Скиталец - сервер для туристов и путешественников
Логин
Пароль
Зарегистрироваться
Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS




Реки Севера

Л., Гидрометеоиздат, 1987, 128 стр.

Авторы: Ильина Л. Л., Грахов А. К.

Содержание

Северный край
      1. Пути в Заволочье и за Камень;
      2. Геологическое прошлое и современный рельеф;
      3. Климат;
Реки
      1. Речная сеть;
      2. Ледовый режим;
      3. Водный режим;
      4. Карст и сток рек;
      5. Дыхание моря;
      6. Северная Двина;
      7. Вычегда;
      8. Сухона;
      9. Онега;
      10. Мезень;
      11. Печора;
Озера
      1. Классификация и жизнь озер;
      2. Кубенское озеро;
      3. Озеро Воже;
      4. Озеро Лача;
      5. Озеро Голодная Губа;
Человек и вода
      1. Лес и вода;
      2. Судоходство и лесосплав;
      3. Рыболовство;
      4. Водопотребление;
Приложение

Разверните географическую карту Европейской части Со ветского Союза.

Вот он — Северный край. Через неоглядные леса и боло тистые тундры несут по нему воды к Белому и Баренцеву морям самые крупные реки северного склона Русской равнины: Печора, Северная Двина, Онега, Мезень. Здесь расположены Коми АССР, Архангельская область и почти вся Вологодская, за исключением западной части, которая принадлежит бас сейну Волги.

С востока Северный край ограничивают древние Ураль ские горы, с юга — Северные Увалы, являющиеся частью Главного водораздела Русской равнины. Северо-западной гра ницей Северного края является Ветреный Пояс. Здесь Рус ская равнина стыкуется с Балтийским щитом и местами на поверхность земли выходят гранитные скалы. На остальной территории Русской равнины кристаллическое основание фун дамента перекрыто мощным слоем оставленных древними морями осадочных пород. Юго-западную границу Северного края, которая проходит по водоразделу между реками, со бирающими воду для Онеги и Сухоны, и реками бассейнов Волги и Балтийского моря, по карте проследить трудно — она размыта в отдельные пятна моренных холмов. Древние новгородцы называли лежащие за нею земли Северного края Заволочьем, а район Белого озера — Волоком.

Волок являлся одним из важнейших водораздельных узлов Древней Руси, там сходились Волжско-Невский, Белозерско- Онежский и Белозерско-Сухонский водные пути. Сухопутных дорог в первой половине нашего тысячелетия в Заволочье не было. Да и много позднее основными путями сообщения центральных районов России с Северным краем служили реки. В умении выбирать дороги нашим далеким предкам можно только позавидовать — из трех вышеназванных путей два используются и поныне. Впрочем, судите сами.

Северный край
1. Пути в Заволочье и за Камень

Древний Волжско-Невский водный путь шел с Волги по притоку ее Шексне через Белое озеро на реку Ковжу. С Ковжи был волок на Вытегру, по которой суда следовали в Онежское озеро, а оттуда в Свирь, Ладожское озеро и на Неву. В начале XIX в. по этой трассе была проложена Мариинская водная система (ныне Волго-Балтийский водный путь).

Белозерско-Онежский путь шел из Белого озера по реке Ухтоме Белозерской в озеро Волоцкое, откуда был волок на Ухтому Лачинскую. Дальше дорога шла по озеру Воже, реке Свидь и через озеро Лача выводила на реку Онегу. Эта водная дорога использовалась впоследствии лишь на участке озеро Воже — Свидь — озеро Лача — Онега.

Кроме Белозерско-Онежского пути на реку Онегу был "ход" из Онежского озера по реке Водле. При этом из Водлы можно было идти двояко. Либо через Водлозеро по реке Илексе до волока на приток Онеги реку Кожу, либо — при током Водлы рекой Черевой к волоку в озеро Волокское. Из озера Волокского водная дорога шла по реке Поче до Кенозера, а из Кенозера на приток Онеги реку Кену.

Белозерско-Сухонский путь связывал приток Шексны Славянку волоком с рекой Порозовицей. Из Порозовицы суда выхо дили в Кубенское озеро и оттуда на Сухону. Белозерская уставная грамота от 1488 г. повелевала:,,... на Волочке на Словенском наместником держать своих пошлинников, а явку (пошлину) емлют с гостей... кто придет из Московские земли, из Тверские, из Новгородские земли, и с Устюга, и с Вологды..."

В начале XIX в. по древнему Белозерско-Сухонскому пути прошла водная система герцога Александра Вюртембергского (ныне Северо-Двинская).


На Сухону можно было попасть и минуя Кубенское озе ро по притокам Шексны Согоже, Угле или Сизьве. Согожа была связана волоком с притоком Лежи рекой Камалой, Сизьва - с Вологдой, а Угла — с притоком Вологды рекой Тош ной. Кроме того, с реки Лежи, впадающей в Сухону несколь кими километрами ниже Вологды по течению, был волок на приток Костромы реку Монзу.

С юга, через Северные Увалы, водные пути в Северный край стали осваиваться Россией лишь со второй половины XVI в. после взятия Казани войском Ивана IV.

На Вычегду суда поднимались по притоку Камы реке Южной Кельтме. Приток Южной Кельтмы Джурич был связан волоком с притоком Вычегды Северной Кельтмой. В начале XIX в. на месте волока был прорыт канал, получивший название Северного Екатерининского.

На Печору водная дорога шла по притоку Камы реке Колве, затем по реке Вишерке до Чусовского озера. Оттуда суда поднимались по рекам Березовке и Еловке в Вогулку, к волоку на приток Печоры реку Волосницу.

Густая речная сеть Русской равнины позволила не только проложить водные пути из центра России в Северный край, но и наладить в нем достаточно стройную систему сообще ний с малым количеством волоков. Например, от Вологды до Архангельска на 1200 км пути по рекам не было вообще ни одного волока. От Вологды до Троицко-Печорска на реке Печоре примерно на 1700 км водного пути встречалась одна- единственная переволока из притока Вычегды Южной Мылвы в приток Печоры Северную Мылву. Впрочем, волоки не были чем-то необычным — они органично входили в систему водных сообщений Русского государства первой половины нашего тысячелетия, являясь их неотъемлемой частью.

Волоки связывали между собой все большие реки Север ного края. Из Онеги, например, был волок на приток Северной Двины реку Емцу. "В прежние времена товары из Каргопо ля, — пишет П. П. Семенов-Тян-Шанский, — следовали до Маркомуссов, а отсюда переволакивались на Емцу и через нее выходили на Двину."

По притоку Северной Двины Пинеге, а затем по реке Ко лодливой можно было выйти к волоку на приток Мезени реку Ежугу. Кроме того, Пинега была связана волоком с рекой Кулоем. Так что на Мезень в зависимости от погодных условий можно было либо весь путь следовать по рекам, либо выйти из Кулоя в Мезенскую губу и дальше идти морем. Дорога в обоих случаях занимала около двух месяцев.

Бассейны главных рек Северного края.

1 - бассейн Северной Двины, 2 - бассейн Печоры, 3 - административные границы Северного края, 4 — главный водораздел Русской равнины.

На Мезень был "ход" и с Вычегды. Путешественники под нимались по ее притоку реке Выми и выходили по Елве к волоку на приток Мезени реку Ирву. Путь этот широко использовался еще в конце XIX —начале XX в., и для перевозки клади через елва-ирвинский волок были даже "нарочно для того устроенные двухколесные телеги".

На Руси издавна существовало множество всяких приспо соблений для транспортировки через переволоки как раз личного рода грузов, так и самих судов: колеса волокуши, катки. В некоторых районах Северного края еще в XIX в. к плос кодонным судам ладились специальные полозья для сухих участков пути, которые рассматривались как принадлежность такелажа.

На Печору с Мезени вели три водно-волоковых пути. Наи большей известностью пользовалась дорога по притоку Мезени Пезе, а затем по Рочуге к переволоке на реку Рубиху. По Рубихе суда спускались в реку Чирку, а из нее в приток Пе чоры Цильму. Этим путем в XVII в. стрельцы везли в Пустозерск протопопа Аввакума, по нему же в XVIII в. проследовал известный русский натуралист и путешественник И. И. Лепе хин, а в XIX в.—академик А. Г. Шренк.

С Вычегды на Печору до конца XIX в. использовались две водные дороги. Одна из них шла по притоку Вычегды Южной Мылве к волоку на приток Печоры Северную Мылву, а другая связывала волоком приток Вычегды Черь Вычегод скую с Черью Ижемской, впадающей в приток Печоры Ижму.

Кроме волоков, соединяющих между собой магистральные водные пути — Онегу, Северную Двину, Мезень и Печору, в Северном крае существовало множество второстепенных переволок, которыми пользовались местные охотники и про мысловики. Примером может служить волок с реки Царевы (бассейн Сухоны) на Кулу (бассейн Северной Двины) или с Уфтюги (бассейн Сухоны) на Кокшенгу (бассейн Северной Двины). Переволокой были связаны Верхняя Тойма и Пине га, Кедза Вымьская (бассейн Вычегды) и Кедва Ижемская (бассейн Печоры), Луза (бассейн Юга) и Кобра (бассейн Вятки), Луза и Малома (бассейн Вятки).

Нельзя не упомянуть и о путях за Уральские горы, в Сибирь. Возможность создания между бассейнами Печоры и Оби вод ного сообщения еще сравнительно недавно, в конце XIX в., обсуждалась в Русском географическом обществе. Два года на Урале работала экспедиция, обследовавшая приток Печоры Сартью (Большая Уса) и водораздел между ним и притоком Оби рекой Серт-Юган (Большая Хадыга). Обе реки были приз наны судоходными. Примерно в это же время золотопро мышленник А. М. Сибиряков проложил 180-километровый зимний тракт от Усть-Щурога на Печоре до села Ляпинского на реке Ляпкне в бассейне Оби.

Около тысячи лет тому назад проникли древние новго родцы за Камень, как тогда называли Урал. Разными путями поднимались они в горы — и по самой Печоре, и по ее при токам: Усе, Щугору, Ииычу. История не сохранила имен первых землепроходцев. В летописи Нестора упоминается лишь о нов городце Гюряте Роговиче, который послал "своего отрока в Юргу", иными словами за Урал. Было это в XI в.

За пушниной, за дорогим "рыбьим зубом" и ловчими птицами в далекий Полунощный край, "через многие леса и дебри непроходимые, и мхи и блата", снаряжались уроженцы не только новгородских, но и ростово-суздальских земель. Часть из них, привлеченная вольной жизнью на Севере, обосновалась там навсегда. В Заволочье бежали искать лучшей доли и все те, кто опасался мести в княжеских междоусобицах, кто был разорен, изнемогал от притеснений татар, а позже — и от гнета крепостного права.

Постепенно в. местах корабельных пристанищ и волоков стали появляться русские поселения. В XII в. на притоке Сухо ны реке Вологде возник город Вологда, на реке Онеге в 7 км от Студеного моря — Онега. В списке погостов, составленном в 1137 г., на реках Северного края указаны и по сей день суще ствующие города и деревни. На Северной Двине — Усть- Емец, Усть-Вага, Тойма, Иван-Погост (Холмогоры), на реке Ваге — Вель (Вельск), на реке Пинеге — Волок Пинежский (Пинега), на реке Вычегде — Помоэдин (Помоздино).

Опре деленную роль в освоении русскими земель Заволочья сыграли монастыри. При слиянии Сухоны с водами Юга на горе Гледен встал Троице-Гледенский монастырь, в устье Северной Двины, на мысе Пур Наволок — Михаило-Архангельский, вскоре после своего основания разграбленный и сожженный высадив шимися на побережье норманнами.

Подвинье было открыто викингами в начале нашего ты сячелетия. Английские и норманнские корабли приходили в устье Северной Двины за пушниной вплоть до XIII в. Но из-за общего похолодания климата плавания по Белому и Барен цеву морям становились все более трудными и опасными, к тому же Подвинье оказалось в стороне от новых торговых дорог, сло жившихся в Северном море. Все реже и реже приходили в Северный край заморские суда, и в конце концов морской путь туда из Европы был забыт на целые 300 лет. Открыть его вновь довелось английскому мореплавателю Ричарду Ченслеру. Корабль, которым командовал Ченслер, занесло бурей в Белое море, и в августе 1553 г. он бросил якорь в устье Северной Двины.

Многие годы Русское государство тщетно добивалось выхода на европейские рынки на Балтийском море, а путь к ним неожиданно открылся на Севере. Для упрочения торговых связей Иван IV предоставил англичанам право безданно и бес пошлинно вести торг по всей Руси. С середины XV! в. Северная Двина и Сухона, по которым проходила водная дорога к Белому морю, стали главными реками русского государства. Они уступили первенство Волге лишь в XVII в.

Росли и богатели города и села Северного края, вскоре Вологда и Устюг соперничали уже с Ярославлем и Костромой. Даже после основания Петербурга количество иностранных кораблей, швартовавшихся в Двинской губе, не уменьшилось. Только указ Петра I от 1722 г., запрещавший привозить в Се верный край товаров больше, чем требуется местному насе лению, вызвал сокращение числа приходивших в Белое море судов. Торговый оборот начал быстро падать, и Северный край стал превращаться в захолустную провинцию Русского государства.

Экономическое развитие Северного края и освоение его природных богатств начались только после Октябрьской революции. И значение рек в этом переоценить трудно, ведь они нередко были единственными путями сообщения, по которым шли и строительные и инженерно-геологические грузы, и машины и топливо.

Каковы же реки Северного края? Отличаются ли они от рек, несущих свои воды по Русской равнине в южные моря? Без условно. Рельеф, почво-грунты, климат и другие местные факторы, конечно, накладывают на водный и ледовый режим северных рек целый ряд особенностей. Для того чтобы лучше понять их, заглянем в геологическое прошлое, посмотрим, как формировался рельеф Северного края.

2. Геологическое прошлое и современный рельеф

Около 300 млн. лет тому назад, в карбоновом периоде, Главный водораздел Русской равнины проходил не с востока на запад, а с северо-востока на юго-запад, примерно по линии, соединяющей устья Мезени, Северной Двины и Вытегры. Конечно, тогда не было этих рек, от водораздела текли на восток к плескавшемуся на месте Уральских гор морю совсем другие водотоки. Только Сухона и Вычегда унаследовали древние долины карбонового периода.

Сток поверхностных вод на территории современного Северного края стал смещаться на север лишь около 200 млн. лет тому назад, после образования в конце пермского периода Уральских гор. Но для того чтобы Главный водораздел изменил свое местоположение, поделив Русскую равнину на северный и южный склоны, понадобилось еще более 100 млн. лет. Северные Увалы формировались в меловом периоде мезо зойской эры.

Основные формы рельефа и гидрографическая сеть третичного периода были уже близки к современным. Но в на ступившую вслед за общим похолоданием климата ледниковую эпоху часть рек навсегда исчезла, заваленная ледниковыми наносами, а другие полностью или частично изменили направ ление своего стока. Наиболее существенная перестройка гидрографической сети произошла в районе Северных Увалов, где располагалась краевая зона Московского ледника. В результате этой перестройки реки Волжского бассейна стали длиннее, а Севере-Двинского и Печорского — короче.

До наступления льдов Главный водораздел Русской рав нины располагался южнее, чем теперь, и верховья Камы и Вятки принадлежали северному ее склону. Вспомните географичес кую карту — в верховьях Кама и Вятка текут на север, затем довольно долго несут воды в широтном направлении и резко поворачивают на юг. Странная переориентация стока, не правда ли? Оказывается, при таянии краевой зоны Москов ского ледника на месте широтных участков Камы и Вятки были озера. Две впадавшие в них реки, после спуска из озер воды, не стали пробиваться на север. Они потекли по озерным ложбинам и стали верховьями Камы и Вятки. Лишилась своего участка верхнего течения после отступания Московского ледника и Кельтма. Верховье ее принадлежит теперь южному склону Русской равнины и известно под названием Южной Кельтмы. Лишившуюся своего верховья Кельтму назвали Се верной Кельтмой. Об общем прошлом Северной Кельтмы и Южной свидетельствует их общая сквозная долина.

Сдвиг Главного водораздела Русской равнины после от ступания Московского ледника на север подтвердили и буровые работы. Они вскрыли на ее южном склоне, в районе Чусовского озера, древние речные долины, уклон которых направлен на север.

Значительно изменилась гидрографическая сеть и на водо раздельном участке между бассейном Волги и Сухоны. Су ществовавшее там с времен плиоцена большое Кубено-Су хонское озеро после отступания ледника оказалось спущенным, и по осушенной низменности потекли параллельно три реки. Две из них, Обнора и Согожа, понесли воду Волжскому бас сейну, а Лежа — Северо-Двинскому. Впадающая в Кубен ское озеро Уфтюга стала короче — до оледенения она была верховьем Сухоны, вернее. Западной Сухоны, потому что современная Сухона возникла из двух рек, соединившихся вероятно, в результате оползня.

Не менее сложный водораздельный узел возник и в краевое зоне Валдайского ледника, в районе озер Белого, Лача и Вожи Впрочем, изменение направления стока даже больших рек - явление не такое уж редкое. Когда-то Пинега и Кулой, например, были одной рекой. Затем верховье этой реки и значи тельный отрезок ее среднего течения отошли Северной Двине, а на месте разъединения возник волок с Пинеги на Кулой. Даже такая мощная река, как Северная Двина, после отсту пания ледника не сразу вошла в свое русло. Некоторое время она сбрасывала воды по Кулой-Пинежской долине, но потом в одно из высоких половодий прорвала Холмогорскую мо ренную гряду и потекла к морю прямой дорогой.

Буровые работы обнаружили в низовьях Северной Двины долины прарек на глубине 120 м под слоем четвертичных отложений, а в низовьях Печоры — на глубине 100—180 м. При этом выяснилось, что долины крупных рек Северно го края унаследовали не только направление доледни ковых речных долин, но местами совпадают с ними и в плане.

Современная речная сеть, как и рельеф Северного края, формировалась под действием наступания льдов при оледе нениях и наступания моря — трансгрессий в межледниковые периоды. Последняя крупная морская трансгрессия была в период между Московским и Валдайским оледенениями. Воды Бореального моря проникли тогда к югу по долине Северной Двины вплоть до Сухоны. Почти полностью под водой оказались бассейн Онеги, нижнее и среднее течение Мезени, а также северная часть бассейна Печоры. Бореальное море выровняло и сгладило следы предшествовавших ему оледенений, наступившее затем Валдайское оледенение за хватило лишь бассейн Онеги и низовья Северной Двины и Ме зени. Поэтому в современном рельефе Северного края следы ледника сохранились лишь в верховьях Северной Двины и Пе чоры и в бассейне Онеги. Буровые работы вскрыли в долине прг-Двины два слоя морены: днепровского и московского оледенений, а в долине пра-Онеги — три: днепровского, московского и валдайского оледенений.

Реки Северного края по сравнению с реками южного склона Русской равнины молоды — возраст их исчисляется не миллио нами лет, а всего-навсего несколькими тысячелетиями. Бере говая же линия морей, в которые они несут свои воды, сфор мировалась по геологическим масштабам времени совсем недавно. После отступания Валдайского ледника на месте Бе лого моря возникло ледниковое озеро. С полярным морем оно соединилось около 10 тыс. лет тому назад. Пра-Белое море было гораздо больше современного. На юго-западе оно простиралось до котловин Ладожского и Онежского озер, под водой были полуостров Канин, нижнее течение Онеги, Северной Двины и Мезени. Регрессия, иными словами, отсту пание, Белого моря началась только около 5 тыс. лет тому назад, и, естественно, береговая линия приняла современные очертания не сразу.

В настоящее время Северный край представляет собой пологую, слегка волнистую равнину, постепенно понижающуюся к Северному Ледовитому океану, единственным значитель ным поднятием которой является Тиманский кряж. Он тянется несколькими плоскими грядами — "камнями" — от Чешской губы до верховий Вычегды, где близко подходит к отрогу Уральских гор Полюдову Камню. Самая высокая гряда Тиманского кряжа — Четласский Камень поднимается над уров нем моря на 463 м. Абсолютные отметки других гряд еще ниже, но когда пересекаешь Тиманский кряж, плывя по реке, долина ее сужается и берега становятся отвесными, кажется, вокруг — горы. Впечатление усиливается тем, что пласты пород в обрывах залегают под большим углом, а окружающую местность скрывает густая тайга.

Северная часть Тиманского кряжа является водоразделом между Мезенью и Печорой, южная — между Печорой и Се верной Двиной, вернее, ее притоком Вычегдой. Но верховья ряда притоков Печоры, например Цильмы и Космы, находятся на западном склоне Тиманского кряжа, истоки Вычегды, на оборот, — на восточном, а правый ее приток Вымь протекает в верховьях между двумя грядами восточнее Четласского Камня.

Водоразделом между Мезенью и Северной Двиной явля ется Двинско-Мезенское плато, между Кулоем и Северной Двиной — Кулойско-Беломорское плато, а между Онегой и Се верной Двиной, вернее, ее притоком рекой Вагой, — Конош ско-Няндомская возвышенность. Абсолютные отметки их редко где превышают 200 м над уровнем моря, поэтому отдельные водотоки пересекают водоразделы. Истоки Вожеги, например, находятся значительно юго-восточнее истоков Кубены. Однако она несет свои воды не Сухоне, а Онеге, впадая в озеро Воже. Кубена же проделывает долгий путь на юг и впадает в Кубен ское озеро.

Высоты ограничивающих Северный край с юга Северных Увалов тоже невелики — не более 300 м над уровнем моря.

Рельеф Северного края словно создан для водно-волоковых путей. Водоразделы его сглажены, и верховья рек разных бассейнов разделяются часто лишь несколькими километрами. Даже через хребты древних Уральских гор, ограничи вающих Северный край с востока, в конце XIX в. изыскивались водные пути сообщения.

Уральские горы на территории Северного края принято делить на три части: Полярный Урал — от побережья Карского моря до реки Грубею, Приполярный — от реки Грубею до широтного колена Щугора и Северный — южнее Щугора. Печорскими Альпами назвал Уральские горы исследователь Севера А. В. Журавский, пораженный дикой и суровой красо той их остроконечных пиков,.причудливых скал и глубоких долин, по которым бегут прозрачные холодные реки.

Наиболее высокие горные вершины расположены в При полярном Урале — Народная (1895 м), Карпинского (1878 м), Манарага (1820 м). На северных склонах Уральских гор и в цир ках лежат многолетние снежники и ледники. Долгое время считалось, что ледников на Урале быть не может, так как горы относительно невысоки. Это заблуждение держалось до тех пор, пока однажды местный охотник Егор Терентьев не рассказал работавшему в начале XX в. в Большеземельской тундре зоологу С. В. Керцелли о виденных им в горах льдах, которые "не поддаются топору и проистекают реками". В настоящее время, по данным Института географии Академии наук СССР, на Урале насчитывается 144 ледника. Один из них, расположен ный в горах неподалеку от города Воркуты, получил название ледника Терентьева.

