наступление Красной Армии позволило предотвратить уничтожение вражескими подрывными командами железнодорожных сооружений и мостов.

21 февраля части 46-й стрелковой дивизии 67-й армии под командованием генерала С. Н. Борщева вышли на подступы к районному центру Струги-Красные, где встретили отчаянное сопротивление противника. Вперед был выслан разведывательный взвод под командой старшего сержанта В. Я. Тупкаленко, чтобы установить, где у немцев имеются открытые фланги в обороне. Вместе со взводом пошли в разведку командир 49-й разведывательной роты старший лейтенант П. Я. Ляхов и санинструктор роты Мария Ющенко. Но в темноте наши разведчики попали на минное поле. Взрывом были убиты командир роты и санинструктор. Горечь потери не остановила бойцов. Разведчики установили, что южнее поселка Струги-Красные левый фланг у противника открыт.

Командир дивизии генерал С. Н. Борщев принял решение в ночь с 22 на 23 февраля совершить обходный маневр силами 314-го полка подполковника А. П. Мельникова и лыжного батальона капитана В. Г. Арсенина. "Двадцать третьего февраля, - сказал генерал,-День Красной Армии. Надо отметить его достойно. Струги-Красные должны быть в наших руках!"

314-й полк, совершив ночной обход по глухим лесным тропам и болотам, к 4 часам утра вышел в тыл обороняющегося противника. Свой наблюдательный пункт подполковник А. П. Мельников разместил на высоте в полутора километрах от поселка. В тылу гарнизона противника оказался 3-й батальон старшего лейтенанта Трунилина. В 6 часов утра батальон Трунилина с приданной ему ротой автоматчиков 314-го полка без артподготовки начали штурм позиций врага и ворвались в Струги-Красные. Немцы выскакивали из домов - одни в нижнем белье, другие одевались на ходу. В это же время лыжный батальон капитана В. Г. Арсенина и 340-й полк под командованием полковника И. Н. Фадеева вошли в поселок с другой стороны. Струги-Красные были освобождены or оккупантов.

На следующий день Совинформбюро сообщило: "В течение 23 февраля юго-западнее и южнее города Луга наши войска продолжали вести наступательные бои, в ходе которых сломили сопротивление противника и овладели районным центром Ленинградской области и крупной железнодорожной станцией Струги-Красные, а также с боями заняли более 30 других населенных пунктов...".

Станция Новоселье была освобождена от немецко-фашистских захватчиков 26 февраля 1944 года 330-м стрелковым полком (командир - подполковник В. А. Подкалюхин) 86-й стрелковой дивизии (командир-полковник С. П. Демидов) 67-й армии Ленинградского фронта. 86-я стрелковая дивизия была создана в сентябре 1941 года на базе 4-й дивизии народного ополчения, сформированной из добровольцев Дзержинского и Куйбышевского районов Ленинграда, рабочих Ижорского завода. Дивизия вела бои на Невском "пятачке", обороняла Ленинград, участвовала в прорыве блокады и в боях за освобождение районов Ленинградской области. К 15 февраля части дивизии подошли к рубежу Лог - Щир - Яблонец, где противник оказал сильное огневое сопротивление, но был смят.

В ночь на 26 февраля 330-й полк 86-й стрелковой дивизии завязал бой за станцию Новоселье и вытеснил оттуда немцев, которые начали отход вдоль железной дороги на Псков, а также по шоссе на Цапельку. Немецкие факельщики не успели сжечь последние дома. Были спасены 50 жителей, запертых фашистами в подвале и ожидавших смерти.

В освобождении Струго-Красненского района от немецко-фашистских захватчиков участвовали Ленинградские партизанские бригады Н. И. Синельникова, К. Д. Карицкого и И. А. Алексеева.

После освобождения оккупированных районов партизанские бригады были выведены в Ленинград на расформирование. Их бойцы вливались в регулярные части Красной Армии. 1 марта 1944 года трудящиеся города-героя торжественно встретили партизан 2-й, 6-й и 9-й Ленинградских партизанских бригад.