Уральские ледники невелики, например, длина ледника Гофмана на горе Сабля равна всего 1 км. Однако есть на Урале и водораздельный ледник, он назван в честь Института гео графии Академии наук — ИГАН. Летом ИГАН часть талых вод отдает западному склону гор, пополняя реки бассейна Печоры, а часть — восточному. Конечно, существенного значения в питании рек уральские ледники не имеют, цен ность их в другом — они чутко реагируют на все изменения климата, фиксируя их в ледовой летописи.

3. Климат

По заключению ученых, климат Земли за последние 10 тыс. лет можно считать относительно устойчивым, хотя он под вержен циклическим колебаниям. Советский географ А. В. Шнитников, проследив за изменениями наиболее изу ченных больших ледников, использовав летописные источники, анализы цветочной пыльцы в торфяных толщах, данные архе ологических раскопок и другие материалы, установил, что последние тысячелетия теплые периоды, продолжительностью в 300—500 лет, чередовались в Европе с холодными, продол жительностью около 1000 лет. При этом холодным периодам соответствовало большее количество осадков, высокое стояние уровня озер и повышенная водность рек. Археологические раскопки, проведенные в разных районах Советского Союза — на Оке (у Касимова), на Волге (у Калинина), на Волхове (у Нов города) и в Северном крае на реке Кинеме при впадении ее в озеро Лача (Веретье), показали, что места неолитических стоянок начиная со второго тысячелетия до н. э. затапливались несколько раз. Начало нашего тысячелетия пришлось на теплый период климата, на реке Кинеме в культурном слое этого времени была найдена арабская монета, датированная 997— 1011 гг. Затем место стоянки было затоплено, сейчас наиболее высокая ее часть водой уже не заливается. По летописным источникам, зимние температуры середины XV — конца XVII в. были значительно ниже тех, что отмечались в преды дущие и последующие годы. Зимой 1477 г., например, снега выпало "меньше долони вглуби" и от холода "реки и болота вымерзли, рыбы и гады измориша...". Зима 1493- 94 г. тоже была очень суровой, "птицы мерли и оттепель не бывала ни мало до марта месяца". В 1541 г. Северная Двина вскры лась ото льда только в конце июля...

"Архангельский губернский сборник" за 1866 г. так харак теризовал северо-восточную часть Архангельской губернии:,,... не исследована в геогностическом отношении и едва ли когда-нибудь будет исследована, потому что климат, местность и безлюдность отнимают у путешественника всякую возмож ность делать какие-либо наблюдения".

Климат Северного края, расположенного в основном между 60 и 68° с. ш., конечно, по-прежнему суров. Годовая сумма прямой солнечной радиации заметно снижается на его тер ритории в направлении с юга на север. В городе Вологде она в среднем составляет 35 Дж/м 2, а в Архангельске 30 Дж/м 2. Царящему в Заполярье холоду было найдено верное объяснение еще 400 лет тому назад. Оставшийся неизвестным автор "Описания чего ради невозможно от архангельского города морем проходити в Китайское государство и оттоле к Восточной Индии" считал, что "на тех землях никаких древес, ни лесов, ни человеков не обретается", потому что солнечные лучи даже весной из-за малого, меньше 35°, угла падения к горизонту "силы не имеют, чтобы снег и льды разтаяти и мрачные мглы разогнати". Действительно, на севере солнце над головой высоко не поднимается, даже когда оно в Заполярье около месяца не заходит за горизонт. Но заполярное лето коротко. Не успеешь отогреться, как опять запуржит, завоют ветры над тундрой. Словно все неохотней, по меньшему день ото дня кругу обходит солнце опустевшую, примолкнувшую землю. Наконец оно исчезает вовсе, и над заснеженной тундрой повисает полярная ночь.

В южных районах Северного края солнечная радиация по ступает на землю в течение года более равномерно. Однако поздней осенью и зимой дни там очень коротки, и если небо затянуто тучами, а это бывает очень часто, в помещении все время горит свет. Среднее многолетнее число дней без солнца в лежащих за полярным кругом Амдерме и Нарьян-Маре соответственно равно 183 и 155 дням. В Архангельске оно уменьшается до 142, в Сыктывкаре — до 139, в Вологде до 120 дней. Ненастную погоду в Северный край приносят влаж ные ветры с Атлантики. Летом с ними связаны холод и дожди, а зимой — ослабление морозов, часто до оттепели. В Архан гельске в январе оттепель бывает в среднем 7 дней, в Мезени — 5, а в Нарьян-Маре — 3. Даже в самом холодном на побережье месяце — феврале в Архангельске в среднем выдается два дня с оттепелью. При этом повышение температуры обычно сопро вождается метелями и мокрым снегом, а иногда и дождем. В городе Мезени, лежащем на 66-й параллели, в середине ноября, когда и в Москве-то нередко бывает мороз, иногда хлещет дождь, на улицах — лужи, грязь. А ведь осенние за морозки в Мезени начинаются в начале сентября.

Воздушные массы с Атлантики, приносящие облачность и осадки, в целом смягчают климат. Однако Северный край протянулся в широтном направлении примерно на 1000 км, поэтому действие западных ветров в восточной его части слабее. В Каргополе зимой морозы обычно не превышают - 30° С, а летом ртутный столбик уличного термометра редко поднимается выше 25—26° С. В лежащем примерно на той же широте Печоро-Илычском заповеднике в январе нередки мо розы в- 40...- 50° С, а в июле в тени температура достигает 33° С.

Вторжения в Северный край сухих, настывших над конти нентом воздушных масс из Сибири, а также воздушных масс из Арктики приводят к резкому понижению температуры и установлению относительно малооблачной погоды. В лесной зоне и на побережье Белого моря морозы достигают тогда — 40° С, а в предгорьях Урала и в Заполярье — 50...—55° С и более. В деревне Усть-Щугор, в городах Ухте и Воркуте в зимний период зарегистрированы температуры — 55° С.

И все-таки не морозы бич Северного края, а ветры — дующие часто по нескольку суток кряду. В Заполярье они наметают в узких долинах малых рек и поросших ивняковым кустарником оврагах толщи снега до 3—5 м, а иногда и до 10 м. Зато на обдуваемых ветром вершинах узалов и холмов высота снежного покрова не превышает 0,5 м и не защищенная снегом почва промерзает на глубину до 4 м и более. В по селке Емецке на Северной Двине средняя глубина промерза ния почвы равна 27 см, а максимальная — 78 см, в Сыктыв каре соответственно — 48 и 148 см, а в Мезени — 26 и 181 см.

В юго-западных районах Северного края зима с устойчи вым снежным покровом длится полгода. Теплый период зани мает там три-четыре месяца, на северо-востоке он сокращается до одного-двух месяцев. По северным склонам долин поро жистых рек Урала и по островам Печоры в июле еще встре чаются сверкающие под солнцем нагромождения льда, а в ав густе нередко холодные ветры приносят снег. Летом в любое время возможны в Заполярье заморозки. Погода на Севере вообще очень капризна и неустойчива. Эта ее особенность определяется частой сменой воздушных масс, связанной с про- хождзнием циклонов с Атлантики и вторжением арктического воздуха.

Существенное влияние на климат прибрежной полосы ока зывают Белое и Баренцево моря. Самый холодный месяц на побережье — февраль, на материке — январь. Например, в городе Мезени переход среднесуточных температур через - 5° С отмечается 6. XI, а в расположенной чуть ли не на градус южнее, но в глубине материка Усть-Цильме — 25.Х. Вообще, зима в прибрежных районах теплее, чем в глубине материка, зато лето, как правило, прохладнее. Недаром назвали древние новгородцы Белое море Студеным.

Правда, случается, что, когда при юго-восточных и юж ных ветрах над севером европейской части Советского Союза устанавливаются антициклоны, температура воздуха на Бело морском побережье поднимается до 25° С. К сожалению, это бывает редко. В исключительно теплое лето 1972 г. впервые за 91 год наблюдений средняя температура первой декады июля в Архангельске составила 24° С. В отдельные дни в июле 1972 г. столбик ртути уличного термометра поднимался даже за 30° Сив заливах Белого моря можно было купаться. На мелководных участках в районе поселка Мудьюги и у города Онега температура воды в море достигла 24—25° С, а в Се верной Двине 26° С, превысив все до тех пор наблюдавшиеся максимумы!

В обычные годы поверхностный слой воды в Белом море не прогревается более чем до 15—16° С, а в Воронке и в Гор ле — всего до 9°С. А на той же широте в глубине материка изнывают от жары на покосах колхозники и подолгу купаются в озерах и речках ребятишки.

Чем дальше на северо-восток, тем суровее делаются берега Студеного моря. Под мертвящим дыханием холодных ветров деревья становятся все низкорослее, словно боятся оторваться от давшей им жизнь земли, и наконец совсем приникают к ней, превращаясь в стелющийся кустарник. За Мезенью начинается тундра, — на многие сотни километров открытые ветру пространства. Кочковатая, мягко пружинящая под са погом земля без дорог и троп. Унылый бугристый рельеф ее лишь местами разнообразится скоплениями обросших лишай ником камней, похожими издали на стада пасущихся оленей, да яркой зеленью пушицы и осок вокруг небольших озерков и трясин.

Летом в тундре оттаивает только верхний слой почвы. На вершинах увалов и холмов в районе города Воркуты земля оттаивает на

глубину 1,8—2,0 м, а в заболоченных пониже ниях, где залегают глинистые отложения и льдистые торфяники, — всего на 50—80 см. Толщи мерзлых пород в Малозе мельской тундре достигают 100 м, в Большеземельской — 200 м, в районе города Воркуты — 130 м. При этом наибольшее количество льда в мерзлых породах обычно встречается на глубинах до 15 м. Исключение составляют места с песчаными отложениями. На бугристых торфяниках под буграми нахо­дятся крупные линзы льда толщиной до 10 м и более.

О неоттаивающих за лето горных породах русским земле­ проходцам, а также служилым людям и местным жителям Северного края и Сибири было известно очень давно, однако ученые не доверяли их рассказам вплоть до XIX в. В 1827 г. житель Якутска Федор Шергин стал копать колодец, но грунт шел сплошь мерзлый. Вначале Шергин надеялся "дойти до воды", потом продолжал рыть уже лишь "из интереса". Через 10 лет глубина шахты достигла 116,4 м, но температура горных пород продолжала оставаться отрицательной.

"Северным сфинксом" назвали ученые многолетнюю мерзлоту. Мерзлые толщи пород живут своей, особой жизнью. На Урале и на Тиманском кряже известен процесс выталки­ вания мерзлотными водами при замерзании на поверхность земли камней, из которых образуются так называемые камен­ ные венцы, или полигоны. По береговым склонам рек при таянии мерзлых грунтов наблюдаются часто оползни, а там, где в мерзлотных толщах тундры и лесотундры имеются залежи жильного льда, при нарушении земляного покрова, а то и просто после двух-трех теплых летних сезонов возни­ кают термокарстовые явления. В результате вытаивания льда почва местами проседает на глубину до 4 м и в провалах нередко появляются озера.

Ученые считают, что основные мерзлотные толщи Север­ ного края остались с времен плейстоцена. Однако суровость климата и позднее (май — июнь) разрушение снежного покрова способствуют там не только сохранению многолетней мерзло­ ты, но и новым ее образованиям. По данным советского гидрогеолога и мерзлотоведа П. Ф. Швецова, в устье Печоры некоторые недавно возникшие острова и прирусловые отмели уже успели глубоко промерзнуть.

Устойчивый снежный покров держится в южных районах Северного края около полугода, а в Заполярье и в горных районах Урала — восемь месяцев (с октября по май). При этом в затененных распадках и на северных склонах гор снег сохраняется иногда до выпадения нового. Белыми мостами нависают там над скальными трещинами снежники. Летнее тепло спрессовывает ставший зернистым снежный покров в прочный монолит. Время от времени обрываясь с его ниж­ ней стороны, падают в глубину трещин тяжелые редкие капли.

К концу зимы высота снежного покрове на побережье достигает в среднем 40—50 см, в лесах — 75—85 см, а в пред­ горьях Урала — 90—100 см. Урал является одним из наиболее снежных районов Европы, и реки, стекающие с его западных склонов, отличаются повышенной водностью. Всего лишь 19% площади южной части бассейна Печоры (до деревни Усть- Щугор) занимают горные районы, но их доля в годовом стоке Печоры у деревни Усть-Щугор составляет 40%.

Средняя годовая сумма осадков, мм.

Рельеф и другие местные факторы заметно влияют на перераспределение осадков по территории Северного края. На наветренных склонах горных хребтов и возвышенностей их выпадает больше, чем на равнине, над лесами — больше, чем над открытыми пространствами, над большими водными площадями и возле них — меньше, чем на материке. В при брежных районах Северного края среднее годовое количество осадков на 20—25% меньше, чем в глубине материка. На наветренном склоне Коношско-Няндомской возвышенности и на западных склонах Тиманского кряжа оно достигает в среднем 750—800 мм, а на западных склонах Урала —1000—1500 мм. И это несмотря на то, что общее распределение осадков по территории Северного края совпадает с направлением поступания с запада влажных воздушных масс, уменьшаясь с юго-запада на северо-восток.

На теплый период, хотя он и короток, в Северном крае приходится 65—70% годового количества осадков. В юго- западных его районах это составляет 500 мм, а в северо- восточных — около 400 м. Зимой осадков выпадает сравни тельно немного, но, накапливаясь к весне, они создают до статочно большой запас воды в снеге. Правда, количество ее подвержено год от года сильным изменениям: так, наи больший запас воды в снеге в Вологде составляет 182 мм, а наименьший — 65, в Сыктывкаре соответственно—199 и 81, в Холмогорах —201 и 78 мм.

В Северном крае, как и в центральной части России, бывают богатые осадками и сухие годы. Например, в 1670 г. согласно летописи, на Русском Севере лето стояло такое сухое, что "от солнечного зноя и великих жаров хлеб в полях ржаной и яровой и всякие овощи во всех странах и градех погорело и земля от засухи солнечной тоже горела во многих местах в глубину аршин и больши". В 1695 г. все лето шел дождь и было холодно и ветрено. В 1896 г. только за май в Во логде выпало 138 мм осадков, что втрое больше нормы, за то в 1910 г. — всего 2 мм. В засуху 1972 г. дождей почти не было все лето не только в Вологодской области, но и в южных районах Архангельской.

Не все осадки, выпадающие на землю в виде дождя и снега, стекают потом в реки. Часть их испаряется, возвращаясь обратно в атмосферу, а часть просачивается в почву. Среднее годовое значение испарения изменяется по территории Северного края, уменьшаясь в направлении с юга на северо-восток с 500 до 250 мм.

Речной сток формируется климатом, иными словами, реки, как писал русский климатолог А. И. Воейков, являются "про дуктами климата".

Реки
1. Речная сеть

В Северном крае насчитывается 138,6 тыс. рек и ручьев, общая протяженность которых составляет 521,2 тыс. км. Для сравнения заметим, что в бассейне трех крупнейших рек южного склона Русской равнины — Волги, Днепра и Дона насчитывается 188 тыс. рек, ручьев и временных водотоков, а ведь территория Северного края примерно в три раза меньше суммарной площади водосборов великих рек южного склона Русской равнины. В Северном крае — 14 рек длиной более 500 км и 280 —более 100 км. Густота речной сети в его лесной зоне достигает 0,30—0,35 км/км 2, а в тундре — 0,68 км/км 2. Длина самой большой реки Северного края, Печоры, 1809 км, а средний годовой сток ее 126 км 3. Он лишь в 1,9 раза меньше годового стока самой большой реки южного склона Русской равнины — Волги, хотя площадь бассейна Печоры мень­ше площади бассейна Волги в 4,2 раза.

Среднее годовое количество воды, которое северные реки собирают со своих водосборов, увеличивается в общем на правлении с юга на северо-восток. В гидрологии оно оцени вается средним годовым модулем стока и измеряется в литрах в секунду с одного квадратного километра площади. В южных районах Северного края средний годовой модуль стока со ставляет 9—11 л/(с- км 2), в северных — 10—13 л/(с- км 2), на Тиманском кряже — до 12—14 л/(с- км 2), а в горах Урала — до 30—40 л/(с- км 2).

Речная сеть Северного края.

Реки Северного края, за исключением тех, что стекают с западных склонов Уральских гор, являются типичными равнинными реками. Они неторопливо текут в просторных долинах среди лесов и тундр, глубокие плесы чередуются на них с песчаными перекатами. Для северных рек характерны широкие пойменные луга и многочисленные острова. Протекая по низменности, они извиваются, образуя крутые излучины, и напоминают, когда смотришь на них с вертолета, ползущую змею. Течение равнинных рек убыстряется лишь на возвышенностях, при пересечении моренных гряд и там, где близко к поверхности земли залегают коренные горные породы. В этих местах воды их шумят и пенятся на гравийно-валунных и плитных порогах и перекатах. Из больших северных рек самая порожистая Онега, много порогов в верховьях Мезени и ее правых притоков, а также на притоках Ижмы Печорской. На небольших реках Северного края есть даже водопады, например на реке Суле, притоке Мезени, на ручьях и речках Мылвы Мезенской, в бассейне Щугора.

В отличие от равнинных рек, у которых порожисты лишь отдельные участки, стекающие с Уральских гор потоки представляют собой непрерывную цепь порогов и перекатов, лишь изредка перемежающихся короткими плесами. Быстро бегут по камням горные реки, ленятся и грохочут, прорываясь сквозь узкие ворота среди скал. Далеко вокруг разносится рев беснующегося среди известняковых утесов Щугора. Река пробила в них узкий, длиной 70 м коридор, отвесные стены которого поднимаются над водой на 30—45 м. Место это называют Железными воротами. А каньон на Усе получил название Ворота в тундру, он еще более глубок, высота скал достигает в нем 60 м!

Серебряными лентами низвергаются с гор водопады. С 15-метровой высоты падают в ущелье воды ручья Велдор-Картайоль, притока Щугора. Серые скалы вокруг, словно пятнами краски, покрыты разноцветными лишайниками. Разрушая известняки, водопад отступает от Щугора все дальше, а ущелье, по которому Велдор-Картайоль сбегает к реке, удлиняется.

Казалось бы, нет силы, которая может усмирить горные реки. Но промелькнет теплое время, и прозрачные воды рек начинают шуметь все тише и тише, а потом морозы заставят их и вовсе замолчать до весны.

2. Ледовый режим

Ледостав на реках Северного края начинается с появления на поверхности остывающей воды отдельных ледяных кристаллов, которые смерзаются в тонкие, сероватые пленки. Их называют салом. У берегов и на тихих плесах сало после первых же ночных морозцев отвердевает, превращаясь в тонкий лед. При потеплениях забереги тают, разъедаются водой, при дальнейших похолоданиях — делаются шире, крепнут, а вода заметно темнеет. Падающий в нее снег больше не тает, и течение несет вниз набравшие воду скопления его — снежуру и сало. На перекатах, порогах и крутых поворотах рек, где происходит интенсивное перемешивание воды, а иногда и на плесовых мелководных участках, при резком понижении температуры воздуха начинается образование внутриводного льда. В виде губчатой непрозрачной массы он нарастает на дне, на камнях и других находящихся под водой предметах (донный лед), а частично всплывает на поверхность. Из снежуры, сала и всплывающего внутриводного льда формируется шуга. В зависимости от погодных условий шугоход на реках Северного края длится от нескольких дней до двух месяцев и более. На реках Заполярья и правых притоках Печоры шуга обычно появляется 5—10.Х, а на реках юго-западных и центральных районов — примерно на месяц позднее. На Сухоне и на Онеге, например, это происходит 30.Х—5.XI.

Смерзаясь между собой, скопления шуги превращаются в льдины. Вначале сплошной лед появляется на спокойных, с тихим течением плесах. Порожистые участки рек остаются открытыми еще 5—20 дней, продолжая поставлять шугу, поэтому гидрологи называют их часто,,фабриками шуги".

О существовании на дне рек льда ученым известно с конца XVIII в. Образование его в Ангаре и всплытие на поверхность

было описано путешествовавшим по Сибири членом Вольно-экономического общества Иоганном Сиверсом. Однако изучение донного льда началось лишь в XX в. после нарушения работы в Петербурге водозаборных сооружений. Начиная с 1903 г. в течение нескольких лет инженеры-путейцы М. Ф. Ционглинский, а затем В. М. Лохтин вели наблюдения за ледовым режимом Невы на Ивановских порогах.

М. Ф. Ционглннский писал, что, стоя на горе на левом берегу реки, он замечал, "как каждую минуту в разных местах реки" на поверхность шумно и с силой выскакивали со дна куски донного льда. Одно время ученые считали, что внутриводный и доный лед — разные образования, но В. М. Лохтин, работавший на специальной установке для экспериментального получения донного льда, доказал, что донный лед является закрепившимся на дне внутриводным льдом.

Внутриводный лед принимает иногда самые причудливые и необычные формы. Гидротехник Е. И. Иогансон на дне Волховских порогов, например, обнаружил нарастания его, похожие на грибы. Закрепившись на дне Волхова "грибы" росли вверх, пока их шляпки, достигнув поверхности воды, не отвердевали на морозном воздухе, при этом тела их оставались упругими и податливыми. Если "грибов" бывало много и росли они густо, шляпки, соприкасаясь друг с другом, смерзались и возникала своеобразная плотина.

Внутриводный лед совсем не безобиден. Нарастая на водозаборных и других гидротехнических сооружениях, он мешает их работе, поднимает со дна рек камни и электрические кабели, вытаскивает забитые в грунт сваи, а глазное, провоцирует наводнения. Течение затягивает шугу под кромку установившегося ледяного покрова, и она закрепляется на нем снизу, уменьшая пропускную способность русла. Возникают, как говорят гидрологи, зажоры льда, и уровень воды выше их по течению начинает подниматься.

Зажоры льда на северных реках — явление обычное. Ведь ледостав на них большей частью начинается с нижнего течения, поэтому несомая водой с верховий шуга встречает на своем пути уже достаточно окрепший ледяной покров. Северная Двина, например, в нижнем течении замерзает на 8—10 дней раньше, чем в верхнем. На Печоре ледостав наступает в нижнем течении и в верховьях примерно в одно время, но в среднем течении река замерзает позднее.

Чаще всего зажоры льда возникают на реках ниже порожистых участков или выходов грунтовых вод, так как в этих местах осенью долгое время остается обычно полынья. В нижнем течении Онеги, например, у Кокоринских порогов зажоры льда возникают ежегодно. Скопления шуги там заполняют иногда до 30—50% площади живого сечения реки. 8.XII 1935 г. у деревни Петуховской, ниже Кокоринских порогов, вода поднялась на 3 м 30 см над меженным уровнем. Каждый год бывают зажоры и в среднем течении Онеги, на участке близ устья реки Иксы, у села Турчасова, а также в других местах.

З.Х11 1969 г. у села Турчасоза при зажоре льда был зарегистрирован подъем воды на 4 м!

Почти ежегодно возникают зажоры льда на Северной Двине у Котласа, Нижней Тоймы, Почтового, Звоза, Усть-Пинет. 20.XI 1969 г. у города Котласа вода в реке поднялась на 3,8 м над меженным уровнем, а 15.Х11 у деревни Звоз — на 3,6 м. На Печоре у деревни Ермица зажор льда 8.XI 1943 г. вызвал подъем воды на 4,8 м над меженью, иа Вычегде у Сольвычегодска 6.XI 1888 г.— на 4,5 м, а на Сухоне у Вели­кого Устюга 25.XI 1913 г.— на 4,3 м.

Лишь после того как замерзнут на реках открытые участки воды и образование шуги прекратится, зажорные пробки начинают рассасываться.

К концу зимы толщина льда на плесовых участках рек юго-западных и центральных районов Северного края достигает 70—100 см, а северо-восточных районов—140—160 см. В Заполярье многие небольшие реки промерзают до дна, и сток по ним зимой полностью прекращается. Однако встречаются е тундре и речки, ледяной покров которых остается тонким всю полярную зиму. Сразу же после ледостава ветер заносит эти тундровые реки настолько толстым слоем снега (2—3 м и более), что в дальнейшем лед на них почти не утолщается. Как под теплой шубой, текут в снежных туннелях Юнь-Яга, Песцовая, Размер-Шор и ручей Малый.

Встречаются на реках Заполярья и другие интересные особенности — слоистый лед, наледи. Слоистый лед образуется, если вскоре после ледостава уровень воды в реке понижается и между льдом и водой появляется слой воздуха. В этом случае освободившаяся водная поверхность вновь покрывается льдом.

Возникновение наледей процесс сложный. Для его развития необходимо определенное сочетание и гидрогеологических, и климатических, и мерзлотных природных условий. Основной причиной выхода зимой на лед воды, иными словами, образования наледей, на реках Северного края является промерзание их на мелководных участках до дна. Но нередко наледи возникают в местах выхода грунтовых вод и растекаются по рекам длинными, иногда до нескольких километров, языками. В суровые зимы они образуются не только на малых реках Заполярья, но и на водотоках, площади водосборов которых достигают 3—5 тыс. км2. При этом толщина наледного льда, или, как говорят гидрологи, мощность наледей, может достигать 2 м и более, а по некоторым данным даже и 5 м. Крупные наледи и ледяные бугры наблюдались зимой 1956 г в Приполярном Урале в долинах рек Кожим, Балбан-Ю, Пелингичем. Зимой 1958- 59 г. наледь мощностью в 3,2 м возникла на реке Воркуте у поселка Седловая.

В особенно холодные зимы наледи появляются даже на реках юго-запада Северного края, например, на реках бассейна Северной Двины. В 1966- 67 г. мощные, до 1,2—2,0 м, наледи наблюдались на Савватиевке, Евде, Нижней Ерге, Луженые и других малых реках лесной зоны Северного края.

Иногда место выхода наледной воды можно обнаружить по растрескавшемуся в вершине ледяному бугру. Случается, в "жерле" его даже удается разглядеть поднявшуюся воду. Наледи, у которых периоды излива воды чередуются с периодами покоя, принято называть мокрыми, а наледи с едино­временным выходом воды на лед — сухими. Присыпанное снежком поле сухой наледи ненаметанным глазом иной раз заметить не так-то легко. Зато вид действующей, дымящейся, на морозе наледи сразу привлекает внимание. Текущая по льду вода, когда, кажется, весь мир вокруг оцепенел от жестокого холода, вызывает невольное удивление. Но еще большее, пожалуй, впечатление производит наледное поле летом, когда рядом с ним южный склон речной долины уже зеленеет.

Наледи коварны не только тем, что, проломив тонкую корочку льда, можно провалиться в мокрую кашу из воды и снега, — в Сибири известны взрывы наледей. Советский гидролог В. Ф. Дерпгольц описывает в своей книге "Мир воды" (Л., "Недра", 1979), как на реке Ергалак в районе Норильска взрывом наледи "были выброшены глыбы льда до 2—3 т каждая на расстояние до 30—40 м".

Наледный лед отличается от обычного речного. Он более мутный от множества включенных в него пузырьков воздуха, а у мокрых наледей переслаивается еще и песчаными наносами.

Зима в Северном крае длится долго. В юго-западных районах реки вскрываются ото льда обычно в двадцатых числах апреля, на северо-востоке — в конце мая. Правда, сроки эти в зависимости от погодных условий могут сдвигаться до месяца вперед или, наоборот, назад. Так, например, Сухона у деревни Рабаньги в 1951 г. вскрылась 1.IV, а в 1893 г.—9.V, Северная Двина у Усть-Пинеги в 1951 г.—14.1 V, а в 1941 г.—18.V, приток Печоры Щугор у деревни Мичабичевник в 1951 г. вскрылся 20.1 V, а в 1969 г.— 5.VI.

Вскрытию рек Северного края, так же как и вскрытию рек южного склона Русской равнины, предшествуют теплые влажные ветры, яркое солнце, а иногда и дожди. Реки еще спят, когда начинают прибывать вешние воды, и зимний покров их остается белым и крепким, только вдоль берегов появляются темные узкие ленты воды — закраины. Если погода остается теплой, закраины делаются шире, а в местах с быстрым течением и у выходов подземных вод появляются промоины. Но лед мертвой хваткой держится еще за берега, и река пухнет, выгибая его посередине горбом. Вода старается отыскать слабые места в ледяном покрове, и вдруг резко, как выстрел, ударит перерастающий в гулкий треск звук. Это прибывающая вода оторвала наконец лед от берегов, и в "Книжке водомерных наблюдений" на гидрологических постах появляется запись: "Лед подняло".

Нет, это еще не ледоход — только разведка, проба сил. От первой подвижки до ледохода проходит иногда немало времени, и подглядеть таинство его рождения не всегда удается.

Весенний ледоход на реках Северного края проходит всегда очень бурно и сопровождается заторами льда. Ведь в отличие от рек, текущих на юг и вскрывающихся сначала в нижнем течении, реки Севера вскрываются сначала в верховьях. Поэтому плывущий по ним вниз лед встречает не чистую воду, а нередко — прочно держащийся еще зимний покров. Волна половодья на реках, текущих на север, опережает весну. В результате движение льда замедляется, но течение несет сверху все новые и новые льдины. Налетая на потерявшие скорость льдины, они подныривают под них, громоздятся сверху...

Заторы льда на реках возникают не только, когда плывущие сверху льдины наталкиваются на невскрывшиеся участки рек. Они могут формироваться в любых случаях, когда количество льда, которое несет вода, превышает пропускную способность русла. А это может вызываться целым рядом причин. При извилистом русле на поворотах сила инерции, сбивая строгий порядок следования льдин, одни из них выносит вперед, другие разворачивает по течению. Неудачный поворот большой льдины лишь на момент притормаживает движение соседней, но этого довольно — на нее наталкиваются льдины, несущиеся следом.

Заторы льда образуются на участках, где реки разбиваются на рукава и этим снижается пропускная способность основного русла, у мелей и у островов, где занесенные течением льдины оказываются центрами, вокруг которых может развиваться затор.

Чаще всего заторы льда возникают в среднем течении рек. В верховьях для их возникновения массы льда обычно бывает еще недостаточно, а в нижнем течении пропускная способность русла увеличивается, как правило, скорее, чем идет наращивание количества льда. На Онеге заторы льда в среднем течении, например возле устья реки Иксы (Илоксы), бывают ежегодно, а у села Турчасова, в 143 км от устья, за 39 лет наблюдений отмечались лишь 10 раз. На Мезени повторяемость ледяных заторов в 80 км от устья, у деревни Дорогорское, составляет 62%, на Печоре в верхнем течении (Якша, Усть-Илыч) — около 40%, а в среднем (Усть-Ковжа, Усть-Щугор) — 54—77%.

Как правило, места, где на крупных реках случаются заторы льда, постоянны, поскольку появление их связано с морфо-метрическими характеристиками русел. На Сухоне, например, заторы льда обычно возникают у островов Еловец, Осовой, Дедов, а также на крутых поворотах русла — у пристаней Двиницы, Мотыри, Опоки и у города Великий Устюг. На Северной Двине — возле Великого Устюга, Котласа, Двинского

Березника, Орлецов, у Холмогорского разветвления русла, в Архангельске.

Максимальная продолжительность стояния заторов льда реках Северного края составляет в среднем 3—5 суток. Бывают случаи, когда заторы удерживаются и 8—10 суток, например] в 1940 г. затор льда возле города Котласа простоял 10 суток с 21. IV по 2. V.

Иногда живое сечение реки забивается при заторе биты, льдом на 60—80%. Нагромождения торосов на берегу д< стигают 10-метровой высоты, а давление льдов на погони метр оказавшихся в зоне затора гидротехнических сооружены достигает 150 т. Интересно, что максимальное давление при заторе возникает не на передней кромке головы затора, как казалось бы, следовало ожидать, а ниже ее по течению, расстоянии, составляющем примерно три-четыре ширины рек Так, при ширине реки в 300—500 м наибольшее давление в заторе разовьется в 1—2 км ниже передней кромки его no течению.

Напором льдов при заторах разрушаются берега и причалы, срезаются, как бульдозером, деревья, а поднявшаяся за обра зовавшейся ледяной плотиной вода, выходя из берегов и затапливая местность вокруг, приносит неисчислимые беды. В 1517 г на Сухоне "в Устюге льдом город стерло, берег срыло, дворов множество снесло и людей многих утопило". В 1807 г. затором льда на Сухоне и возникшим как следствие его наводнением "вырыло пролив между Пятницкой церковью и сельцом т ого же имени и тем самым р. Сухону соединило с Двиною" Образование пролива, о котором рассказывает летопись, привело к тому, что к середине XIX в. Сухона полностью переместила русло и деревня Коромыслово, стоявшая прежде рядом с городом Великий Устюг, оказалась на противопо ложном, правом берегу.

В 1817 г. затор льда на Северной Двине вызвал такой подъем воды в Сухоне, что "двои сутки по берегу не было проходу и проезду; на Песках дома были все в воде, жители спасались на кровлях...". В 1843 г. на Северной Двине в Архан гельске навалами льда, достигавшими 10 м в высоту, "нанесло значительные повреждения службам и дому здешнего купца Петра Тидена... Свирепая река в густых громадах льда мчала даже обывательские строения с домашним скотом..."

Оценить титаническую мощь северных рек во время ве сеннего ледохода, вероятно, можно только увидев затор льда собственными глазами. Словно детские кубики, легко ворочает река многотонные, величиной с дом, ледяные глыбы, ломает, как спички, толстые бревна. На фоне шума трущихся о берега и друг о друга льдов время от времени раздается грохот разламывающихся ледяных полей, и вверх взлетают фонтаны воды.

Затор льда на больших реках, в особенности если он ослож нен снесенным с берегов лесом, явление устрашающее.

Навалы льда, усиленные арматурой из бревен и смерзшиеся в единый монолит, разрушить обычными взрывными работами практически невозможно. Во время большого затора на Се верной Двине возле пристани Орлецы 19. V 1961 г. навалы смешанного с лесом льда достигали в высоту 15 м! О коли честве скопившегося тогда в заторе льда можно судить по тому, что после его прорыва через несколько часов все рукава реки у Архангельска, кроме Маймаксинского, оказались забиты льдом, а вышедшая из берегов вода залила более половины площади города. Скопления битого льда при заторах тянутся на многие километры по течению. На Северной Двине в районе Нижней Тоймы протяженность их иной раз достигает 10—15 км, а возле Орлецов — 30—40 км!

К полям битого льда не применимы ни законы меха ники твердых тел, согласно которым прилагаемое усилие передается в одном направлении, ни законы механики жидких тел, согласно которым оно передается во все стороны одинаково. Величина и направление равнодей ствующей давления в заторе зависят от индивидуальных характеристик отдельных льдин. В конце концов вода, конечно, прорывает заступившую ей путь ледяную пло тину и, оставив по берегам и на островах навалы долго не тающего потом льда, постепенно входит в свое русло.

Подъемы воды в реках Северного края при заторах льда достигают 10 м над меженным уровнем, а иногда и более. На Северной Двине, например, во время затора льда у деревни Погост 17. V 1886 г. был отмечен подъем воды над меженью на 12,9 м — самый высокий из заре гистрированных подъемов воды в весеннее половодье равен 11,6 м (1—2. V 1903 г.). На Сухоне у деревни Кали кино затор льда вызвал 17. IV 1953 г. подъем воды на 9,2 м над меженью — это выше наивысшего уровня весеннего половодья (2. V 1957 г.) на 2,2 м. На Печоре у деревни Усть-Щугор 20. V 1929 г. затор льда поднял воду на 14,8 м, a 14. V 1967 г. у деревни Ермица— на 9,2 м. При этом наивысший уровень весеннего поло водья возле Усть-Щугора был превышен на 4,8 м, а у Ер мицы подъем воды в результате затора льда оказался ниже наивысшего лишь на 0,3 м.

Скорость подъема воды в реках при возникновении ледяных заторов бывает иногда весьма значительной; на Сухоне, например, в иные годы она достигает 2—3 м/ч!

После окончания ледохода высокие уровни воды на таких мощных реках, как Печора и Северная Двина, держатся 2,5—3 месяца, а на менее крупных — иногда всего 1—3 недели.

Водный режим рек Северного края, как и ледовый, обладает целым рядом интересных особенностей.

3. Водный режим

В "Гидрологическом словаре" А. И. Чеботарева река опре­ деляется как "водный поток сравнительно больших размеров, как правило, постоянный... питающийся стоком атмосферных осадков со своего водосбора". Выпадающие осадки в реки стекают не полностью, часть их испаряется. В бассейне Онеги, например, из среднего за многолетний период наблюдений суммарного годового количества осадков 715 мм в реки стекает лишь 276 мм, в бассейне Северной Двины из 715 мм — 308, а в бассейне Печоры из 700 мм — 397.

Как уже говорилось, для характеристики водности рек часто применяется понятие модуля стока. В южных районах Север­ ного края модуль среднего годового стока составляет 9— II л/(с- км2), на севере значение его увеличивается до 10— 13 л/(с- км 2), на западном склоне Урала — до 12— 20 л/(с- км2), а в горах — до 30—40 л/(с- км2). Но осадки год от года непостоянны. Обычно как маловодные, так и многоводные годы следуют в Северном крае друг за другом, по несколько лет подряд. В бассейнах Онеги и Юга, например, по много летним наблюдениям богатый осадками период длится обычно 3—7 лет, иногда даже 10—13 лет, а сухой — не более 4 лет. На Сухоне маловодный период бывает более продолжитель ным. Многоводными там были 1887—1889, 1899—1905, 1915 — 1916, 1922—1923 и 1952—1958 гг., а маловодными — 1882—1886, 1890—1898, 1917—1921 и 1937—1951 гг.

Наибольшее значение среднего годового стока для большинства рек Северного края превосходит наименьшее в 2,5 ра за, а бывает, и более. У реки Юг, возле деревни Гаврино, например, отношение наибольшего среднего годового стока к наименьшему равно 3,6.

В нашем столетии наибольшие расходы воды в реках бассейна Онеги наблюдались в 1916 и 1966 гг., в реках бас сейна Северной Двины — в 1924, 1929 и 1957 гг., а в реках бассейнов Мезени и Печоры — в 1952 и 1958 гг. В 1958 г. весенний модуль стока на реке Воркуте с площади бассейна 2210 км 2 достиг 937 л/(с- км 2), а расход воды — 2070 м3/с Это почти в 2,5 раза больше среднего годового расхода воды такой большой реки, как Мезень.

Водность рек подвержена не только многолетним изме нениям, но и многовековым колебаниям циклического харак тера. Начало нашего тысячелетия, как известно, было теплым, похолодание климата и увеличение водности рек и высоты стояния озер началось примерно с XIII в., достигнув максимума в XV — XVII вв. В 1621 г. Холмогорская летопись, например, отмечает такое высокое половодье на Северной Двине, что в Холмогорах "вешнею водою от Двины стены и башни под мыло". В 1679 г. опять шли "дожди великие" и была "на реках поводь больша и луга и берега потопило". На следующий год "снеги великие большие шли по всея дни и вешняя вода зело велика была, потому что в городех по берегам, которые дворы стояли, и те дворы тою большою водою все потопило и жити в них стало нельзя, выходили вон со скотом и з борощи ем. И такие воды, которые старые многолетние не помнят за множество лет".

Средний годовой сток рек Северного края, л/(с • км )

Еще в XVIII в. в России было отмечено 20 очень дождливых сезонов, 40 очень высоких половодий и 40 очень холодных зим. В XIX — XX вв. таких жестоких и продолжительных мо розов не было. В XIX в. маятник многовековых колебаний климата опять качнулся в сторону потепления и уменьшения общего количества осадков. Конец века был отмечен низкими уровнями воды во многих реках. Тенденция к уменьшению водности рек сохранилась и в XX в.

Годовые, или сезонные, изменения водности рек разви ваются на фоне ее многовековых и многолетних изменений. Зимой, когда осадки накапливаются в виде снега, и летом с увеличением испарения водность рек уменьшается, а весной, когда тают снега, и осенью с увеличением числа дождей и уменьшением испарения — увеличивается. Годовые измене ния водности северных рек вовсе не так обыденны, как принято думать. Весеннее половодье на реках наблюдается, кроме Советского Союза, еще только в Польше и Канаде. Степные реки южного склона Русской равнины не знают осенних увеличений водности, реки Средней Азии — летней межени: летом, когда начинают таять в горах снега, водность их, нао борот, увеличивается.

В юго-западных районах Северного края весна начинается обычно в середине апреля и медленно продвигается на северо- восток. В тундру она приходит лишь во второй половине мая. Бывают годы, когда весна наступает на 20—30 дней раньше, но случается ей и задерживаться, тогда и в мае таежные реки спят еще подо льдом.

Пробуждение северных рек — величественное, а иногда и грозное зрелище. Летом спокойные и неторопливые, весной они неузнаваемо преображаются. Стремительно несутся их воды, затопляя пойму, а иногда и низкую местность вокруг, сносят низко наведенные мосты, выворачивают с корнем оказавшиеся на пути деревья. Даже маленькие, еле слышно журчащие в межень среди камней ручьи превращаются весной в бурные потоки.

Весной по рекам Северного края проносится более поло вины годового стока. По Мезени, например, 50—65%, по рекам юго-западных районов — до 65, а по рекам Заполярья — до 75%. Самые высокие половодья в Северном крае наблю даются в Заполярье. В горных районах вода в реках весной поднимается там на 5—8 м, а в тундровых — на 8—10 m! В та ежной зоне на таких же по величине реках подъемы воды весной в половодье обычно не превышают 3,5—7 м, а на реках, зарегулированных озерами, даже в многоводные годы - 3—4 м. На больших реках, таких, как Северная Двина, Печора, вода весной поднимается иногда на 7—12 м, при этом скорость ее прибывания достигает 3,5 м/сут.

На малых реках таежной зоны обычно бывает одна волна половодья, а на средних и больших — две и больше. Это объясняется неодновременным вскрытием притоков и возвратом холодов, но бывают и другие причины — например, более ранний сход снега с открытых пространств, чем с лесов. На реках Заполярья из-за похолоданий и временных прекраще ний таяния снега волна половодья почти всегда бывает гребенчатой.

В связи с малым уклоном русел на некоторых реках Северного края во время половодья возникают подпоры воды и даже обратные течения. По реке Емце, например, подпор от Северной Двины почти ежегодно распространяется от устья вверх по течению на 60 км, а подпор от Емцы по ее притоку реке Мехреньге в иные годы — на 10 км.

Кроме сезонных, многолетних колебаний водности цикли ческого характера, время от времени на реках Северного края отмечаются отдельные катастрофически высокие и низкие уровни воды. Их вызывают экстремальные погодные условия. Летом 1663 г. из-за возврата холодов "на Двине и в По морьях хлеб позяб", а в 1670 г. "лето было сухое и от сол нечного зноя и великих жаров" хлеб погиб, земля "горела во многих местах на глубину аршина и больши". В наше время сильная засуха 1972 г. захватывала не только Вологодскую область, но и южные районы Архангельской За период наблюдений с 1752 г. наивысший уровень воды в Северной Двине у Архангельска был отмечен в половодье 1811 г. Он превысил современный нуль водомерного поста на 677 см. Вот как повествует об этом наводнении "Солом бальский летописец":,,...возвышение воды небывалое ни прежде, ни после этого года... В адмиралтействе разнесло все леса, в магазинах подмочило припасы, повредило казен ные и частные строения на Соломбале. Зимовавшие на р. Май максе и других местах 42 иностранных и русских купеческих корабля были выброшены на берег, некоторые занесены на острова. В деревнях, расположенных на островах близ Ар хангельска, размыло много крестьянских строений, а одну небольшую деревеньку и вовсе унесло с места".

Средние даты начала половодья на реках Северного края.

На реке Сухоне у Великого Устюга чрезвычайно высокие уровни воды за период с XVIII по XX в. были отмечены в 1723, 1742, 1761, 1817 и 1936 гг. Весной 1953 г. вода в реке поднималась у Великого Устюга над нулем поста на 969 см, а во время наводнений XVIII —Х!Х вв., по всей вероятности, еще выше. Великоустюгская летопись, конечно, цифр не при водит, но достаточно красочно описывает наводнение 1723 г.: Сухона, "выступивши из пределов своих, в Устюге многие улицы потопила. Богадельня каменная, что при церкви Алек сандровской, была по окна в воде..." В 1742 г. весной опять "вода была так велика, что в церковь Иоанна заливалась и до Прокопьевского рундука доходила, а стояла только мало более получаса".