За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, многие партизаны, воевавшие на территории Струго-Красненского района, были награждены орденами и медалями. Партизанам Леониду Александровичу Голикову, Ивану Ивановичу Сергунину, Константину Дионисьевичу Карицкому, Дмитрию Ивановичу Соколову, Владимиру Васильевичу Егорову, Алексею Федоровичу Тараканову и Василию Павловичу Плохому было присвоено звание Героя Советского Союза.

Немало бойцов и командиров Красной Армии были награждены боевыми орденами и медалями за проявленное мужество в боях за освобождение Струго-Красненского района.

Около 5 тысяч жителей района храбро сражались в рядах Красной Армии и в партизанских отрядах. На полях сражений остались лежать 2 836 воинов-стружан. Около тысячи бывших фронтовиков проживает сегодня на территории Струго-Красненского района. Многие из них уже на заслуженном отдыхе, но значительная часть ветеранов войны продолжает трудиться, укрепляя экономическую мощь нашей Родины, проводя большую воспитательную работу среди молодежи.

Стругокрасненцы гордятся своими земляками - Героями Советского Союза Михаилом Ивановичем Овсянкиным, Георгием Алексеевичем Евстафьевым и Сергеем Николаевичем Глинским.

М. И. Овсянкин родом из деревни Моложани. До войны он работал в Ленинграде. В 1941 году Михаил Иванович вступил в ряды Красной Армии и с 1942 года до полной победы над фашистской Германией сражался с врагом на фронтах Великой Отечественной войны, пройдя с боями путь от Подмосковья до подступов к Праге. Звание Героя Советского Союза старшему сержанту М. И. Овсянкину было присвоено за отличное выполнение боевых задач при форсировании Днепра и проявленные при этом мужество и героизм. В его боевой характеристике говорилось: "В эти самые ответственные моменты боя, когда особенно были необходимы точные сведения о противнике, от которых зависит исход операции, М. И. Овсянкин, проявляя высокое мужество и героизм, первым со своим отделением форсировал Днепр и сообщил ценные данные. В ходе ожесточенных боев на плацдарме, рискуя жизнью, он выполнял трудные задания, добывая "языка". На его счету 10 взятых "языков"".

М. И. Овсянкин награжден также орденом Красного Знамени, медалью "За отвагу" и другими боевыми наградами.

Г. А. Евстафьев родился в поселке Новоселье, где закончил до войны 8 классов средней школы. В первые дни войны 17-летний комсомолец добровольно вступил в ряды Красной Армии и был направлен в Череповецкое военное училище. С октября 1941 года и до конца войны молодой офицер сражался с врагом на должностях командира взвода, заместителя командира и командира отдельной разведывательной роты. Он был дважды ранен и дважды контужен. В ходе сражения за Днепр старший лейтенант Г. А. Евстафьев с группой разведчиков переправился на западный берег реки, севернее Днепропетровска, где наши подразделения вели тяжелые бои за удержание плацдарма. Г. А. Евстафьев принял на себя командование всеми группами бойцов, которые к этому времени остались без командиров, и умело организовал оборону. За два дня боев наши бойцы отразили семь ожесточенных атак, а затем сами перешли в наступление, захватив траншею противника и удерживая ее до подхода новых сил. Г. А. Евстафьев был контужен, но не вышел из боя. За этот бой ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

С. Н. Глинский родился в деревне Ягодно в 1913 году, в бедной крестьянской семье. Здесь же он вырос и затем работал секретарем сельсовета и возглавлял комсомольскую ячейку, а впоследствии был избран первым секретарем Плюсского райкома ВЛКСМ. Когда комсомол взял шефство над Военно-Воздушным Флотом страны, Сергей Глинский поступил в авиационное училище и стал военным летчиком. Перед войной он командовал эскадрильей бомбардировочной авиации. Свои боевые действия С. Н. Глинский начал под Ленинградом в трудные дни героической обороны города. В январе 1944 года его самолет был подбит в районе Гатчины и, объятый пламенем, пошел вниз. Раненый летчик выпрыгнул с парашютом, но при приземлении повис на проводах и был схвачен гитлеровцами. Через несколько дней С. Н. Глинский организовал побег группы советских военнопленных. При перевозке по железной дороге советские патриоты уничтожили охрану в вагоне и на ходу выпрыгнули из поезда. От партизан, к которым им удалось пробиться, они были переправлены через линию фронта. После возвращения в свою часть С. Н. Глинский продолжал боевые вылеты. Он участвовал в прорыве обороны противника в районе Нарвы, в освобождении городов и сел Советской Эстонии, островов Даго и Эзель, в штурме укреплений Восточной Пруссии. За годы Великой Отечественной войны Сергей Николаевич сделал 146 боевых вылетов и уничтожил сотни гитлеровцев, десятки самолетов, танков, орудий, автомашин, оборонительных сооружений, складов и других объектов врага. Его эскадрилья за это время произвела 1 126 успешных боевых вылетов и нанесла врагу огромные потери. В июне 1945 года майору С. Н. Глинскому за отличное выполнение заданий командования, умелое руководство эскадрильей и личный героизм, проявленный в боях против гитлеровских захватчиков, было присвоено звание Героя Советского Союза. Он награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Александра Невского, Отечественной войны и многими боевыми медалями.


Совхоз "Вперед". Памятник землякам, погибшим в годы войны.

Советские люди бережно хранят память о тех, кто погиб за свободу и независимость нашей Родины. На территории Струго-Красненского района находятся 26 братских могил и воинских кладбищ. На них высятся обелиски в память о павших, многие из обелисков украшены изображениями ордена Отечественной войны. Эти захоронения расположены в Стругах-Красных и на станции Новоселье, неподалеку от деревень Щир, Щегли, Лудони, в деревнях Яблонец, Заполье, Ждани, Костелево, Творожково, Подол, Страшево, Машутино, Узьмино, Зовка, Остров, Бельско, Радонка, Демяховщина, Могутово, Хредино, Боротно.

В деревнях Пятчино, Соседно, Заозерье установлены обелиски в честь колхозников, погибших в годы Великой Отечественной войны. На месте бывшей деревни Ростково Новосельского сельсовета установлен обелиск в память о жителях деревни, зверски уничтоженных фашистами в 1943 году.

После освобождения Струг-Красных одна из улиц поселка названа улицей Победы. В 1965 году улица Скотобойная была переименована в улицу имени Тамары Ершовой. Партизанка-разведчица, уроженка Струг-Красных Тамара Ершова была схвачена фашистами и расстреляна. В 1944 году ее прах был перенесен на кладбище в поселок. Есть в районном центре улица имени Егорова, названная в честь партизана-разведчика Василия Егоровича Егорова, погибшего в 1944 году при исполнении служебных обязанностей. Его тело похоронено в братской могиле в деревне Творожково.

После освобождения района Ленинградский обком партии направил первым секретарем Струго-Красненского райкома ВКП(б) Н. А. Рачкова, председателем райисполкома - Т. И. Егорова. Среди первых партийных и советских работников района после оккупации были С. И. Гусев, Н. Я. Богданов, В. А. Блистовский, А. П. Пыжова, Н. И. Иванов, П. А. Васин, А. В. Васина, В. Д. Зайцев, А. Г. Кабанов, А. Н. Нестеров, А. В. Цветков, А. Н. Дубков, Д. П. Никитин, И. В. Хвоин. В Новосельский район (в то время самостоятельный) первым секретарем райкома ВКП(б) был направлен Н. П. Дурыгин. Вместе с ним в освобожденном районе работали С. Т. Кольцов, Е. К. Лебедев, М. В. Малеев, А. А. Яснова, П. А. Григорьев.

Трудящиеся Струго-Красненского и Новосельского районов вместе с рабочими, колхозниками и служащими других освобожденных районов Партизанского края приступили к восстановлению разоренного немецко-фашистскими захватчиками народного хозяйства.

Под мирным небом

Смерч войны, немецко-фашистская оккупация оставили после себя в Струго-Красненском районе могилы и пепелища. По далеко не полным данным гитлеровцы расстреляли 328 жителей района, повесили 64 советских патриота, замучили в застенках 45 человек, угнали на фашистскую каторгу более 3200 стружан.