Экстремально низкие уровни воды в реках тоже приносят немало бед, они осложняют судоходство и лесосплав, нару шают работу водозаборных сооружений. Необычайно низкая межень наблюдалась почти на всех реках Северного края в 1936 и 1937 гг. Малые водотоки с площадью водосборов менее 10 км 2 пересохли в те годы летом полностью. На Печоре, возле Усть-Цильмы, в межень 1936 г. уровень воды опускался ниже нуля водомерного поста на 30 см, а на Вычегде, возле Сыктывкара, в межень 1937 г.— на 83 см. На Сухоне маловодье держится иногда до 120 дней, хотя, в отличие от юга Русской равнины, летняя межень на реках Северного края, преры ваемая дождевыми паводками, неустойчива.

Общая продолжительность летних дождевых паводков на реках Северного края составляет одну-две недели, при этом подъемы воды обычно бывают незначительны. Но бывают и исключения. 25. VI 1938 г. вода после дождя поднялась в Сухоне, у города Тотьма, на 4,47 м над меженным уровнем. А в конце июня 1982 г. на притоке Печоры Ижме был такой сильный и стремительный дождевой паводок, что пришлось заново прокладывать судоходную обстановку.

Осенние дождевые паводки на реках Северного края более продолжительны, чем летние: в южных районах, напри мер на Вычегде, они достигают 34 дней, а в северных, на тундровых реках, — 60—70 дней. Высокие уровни воды в тунд ровых реках, вызванные дождями, сохраняются часто до их замерзания.

Наибольшее количество осадков в Северном крае выпа дает в горах и предгорьях Урала. На Тиманском кряже дожде вой модуль стока обычно не превосходит 60 л/(с- км2), а ин тенсивность выпадения осадков 2 мм/мин. На Щугоре у де ревни Мичабичевник 2-Х 1956 г. был зарегистрирован дождевой модуль стока, равный 238,7 л/(с- км2). Интенсивность выпа дения осадков на малых реках Урала достигает 4—6 мм/мин. Горные реки коварны. Из-за больших уклонов русел вода после дождей прибывает в них очень быстро и подъемы ее бывают значительны.

Вообще речной сток на Севере по сезонам года распре деляется очень неравномерно. Весной по Северной Двине возле Усть-Пинеги, например, проходит 57,7% общегодового стока, а зимой — лишь 9,7%, по реке Юг у поселка Подо синовец соответственно — 65,9 и 7,6%, а по Усе у села Пет- рунь — 43 и 15%. Самые низкие уровни и расходы воды в реках Северного края наблюдаются зимой, в Заполярье по некоторым из них сток, бывает, прекращается полностью. В районе города Воркуты, например, средний месячный зимний сток рек составляет 0—0,5 л/(с- км2). Питание малых рек северо-востока осуществляется зимой только за счет напорных самоизливающихся и межмерзлотных вод, тогда как летом воды их пополняют и дожди, и наледи, и снежники. В притоке Усы реке Колве, у поселка Хорейвер, минимальный летний расход воды 6—11. IX 1967 г. был равен 3,9 м3/с, а зимний 8—9.1 VI 964 г. составлял всего 0,014 м3/с. В реке Адзьве, другом притоке Усы, у деревни Харута, наименьший летний расход воды 2—6. IX 1960 г. составил 13,4 м3/с, а наименьший зимний 25—26.111 1969 г.— 0,3 м3/с. Наибольший весенний модуль стока небольших тундровых рек, протекающих в районах с мощными мерзлотными толщами горных пород, достигает 94—450 л/(с- км 2), а наименьший зимний — 0,02— 2,00 л/(с км 2). Для рек, протекающих вне этих районов, наибольший весенний и наименьший зимний модули стока соответственно равны 28—180 и 0,5—4,4 л/(с- км 2). На реке Воркуте, возле города Воркуты, при площади водосбора, равной 2726 км 2, зимой расход воды падает до 10 м/с, а весной — достигает 1880 м3/с!

В многоводные годы средний годовой сток рек Северного края в два-три раза больше, чем в сухие. При этом макси мальные расходы воды в реках таежной зоны превышают, случается, минимальные во многие десятки раз. Так, на реке Ваге возле Усть-Сюма максимальный расход воды (5700 м3/с, 7. V 1957 г.) превысил минимальный (53,7 м3/с, 24.1 1967 г.) в 106 раз, на реке Юг у деревни Гаврино — в 154 раза. Максимальный расход воды (4940 м3/с) был там зарегистри рован 13. V 1974 г., а минимальный (25,5 м3/с) — 25. IX 1967 г. На малых реках таежной зоны многолетняя амплитуда колебаний уровней достигает 4 м, а на больших — 10—12 м. На Северной Двине возле Усть-Пинеги и на Печоре в Усть-Усе, многолетняя амплитуда колебаний уровня воды даже превышает 12 м.

Питание рек Северного края преимущественно снеговое. У Вычегды, например, за счет снега формируется 51% обще годового стока, у Печоры — 55%, а в питании тундровых рек доля снеговых вод еще больше — она достигает 70—80%. За счет дождя формируется 15—20% их стока, за счет подземных вод — всего 5—10%.

Реки — самая подвижная часть неживой природы, чутко реагирующая на любые изменения окружающей среды. Так, высота половодья на реках Северного края определяется не только запасами снега в их бассейнах, но и целым рядом второстепенных местных факторов. Она зависит от степени увлажненности почвы с осени и меры промерзлости ее ко времени схода снега, а также от того, насколько дружно наступает весна. Половодье на Мезени и на Вычегде в 1960 г., например, несмотря на то что количество осадков зимой и весной было больше среднего многолетнего значения на 38%, оказалось невысоким. На первый взгляд, такое явление кажется не объяснимым. Однако все станет ясно, если вспом нить, что в 1959 г. осадков выпало менее 70% среднего многолетнего значения, в результате почва с осени оказалась увлажнена недостаточно, и, когда весной 1960 г. началось таяние снега, она стала жадно впитывать воду. Высокое поло водье на Усе и на Воркуте в 1958 г. было вызвано тем, что поверхность земли к началу снеготаяния оказалась мерзлой. Запасы снега в бассейне Усы были в те годы близки к средним многолетним значениям, но реки получили в 1958 г. еще "дополнительную" воду от таяния образовавшихся зимой наледей. В результате модуль стока воды в них достиг ре кордных значений: в Усе с площади водосбора 3724 км — 843 л/(с- км 2), а в Воркуте с площади водосбора 2070 км 2 — 937 л/(с- км 2).

На водный режим рек оказывает влияние и характер расти тельности речных бассейнов. Вспомните: весной снег лежит в лесу гораздо дольше, чем в полях, и тает медленнее. Летом после дождя травы в полях высыхают быстро, но в лесу долго еще сохраняется приятная влажная прохлада. Лес не только растягивает половодье и делает его волну более плоской; благодаря хорошей фильтрации почв, он способствует переводу значительной части стока в подземный, увеличивая этим долю меженного стока рек.

Озера, аккумулируя в своих котловинах весной "избытки" вешних вод, тоже способствуют выравниванию неравномер ности годового стока рек, и даже в большей мере, чем леса. Влияние их на речной сток можно проследить, анализируя его сезонные значения в зависимости от озерности водосбо ров. Оказывается, если озерность бассейна составляет 1%, то весенний сток рек западной части Северного края достигает 62% годового значения, а зимний меженный — 8%. При озер ности бассейна 7% доля весеннего стока в общегодовом снижается до 42%, а доля зимнего меженного увеличивается до 16%. Например, сток Сухоны, вытекающей из Кубенского озера, в период летней межени составляет 42% общегодо вого, а в период зимней межени — 9. У Онеги, Свиди и Лекшмы, тоже зарегулированных озерами, доля весеннего стока равна 40%, а зимнего — 20.

Аналогично озерам действуют в карстовых районах и по глощающие талые снеговые воды карстовые воронки. Ве сенний сток карстовых рек снижается до 35—40% общегодо вого, а подъемы воды во время половодий, даже в много водные годы, не превышают 1—3 м, в маловодные же годы составляют всего 0,3—0,7 м. Примером может служить приток Северной Двины река Емца. В верховьях ее многолетняя амплитуда колебаний уровней воды в 2—3 раза ниже, чем на обычных равнинных реках с таким же примерно по площади бассейном. Запасенная под землей вода подпитывает в межень карстовые реки, увеличивая их сток зимой до 10—20% годо­ вого стока и более.

В Северном крае много интересных карстовых районов, и они, безусловно, заслуживают того, чтобы остановиться на них более подробно.

4. Карст и сток рек

На Онежско-Двинском междуречье и Кулойско-Беломор ском плато, в районе Тиманского кряжа, по склонам Уральских гор и предгорий под тонким, местами всего лишь в несколько метров, чехлом четвертичных отложений залегают гипсы, известняки и другие растворимые водой породы. Они остались здесь после отступания теплых морей каменноугольного и пермского периодов, плескавшихся на территории совре менного Северного края около 300 млн. лет тому назад. Поверхностные воды, фильтруясь через четвертичные отложения, размыли в толщах растворимых пород огромные полости, часто соединенные между собой лабиринтами узких ходов. В бассейне Онеги, например, трещины и пустоты в известня ках обнаружены на глубинах вплоть до 50—60 м ниже уровня реки, причем размеры некоторых из них весьма внушитель ны. Один из "карманов" возле города Каргополя уходит в глу бину на 30 м. При буровых работах на Онежско-Двинском междуречье и в других карстовых районах Северного края бур нередко проваливается вдруг сразу на несколько метров, попадая в пустоту.

Если промытые в известняках и гипсах полости подходят близко к земной поверхности, почва над ними проседает и возникают котловины и похожие на воронки от авиабомб ямы, по-местному — мурги. Большая провальная котловина размером 500 на 300 м находится, например, в 7 км от села Пинеги. Огромный, глубиной в 28 м, провал был обнаружен в 1966 г. экспедицией ленинградских спелеологов в лесах бассейна реки Сотки.

Иногда котловины образуются не в результате единич ного провала или проседания почвы, а в результате оползней и размыва перешейка, разделяющего рядом расположенные воронки. Диаметр карстовых воронок достигает 50—70 м, глу бина — 20—25 м. Диаметр карстовой воронки на Онежско- Двинском междуречье в бассейне Мехреньги, неподалеку от озера Светлого, равен 72 м. Известны случаи, когда в кар стовые воронки попадал домашний скот и из-за крутизны склонов не мог самостоятельно выбраться.

Развитие карстовых процессов на территории Северного края вследствие большой увлажненности идет весьма интенсивно. Огромная провальная воронка диаметром 140 м и глубиной 50 м возникла в 1920 г. в бассейне Сухоны возле деревни Алифаново. Онежские старожилы рассказывают, что примерно в те же годы у реки Емцы был местами исчезавший под землю приток Сухая Емца. К 30-м годам от него остался лишь участок сухой долины с цепочкой небольших озерков. В 1938 г. большая воронка появилась на левом берегу Онеги у деревни Кривицы, в 1954 г.— на правом берегу возле деревни Кат кино. В иных районах бассейна Онеги насчитывается до 1 00—200 воронок на 1 км 2 площади, а на Кулойско-Бело морском плато есть места, где на 1 км 2 приходится до 400— 500 воронок и котловин! Многочисленные карстовые провалы разной формы и величины создают необычный, какой-то лунный, пейзаж, но еще удивительнее выглядит поверхность земли, изрезанная сетью трещин глубиной около 2 м и пример но такой же шириной, — так называемый шелопник. На дне и по стенам трещин поблескивают куски гипса. Чаще всего он бывает белым, как сахар, но иногда встречаются гипсы розовые, голубые и зеленоватого оттенка.

Принято считать, что вертикальные провальные шахты — колодцы и большие пещеры бывают только в горах. На самом деле они встречаются повсюду, где залегают толщи растворимых водой пород. В горах и предгорьях Урала в пределах Северного края пещер и колодцев как раз сравнительно не много и размеры их невелики. Длина самых крупных в пред горьях Урала Медвежьей и Уньинской пещер составляет соот ветственно 480 и 390 м, глубина колодца в междуречье Пе чоры и Большого Шежима — 20 м. Длина же самой большой пещеры на Кулойско-Беломорском плато в Пинежском запо веднике, Конституционной, равна 5700 м, Ленинградской — 3400, Сотки — 2600, Северянки — 2300 м. На Кулойско-Бело морском плато только в пределах Пинежского заповедника — около 100 пещер. Плотность их расположения здесь больше, чем в Югославии на плато Карст.

За пределами Пинежского заповедника тоже немало боль ших пещер. Протяженность Пинежской пещеры на реке Пинеге такая же, как Ленинградской, — 3400 м, пещеры Терещенко — 2300, Медвежьей — 1028. Медвежья пещера на Пинеге долгое время считалась самой большой в Северном крае. Она была обследована еще в начале XIX в. академиком А. Г. Шрен ком, первым из русских ученых начавшим изучать карстовые явления.

Некоторые из пещер на Пинеге были в свое время обитаемы, во всяком случае, в Кургинской пещере на стенах сохрани лись петроглифы, а в гроте у деревни Курга — наскальные рисунки.

Обычно ход в пещеру не сразу и приметишь в береговом обрыве реки. Он начинается либо узким, в виде норы, лазом, либо щелью, часто скрытыми зарослями кустарников и трав. Отважившемуся проникнуть в темную глубину открывается изваянный водой сказочный подземный мир: огромные залы с обледенелыми колоннами, причудливые галереи и ниши, украшенные переливающимися в свете фонаря ледяными кристаллами, и неподвижно застывшая в каменных чашах озер вода.

Растительность карстовых районов необычайно богата и раз нообразна. Здесь встречаются такие реликтовые растения, как роза иглистая, княжик сибирский, башмачок обыкновен ный, калипсо луковичная. Лиственницы в бассейне Кулоя достигают невиданной для севера высоты — 30—32 м. Кажется, нигде в других местах не бывает такой душистой черной смородины, такой сладкой черники. Однако не всегда карст способствует буйному развитию растительности. Выпадающие на землю осадки интенсивно поглощаются провальными воронками и котловинами, и поверхностный сток заметно сни жается, а в ряде небольших по площади районов и вовсе отсутствует. Даже по названиям некоторых рек и ручьев можно догадаться о том, что сток их занижен — Безводная, Сухая, Потеряй.

До 10—24% поверхностного стока теряется в провалах, карстовых воронках и трещинах на водосборах рек Ижмы, Вели и Пижмы в карстовой области Тиманского кряжа. На Онежско-Двинском водоразделе модуль стока в верховьях рек Шелексы и Ваймуги в среднем на 2—3 л/(с- км 2) меньше, чем у соседних, обычных некарстовых рек. Густота речной сети в бассейне Шелексы составляет 0,16 км/км 2, тогда как в лежащих рядом бассейнах некарстовых рек она равна 0,5—0,6 км/ км 2. Островами, полностью лишенными поверхностного стока, являются водоразделы между реками Вай мугой и Емцой, Емцой и Мехреньгой. В Плесецком районе на площади 800 км 2 не осталось ни одной реки. Каргопольской сушей называют район верхнего течения Онеги: здесь, на Севере, в зоне избыточного увлажнения, на реке Лельме сохнет лес!

Вода уходит из рек через промытые в известняках и гипсах поноры — длинные извилистые ходы, ведущие в толщи горных пород, и русла их зарастают травой. В русле Чаженьги есть сухой участок длиной почти 2 км, в среднем течении ручья Пярга вода бывает только весной. Река Безводица уходит под землю за 300 м до впадения в Онегу. На протяжении почти 2,5 км прячется под землей речка Халуй. Уходит в поноры местами сток Тихменьки, Мехреньги. В XIX в. по Мех реньге сплавляли лес, и местные жители, для того чтобы дольше задержать воду в реке, закладывали поноры досками, завали вали камнями и землей. В 1959 г. работавшая в районе Мехреньги экспедиция Ленинградского педагогического инсти тута, подсчитав отношение площади, занятой воронками и другими суффозионно-карстовыми формами, к общей площади бассейна, определила его закарстованность. Цифра получилась довольно внушительная — от 16 до 57% в зави симости от участка. У впадения в Мехреньгу реки Лежи, на пример, на площади в 22 500 м 2 закарстованность оказалась равной 40%, а в 10 км ниже по течению на площади в 5665 м 2 — 56,6%.

Согласно данным гидролога И. М. Жилы, карст снижает средний годовой модуль стока Шелексы в 1,5 —2 раза. Чет вертая часть площади ее бассейна полностью лишена поверх ностного стока — вода уходит под землю через многочислен ные поноры и карстовые воронки. Сухие долины по Шелексе встречаются на первых же километрах от истока ее из озера Торос. Проведенные в 50-е годы наблюдения позволили установить, что в 15 км от устья примерно 25—30% межен ного стока реки уходит через понор у ее правого берега. Правда, ниже по течению семь родников отдают часть воды Шелексе обратно, но у села Конец, в 2 км ниже устья ручья Монзы, Шелекса опять теряет около 25% меженного стока. Часть его, совершив путешествие под землей, вновь возвра щается в реку, а часть выбивается ключами в долине реки Емцы, возле села Исады.

С 1928 г. ведутся гидрологические наблюдения в Онежско-Двинском междуречье на реке Емце возле водомерного поста Железнодорожный мост. Толщина доломитизированных и мер гелистых известняков в этом районе достигает 260 м. Емца — типично карстовая река. В верховьях она не замерзает даже в тридцатиградусные морозы, да и ниже по течению из-за выходов ключей лед на ней толстым не бывает. Ранней весной белое одеяние Емцы вспарывает у левого берега полынья и быстро начинает продвигаться к устью. По берегам Емцы встречаются слепые долины и овраги, а внизу под обрывами — выходы многочисленных ключей. Ниже впадения Мехреньги Емца протекает в глубокой и узкой долине. Повсюду по берегам, поросшим лесом, встречаются блюдцеобразные углубления, карстовые провалы, воронки. В одной из них исчезает весь меженный сток ручья Пярга, вновь он появляется только в 700 м от устья. Измеренный осенью 1949 г. расход воды, поглощаемой этой воронкой, оставил около 1.0 л/с.

Иногда русла карстовых рек, словно оспинами, испещрены малозаметными понорами, но бывает, вода уходит через довольно большие воронки и с берега видно, как струи потока закручиваются над воронкой по спирали, затягивая в глубину мелкий мусор. Такая поглощающая воронка есть в русле Онеги у деревни Ивкиной. Большие и средние реки теряют в карсто вых воронках и понорах, конечно, только часть стока, но малые часто уходят под землю полностью.

Сухие овраги и висячие долины напоминают о том, что когда-то у Онеги было больше притоков. Широкий, до 200— 300 м, овраг длиною 2,5 км выходит к реке возле деревни Ручьевской выше впадения реки Кены. Еще один — длиною 400 м — находится на левом берегу у деревни Кононовой. На некоторых участках карстовых рек вода покинула русло уже так давно, что и речную долину разглядеть в окружающем рельефе трудно, на других — вода еще бывает весной, но в лет нюю межень в обнажившемся русле среди светло-серых камней поблескивают лишь редкие лужи, да чуть слышно журчит тоненький ручеек. Возле большой каменной глыбы, где ручей исчезает, косо торчит палка. Ею вездесущие маль чишки отметили понор. Когда стоишь рядом с ним, отчетливо слышен шум бегущего под землей невидимого потока. В некоторых понорах в начале лета, как в чашах, стоит вода. Уровень ее то чуть приподнимается, то опадает, словно за таившаяся в глубине пучина дышит.

Если бы земля стала вдруг прозрачной, мы увидели бы, что толщу ее пронизывают реки, иногда даже более мощные, чем текущие по поверхности. Неисповедимыми путями дви жется вода под землей. Река Ваймуга начинается сразу мощным источником, соединенным, по всей вероятности, каналом с Обозером. В реку Емцу, в 4 км выше Железно дорожного моста, с левого берега впадает подземная река шириной 13 м! По берегам Северной Двины между деревнями Абрамково и Звоз выходят многочисленные родники с дебитом иногда более 5 л/с. Дополнительный приток карстовых вод на водосборах Северной Двины площадью 11,1 тыс. км 2 со ставляет около 15 л/км 2. Суммарный дебит источников возле деревни Бережная Дуброва на левом берегу Онеги достигает 600 л/с. Среди крупных ключей с дебитом до 100 л/с в бас сейне этой реки можно назвать Потолицынский и Курятовский источники. Мощные родники стекают в Онегу в районе по селка Оксовский и выше его по течению.

Иногда ушедший под землю поверхностный сток остается в пределах водосбора своей реки, но бывает, и покидает их. Например, карстовые воды Кулоя, очевидно, перетекают под землей в другой бассейн, потому что его годовой сток по сравнению с зональной нормой понижен. Зато Подюга, Мудь- юга и Сойва пополняются подземными водами, подтекающими из бассейнов других карстовых рек. Годовой сток Подюги у деревни Рылковской выше зональной нормы на 6%, Мудь юги у деревни Петракеевской — на 8, Сойвы у деревни Большая Сойва — на 15%.

Влияние карста на сток может быть неодинаковым не только на разных реках, но даже на различных участках одной и той же реки. На Воми, например, у деревни Бож-Ю-Дер средний годовой сток на 5% выше, чем у соседних некарстовых рек, а у деревни Весняна — на 5% ниже. Вероятно, уходящая через поноры в верховьях этой реки вода возвращается потом, ниже по течению, в виде ключей обратно. На Емце, по измерениям 1949 г., в створе за площадью водосбора 289 км 2 модуль стока составляет 17,6 л/(с- км 2), а у Железнодорожного моста в створе за площадью водосбора 1860 км 2 — всего лишь 8,3 л/(с- км 2). По зональной норме сток Емцы должен рав няться 9,5 л/(с- км 2).

В питании обычных рек Северного края доля грунтовых вод составляет 10—20%, у карстовых — 38—44%, а на отдель ных участках некоторых рек и больше. У Мехреньги и у ручья Пярга на ряде участков доля грунтовых вод в питании дости гает 50—60 и даже 75—80%. Естественно, что сезонная не равномерность распределения годового стока у карстовых рек, по сравнению с обычными равнинными реками, сглажена. По Емце, например, у Железнодорожного моста сток по се зонам года распределяется следующим образом: на весну при- ходится 35%, а на осень и зиму примерно по 20%. Кепина и Лодьма обе протекают по Кулойско-Беломорскому плато, у обеих этих рек до створов у деревни Кепино и деревни Коровкинское площади водосборов примерно одинаковы — 1170 и 1400 км 2. Но Лодьма является обычной равнинной рекой, а Кепина — карстовой, поэтому по Лодьме у деревни Коровкинское весной проносится до 62% общегодового стока, а по Кепине у деревни Кепино — всего около 22%.

Особенности стока карстовых рек предопределены отло жениями морей каменноугольного и пермского периодов. Особенности водного режима устьевых участков самых больших рек Северного края — Печоры, Северной Двины, Мезени и Онеги вызваны приливно-отливными течениями современных Белого и Баренцева морей.