Струго-Красненский район был выжжен на 75 процентов. Практически был уничтожен районный центр. В поселке Струги-Красные из 1 тысячи домов остались только 17 построек, в том числе здание, занимаемое сейчас районной библиотекой. Были полностью разграблены и разрушены фашистами усадьбы совхозов "Авангард" и "Вперед", а также колхозов района. Всего было сожжено 4290 построек, в том числе 64 здания правлений колхозов, 24 Дома культуры, 35 школ, 14 библиотек. Оккупанты отобрали у населения 10 тысяч голов скота, более 600 лошадей. Только сельскохозяйственной артели "Колхозная стройка" (часть нынешнего совхоза "Первомайский") был нанесен ущерб на сумму более 4 миллионов рублей. А урон, причиненный району в целом, составил почти 70 миллионов рублей.

Жизнь на руинах и пепелищах начала возрождаться сразу же после изгнания немецко-фашистских захватчиков. Поначалу брались за самое необходимое: расчищали улицы, восстанавливали железную дорогу, линии связи, мосты. Выводили население из землянок в благоустроенные дома.


Памятник В. И. Ленину в совхозе "Авангард".

Символом вновь обретенной свободы стал памятник В. И. Ленину на центральной усадьбе совхоза "Авангард" в деревне Марьино. За несколько месяцев до войны он был получен с сельскохозяйственной выставки в Москве, участником которой был совхоз. Установить его не успели. За два дня до прихода немецко-фашистских захватчиков жительницы совхоза Ольга Сергеевна Волкова, Анна Федоровна Дикарева и Вера Сергеевна Пантелеева в ночное время зарыли ящики с деталями памятника в землю. Вскоре после изгнания врага ящики были открыты и памятник В. И. Ленину был собран и установлен в совхозе.

Трудящиеся района работали не покладая рук, постоянно ощущая заботу партии и правительства. В первые послевоенные годы в район поступило 11 тракторов и другая сельскохозяйственная техника, более 1 400 голов скота, 549 лошадей, семенное зерно. Государство предоставило гражданам ссуды на строительство жилья. Инвалидам Великой Отечественной войны и семьям военнослужащих была оказана материальная помощь, им было выдано более 1300 метров мануфактуры, около 2 тысяч пар обуви, почти 10 тонн зерна, 678 коров.

Уже весной 1944 года колхозы и совхозы района засеяли 3735 гектаров зерновых культур, 649 гектаров льна, посадили картофель на 465 гектарах.

О трудном послевоенном времени впсстяновления народного хозяйства помнят многие жители Струго-Красненского района. В удостоверении тракториста из совхоза "Красное" Н. А. Сумца, ныне кавалера ордена Трудовой Славы III степени и двух медалей "За трудовую доблесть", значится дата выдачи документа - 20 апреля 1944 года. Н. А. Сумец вспоминает:

- Бывало, как на войне. В посевную и ночевали в поле у разведенного костра, а утром, чуть свет, снова за работу. Пахали и сеяли от темна до темна, а получали полукилограммовую пайку кукурузного хлеба, которую запивали водой из ручья. И было мне в ту пору 16 лет от роду. Весной 1947 года надо было вспахать большое количество пашни и засеять ее овсом. В совхозе же было только четыре лошади и один гусеничный трактор "НАТИ". Спать приходилось во время заправки трактора. Работали весь световой день и в ночное время при тусклом свете тракторных фар, но со своей задачей мы справились...

Совхоз "Красное" был создан в конце 1946 года. В его хозяйстве было несколько десятков гектаров запущенной земли, полсотни коров, скотные дворы со стенами из жердей, для теплоты обложенными дерном. С годами границы совхоза расширялись. В его состав вошли земли бывших колхозов имени Мичурина, "Путеводитель", "Новый путь". Появились несколько тракторов "НАТИ", "Универсал", "ХТЗ", автомашина "ГАЗ-АА". Совхозу была передана техника МТС. Теперь это одно из самых крупных многоотраслевых сельскохозяйственных предприятий района. Здесь тысячи гектаров пашни, лугов и пастбищ, на фермах содержатся многие сотни коров, бычков на откорме, свиней. На машинном дворе почти 80 тракторов, 30 автомашин, 9 зерноуборочных комбайнов и много другой современной техники,

В первые послевоенные пятилетки были подняты из руин промышленные предприятия Струги-Красненского района, жилые строения, учреждения культуры и здравоохранения, школы. Строительный участок в районе возглавил М. М. Попов, вернувшийся в родные места после демобилизации. Он создал крепкий, работоспособный коллектив строителей, организовал и построил производственную базу участка. Строительством льнозавода руководил А. В. Лезенков, до войны работавший приемщиком льноволокна. Типовую ветлечебницу построили своими силами работники ветеринарной службы района во главе с М. И. Смирновым. За восстановление разрушенной фашистами районной больницы взялись комсомольцы и молодежь райцентра.

Руками рабочих, колхозников, всех жителей района народное хозяйство было не только восстановлено, но и поднято на уровень, значительно превосходящий довоенный.

Сейчас Струги-Красные - поселок городского типа. Он давно перешагнул свои прежние границы, украсился новыми домами, зданиями культурно-бытового назначения. Его облик и экономику определяют семь промышленных предприятий: завод силикатного кирпича, комбинат производственных предприятий, лесхоз, ремонтно-техническое предприятие, молокозавод, хлебозавод, типография. В 1987 году ими выпущено продукции более чем на 12,2 миллиона рублей. В промышленности района занято свыше 700 человек.

Гордостью стружан стал завод силикатного кирпича. Он вступил в строй действующих предприятий в декабре 1974 года. В 1975 году завод произвел 10 миллионов штук кирпича. Численность всего промышленно-производственного персонала в то время составляла 263 человека. За последующие годы он увеличился немногим более чем на 100 человек, а выпуск кирпича превысил 52 миллиона штук ежегодно и продолжает расти.


Завод силикатного кирпича.

На заводе большое внимание уделяется социально-бытовой сфере. Для рабочих предприятия построены четыре пятиэтажных дома, которые образовали новый жилой массив райцентра по улице Мира, строятся коттеджи. Начато сооружение стадиона, нового магазина "Универсам". В жилом массиве работает летний кинотеатр, есть танцевальная площадка для молодежи. Для детей рабочих и инженерно-технических работников предприятия открыты детский сад и ясли, комната школьника. На заводе имеются столовая и кулинарный магазин. В летнее время рабочие могут отдохнуть на базе отдыха в деревне Щир. Развивается подсобное хозяйство предприятия по производству продуктов питания. Все это позволило резко сократить текучесть кадров на заводе, укрепить трудовую дисциплину.

Струго-Красненский комбинат производственных предприятий занимается вывозкой древесины, изготовлением пиломатериалов и тарной доски, в ассортименте его продукции-хлопчатобумажная пряжа и перчатки, вата и ватин, нетканое полотно.

Ремонтно-техническое предприятие обеспечивает бесперебойную работу сельскохозяйственной техники. Здесь ремонтируются тракторные двигатели, зерновые комбайны, восстанавливаются изношенные детали машин.

Почти 1 300 тысяч экземпляров районной газеты "За коммунизм" ежегодно печатает Струго-Красненская типография. В ней изготовляется также различная бланочная продукция.

На территории района действует карьер объединения "Союзформпески", который отгружает ленинградским заводам чистейший песок - незаменимый материал для литейного производства.

Значительную часть продукции промышленных предприятий Струго-Красненского района составляют товары народного потребления. Ежегодно их выпускается на сумму почти 5 миллионов рублей, в том числе изделий легкой промышленности - на 1 650 тысяч рублей и товаров культурно-бытового и хозяйственного назначения - на 334 тысячи рублей.

В районе ведется строительство. Ежегодно вводятся в действие основные фонды на сумму около 10 миллионов рублей, сдается до 8 тысяч квадратных метров жилой площади. Благоустраиваются села и районный центр. Объявлен общественный конкурс на проект благоустройства центральной площади Струг-Красных. Построена и продолжает расширяться большая сеть автомобильных дорог, которая соединила районный центр со всеми совхозами и колхозами района. Дорожное строительство в районе ведет Струго-Красненская ДПМК-10 треста "Агропромдорстрой".