5. Дыхание моря

Наверное, древние новгородцы, впервые вышедшие к морю, немало смутились духом, когда неведомая сила подхватила в устье реки их лодьи и стремительно помчала в открытый простор. Они ведь ничего не знали о приливах и отливах, о том, что "человек дышит скоро и часто, а море велико; пока раз вздохнет, много часов пройдет..." Дважды в сутки воды "Дышучего моря", прибывая, затопляют его берега и долины рек, и дважды в сутки отступают, оставляя среди ила, камней и песка водоросли, сиреневые зонтики медуз, морские звезды и других мелких морских обитателей.

Связь приливов и отливов с движением по небосводу Луны подметили еще древние греки. Но научное объяснение этого явления было дано лишь после открытия в 1687 г. Исааком Ньютоном закона всемирного тяготения. Казалось бы, макси мальная высота прилива должна наблюдаться тогда, когда Луна достигает на небосводе своего наивысшего положения. Однако приливная волна, обегая за Луной Землю, вынуждена пре одолевать трение о дно и берега океанов, поэтому пик прилива относительно положения в небе Луны запаздывает. Для каж дого места Земли величина запаздывания, называемая прикладным часом, своя. Отыскав в астрономическом календаре время кульминации Луны и зная величину прикладного часа, можно вычислить время, когда наступит прилив.

Теоретически при правильных полусуточных приливах за 24 ч 50 мин должны возникать две полные и две малые волны, сменяющие друг друга через 6 ч 12 и 1/2 мин. Однако влияние стока рек, рельефа морского дна, очертаний береговой линии и других местных факторов приводит к тому, что в устье Северной Двины, например, продолжительность приливных течений летом составляет 3—5 ч, а отливных — 6—7 ч. В не которых районах земного шара наблюдаются приливы вообще только с одной малой водой в сутки. Их называют неправиль ными или суточными. Бывают и смешанные приливы, то есть такие, при которых в сутках наблюдается то одна полная вода, то две.

Кстати, высота полной воды изо дня в день не бывает одинаковой. Ведь морские приливы вызываются не только притяжением Луны, но еще и — Солнца. Хотя солнечные приливы примерно в два раза слабее, не считаться с ними нельзя. Через один-два дня после новолуния и после полно луния, когда силы притяжения обоих светил действуют одно направлено, наблюдаются самые высокие приливы. В первую и третью четверти Луны полная вода всегда стоит низ ко.

Попавшего впервые на побережье Белого моря в отлив поражает несоразмерность ширины речных долин с текущими по ним к морю потоками. Устья их напоминают в эти часы русла карстовых рек, почти весь сток которых ушел через поноры под землю. Спустившись по береговому откосу мимо лежащих на боку лодок, вы станете отыскивать в лужах среди ила и камней малиновых медуз и блестящие двустворчатые черные раковины. И, конечно, не сразу заметите, что начался прилив и ставшая чуть ли не вдвое шире река не кажется уже столь безобидной. Со всех сторон журчат устремившиеся с моря ручьи, подрагивают на подбирающейся к ним волне сбросившие оцепенение лодки. Вода прибывает на глазах, заливаемая ею долина не производит уже впечатления слиш ком просторной, над скрывшимися под водой камнями и меля ми угрожающе начинают закручиваться упругие струи. И вы невольно торопитесь вскарабкаться на береговой откос.

Из 13 морей Советского Союза только в трех — Белом, Баренцевом и Охотском — наблюдаются высокие приливы. В Пенжинской губе Охотского моря разница между уровнем воды в прилив и в отлив достигает 13 м, а в Мезенском заливе Белого моря — 10 м. Русский гидрограф М. Ф. Рейнике, исследовавший в середине XIX в. Белое море, считал, что из всех районов его "по множеству мелей и чрезвычайно сильному течению", создаваемому приливами и отливами, наиболее опасен для плавания Мезенский залив.

В устьях некоторых рек отлив, подхватив лодку, мчит ее к морю, словно сани с горы. В устье Онеги скорость воды при отливах достигает иногда 20 км/ч, а высота приливов — 2,4 м. При этом приливные течения распространяются вверх по реке более чем на 30 км — до Кокоринских перекатов у деревни Грибанихи. Еще более ощутимо мощное дыхание моря в нижнем течении Мезени: бегущий вверх по течению реки пенистый вал прилива достигает в высоту нескольких метров, приливная волна докатывается до реки Пезы, впадающей в Мезень на 86-м километре от устья. По Северной Двине морские приливы распространяются еще дальше— на 120 км, но высота их меньше. У города Архангельска она не превышает 0,7—0,9 м.

Вообще на каждой реке приливно-отливные течения имеют свои особенности. На Северной Двине, например, часа через два-три после начала прилива подъем воды приостанавливается, наблюдается даже ее небольшой спад, затем вода опять на чинает прибывать. Такая приостановка в нарастании прилива получила название манихи. Продолжительность ее составляет от 40 мин до 2 ч. Возле острова Мудьюг уровень воды во время манихи может понизиться на 7 см, а у Соломбалы — на 10 см. Иногда маниха проходит при неизменном уровне воды, а иногда — весной, в половодье — и вовсе исчезает, а вскоре исчезает и прилив. В 1947 г. маниха пропала 21. IV, а прилив — 26. IV. Бесприливный период в рукавах дельты Северной Двины продолжается обычно несколько дней, но иногда и неделю, а в 1961 г. он растянулся даже на целых девять дней — приливов не было с 16 по 25. V.

Исчезновение приливов связано с увеличением расхода воды в реке, однако не столько с количественной стороны, сколь ко, если так можно сказать, с качественной. Если вешние воды прибывают на устьевом участке Северной Двины со скоростью до 50 см/сут, маниха и приливы сохраняются. Но если интен сивность подъема воды в реке становится больше, они исчезают, возникая вновь при значительно меньшей скорости уровенных изменений воды в реке (от 5 до20 см/сут).

Исчезновение манихи объясняется весенним половодьем, но что служит причиной ее возникновения, отчего прилив приостанавливается, а затем, словно обретя второе дыхание, нарастает с новой силой? Оказывается, маниха обязана своим появлением двум бухтам Двинского залива, глубоко вдаю щимся в материк, — Унской губе и Сухому морю. Когда вода в устье Северной Двины начинает подниматься, в Унской губе и в Сухом море все еще длится отлив. Заполнение этих водоемов начинается только через 2—2,5 ч после начала прилива в устье Северной Двины. Естественно, когда вода поступает в Унскую губу и в Сухое море, наращивание прилива в устье Северной Двины на время приостанавливается.

Наиболее ярко приливно-отливные течения в устье Северной Двины проявляются в период с мая по октябрь. Во время весеннего половодья они если и не исчезают, то бывают смазаны. Зимой, вследствие трения приливной волны о лед, приливно-отливные течения в устье Северной Двины тоже затухают.

Кроме изменений уровней воды, вызываемых морскими приливами, на устьевых участках впадающих в моря Ледови того океана рек наблюдаются ещё ветровые нагоны и сгоны воды. Они связаны с проходящими над Баренцевым морем циклонами, а также с местными ветрами, например с дующей с Белого моря "моряной". В устье Онеги уровень воды при нагонной волне с моря поднимается над средним много летним уровнем до 2,8 м. В устье Северной Двины подъемы воды при нагонах ее с моря бывают обычно значительно ниже, но если к нагонам добавляется прилив, возникают иногда и наводнения. Например, в результате нагона воды с моря во время прилива уровень ее поднялся у Соломбалы 16. XI 1957 г. на 2,97 м, 2. VI 1962 г.—на 2,79 м, у Коскова 15.Х 1962 г.— на 2,89 м.

Сгоны воды в устье Северной Двины менее значительны, у Соломбалы они не превышают 0,8 м, а у Коскова — 0,45 м.

Изменения уровней воды в реках при сгонах и нагонах задолго предусмотреть невозможно. Но влияние приливов и отливов в графиках работы речных портов, запаней и других предприятий всегда учитывается.

Рассмотренные гидрологические особенности как отдель ных участков больших рек, так и их притоков, конечно, не дают представления об этих реках в целом. Для того чтобы познакомиться с Северной Двиной, Печорой и другими имеющими наиболее важное значение в народном хозяйстве Север ного края реками, совершим по ним мысленно путешествие от истока до устья.

6. Северная Двина

На протяжении многих веков Северная Двина служила главной водной дорогой не только из центральной части Русского государства в Северный край, но и в Европу. Причем время от времени, даже после того как Россия прочно утвер дилась на Балтике, Северная Двина оказывалась единственной дорогой, связывавшей Россию с Европой. Например, в Отечест венную войну 1812г. Россия поддерживала связь с европей скими странами только через Архангельск. Общеизвестна роль Архангельского порта и в Великую Отечественную войну 1941—1945 гг. — через него шли основные поставки по ленд- лизу.

Хотя в XVIII — XIX вв. по своей важности в хозяйственной жизни России первое место занимали водные пути Волжского бассейна, второе — Невского, третье — Днепровского, а Се веро-Двинского — лишь четвертое, обеспечению на них судо ходных условий уделялось немалое внимание. Наблюдения за сроками вскрытия и замерзания Северной Двины, например, начали проводиться с 1734г., а измерения высоты уровня воды — с 1752 г. Первый в России водомерный пост был открыт на Неве лишь на 18 лет раньше — в 1715 г., а на Волге, главной судоходной реке русского государства, в Астрахани — в 1792 г.

В 1839 г. по Северной Двине в Архангельск прибыло 1300 судов и 300 плотов, в 1850 г.— 1491 судно и 709 плотов, в 1913 г.— 2481 судно и 4265 плотов.

В начале XX в. ввоз грузов в Архангельск по Северной Двине составлял 92,8% от общего количества грузов, а по железной дороге — 2,3%. Кстати, из Вологды, связь которой с центральными районами России была давно налажена, железную дорогу в Архангельск построили лишь в 1897 г. До той поры Северная Двина была практически единственным путем, соединявшим эти два города. Что же касается регуляр­ ного пассажирского сообщения, то оно осуществляется по Северной Двине с 1859 г.

К путешествию по реке раньше готовились основательно: пекли на дорогу пироги, брали с собой самовар, припасали тулуп. До середины XX в. пароход в Северном крае был не только средством передвижения, но и служил своеобразным клубом, где назначались деловые встречи, узнавались послед­ние новости.

В последние годы пассажирское судоходство на Северной Двине, как и на всех реках вообще, сокращается, но грузо­ оборот Архангельского порта продолжает нарастать. На де­ сятки километров протянулись вдоль Северной Двины и по берегам ее островов архангельские верфи и причалы. Около 2/3 всех грузовых операций города падает на речной и морской транспорт. Главный груз Архангельска — лес. Ежегодно к при­ чалам промышленных предприятий и перевалочных баз города приплавляется более 10 млн. м 3 древесины. Лесные грузы занимают в грузообороте Архангельского порта до 85 — 90%.

Архангельск не только морской и речной порт, его по праву называют "воротами в Арктику". За 250 лет из устья Северной Двины ушло более 200 экспедиций.

Общая протяженность судоходных путей Северо-Двин c кого бассейна превышает 5,5 тыс. км. На его территории насчиты вается 61 878 рек и ручьев и 17,6 тыс. озер, правда, с площадью зеркала более 10 км 2 — всего 120. Наиболее крупные правые притоки Северной Двины — Вычегда и Пинега, левые — Вага и Емца. Северная Двина на 365 км короче, чем Вычегда, и на 35 км короче, чем Пинега, — ее длина составляет всего 744 км. Бассейн Северной Двины необычен: в плане, по очертаниям, он похож не на традиционное "дерево", а на "гриб", обра щенный "ножкой" к Белому морю. "Шляпка" его образуется бассейнами двух больших, текущих навстречу друг другу рек — Сухоны и Вычегды. Леса занимают на водосборе Се верной Двины около 80%, а болота — около 8% общей пло щади, которая составляет 357 тыс. км 2.

Начинается Северная Двина от слияния Сухоны с Югом. Извивающаяся среди заливных лугов синяя лента ее хорошо видна с колокольни Троице-Гледеновского монастыря. "Подтою горою Гледеном... реки Юг и Сухона, совокупившиеся во единое слияние, третью реку из себя производят", — говорится в Устюжской летописи.

Первые 74 км, до впадения Вычегды, Северную Двину называют Малой Северной Двиной, хотя по ширине и по расходу воды она с самого начала отнюдь не малая река. Общая ширина русла ее с рукавами достигает 600 м, основного по тока — 200 м, а средний годовой расход воды равен 770 м 3 /мин. Малая Северная Двина течет в просторной, шириной до 3—4 км, а местами и более, долине, среди множества обнажающихся в межень отмелей и островов. По левому ее берегу тянутся пески, кое-где видны выходы желто-бурых глин. Правый берег реки преимущественно высокий. В обрывах его возле пристани Аристове разноцветные мергели перемежаются со слоями почти белого известняка, ниже по течению известняки вкрап лены в мергели гнездами, и издали кажется, что красно-бурая скала забрызгана белилами. Возле уреза воды часто попадаются валуны. Лес то подходит совсем близко к воде, то отодвигается, и тогда ветер доносит с полей запах нагретых солнцем трав и чуть горьковатый медвяный аромат каких-то цветов. Места кругом живописные, одна из деревень так и называется — Красавино.

В районе пристани Приводино очень живописен 45-мет ровый обрыв с чередующимися по нему полосами красно- бурого мергеля и желто-красного песка. Неподалеку отсюда, у деревни Новинки, профессор В. П. Амалицкий, геолог и па леонтолог, обнаружил в 1899 г. в береговых обнажениях кладбище ящеров пермского периода. Большинство из его находок находится сейчас в Палеонтологическом музее АН СССР.

Малая Северная Двина чем-то неуловимо напоминает Волгу — то ли красно-бурыми обрывами, то ли открывающимися с высоких берегов широкими заречными далями и песчаными отмелями, то ли неторопливым, ко в то же время достаточно сильным течением.

Общее падение реки составляет 0,11 м/км, на протяжении 70 км на ней насчитывается 30 перекатов, 5 из них каме нистые, остальные песчаные. В начале XX в. в межень без наметки — шеста для промера глубин — по Малой Северной Двине не плавали. В "Дневнике наблюдений за Малой Северной Двиной" В. П. Амалицкий отмечает, что русло реки непрерывно сдвигается с запада на восток и подмыв ее коренно го правого берега идет настолько "энергично", что за 10 лет он отступил у деревни Ефимовской на 15 м. По данным гидролога Р.С. Чалова, коренной берег Малой Северной Дви ны возле устья Сухоны отступает всего на 2—3 см в год. Однако в местах деления на рукава процесс переформирования русла реки идет интенсивно, размыв берегов там на отдельных участках достигает 10—20 м в год.

Наиболее значительные деформации в руслах рек и в поймах отмечаются обычно после половодий, ведь русловые процессы вызываются действием текущей воды. На Малой Северной Двине весенние половодья часто осложняются заторами льда, которые тоже немало способствуют разрушению берегов. В 1917 г. в связи с затором льда в районе Великого Устюга река затопила по левому берегу целый ряд деревень. Вы сокий уровень воды держался с 28.1 V по 4. V. В 1929 г. из-за одновременного вскрытия ото льда Юга (6. V), Малой Северной Двины (7. V) и Сухоны (8. V) возле Великого Устюга опять возник большой затор льда и было наводнение. Возле города Котласа заторы льда возникают каждые три весны из четырех, Река разбивается здесь на почти одинаковые по водности рукава, поэтому пропускная способность ее главного русла снижается и для выноса льда напор воды оказывается слабым. В 1940 г. Малая Северная Двина не могла прорвать возникший у Котласа затор льда 10 суток, и он стоял с 21. IV по 2. V. Конечно, это был исключительный случай, обычно заторы льда возле Котласа держатся не более трех суток. В 1955 г. в ре зультате затора льда уровень воды у Котласа поднялся на 6,2 м над меженью. Максимальный уровень воды во время весеннего половодья, зарегистрированный в 1974 г., превысил его лишь на 0,5 м.

Кроме частых заторов льда возле Котласа каждую осень возникают зажоры льда, вызывающие подъемы воды до 3,8 м над меженным уровнем.

Котлас — второй по величине после Архангельска город на Северной Двине. Он вырос на месте нескольких деревень и превратился в крупный речной порт после завершения строительства железной дороги, соединившей в 1899 г. бассейны Волги (Пермь) и Северной Двины (Котлас).

Возле Котласа в Малую Северную Двину впадает Вычегда, и водность реки сразу же возрастает более чем в два раза, поэтому ниже по течению ее называют Большой Северной Двиной.

Примерно до устья Ваги Большая Северная Двина сохра няет в основном прежний характер. Русло ее, блуждая по долине, то сужается до 240 м, то расширяется до 600—1200 м в зависимости от числа рукавов. Лес то подходит к реке, то уступает место полям, один за другим тянутся острова, пере каты... Правда, перекаты встречаются реже, чем на Малой Северной Двине, — на протяжении 300 км их насчитывается всего 75. Левый берег реки почти на всем протяжении до селения Красноборск высок — до 30—40 м. На красных обрывах темнеет лес. Неподалеку от Красноборска, в устье ручья Чертолом, словно на макете наглядного учебного пособия по геологии, видны отложения двух оледенений, разделенные 4-метровым слоем песка, — наверху красно-бурая московская морена, внизу темно-серая днепровская.

С высоких откосов открываются просторные дали. За островами, за старицами кудрявится ивняком прирусловый вал, за ним зеленым шелком стелются пойменные луга, и лишь у самого горизонта темнеет поросший лесом коренной берег.

Солнце только что село, и западный край неба еще светел, но с востока уже наплывает тень. Заструился над рекой и над старицами туман. Вот уже и не различить очертаний далекого берега. На темной реке засветился огонек бакена, вдали замер цал еще один — наверное, тоже бакен, а может быть, и бере говой створ. Темно, тихо, лишь изредка быстро и коротко всплескивает внизу невидимая вода...

За Красноборском по правому берегу открываются Толоконные горы. Они представляют собой ряд белесых песчаных холмов, поросших редкими соснами. Затем следуют огромная песчаная отмель — Ботовские пески и шесть каме нистых перекатов. По правому пойменному берегу видны струенаправляющие дамбы, а по левому — оползни. С. В. Мак симов, этнограф и писатель, в своей книге "Год на Севере" (1859 г.) описывает, как "отрывается огромная земляная глыба, подмытая водою... С шумом и брызгами валится она в воду, засоряя прибрежья, обездоливая стреж речной, и долго потом ходит на том месте вода в круги, отшибая длинными и крутыми волнами, и неизбежно гибнет в этом водовороте неосторожный и недогадливый карбас".

Русло Северной Двины неустойчиво к размыву. О былых блужданьях Северной Двины по долине могут рассказать не только многочисленные старицы, но и старые географические карты. На одной из них, составленной в 1850 г., неподалеку от Красноборска показано на лугу связанное протокой с Северной Двиной Таргозеро. В межень река обтекала луг справа, но весной, в половодье, воды ее, очевидно, частично шли напрямую через озеро, и год от года протока, соединявшая Таргозеро с Северной Двиной, становилась все глубже и шире. Затем русло реки окончательно переместилось на луг, поглотив озеро, а справа осталась старица. В этом районе, судя по карте, произошли и другие изменения. Приток Северной Двины, речка Евда, стал впадать на 5 км выше по течению, а из четырех рукавов Северной Двины, на которые река разливалась возле деревни Ляпунове, остались всего два — основной и Тихий полой. Да и тот в последние годы Северная Двина усиленно заполаскивает песком.

Наверное, М. В. Ломоносов вспоминал Северную Двину, на берегах которой родился, когда писал о русловых про цессах: "Обитатели по берегам больших рек тому свидетели, коль великие перемены в берегах и стрежах их течение воды, наипаче вешнее, причиняет. Не упоминаю песков, кои всякая весна и осень перемывает, ни лугов, которые быстрина, отнимая от переднего конца, наращивает к заднему, но токмо чем внутренность земная открывается, представляю яры крутые, которых великие звена иногда с огородами и строениями оседают и в реки опровергаются, будучи подмыты".

На каждой реке русловые процессы, т. е. изменения в русле и пойме под действием текущих вод, развиваются по-своему. Северная Двина за одно лишь половодье смывает иногда участок поймы шириной в 10—20 м. Скорость же сползания песчаных гряд по ее руслу составляет в среднем 100—200 м в год. Прорези, выбранные в перекатах земснарядами для судового хода, держатся обычно не больше полутора-двух недель.

Откладываемые в шахматном порядке рекой в виде скошенных гряд то у одного, то у другого берега, скопления песка, называемые побочнями, теснят судовой ход к камням, делая его узким и извилистым. А ведь капитанам буксиров, которые водят по Северной Двине плоты длиной до 700 м, приходится еще учитывать и затяжные течения в рукава и вы ходящие из них течения. Тут мало знать реку, надо еще уметь "чувствовать" и свой плот.

За устьем Ваги начинается самый красивый участок Север ной Двины. Река на большом протяжении течет здесь одним рукавом. Долина ее, врезаясь в толщи гипсов пермского пе риода, сужается, и пойма местами исчезает полностью. Белые поросшие лесом обрывы над широкой полноводной рекой просто сказочно хороши. Высота берегов возле пристани Звоз достигает 50—60 м. В половодье белокаменные стены отвесно уходят в воду, в межень внизу открывается узкая полоска песка и осыпей, по которой почти везде можно про браться вдоль берега. Надо только, если не хочешь иску паться, стараться не наступать на шаткие, неустойчивые глыбы. В осыпях попадаются небольшие куски гипса белого, голубого, желтоватого и розового цвета.

Местами гладкие плиты ступенями, словно белая лестница, спускаются под воду, и невольно на память приходит легенда о древнем Китеже.

Среди камней стекают к реке небольшие ручейки, узкие трещины в белых обрывах уходят в глубину гипсовых толщ. В районе пристани Звоз вода вымыла в береговых обрывах семь пещер.

Когда плывешь по этому участку реки, не знаешь, куда и смотреть. Прекрасен высокий, чисто-белый, как сахар, обрыв, но не менее живописны и белая стена с тремя, словно по линейке, на равном расстоянии друг от друга проведенными кирпичными полосами, и идущий за ней желто-бурый откос, отороченный понизу, словно пеной, осыпью из белых камней. Кое-где между залежами гипсов и растущим наверху лесом лежит толстая подстилка песка, а в других местах сосны растут почти прямо на камнях и слой дерна так тонок, что, кажется, его можно скатать, как ковер. Постепенно берега реки пони жаются, гипсы тянутся теперь вдоль воды неширокой лентой, словно белокаменная набережная.

Прорвавшись через преградившие дорогу к морю толщи гипсов, Северная Двина опять растекается рукавами, и вновь по руслу ее вниз по течению сползают побочни, перераспре деляется сток по рукавам. Река живет своей жизнью, равно душная к тревогам и заботам речников, которым надо под держивать гарантированные глубины на фарватере, ширину судового хода и радиус его закругления. Несколько лет тому назад весной из судоходного Хаврогорского рукава в протоку Мартушева стало уходить до 30% стока. Казалось бы, чего проще — загородить протоку, и все. Но вступать в спор с такой мощной рекой, как Северная Двина, рискованно. Иногда бывает выгоднее подчиниться реке и не отстаивать прежнее место положение фарватера, а, учитывая направленность русловых процессов, перенести его. Но в данном случае и этого делать не пришлось. Через некоторое время побочень, сдвигаясь вниз по течению, сам стал загораживать вход в протоку Мар тушева. К сожалению, так бывает далеко не всегда.

Река подмывает то правый берег, то левый. Золотистые песчаные отмели сменяются глинистыми откосами, под ко торыми возле уреза воды лежат вымытые из морены ва луны. Лес то отодвигается к горизонту, открывая поля и де ревни, то вновь вплотную подступает к реке, загораживая обзор. Вот уже остаются слева впадающая в Репный рукав быстрая Емца, Сийские пески и леса.

За пристанью Ракула в береговых осыпях начинают попадать ся известняки. Вскоре долина Северной Двины сужается, и возле деревни Орлецы над рекой встают светло-серые скалы. Русло реки делает здесь крутой поворот, и поверх ность воды закручивается воронками — признак возникающих обратных течений, или суводей. В 1342 г. сын новгородского посадника Лука Варфоломеев на скале левого берега заложил крепость. Отсюда река далеко просматривается в обе сто роны.

Плитные выходы светло-серого и желтоватого известняка попадаются местами в береговых обнажениях Северной Двины вниз по течению еще примерно около 25 км. Сразу же за впадением Пинеги возле села Усть-Пинега правый берег Север ной Двины поднимается сравнительно невысокой, около 25 м, скалой, и дальше вниз по течению скалистых берегов нет. Рядом со скалой по склону к воде проложены слеги для скатки леса — в устье Пинеги оборудована большая запань.

Ниже Усть-Пинеги по течению начинается устьевая область Северной Двины, ее самый молодой участок. Ведь после лед никового периода река впадала в Белое море не там, где теперь, а гораздо северо-восточнее, сбрасывая воду по Кулой-Пи нежской долине, пока в одно из высоких половодий не прорвала Холмогорскую конечно-моренную гряду. Процесс формирова ния Северной Двиной своего русла продолжается. Вероятно, в конце концов река обойдет большой моренный массив, находящийся сейчас по ее правому берегу в 118 —124 км от устья.

В устьевой области Северная Двина почти на всем протя жении течет несколькими рукавами, причем выделить главный среди них не всегда легко. По наиболее крупным рукавам — Богоявленке, Мечке, Косковскому и Бокарицкому проходят местные судоходные линии. Ширина реки в устьевой области в среднем составляет 600—800 м, но возле села Уймы до стигает 2,0—2,5 км. Высота коренных берегов к морю по степенно снижается — в районе Холмогорского расширения русла она составляет примерно 20—25 м, а у Архангельска — около 10 м.

В начале устьевого участка, вскоре после Усть-Пинеги, вдоль левого низкого берега Северной Двины тянутся широ кие отмели светлого песка, а по верхней части поросшего лесом довольно крутого правобережного откоса идут неболь шие оползни треугольной формы, словно кто-то специально срезал здесь куски дерна. Правый берег реки почти на всем протяжении устьевого участка очень сильно подмывается, крутизна его склонов достигает 40°. От небольшой пристани вверх к знаменитому некогда селу Вавчуга ведет деревянная лестница. В 1680 г. братья Баженовы на впадающей в Северную Двину реке Вавчуге оборудовали первую на Севере "водяную пильную мельницу", а через несколько лет — и корабельную верфь. В 1733 г. судостроительная верфь была переведена из Вавчуги в Архангельск.

Почти сразу за Вавчугой начинается Холмогорское рас ширение. Левый, поросший кустами берег реки становится все ниже и ниже и в конце концов переходит в песчаную отмель, через которую перекатываются поднятые теплоходом волны. За отмелью к далеким, похожим на зеленые застывшие волны холмам убегает широкая протока. Несмотря на большое рас стояние, на холмах ясно и четко, словно это старинная лито графия, видны дома, церковь, куртины рощ и даже отдельные деревья.

Левый берег закрывает окно в просторный мир зеленых холмов и песчаных проток. Словно в компенсацию, справа на фоне неба вскоре вырисовываются на высоком берегу шатровая часовня и церковь деревни Чухчермы. Потемневшее от времени и непогод дерево подчеркивает их четкий строгий силуэт. По деревням на Северной Двине сохранились еще местами и чудесные деревянные часовни, и церкви, и коло кольни, и просторные дома с высокой подклетью, с изукра шенным, на две стороны выходящим балконом-крыльцом.

В Малых Корелах под Архангельском создан музей-запо ведник деревянного зодчества. В него свозятся все наиболее интересные, как культовые, так и бытовые, постройки Север ного края. Конечно, это в какой-то мере компромиссное решение, но других реальных средств уберечь и сохранить этот деревянный эпос нет.

За низкими островами и мелями с борта теплохода на какое-то время снова приоткрывается чудесный мир зеленых холмов. Где-то там, на Курострове, в деревне Мишанинской, возле Холмогор, родился в 1711 г. М. В. Ломоносов.

Холмогоры с XIV по XVII в. были экономическим и административным центром Северного края. Отдаленность их от моря этому не мешала, ведь основным занятием местного населения был не только морской промысел, но и охота в тайге на пушного зверя. Лишь когда в Холмогорах разместились контора и склады торговой английской Московской компании, стало очевидным, что для дальнейшего успешного развития торговли Русского государства с Европой нужен город-порт, расположенный ближе к морю. Из-за перекатов иностранные корабли не доходили до Курострова, товары с них приходилось перегружать в мелкосидящие суда, а это вызывало не только дополнительные денежные затраты, но и потерю времени. Кстати, эти злополучные перекаты существуют и теперь — Юра, Собачий Пролаз, Тройная Гора, Вождоромский перекат.

Понимая, что "заведенные по Двине Российские с Англи чанами и Голландцами торги посредством мореплавания" станут прибыльнее, если торговые лавки и склады перенести ближе к морю, Иван IV решил заложить новые Холмогоры. В 1584 г. п о его приказу в том месте, где обычно швартовались ино странные суда, прибывшие из Москвы воеводы Петр Афа насьевич Нащокин и Залешанин Никифоров сын Волхов "круг Архангельского монастыря Архангельский город деревянный одним годом поставили..." Для охраны города и таможни на мысе Пур Наволок "положено было находиться стрельцам до двух сотен". Строительство Новохолмогорска (впоследствии переименованного в Архангельск) велось строго по "росписи и чертежу".

Через 110 лет после закладки города со стапелей заложенной Петром I Соломбальской Военного ведомства верфи сошло на воду и отправилось за границу с грузом казенного товара первое русское торговое судно.

В Архангельске многое связано с именем Петра I. Здесь на голландском корабле у шкипера Клааса Месшу русский царь проходил обучение "распорядку морскому". Здесь, готовясь к войне со Швецией за невские берега, начал он в 1694 г. строительство в дельте Северной Двины Ново- Двинской крепости. Предусмотрительность Петра I оказалась не лишней. Вступившая в войну с Россией Швеция решила блокировать торговые связи русского государства с Европой. 25. V 1701 г. к острову Мудьюг под видом торговых судов подошла шведская эскадра. Обезоружив поднявшуюся на борт корабля для досмотра русскую стражу, шведы выслали на разведку к Архангельску два фрегата и яхту. Провести их Березовским рукавом должен был захваченный в плен с мона стырского рыболовного судна лодейный кормщик Иван Рябов, хорошо знавший фарватер. Воспользовавшись туманом, он посадил ведомый им фрегат на мель прямо под огонь пушек Ново-Двинской крепости.

Но слишком далеко от Европы находился Архангельск, да и гавань была свободна ото льда лишь немногим более пяти месяцев в году. Поэтому Петр I стремился закрепиться на Балтике.

...Картаво кричат чайки, плывут с моря набрякшие дождем облака. Стоит, небрежно опираясь на трость, на архангельской набережной в мундире офицера Преображенского полка бронзовый Петр I. Чуть хмурясь, всматривается он в речной простор, туда, где Северная Двина в последний раз раз бегается тремя рукавами и дальше начинается ее дельта. Самый широкий (до 3 км) Никольский рукав является прямым продолжением реки. Средний, Мурманский рукав, делящий дельту на две примерно равные части, был, по всей вероят ности, прежде главным, но затем судоходный фарватер пере несли в правый, Корабельный (Березовский) рукав. Среднюю, мелководную его часть суда обходят по глубокой протоке Маймаксе.

Дельта Северной Двины — ширина ее достигает 45 км, а длина 37 км — представляет собой лабиринт из более чем 150 рукавов и проток. Без конца можно блуждать среди островов, очертания которых буквально на глазах неузнаваемо преображаются под действием морских приливов и отливов; изменяются по силе и по направлению и течения в протоках между ними. Максимальная высота прилива отмечается в августе; у расположенного в дельте реки острова Мудьюг она достигает 93 см, а в Архангельске — 80 см. Как и вся устьевая область, рукава дельты Северной Двины смещаются в восточном направлении, и правые их берега размываются. Судя по старым картам, русла Никольского и Мурманского рукавов за последние 150—200 лет сдвинулись в отдельных местах на 4—6 км. А фарватер, проходивший в 1832 г. по Корабельному рукаву возле острова Хабарка, находится теперь у приверха Солом бальского острова. Согласно многолетним наблюдениям, сток Северной Двины в настоящее время распределяется по рука вам следующим образом: по Никольскому рукаву 35,2—39,3%, по Мурманскому 15,6—23,0, а по Корабельному 18,8—23,5%. Перемещается сток по протокам, сдвигаются, меняют свою форму и острова, а некоторые из них, небольшие по площади, размываются полностью. Так исчез, например, остров Маркова, на котором Петр I останавливался в свой приезд в Архангельск в 1702 г.

Удачно выбрано место для города-порта, но в годы высоких половодий и при заторах льда в рукавах дельты низкие берега его подтапливаются. Для острова Соломбалы, например, подъем воды на 4 м над меженью уже создает реальную угрозу наводнения.

Только во второй половине XVIII в. вода в Северной Двине у Архангельска поднималась над меженным уровнем на 6 м и более в 1761, 1779, 1784, 1796 гг. В XIX в. большие навод нения отмечены в 1808, 1811, 1843, 1858 и 1881 гг. Наиболее разрушительным было наводнение 1881 г., когда 30. IV уровень воды в реке у Архангельска поднялся более чем на 6,5 м и оставался высоким шесть суток. В 1843 г. подъем воды был ниже, но навалы льда, оставшиеся по берегам после наводнения, превышали местами 10 м.

Высокие половодья и заторы льда долгое время заставляли воздерживаться от строительства защитных укреплений в дельте Северной Двины. В 1646 г. на запрос Посольского приказа из Москвы о том, можно ли "запереть Двину цепью", поста вив по берегам ее каменные башни, из Архангельска неза медлительно последовал отрицательный ответ. Правда, через 28 лег,.в 1674 г., в Березовском рукаве все же были постав лены "раскаты" — деревянные башни для артиллерии, но крепость, защищавшая подступы к Архангельску, была возведена, как уже говорилось, только при Петре I.

В нашем столетии таких сильных, катастрофических навод нений, как в XVIII и XIX вв., в Архангельске не было. Но в 1929, 1946, 1947, 1953, 1957 и 1961 гг. в ряде районов улицы города заливались водой. Только последние 15—20 лет архан гелогородцы стали жить спокойнее. Мощные ледоколы задолго до начала ледохода расчищают теперь рукава дельты, спуская лед в море, а новые места застройки поднимаются подсыпкой из песка на 1,5 м и выше. Конечно, эти профилактические меры не гарантируют городу полной безопасности, но ве роятность возникновения наводнений снизилась.

Хотя заторы льда нередко возникают и в других местах по всей Северной Двине — у Котласа, у Двинского Березника, у Холмогорского расширения, у Орлецов, нигде они не при носили и не приносят столько бед, как в Архангельске. В 1961 г. ледяной затор у Орлецов нагромоздил вал из глыб смерзшегося с лесом льда высотой до 15 м. Ринувшись вниз по течению после подрыва, ледовые массы через несколько часов забили все рукава дельты, кроме Маймаксы, и к вечеру 19. IV вода залила более половины площади Архангельска. И без того тяжелое положение усугубилось нагоном воды с моря и высоким приливом. Через пять лет, в 1966 г., сильный затор льда возле Орлецов повторился, но Архангельск тогда почти не пострадал.

Чрезвычайно мощный затор льда наблюдался возле Ор лецов совсем недавно — в 1983 г. Поднявшаяся за ледяной плотиной вода привела в ту весну к подтоплениям на участке реки протяженностью в 100 км. 17. IV уровень воды у деревни Звоз из-за затора льда возле Орлецов достиг 1 1,6 м над межен ным уровнем, а в поселке Емоцк отдельные места были затоплены на глубину 0,5—5,0 м. Считавшийся до того истори ческим подъем воды в результате затора льда 1966 г. оказался превышенным у деревни Звоз на 0,5 м, а у Емецка — на 1,0 м. В Брин-Наволоке подъем воды превысил уровень, считавшийся там наивысшим из зарегистрированных (9. V 1978 г.), на 38 см. Смерзшийся с лесом лед громоздился в поле затора многометровыми торосами, среди которых вре менами взлетали вверх фонтаны воды. Обычно средняя про должительность стояния заторов льда возле Орлецов состав ляет двое суток, в 1983 г. лед держался 10 суток. Перепад горизонтов воды до и после затора достиг 8 м. Хорошо, что половодье в тот год не было высоким!

Уровни подъема воды в 1983 г. в зоне затора льда оказа лись максимальными не повсюду, а только в Емецке и де ревнях Звоз и Брин-Наволок. В Орлецах уровень воды 16.1 V 1983 г. был ниже максимального (10. V 1979 г.—9,8 м над меженью) почти на 1 м, а в Усть-Пинеге — на 3,5 м (15. V 1929 г.— 11,0 м над меженью). Не принес бед затор льда 1983 г. и Архан гельску.

Вообще заторы льда на реках вовсе не обязательно влекут за собой бедствия. Задерживая временно на отдельных участ ках реки льды и давая тем самым возможность рассредоточиться ледовым массам ниже по течению, они в какой-то мере даже нормализуют ледоход. Так, небольшие заторы льда у Орлецов в известной степени прикрывают Архан гельск, и ледоход в районе города развивается и протекает более спокойно и плавно.

Весеннее половодье начинается на Северной Двине во вто рой половине апреля — начале мая, и расход воды, не пре вышавший зимой в ее устье 1,0 — 1,5 тыс. м3/с, возрастает до 11—36 тыс. м3/с. Весной по реке проносится более половины общегодового стока — снеговые воды занимают в ее питании 51% .

Обычно на Северной Двине бывает две волны половодья, причем первая из них наблюдается, когда река еще скована льдом. Эта волна возникает, когда вскрываются ото льда Сухона и Юг, часто она пополняется и водами Ваги. Вторая волна половодья, связанная с вскрытием ото льда Вычегды, приходит после первой через одну — две недели и сопро вождается заторами льда. Если половодье развивается нор мально, лед от Котласа до Архангельска идет около двух недель.

В верхнем течении реки весной вода поднимается на 5—6 м над меженным уровнем, а в нижнем — на 8—10 м. При этом пойма в Холмогорском расширении затапливается на глубину 1—3 м, а при высоких половодьях — более чем на 2—5 м. Высокие половодья бывают иногда на Северной Двине и в обычные по водности годы, когда вычегодская волна идет сразу же за первой волной половодья и накладывается на нее. Так было в 1929, 1931, 1936, 1947 и 1955 гг. А если на фоне высокого половодья развивается еще и затор льда, начинается наводнение.

Но уплывут в море последние льдины, растают оставлен ные на берегах навалы ледяных глыб, и уровень воды в реке начинает спадать. Кажется, давно ли деревья стояли по колено в разливах вешних вод, а уже зеленеет освободившаяся от воды пойма, цветет по низким лугам желтая калужница, скоро и кукушка в лесах замолкнет. Песчаные отмели и каме нистые пляжи под высокими берегами день ото дня стано вятся все просторнее, шире, принимаются за работу на пере катах земснаряды. В летнюю межень сток Северной Двины составляет менее 40% среднего годового значения. Возле Усть-Пинеги среднее многолетнее значение расхода воды в реке весной составляет 21 700 м3/с, а летом — 1460 м3/с. Самый большой расход воды — 36200 м3/с — был отмечен в Усть-Пинеге весной 1953 г., а наименьший — 289 м3/с — в летнюю межень 1885 г. Через некоторые перекаты в то лето судам приходилось переползать буквально на брюхе.

Хотя бассейн Северной Двины и расположен в зоне избы точного увлажнения, на его территории иногда отмечаются и очень бедные осадками годы. За 100 лет наблюдений, начиная с 1881 г., на Северной Двине было 19 многоводных лет, 4 очень многоводных года, но и 14 маловодных лет и 2 очень маловодных года. В среднем на каждые 12 обычных по водности лет приходится 5 многоводных и 3 маловод ных.

Многолетнее значение амплитуды колебаний уровней воды в Северной Двине возле Усть-Пинеги равно 12 м 11 см, а у Со ломбалы — 5 м!

Дождевые паводки на этой большой реке обычно мало заметны, и осенью вода в ней поднимается незначительно. Встаёт Северная Двина в конце октября — начале ноября, при этом ледостав распространяется по ней, как правило, снизу вверх по течению. Казалось бы, частые нагоны воды с моря осенью и приливно-отливные течения должны мешать замерзанию реки, ломая образующийся лед. Но так бывает не всегда. В 1957 г., например, штормовой нагонный ветер, вызвав экстремально высокий подъем воды в Северной Двине, превысивший средний уровень весеннего половодья на 1,5 м, наоборот, способствовал ее замерзанию за четыре дня — с 13 по 17. XI. Это небывало короткий срок для такой широкой и мощной реки.

Как и на всех северных реках, осенью на Северной Двина часто возникают зажоры льда. Они тоже вызывают подъемы воды в реке, но, конечно, менее значительные, чем весенние заторы льда. В 1928 г. возле Усть-Пинеги вода в Северной Двине поднялась в результате ледяного зажора на 5,3 м над меженным уровнем. Много внутриводного льда и шуги образуется перед замерзанием реки и у Архангельска в районе Соломбалы, а также ниже по течению, в Маймаксинском ру каве.

Зимой, когда сток уменьшается, лед в дельте Северной Двины, опускаясь у берегов на грунт, растрескивается, и вдоль реки тянутся трещины, часто запорошенные снегом. Во время прилива через них на лед выступает вода.

Только ветер шумит, проносясь над замерзшей рекой. Замолкла на долгую зиму древняя песня воды, замели снега луга и тайгу вокруг. Кажется, все застыло, зацепенело в белом безмолвии — дельта реки, небо и дымы оставшегося за спиной города. Но пройдет время, и, взломав лед, река устремится к морю и мир наполнится плеском воды и радостным криком птиц.

За год Северная Двина выносит в море в среднем 110 км 3 во ды, уступая в этом отношении из всех рек Северного края толь ко Печоре. На протяжении многих сотен лет Северная Двина продолжает оставаться главной водной магистралью Севера, к которой с запада подходит старинный водный путь по Сухоне, а с востока — по Вычегде. В справочниках конца XIX— начала XX вв. приводятся две длины Северной Двины: одна с учетом Вычегды, а другая с учетом Сухоны. Обе эти реки всегда рассматривались вместе с Северной Двиной и были от нее неотделимы.

7. Вычегда

Старое название Вычегды — Эжва. На языке коми "эжва" значит "желтая вода". Действительно, от наносов вода в реке всегда мутная, похожая по цвету на чай с молоком. Вычегда — большая равнинная река. Средний годовой расход воды в ее устье составляет 1160 м3/с. Для Вычегды собирают воду 1137 притоков, не считая ручьев длиною до 10 км, которых насчитывается в ее бассейне более 23 тыс. Густота речной сети в верховьях Вычегды достигает 0,89— 1,2 км/км. Наи более крупные правые притоки ее: Воль, Вишера, Вымь, Елва и Яренга, а левые — Южная Мылва, Нем, Северная Кельтма, Локчим, Сысола и Виледь.

Длина реки равна 1130 км. Более 900 км из них она проте кает по территории Коми АССР, столица которой, город Сыктывкар (Усть-Сысольск), находится в устье Сысолы. Впервые это поселение упоминается в письменных документах, датиру емых 1586 г. По берегам Вычегды много старинных сел и деревень. Яренск, например, был заложен в 1384 г., Усть- Вымь — в 1373 г. Среди наиболее известных, основанных в XIV в. поселений в бассейне Вычегды можно назвать еще Сольвычегодск, ежегодная добыча соли в котором достигала в XVI в. 600 тыс. пудов, а также Кажим на Сысоле, в котором сохранились корпуса чугунно-литейного завода XVIII в.

Вычегду принято делить на Верхнюю, Среднюю и Нижнюю. К Верхней Вычегде относится участок реки от истока до впаде ния в нее реки Нем, к Средней — от реки Нем до Сысолы, а к Нижней — от Сысолы до устья.

Начинается Вычегда в болоте Дзюр-Нюр среди южных отро гов Тиманского кряжа из слияния двух ручьев—Лун-Бож и Вой-Вож. Огибая Жижимпарму, она описывает огромную, в виде латинской буквы,, S ", более чем 300-километровую петлю. В верховьях ширина Вычегды не превышает 15—20 м, а ее долины—150—200 м. Места там труднопроходимые: на лодке из-за мелей и камней не проберешься, а берега в основном низки и болотисты — по кочкарнику да среди зарослей кустов тоже много не находишь. Кое-где по реке встречаются невысокие, до 10 м, обрывы, обнажающие похожие на старую кладку известняки. Светлые, почти белые камни известняка попадаются и в русле — район здесь карстовый. Подземный сток составляет в верховьях Вычегды 35—40% от общегодового. Поэтому температура воды летом в верхнем течении реки всегда бывает на 3—3,5° С ниже, чем в среднем течении.