Большие перемены произошли на селе. Каждый из девяти совхозов и двух колхозов района имеет необходимую материально-техническую базу, кадры подготовленных специалистов. В хозяйствах района находится более 650 тракторов, свыше 370 грузовых автомобилей, около 90 зерноуборочных комбайнов. На общественных фермах имеется почти 13 тысяч голов крупного рогатого скота, в том числе 5,3 тысячи коров, а также 25,2 тысячи свиней, более 3 тысяч овец.

Труженики сельского хозяйства района производят в общественном хозяйстве ежегодно около 10 тысяч тонн зерна, 11 тысяч тонн картофеля, около 10 тысяч тонн молока, 3 тысячи тонн мяса. Немало сельскохозяйственной продукции производится в личном хозяйстве рабочих совхозов и колхозников.

Одним из передовых хозяйств района является совхоз "Вперед". Из общей площади сельхозугодий 5,1 тысячи гектаров пашня занимает 3,2 тысячи гектаров, сенокосы - 1,2 тысячи гектаров. Крупного рогатого скота в совхозе 1430 голов, из них коров - 735. Свиней в общественном хозяйстве насчитывается более 7 700 голов.

Рабочие и специалисты совхоза добиваются роста выпуска сельскохозяйственной продукции. Увеличивается урожайность зерновых культур. Растут надои на фуражную корову.

В совхозе широко применяются новые, передовые методы хозяйствования. Из шести подразделений хозяйства пять работают на подряде. Созданы безнарядные звенья. Одно из них - звено Э. Г. Лайфа - выращивает зерновые и кормовые культуры, картофель на 773 гектарах. В звене семь механизаторов. В 1986 году здесь получено по 23,5 центнера сена многолетних трав, 186 центнеров однолетних трав на зеленый корм и 132 центнера силосных культур с одного гектара. Затраты на производство валовой продукции на 100 рублей составили 12 рублей 90 копеек при плане 15 рублей 40 копеек. Такая работа обеспечивает рентабельность совхоза. Растут и заработки рабочих. В звене Э. Г. Лайфа доплата на 1 рубль основной зарплаты составила 1 рубль 35 копеек.

В совхозе "Вперед" ведется хозяйственное и жилищное строительство. За последние годы здесь построены механизированный телятник на 400 голов, Дом культуры, магазин на центральной усадьбе. Ежегодно рабочие и специалисты хозяйства получают до 19 квартир.

Большая работа по улучшению социально-бытовых условий трудящихся проделана в совхозе "Пламя". На территории хозяйства имеются детский сад и ясли, столовая, магазин товаров повседневного спроса, медицинский пункт, почтовое отделение, баня, комплексный приемный пункт, библиотека, начальная школа. Центральная усадьба совхоза представляет собой красивый поселок с асфальтированными улицами, состоящий в основном из отдельных стандартных домов, на одну семью каждый. В совхозе ведется строительство Дома культуры, стадиона. Продолжается возведение жилых домов.

За послевоенные пятилетки коренным образом изменились условия труда и быта трудящихся Струго-Красненского района, их образование и культура.

Бытовые услуги в расчете на одного человека в целом по району превысили 29 рублей. Предприятия общественного питания ежегодно реализуют собственной продукции на сумму около 930 тысяч рублей, потребкооперации - свыше 870 тысяч рублей. В районном центре и селах района работают 92 магазина, 4 автомагазина, 20 предприятий общественного питания, 7 совхозных столовых и 7 магазинов ОРСа.

Население района обслуживают центральная больница с филиалом в Новоселье, поликлиника, амбулатория и 29 фельдшерско-акушерских пунктов. Медицинский персонал насчитывает 33 врача и 145 средних медицинских работников.

Жители района хранят память о заслуженном враче РСФСР Иване Сергеевиче Коптеве. В 1928 году, после окончания Второго Ленинградского медицинского института, крестьянин по происхождению, бывший участник первой мировой и гражданской войн И. С. Коптев стал заведующим Хрединской участковой больницей. С 1935 по 1941 год он работал заведующим Струго-Красненской районной больницей и заведующим райздравотделом. С начала Великой Отечественной войны и до ее победоносного завершения был военным хирургом. После демобилизации в 1948 году И. С. Коптев вернулся в район, где работал заведующим Леоновской больницей, а затем главным врачом Струго-Красненского больнично-поликлинического объединения. Под его непосредственным руководством еще до войны была построена, а в послевоенные годы восстановлена районная больница и многие медицинские пункты и лечебные учреждения района. И. С. Коптев был награжден орденом Ленина, орденами Отечественной войны I и II степеней, орденом Красной Звезды и медалями.

Более 2 тысяч детей и подростков обучаются в 3 средних, 8 восьмилетних и 9 начальных школах района. Причем сеть начальных школ растет. Развивается материальная база школ.

Все выпускники средних школ получают рабочую профессию по одной из нужных в районе специальностей: тракториста, строителя, повара, продавца, связиста и другим.


Струги-Красные. Почта, телеграф.

В школах проводится большая поисковая работа, способствующая патриотическому воспитанию молодежи.

В организации культурного досуга жителей Струг-Красных и сел района участвуют 1 районный и 9 сельских домов культуры, 21 клуб, 20 библиотек. При культурно-просветительных учреждениях работают народный театр в Новоселье, 20 любительских объединений, 87 кружков художественной самодеятельности.

При районной библиотеке вот уже более десяти лет существует литературный клуб "Вечерние встречи". Пользуются известностью фольклорные коллективы в Новоселье и совхозе "Авангард". Традиционными стали выставки народного творчества и смотры талантов. "Мир глазами детей" - так называлась выставка детского рисунка, проведенная в Стругах-Красных. На ней были представлены более 200 работ юных художников.

Почти 100 народных умельцев участвовали в смотре мастеров родного края, на котором были представлены работы по дереву, вязание, художественная вышивка Любители народных музыкальных инструментов собираются на смотры гармонистов "Здравствуй, гармонь".

Непосредственно в поле, на сенокосе, на ферме обслуживают полеводов и животноводов района 4 автоклуба и 9 агитбригад.

Стружане любят свой край, интересуются его историей, жизнью и деятельностью своих знаменитых земляков. В Стругах-Красных работает совет краеведческого музея на общественных началах. Его возглавляет Е. М. Федоров. Краеведы ведут поиск исторических документов, собирают предметы домашнего обихода и трудовой деятельности минувших поколений, записывают воспоминания участников гражданской войны, коллективизации и партизанского движения в районе в годы Великой Отечественной войны советского народа.

Большую помощь краеведы получают от старожилов районного центра и деревень. Так, А. Н. Бойков передал в совет музея металлическую бирку дореволюционного времени с надписью: "Ст. Струги-Белыя С.-З. ж. д., им. Холохино, С.-Петербург". Такими бирками метились перевозимые по железной дороге товары. И. А. Кумище, представитель столетней династии железнодорожников, в числе других экспонатов собрал коллекцию рельсов с 1870 по 1950 год. Среди собранных краеведами материалов есть свидетельство об окончании церковноприходской школы в 1908 году, паспорт 1907 года участника Цусимского сражения Федора Терентьева, получившего за храбрость георгиевскую медаль, фотография и биографическая справка о герое гражданской войны Н. Ф. Кудрявцеве, чьим именем названа одна из улиц поселка, фотографии, рассказывающие о довоенной жизни Струг-Красных, и многие другие исторические документы. Среди собранных вещей-большая коллекция самоваров, почти все - с медалями прошлого столетия, а также коллекция утюгов, старинные фонари.

Главное богатство Струго-Красненского района - его люди. Трудовой вклад многих из них отмечен высокими правительственными наградами.

Решения XXV11 съезда КПСС вдохновляют рабочих, колхозников и служащих Струго-Красненского района на активное участие в перестройке, на увеличение своего вклада в ускорение социально-экономического развития страны.

Сканирование и обработка текста: Mike (Клуб туристов "Московская застава"), 2005.

В начало страницы | На главную страницу | Карта сервера | Пишите нам


Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.




© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100