После впадения Чери долина реки несколько расширяется, поросшие лесом берега становятся круче, а в осыпях начинают проглядывать красно-бурые почвы. Еще совсем недавно вокруг стояла вековая тайга, в которой охотничьи тропы передавались от отца сыну из поколения в поколение. Теперь таких мест и здесь не осталось.

Русло Верхней Вычегды очень извилисто, река просматривается вперед не более чем на 100—200 м. Правый, поросший лесом берег почти на всем протяжении довольно высок, по левому берегу за кустами нередко поблескивают водой старицы, а впереди по курсу среди березовой поросли на фоне неба рисуется нежное кружево лиственниц. Лиственницы и кедра в бассейне Вычегды немного, из хвойных пород там больше распространены сосна и ель, а из лиственных — береза. Осенью в иных местах вся долина реки полнится их золотым отсветом — словно смотришь на мир сквозь желтое стекло. Красива Вычегда осенью, когда берега ее расцвечены золотом и багрецом. Но не менее хороша она и весной, когда по островам и по берегам ее зацветает черемуха.

У старинного селения Помоздино, связанного трактом с Троицко-Печорском на Печоре, ширина Вычегды все еще не превышает 80 м. Только после впадения Южной Мылвы река делается несколько шире.

Тракт от Троицко-Печорска к Помоздину длиною в 140 км был проложен сквозь тайгу для вывозки леса с Печоры в 1859 г. По Вычегде, а потом по Северной Двине лес сплавлялся в Архангельск. И уже в 1860 г. первая партия печорской лиственницы была доставлена во Францию.

Регулярного судоходства на Верхней Вычегде нет, хотя на географической карте возле села Помоздино и стоит его значок — якорь. Суда с грузами поднимаются по течению выше Усть-Нема только весной. Большая вода держится недолго, возле Помоздина уровень ее иногда падает на 0,5—1,0 м в сутки. Навигация на Верхней Вычегде длится всего лишь около двух недель. В летнюю межень Вычегда в верхнем течении превращается в мелководную узкую речушку, которую можно перейти вброд. Зимой расход воды у села Помоздино часто снижается до 13,9 м3/с. Наименьший модуль стока, отмеченный там в 1952 г., составлял всего 2,98 л/(с- км2).

Возле устья реки Нем долина Вычегды расширяется почти до 20 км и происходит общая переориентация стока с южного направления на западное. От Усть-Нема начинается Средняя Вычегда.

До впадения Северной Кельтмы река остается по-прежнему очень извилистой. Расстояние по ней между селами Усть-Нем и Керчомья равно 76 км, напрямую же между ними всего 50 км, а ведь крупных излучин на этом участке у Вычегды нет. Зато ниже по течению реки открывается прямой плес, тянущийся около 30 км. Пожалуй, это единственный на Средней Вычегде прямой участок такой большой длины. Правда, таким он стал не без помощи человека. В прошлом веке в 19 км от села Керчомья была довольно большая и круглая излу­ чина, которую спрямили для улучшения судоходных условий 100-саженным перекопом.

Места здесь красивые. Широкая долина Вычегды сужается между возвышенностями Жижимпармы и подступающими с юга отрогами Северных Увалов. Вокруг стоят леса. Правый, холмистый берег реки от Усть-Кулома до пристани Ульянове весь изрезан оврагами и живописными долинами небольших речек.

Спокойно и как будто неторопливо катит Вычегда свои воды по просторной долине, но если вы задумаете переплыть на другой берег, вас заметно снесет вниз по течению. Тепло­ ход "Заря" идет вверх по Вычегде от Усть-Кулома до Усть- Нема (109 км) 3 ч 10 мин, обратно, вниз по течению, — 2 ч 30 мин.

Нет по Вычегде ни высоких обрывистых скал, ни шумящих пенистых потоков, воды ее мутны, но ее широкая двухсто­ронняя пойма и спокойный неторопливый поток, петляющий по лесистой долине, удивительно привольны и открыты. Часами можно следить с катера, как за очередным поворотом, сменяя друг друга, открываются то светлый сосновый бор, то кустар­ ник, то пестрое разнотравье заливного луга, то длинная песчаная отмель. А солнце то заходит с левого берега, то с правого, то оказывается за кормой.

Иногда река разделяется на рукава, обтекая острова, иногда подходит к высокому коренному берегу. В откосах вскры­ ваются похожие на разрушенную стену слоистые известняки, разноцветные глины и песчаники. Высокий глинистый откос возле районного центра Корткерос поднимается над рекой на высоту около 40 м. От пристани к поселку ведет деревянная лестница. Поднявшись по ней наверх, видишь открывающуюся за рекой ширь заливных лугов, небольшой перелесок и опять покосы, дальше идут густые леса, до самого горизонта все леса, леса. Отходящий внизу от пристани катер с обрыва кажется маленьким, словно игрушечный кораблик.

Немного найдется на Средней Вычегде таких высоких берегов, как возле Корткероса, разве еще у села Маджи. Но у Корткероса береговой склон почти до самой воды порос зеленой, особенно густой у выхода ключей травой, а возле Маджи не сыскать и былинки. Лишенный растительности, коричнево-бурый берег у Маджи весь изрыт оврагами, возле уреза воды видны вымытые из глины камни, а за домами села стеной стоят темные ели.

Вычегда — сплавная река. Когда по ней идет лес, воды не видно, кажется, что перед вами медленно движется загружен­ ная бревнами лента транспортера. Даже в конце лета, когда основной сплав бывает закончен, рейсовому теплоходу приходится иной раз останавливаться посредине реки и, под рабатывая машиной на малых оборотах, чтобы не снесло те чением, ждать, пока сплавщики перепустят очередную партию бревен.

Словно рыбаки невод, тянет катерок наплавные ограждения, направляя плывущий лес к оборудованной ниже по течению запани. Основная масса лесин послушно следует к месту назначения, но отдельные бревна выскальзывают из оцепления и пускаются в самостоятельное плавание. Теплоходу при ходится вилять между ними, насколько позволяет ширина судового хода, а то и подминать отдельные лесины под себя. Только в сентябре уходят сплавщики с реки.

Весной сплав леса начинается сразу же, как только река войдет в свои берега. Если начать его раньше, вода растащит бревна по всей пойме, потом и не соберешь.

Средняя Вычегда принадлежит сплавщикам — по берегам ее, кажется, во всех мало-мальски удобных местах устроены запани. Пролетая на самолете над рекой, не сразу раз берешься с высоты, отмели песка желтеют у воды или штабеля бревен. Судовой ход по Средней Вычегде не огражден баке нами. Капитаны скоростных пассажирских теплоходов ориенти руются по береговым створам, выставленным у наиболее опасных мелей вешкам и только им одним известным при метам на берегу и в русле. У каждого из них, конечно, есть лоцманская карта, но в памяти река запечатлена еще более подробно.

Интересно, что в районе пристани Усть-Локчим в русле реки находится яма глубиной 11 м. Несколько меньшая впадина (10 м) имеется у пристани Лабором, лежащей выше по течению, но самая глубокая яма (15 м) находится примерно в 50 км выше города Сыктывкар, возле села Маджи.

Образующаяся у коренного берега суводь захватывает там половину ширины реки. В этом месте рулевому надо крепко держать штурвал в руках, чтобы катер "не повело" с фарва тера.

Русло Вычегды в основном песчаное. Плитное дно, по местному луда, встречается лишь возле пристаней Вомын и Аныб. В межень в реке открывается множество песчаных отмелей, осередков, побочней. Они не только сужают водный поток, но и делают его более извилистым, доставляя речникам немало хлопот. Возле пристаней Визябож и Додзь крутизна судового хода в малую воду из-за побочней приближается к 90°... Нет, не так-то проста Вычегда с ее приветливыми песчаными берегами, как кажется на первый взгляд не по священному в искусство судовождения. Среди рек Северного края по неустойчивости русла и подвижности песков Вычегда занимает первое место. Скорость сползания по ней вниз по течению побочней достигает 50—150 м в год, а скорость размыва береговых бровок в глубину 30 м в год. По береговым откосам Вычегды во многих местах лежат рухнувшие с под мытого берега деревья. Фарватер реки меняется только что не на глазах. В прошлом пароходы не раз, бывало, садились на мель, где всего несколько дней назад они проходили совершенно спокойно.

Выше города Сыктывкара по течению судовой ход идет сейчас по левому рукаву, правый почти полностью превра тился уже в курью — глухой рукав, а ведь лет сорок тому назад по нему проходил фарватер.

По обеспечению судоходных условий Вычегда — одна из самых трудных рек Советского Союза. Как только заканчи вается половодье, путевые бригады ведут промеры глубин и проверяют обстановку по ней ежедневно, а на некоторых участках и дважды в сутки. Для поддержания гарантирован ных глубин фарватера, а также ширины судового хода и ра диуса его закругления речникам приходится все время вести землечерпательные работы, а в некоторых случаях, учитывая направленность развития русловых процессов, и переносить фарватер в другое место. Пытаться сохранить судовой ход в отмирающем, заполаскиваемом песком рукаве, обычно не только нерентабельно, но и бессмысленно. Примерно лет пятнадцать тому назад Вычегда начала размывать протоку через Маджинский остров, и судоходные условия на Мад жинском перекате резко ухудшились. Речники не стали вступать в спор с рекой. Они помогли Вычегде углубить и расширить новый рукав, а потом перенесли туда судо вой фарватер. И такое решение экономически оправдало себя.

Последние годы более 80% работ по обеспечению судо ходства и улучшению его условий на Вычегде приходится на землечерпание. На Корткеросских перекатах, например, где размыв левого берега идет со скоростью 10 м в год, а правого, ниже по течению, со скоростью до 5 м в год, землечерпание не только поддерживает гарантированные глу бины, но и позволило увеличить радиус кривизны судового хода. На Важкурско-Калявинском узле перекатов речники, ведя землечерпательные работы, занялись еще и устройством выправительных сооружений — по левому берегу судоходного рукава они установили полузапруды, направившие сток в сто рону фарватера. Выше по течению, у пристани Небдино, на Небдинском перекате еще в 1964—1965 гг. для закрепления у коренного правого берега судового хода на пойменной стороне были сооружены струенаправляющая дамба и две полу запруды.

По типу русловых процессов Вычегда относится к рекам с незавершенным меандрированием. Благодаря хорошей затоп ляемости поймы русловые процессы протекают так, что излу чины в своем развитии, не достигнув состояния петли, спрям ляются образующими протоками, а основной сток переме щается из излучин в эти протоки, называемые по-местному полоями. Иногда спрямление русла растягивается на несколько десятилетий, иногда процесс завершается всего за один-два года. На лоцманской карте видно, что почти каждую излу чину перечёркивает полой. Когда в правом рукаве у деревни Пезмог между концами крутой излучины появилась узкая протока, речники ускорили русловый процесс, установив у правого берега этого рукава направляющие полузапруды. В настоящее время судовой ход идет слева от образовав шегося острова, минуя излучину.

Нижняя Вычегда начинается после впадения в нее реки Сысолы, в устье которой стоит столица Коми АССР город Сыктывкар. Ниже Сыктывкара по течению повороты реки становятся менее крутыми, а прямолинейные плесовые участ ки более длинными. Лишь один-единственный раз, обходя Семуковскую возвышенность, изгибается Вычегда навстречу своему притоку, реке Выме, крутой дугой. По прямой между концами дуги не более 3 км, по реке — около 30 км.

Характер Вычегды в нижнем течении не изменяется, она только становится значительней, больше, шире. Двухсторонняя пойма достигает в ширину 5—7, а местами и 11 км, ширина же долины составляет 30—40 км. Полоса прибрежных отмелей в районе Усть-Пожега столь широка, что кажется, будто ты не в Коми АССР, а где-то в песчаных дюнах на Балтике. Даже сосны, растущие там, как-то не по речному раскидисты. Ширина русла Нижней Вычегды составляет в среднем 400 м, а ниже впадения Выми и ближе к устью превышает 700 м. Островов по реке в нижнем течении больше, чем в среднем, пере катов несколько меньше, а неустойчивость русла проявляется еще очевиднее — местами скорость его смещения по пойме достигает 35—40 м в год. В результате русловых процессов за период с 1908 по 1946 г. Нижняя Вычегда местами измени лась неузнаваемо. Стоявшие на ее берегу деревни Озел и Лыа ты, например, оказались на старицах, а концы большой излу чины примерно в 15 км ниже города Сыктывкара по течению соединила образовавшаяся протока — Сертполой. На довоен ных лоцманских картах на месте Сертполоя указана лишь тонкая ниточка, теперь через эту протоку проходит едва ли не половина основного стока. Около 30 лет тому назад судо вой ход у второго Сыктывкарского переката шел вдоль высокого левого берега. Затем основной сток стал смещаться вправо, и речники перенесли фарватер к противоположному берегу.

По реке один за другим следуют перекаты. Перед Зеленецким перекатом по правому берегу Вычегды видны фа шинные полузапруды. Несколько лет назад в этом месте был очень узкий судовой ход с поворотом почти под 90°. Реч ники спрямили его прорезью. За Зеленецким перекатом открывается огромная песчаная отмель, которую река обходит стороной. Здесь, в пойменном уширении, где русло реки блуждало среди песков, находятся знаменитые Парчегские перекаты. Лет двадцать тому назад было принято решение

закрепить сток реки у коренного левого берега, где к тому времени сформировался большой песчаный побочень. Через него прорезали новый ход глубиной 1,4 м, шириной 100 и дли ной 1000 м. Изъятый грунт переместили к входу в старый фарватер и поставили там несколько полузапруд, отклоня ющих сток к сделанной прорези. Некоторые полузапруды, фашины которых частично проросли, еще сохранились.

Не менее смело действовали речники и на Часовском перекате, где в конце 50-х годов резко ухудшились судо ходные условия. Из-за роста правобережного побочня сток реки там стал перемещаться из правого рукава, по которому проходил фарватер, в левый. Учитывая, направленность русло вых процессов, было решено убрать мыс левого, пойменного рукава и сделать для нового судового хода прорезь. Ширина ее составила 100 м, длина 2 км, а глубина 1,4 м. Затем для блокирования правого рукава на его входе поставили тюфячно- свайную запруду, а на другой год для ускорения его отми рания поставили полузапруды и на выходе из блокирован ного рукава. Приверх острова и левый берег реки на выходе нового хода закрепили расстилочным тюфяком из фашины с каменной загрузкой. Теперь на месте правого рукава образо валась старица, и этот участок стал спокойным.

Для того чтобы хоть немного представить себе масштаб ежегодных путевых работ, которые проводятся для обеспе чения судоходства на Вычегде, приведем лишь одну цифру. В 1980 г. только на участке от Сыктывкара вниз по течению протяженностью в 205 км объем землечерпательных работ составил более 11 млн. м 3.

Кстати, учитывать направленность развивающихся на Вычегде русловых процессов приходится всем строительным и монтаж ным организациям, которые ведут работы не только в пойме, но даже вблизи от коренного берега.

Ниже Парчегских перекатов по течению в чудесном сосно вом бору на левом берегу реки была построена турбаза. Главное ее здание находилось примерно в 200 м от высокого песчаного обрыва. Вид оттуда на Вычегду и открывающиеся за ней дали был великолепный. Однако, очевидно, ни проекти ровщики, ни строители не знали о том, каких размеров могут достигать здесь деформации речного русла. А река, размывая берег со скоростью до 25 м в год, придвигалась все ближе и ближе к турбазе. В 1984 г. фасадная часть главного здания с колоннами, оказавшись на краю обрыва, обвалилась... Русловые процессы изменить нельзя, но оценивать их направленность и скорость развития можно и нужно. После вида разрушенной турбазы уже по-иному воспринимаются скло нившиеся над водой с подмытого берега деревья и лежащий по берегам вершинками к воде лес.

После впадения Выми река все чаще делится на рукава, количество островов на ней возрастает. Некоторые из них низки и в половодье полностью заливаются, так что и верхушек кустов не видно.

Иногда заросли ивы на островах так густы, что деревца начинают ветвиться лишь на трехметровой вы соте. Тонкие, похожие на бамбук стволы их стоят, как частокол, и не пробивается меж ними из песка ни травинки. А на других островах травы вымахивают выше пояса, и смородино вые кусты красны от гроздей ягод.

Вычегда разделяется на 14 больших рукавов. Самый верхний, Лабором-Ты, находится в 574 км от устья, а самый нижний, Полой-Порось, — в 153 км от устья. На островах между этими протоками легко заблудиться в лесах.

Берега Нижней Вычегды преимущественно песчаные, но местами в обрывах обнажаются глины, иногда с полосой чер ного торфа внизу, а возле уреза воды чем ниже по течению, тем чаще попадаются галька и камни. Возле рабочего поселка Жешарт глинистый береговой откос напоминает палитру ху дожника, на которой в беспорядке набросаны красные, голубые, желто-бурые и белые мазки. У деревни Кагина и возле при стани Туис-Керос из воды выступает галечная россыпь. Вдоль судового хода на Слободчиковском и Верхне-Сойгинском пере катах тянется каменистая гряда, причем на Верхне-Сой гинском перекате камни есть и в русле реки. Каменисто дно Вычегды и у пристани Тимасова Гора, а также на перекатах у поселка Коряжма, однако подвижность ее русла по мере приближения к устью не уменьшается.

Совсем недавно, в начале 80-х годов, река стала размывать берег, на котором стоит город Сольвычегодск, и опол зень даже разрушил несколько строений. Для того чтобы отвести основной сток Вычегды в сторону от города, речникам пришлось срочно делать прорезь. Кстати, Вычегда атакует на этом участке правый берег не впервые. В нескольких кило метрах ниже Сольвычегодска по течению в устье реки Чер ной стоял в XIV в. город Чернигов, В одно из высоких поло водий Вычегда подмыла и обрушила в воду часть берегового откоса у его стен, а потом из года в год продолжала вести подкоп под стены, и черниговцы были вынуждены перенести свои дома на 1,5 км ниже по течению, основав там новый город — Выбор. Но и Выбор был разрушен рекой.

Самые значительные деформации в русле и в пойме рек возникают обычно весной, когда поток наиболее мощен и силен и несет максимальное количество наносов. Самые высокие половодья за более чем 50-летний период наблю дений, начиная с 1924 г., у Сыктывкара были отмечены в 1957 и 1974 гг. Расход воды в реке весной 1974 г. достиг 6710 м3/с, превысив среднее годовое значение в 11 раз, при этом уровень ее поднимался над меженным более чем на 6 м. У Котласа за 100 лет наблюдений, начиная с 1881 г., самыми высокими были половодья в 1914 и 1974 гг. Во время послед него из них уровень воды в реке поднимался над меженным на 7 м 67 см!

В годы высоких половодий широкая пойма Вычегды затапливается полностью и в ряде мест образуются огромные, на десятки километров простирающиеся разливы. Поскольку грунты здесь отличаются хорошей проницаемостью, высота поло водий на Вычегде зависит не столько от количества выпавших осадков, сколько от степени увлажненности почвы и грунтов с осени, а также степени их промерзлости весной. В 1960 г. сум ма выпавших за зиму осадков в бассейне Вычегды превысила среднее многолетнее значение на 5%, но ожидавшегося вы сокого половодья не было — наоборот, оно оказалось ниже среднего многолетнего значения на 20—30%. Причина заклю чалась в том, что предыдущий 1959 г. был очень беден осад ками: их выпало всего 67,6% от средней годовой нормы, поэтому весной 1960 г. грунты жадно впитывали воду. Самое низкое половодье на Вычегде наблюдалось в 1937 г. Вода в тот год весной поднялась у Сыктывкара над меженным уровнем всего лишь на 2 м.

Большая вода спадает на Вычегде быстро. Сначала осво бождаются пойма и острова, затем кое-где показываются темные, насыщенные еще водой отмели песков. Кажется, река уже вошла в свои берега, но спад воды продолжается, растут осередки, побочни. Самый низкий уровень воды в реке у Сык тывкара был зарегистрирован 13. IX 1937 г.— он оказался на 83 см ниже нуля водомерного поста, что примерно на 0,6 м ниже среднего меженного уровня.

Замерзает Вычегда вначале в верховьях, а затем, обычно в течение 10 дней, ледостав распространяется по всей реке. Так, по многолетним наблюдениям, средняя дата замерзания реки у деревни Малой Кужбы — 5. XI, у Сыктывкара — 12. XI, а у Сольвычегодска—16. XI. Осенью перед ледоставом на Вычегде часто возникают зажоры льда. Возле Сыктывкара, например, 10.Х 1965 г. зажор льда вызвал подъем воды в реке на 3 м над меженью, а у Сольвычегодска 6.Х 1888 г.— на 4,5 м.

Весной река освобождается ото льда, как правило, в начале мая. Средняя дата очищения ее ото льда у деревни Малой Кужбы и у Сыктывкара — 5. V, а у Сольвычегодска — 6. V.

Питание Вычегды, как и всех рек Северного края, преиму­щественно снеговое. В формировании ее годового стока талые снеговые воды занимают 51 %, дожди — 22, а грунтовые воды — 27%. Хотя подземные воды занимают в питании Вычегды немалую долю, выходов больших ключей по ней самой почти нет, они рассредоточены по долинам ее притоков. В прежние времена местное население почитало свои источники, возле них часто ставили даже часовни. Старые женщины из деревень и сегодня еще собираются летом вместе и обходят близле жащие родники. Они устраивают возле каждого из них неболь шой привал, прибирают все вокруг, а потом садятся на траву, развязывают прихваченные с собой узелки и едят домашнюю снедь, запивая ее водой из источника.

Вычегда не просто приток Северной Двины, она является частью проходящего по Северной Двине пути к Белому морю. Навигация на Вычегде открывается обычно в первой пяти дневке мая, когда берега реки еще голы. Заканчивается она в 20-х числах октября, когда с деревьев облетит последняя листва, утренние морозцы начнут выбеливать пожухлые травы, а по стылой воде поплывет шуга. За пять с половиной месяцев речники перевозят по Вычегде до 250 тыс. пассажиров и более 5 млн. т грузов. Кстати, в летнюю межень грузовые перевозки сохраняются на Вычегде только ниже Сыктывкара по течению.

Нет на Вычегде ни порогов, ни тяжелых каменистых пере катов, но навигацию обеспечивать по ней нелегко: по неустой чивости русла и подвижности песков эта река стоит на втором месте после Амударьи. Неустойчивость русла Вычегды была одной из причин, которая заставила в свое время в поисках надежных путей с Волги в Северный край обратить внимание на Сухону.

8. Сухона

Текущая с запада к Северной Двине Сухона совсем не похожа на Вычегду. Русло ее, сложенное тяжелыми, трудно поддающимися размыву породами, устойчиво, скорость течения от истоков к устью не уменьшается, а увеличивается, как и число перекатов, которые на Сухоне называются пере борами. Вычегда начинается из слияния двух ручьев, Сухона же вытекает из Кубенского озера сразу большой рекой, и шири на ее в верхнем течении достигает 70—120 м. Расход Сухоны в истоке составляет в среднем около 140 м3/с, а в устье — 463 м3/с. Для нее собирают воду 482 реки и около 6 тыс. ручьев с площади 50 300 км 2. Хотя Сухоне протекает в наиболее богатой озерами части Северного края, в ее бассейне их не так уж много — всего 424, при этом площадь зеркала 397 водоемов не превышает 0,5 км 2. Леса занимают на водосборе Сухоны около 70%, а болота — всего 3%.

Хотя длина Сухоны всего 558 км, ее принято делить на три части: Верхнюю — от истока до устья реки Вологды, Сред нюю — от устья Вологды до устья Конченги и Нижнюю. Нижнюю Сухону называли прежде Великой Сухоной, а Верхнюю и теперь часто именуют Рабаньгской.

Прежде река вытекала из Кубенского озера двумя рука вами: основным — Сухоной и Большим Пучкасом, устье кото рого находится примерно в 5 км южнее. Описав почти 20- километровую дугу. Большой Пучкас соединяется с Сухоной неподалеку от деревни Шеры. В настоящее время русло его настолько сильно заилилось и обмелело, что воды в нем летом не бывает. В питании Сухоны Большой Пучкас значения уже не имеет, он является только границей разлива ее вешних вод. В половодье пространство между рукавами Сухоны обычно превращается в обширный разлив.

Несмотря на то что в истоке река зарегулирована Кубенским озером, весной по ней проносится более половины общегодового стока.

Летом Сухона всегда настолько сильно мелела, что в ста рину через некоторые ее перекаты в межень удавалось про водить суда лишь "с помощью прибрежных крестьян". А ведь в XVIII — XIX вв. реки Северо-Двинского бассейна занимали по количеству перевозок, как уже говорилось, четвертое место среди водных путей России. Для поддержания более высокого летнего горизонта воды в 1834 г. у деревни Шеры, в 8 км от истока Сухоны, была построена плотина. Она могла "удерживать воду" на высоте 9 футов (2,75 м) и даже более. В межень попуски задержанных плотиной вешних вод, поднимая уровень воды в нижнем бьефе примерно на 70 см, позволяли увеличивать глубины на перекатах Средней Сухоны более чем на 30 см, а на Нижней — более чем на 20 см. По тем временам это являлось большим достижением, и плотина получила название Знаменитой. Интересно отме тить, что примерно в тот же период, в 1843 г., для поднятия уровня воды в межень на Верхней Волге в истоке ее из озера Волго тоже была установлена плотина.

Сухона — одна из немногих рек Русского государства, на которой человек пытался улучшить условия судоходства с очень давних пор. В 1278 г. белозерский князь Глеб Василь кович приказал спрямить крутую излучину на Сухоне непода леку от ее истока из озера. Перекоп между концами петли длиною "на вержение камня" (т. е. на бросок камня) получил название Княже-Глебовой прости. В 1339 г. огромная, более чем 20-верстовая излучина, которой Сухона выгибалась на встречу своим притокам Вологде и Леже, была спрямлена каналом длиною в 250 м. Примерно в то же время была перерезана перекопом и петля на реке Вологде.

Наиболее удобна для судоходства всегда была Верхняя Сухона, по левому берегу которой шел раньше бичевник. Мелей на ней немного, глубина над ними в межень бывала не менее 0,5 м, а на плесах — около 2 м.

Медленно течет Рабаньгская Сухона в низких глинистых берегах по широкой пойме. Поблескивают среди лугов много численные озера, протоки и старицы, темнеет у горизонта узкой полосой лес. Очертания речной долины на этом участке расплывчаты и неясны, местность вокруг плоская, болотистая, падение реки от истока до устья Вологды составляет всего несколько сантиметров на километр пути. Весной воды Сухо ны, сливаясь с водами притоков, озер и болот, образуют обширные разливы, и тогда катера ходят безо всяких фарва теров напрямую от мыса к мысу, срезая излучины.

Из-за малого уклона русла в годы, когда Вологда и Лежа вскрываются раньше Кубенского озера, Сухона под напором их вод, бывает, поворачивает вспять. По неделе, а иногда и по две, течет она к Кубенскому озеру, если на нем продолжает сохраняться низкий, меженный уровень воды.

И лед тогда плы вет по Сухоне вверх, поэтому на плотине Знаменитой преду смотрена защита ото льда с обеих сторон. В 1900 г. обратное течение на реке наблюдалось с 17. IV по 6. V. Расход воды в Сухоне при обратном течении, или, как говорят гидрологи, отрицательный расход, бывает иногда весьма значителен. В 1902 г. он превысил значение среднего годового расхода у деревни Рабаньги (142 м3/с) более чем в три раза, достигнув 460 м3/с! Но бывает и наоборот — вздувшаяся Сухона застав ляет течь обратно Вологду. В некоторые годы наибольший расход воды весной в Сухоне возле деревни Рабаньги пре вышает среднее годовое значение в пять-шесть раз. В 1881 г. 23—26. V он составлял 925 м3/с. Зато в сухие годы после сра ботки водных запасов, накопленных за плотиной Знаменитой, расход воды в летнюю межень становится в 20—25 раз меньше среднего годового значения. Например, в 1920 г. 4-Х возле деревни Рабаньги он равнялся всего 3,7 м3/с. Это в 38 раз меньше среднего годового значения — по широкой речной долине мимо Рабаньги текла не река, а ручей!

Амплитуда колебаний уровней воды в Сухоне у деревни Рабаньги достигает почти 6,5 м. За 100 лет наблюдений, с 1877 по 1977 г., самый высокий уровень воды был зарегистри рован 15—18. V 1955 г. Он превысил нуль водомерного поста у Рабаньги на 623 см. Самый низкий уровень воды был отмечен 5— 7.11 1973 г., он оказался на 21 см ниже нуля водомер ного поста.

Петляет река по широкой пойме среди кустов, смотрятся в воды ее с невысоких мысов деревни, пасутся на лугах стада коров. Единственный город на берегах Рабаньгской Сухоны, выросший на месте пересечения ее с железной дорогой Вологда-Архангельск, это — Сокол. За много километров видны высокие трубы его целлюлозно-бумажного комбината.

Наконец за поросшим ивой правым берегом открывается устье реки Вологды, на которой стоит старинный русский город того же названия, богаче и красивее которого в XVI — XVIII вв. в Русском государстве считались только Москва, Ярославль и Кострома. Иван IV собирался даже одно время перенести в Вологду столицу государства. До разгрома Казан ского ханства из Москвы и из волжских городов через Вологду проходил путь не только в Северный край, но и за Урал, в Сибирь.

За устьем Вологды начинается Средняя Сухона. Вначале река остается примерно такой же по характеру, только де лается шире и глубже, но постепенно рельеф вокруг стано вится все более пересеченным, открытые болотистые про странства уступают место лесам. Иногда деревья подступают совсем близко к воде, бросая на нее тень. В русле появляются острова, а речная долина приобретает наконец отчетливые очертания, Ширина ее, составляющая вначале примерно 3,5 км, уменьшается вниз по течению реки до 600 м, берега делаются выше, течение воды убыстряется.

Падение Средней Сухоны примерно на порядок выше, чем Рабаньгской. На 95-кило метровом участке от устья реки Ихалицы до города Тотьмы оно составляет 4,33 м, тогда как на протяжении 56 км Верхней Сухоны — всего 0,26м. С палубы теплохода видно, как вода начинает местами завихряться, закручиваться над скрытыми в глубине ямами и камнями. Течение реки становится особенно неспокойным ниже города Тотьмы, но водовороты на ней есть и значительно выше по течению. Между устьем Вологды и пристанью Шуйское самые неспокойные участки реки полу чили даже собственные названия — Никольская водоверть, Ивановская водоверть...

Однако плавание по Средней Сухоне всегда осложнялось и осложняется не столько водоворотами, сколько много численными перекатами. Породы на перекатах чаще тяжелые, но есть и пески. Так, например, Шуйские переборы песчаные, Ихалицкий перекат, лежащий ниже по течению, каменистый, а тянущийся на 3 км Торпиловский перекат песчано-каме нистый. Обычно перекаты называются по близлежащим дерев ням или рекам, и только некоторые из них носят названия, которые не требуют комментариев, — Коровий Брод, Скородум или Весельный.

Многочисленные перекаты на Средней Сухоне связаны с большим количеством впадающих в нее притоков. Из 15 крупных притоков этой реки 11 впадает на участке среднего те чения, а ведь каждый из них несет не только воду, но и наносы. К наиболее крупным правым притокам Средней Сухоны относятся Вологда, Лежа, Воя, Толшма, Старая Тотьма, а к ле вым — Двиница, Ихалица, Царева, Пельшма и Еденьга.

Кроме перекатов в русле Сухоны нередко встречаются и отдельные камни, иногда очень большие. В 7 км от города Тотьмы, например, у реки высится огромная красноватая глыба "Лось". По местному преданию, плывший на карбасе из Вологды в Архангельск Петр I останавливался на ней обедать. Был Петр I и в Тотьме и даже, говорят, поднял там собственно ручно из колодца бадью с солевым раствором, чтобы оценить труд солевара.

Тотьма и Сольвычегодск были главными центрами соле варения на Севере. В "Писцовой книге" за 1687 г. в Тотьме значится более 100 скважин. Когда началось солеварение на Сухоне и на Вычегде, точно неизвестно, но в грамоте киевского князя Святослава Ольговича от 1137 г. уже упоминаются со ляные варницы Двинской земли. Ныне в 2 км от Тотьмы на хлоридно-натриевых источниках открыт санаторий. С трудом верится, что в XVI — XVII вв. этот стоящий на высоком берегу Сухоны тихий городок был почти так же славен, как Вологда и Великий Устюг, что его купцы торговали не только с Петер бургом и Архангельском, но и с Иркутском, с Кяхтой.

Быстро бегут воды Сухоны мимо лесистых крутых берегов, мимо островов, многие из которых тоже поросли лесом. Не смотря на то, что ширина реки составляет 150—250 м, острова на ней встречаются довольно большие. Длина Дедова острова возле Тотьмы, например, более 1 км. Неподалеку от Дедова острова есть Бабьев и Внуков острова, конечно, меньшие по площади, как и следует ожидать по их названиям. За Тотьмой песчано-каменистые гряды в русле Сухоны следуют одна за другой, перемежаясь лишь короткими участками спокойных плесов. Среди наиболее труднопроходимых перекатов можно назвать Копытовский, Корыто, Железный, Жидятино. "Река здесь мелкая и дно каменисто, — писал плававший в XVII в. по Сухоне английский путешественник Антоний Дженкинсон, — это место очень опасно для прохода здешних судов и лодок..."

Средний годовой расход воды в Средней Сухоне у города Тотьмы равен 281 м/с. Это вдвое больше, чем у деревни Рабаньги. Однако условия для судоходства на этом участке реки значительно более тяжелые, чем на Рабаньгской Сухоне. Амплитуда колебаний уровней воды в реке у Тотьмы превышает 8 м. Самый высокий уровень воды наблюдался здесь, как и в Рабаньгской Сухоне, 5. V 1957 г. Он был выше нуля водомерного поста на 812 см, при этом расход воды в реке достигал 2850 м3/с, что в 10 раз больше среднего годового значения. Самый низкий уровень воды у Тотьмы, совпавший с нулем графика водомерного поста, зафиксирован 2.Х 1913 г., а наименьший расход воды — 6—9. IV 1969 г., он составил всего 21 м3/с. А ведь река не канал, ширина ее русла в среднем течении немалая, в нем есть ямы глубиной 7 м и более. Представьте себе, сколько воды остается в сухое лето над перекатами!..

Летняя межень на Сухоне держится иногда до 120 дней. Хорошо, что, как правило, она на реках Северного края не устойчива. Дождь иной раз значительно поднимает уровень воды в Сухоне, особенно осенью. Так, 10.Х 1952 г. в результате дождевого паводка вода в реке у Великого Устюга подня лась на 3 м 16 см над меженью. В городе Тотьма макси мальный подъем воды, вызванный дождевым паводком, был зарегистрирован 25, VI 1938 г., он составил 4 м 47 см над меженным уровнем. Высокие дождевые паводки на Сухоне были в 1933, 1942, 1944, 1951—1953 и 1955 гг.

Нижняя Сухона еще более камениста, берега ее еще выше и круче, а скорость течения местами соизмерима со ско ростью горной реки. Наиболее крупные правые ее притоки — Городишна и Стрельна, а левые — Уфтюга, Верхняя Ерга и Нижняя Ерга. Обычно у всех рек в нижнем течении по бере гам появляется множество песчаных отмелей, а в русле Нижней Сухоны пески встречаются, за исключением нескольких кило метров устьевого участка, лишь в двух-трех местах. Ложе реки выстлано крупным песком — хрящом, валунами с глиной, известняковой плитой, местами попадается даже серый точиль ный камень. Известняки в береговых обнажениях начинают попадаться по Сухоне почти сразу за устьем реки Конченги.

Высокие, до 30 м, поросшие хвойным лесом берега Сухоны изрезаны глубокими оврагами. В осыпях их видны красно-бурые мергели и светло-серые известняки. Над некоторыми из оврагов нависают карнизы, а со дна тянет холодом, словно из горных ущелий. Возле пристани Брусенец долина реки сжимается подступающей с севера возвышенностью, которая служит водоразделом между Сухоной и притоком Ваги — рекой Устьей, а с юга — отрогами Северных Увалов. Удиви тельно красивы над быстрой водой утесы из красных мергелей и полосатые обрывы, в которых слои песка чередуются со слоями цветных мергелей и светло-серого известняка. Прорезая известняки, подходящие здесь близко к поверхности земли, река течет возле деревни Порог словно в каньоне, обрывистые берега ее местами достигают высоты 80 м. Бурлит, пенится среди камней стиснутая скалами Сухона. Не только берега, но и дно ее на протяжении 1,5 км почти сплошь сложено плитами известняков. Не случайно здешние пороги получили название Опок, или Опокский перекат. В "Толковом словаре" В. Даля слово "опока" определяется как известковатый сугли нок, а "опочник" — как мергель, туф...

Говорят, в прежние времена лихие люди натягивали в этих местах канат поперек реки, подкарауливая сплавлявшихся вниз по Сухоне купцов.

Весной скорость течения достигает 4—5 м/с. Судовые кара ваны перед Опокским перекатом обычно расчаливались, и баржи проводились по одной. Инженер-путеец И. В. Пет рашень, обследовавший Сухону в начале XX в., пишет, что на Опокском перекате проводящие вверх по течению баржи "взводные пароходы часто прибегают к помощи паровой ле бедки". Мало того, что на этом участке в быстро несущейся воде полно камней, здесь еще и русло реки изогнуто в виде латинской буквы " S ", поэтому очень сильны прижимные те чения. В бедные осадками годы конца XIX — начала XX вв. глу бины на Опокском перекате в летнюю межень падали местами до 30 и даже до 25 см. А судоходство тогда было на Сухоне напряженным. Даже в сухой 1898 г. вверх по ней было отправлено 172 судна и 114 плотов, вниз же — 377 судов и 940 плотов. Сухона, как и все северные реки, сплавная река. В начале лета у островов и по берегам ее всегда можно увидеть обсохшие бревна.

В последние годы для улучшения судоходных условий на 10 перекатах Сухоны были проведены дноуглубительные ра боты, но как только май месяц перевалит на вторую поло вину, обстановка делается тревожной — падает уровень воды в реке, каждый день падает...

Навигация на Сухоне продолжается в среднем 180 дней, но в летнюю межень она бывает ограничена, а на некоторых участках реки в сухие годы и полностью прекращается.

Река подмывает то правый берег, то левый. После Опокского переката берега уже менее высоки, но скалы из известняка и мергеля по реке все еще встречаются — например, большой красно-бурый утес со светлыми полосами у деревни Конявицы, получивший название Бык.

Карст проявляется по Сухоне не только выходами извест няка и мергеля, но и выбивающимися из-под земли источни ками. Прозрачный ключ вытекает из склона горы напротив пристани Опоки, довольно большой родник есть и у деревни Усть-Мякольское, примерно в 10 км выше пристани Мусино по течению. А напротив устья реки Стрельны на левом берегу Сухоны фонтанирует источник сульфатных вод.

Постепенно берега Сухоны становятся все ниже и ниже, течение ее несколько замедляется, леса начинают уступать место лугам. Однако река, ширина которой достигает 300— 400 м, остается извилистой, с крутыми поворотами. За по следним из них открывается Великий Устюг, город, некогда возвеличившийся и украсившийся "по милости воды и загра ничного торга". Любуются своим отражением в воде столпив шиеся на высокой набережной белостенные соборы и храмы. На гербе Великого Устюга изображен старец Водолей, сли вающий воду из двух кувшинов. Из "сухонского кувшина" в Малую Северную Двину за год в среднем сливается 14,6 км воды, средний годовой расход воды в устье Сухоны состав ляет 463 м/с.

Удачно было выбрано место для города на перепутье трех водных дорог, но высокие половодья, осложняющиеся нередко заторами льда, не раз затапливали его улицы. Амплит уда колебаний уровней воды у Великого Устюга достигает 980 см. Минимальный уровень воды в реке возле этого города отмечен ЗО.Х 1882 г., он был ниже нуля водомерного поста на 11 см. А наибольший уровень воды у Великого Устю га наблюдался при заторе льда 19. IV 1953 г., он превысил нуль водомерного поста на 969 см. Хотя у деревни Порог амплитуда колебаний уровней воды в реке еще больше - она составляет 1087 см, — наводнений у этой деревни не бы вает, поскольку берега Сухоны там значительно выше.

В XVIII — XIX вв. Великий Устюг пережил восемь ката строфических наводнений, причем два из них даже изменили окружающий ландшафт. В 1761 г. вода, поднявшаяся у затора льда, хлынула вдруг в проходивший через Великий Устюг ров. Мощный поток и увлекаемые им льдины вырыли такие глу бокие ямы, что во рву образовалось и поныне существующее Смольниковское озеро. Наводнение 1807 г. было еще более сильным. Когда вода спала, обнаружилось, что между Пятницкой церковью и деревней Пятницкой появилась протока. Ее назвали Пятницким полоем. Новый ход спрямил сущест вовавшую с незапамятных времен большую излучину, и Су хона стала размывать его дальше. К 1850 г. ширина Пят ницкого полоя превысила уже 250 м, а старое русло реки заметно обмелело. Сейчас там, где 150 лет тому назад еще текла Сухона, — широкий луг да три зарастающих озерца.

В результате смещения русла деревня Коромыслово, лежав шая, как и Великий Устюг, на левом берегу Сухоны, оказалась в конце XIX в. на ее правом берегу.

В наводнениях, случавшихся время от времени в Великом Устюге, не всегда бывала виновата Сухона. В 1817 г. высокий подъем воды у стен города вызвал затор льда на Малой Северной Двине: "Двои сутки по берегу не было проходу и проезду; на Песках дома были все в воде, жители спа сались на кровлях..."

Великий Устюг вырос на перепутье водных дорог. Сызмала слушали там дети рассказы о неизведанных землях, о далеких заморских странах, и веял над Сухоной ветер далеких стран ствий. Может быть, поэтому и подарил этот город России столько известных землепроходцев и мореплавателей. Среди них — С. Дежнев, Ф. Попов, Е. Хабаров, В. Атласов, М. Неводчиков, А. Бахов, Н. Шалауров, В. Шилов.

Северная Двина с Сухоной и с Вычегдой всегда была главным водным путем к Белому морю. Но вела на Север еще одна дорога — по реке Онеге.

9. Онега

Онега берет начало из озера Лача. Воды ее, неторопливо огибая с двух сторон куртину камышей, изливаются из него таким широким потоком, что трудно даже уловить, где кончается озеро и где начинается река. Ширина Онеги в истоке равна 400 м, однако средний годовой расход ее здесь не так велик, как можно было бы ожидать: он составляет 74,1 м3/с.

Длина Онеги равна 416 км. Для нее собирают воду 3588 рек и ручьев и бесчисленное количество ключей, правда, больших рек в ее бассейне 'только 14. Наиболее крупные правые при токи Онеги — Волошка, Моша и Кодина (Кодьма), а левые — Кена, Икса и Кожа. Как сама Онега, так и многие ее притоки, например, Кена, Икса, Кожа, берут начало в озерах. Не считая озера Лача, на водосборе Онеги лежат такие большие водоемы, как озеро Воже, Кожозеро, Кенозеро, Лакшмозеро, Ундоэеро и Шардозеро, а всего в бассейне Онеги озер более 3 тыс.

Площадь водосбора Онеги равна 56 900 км 2. Леса занимают почти 70% территории, а болота — в зависимости от района — от 15 до 30%. Чаще всего это верховые, поросшие редким сосняком, а иногда и открытые моховые болота; большинство из них дают начало рекам. Но есть и такие болота, в которых реки теряются, исчезают бесследно, словно в песках пустыни.

Густота речной сети на юге Онежского бассейна (Карго- польская суша, бассейн реки Моши) составляет всего 0,02 км/км 2, а в центральных районах и на севере достигает в среднем 0,34 км/км 2. Аномальная для Северного края раз реженность речной сети в верховьях Онеги объясняется раз витием карстовых процессов. Там почти повсеместно встречаются карстовые провалы, ямы, сухие долины и даже пещеры. Небольшая пещера есть, например, по левому берегу Онеги примерно километрах в 25—30 от города Каргополя. Но кру той склон известнякового обрыва над зеленой лужайкой у реки так густо зарос колючим малинником и травой, что отыскать узкий лаз, ведущий в нее, нелегко.

Онега не совсем обычная река — верхнее ее течение за регулировано озером Лача, а устьевой участок находится под воздействием моря. Все лето почти стоит вода вровень с низкими зелеными берегами в истоке ее из озера. Поло водье длится в верховьях Онеги около 108 дней, на целый месяц дольше, чем в среднем течении. Река чутко реагирует на все, что происходит на озере Лача. Даже на протяжении одних суток уровень воды в ней у деревни Надпорожье, расположенной более чем в 20 км от истока, колеблется, то поднимаясь, то опускаясь на 10—20 см в зависимости от силы и направления дующих над озером ветров. Сильнее северные ветры, вызывая сгоны воды к южному берегу озера, бывает, настолько уменьшают сток ее в Онегу, что река в вер ховьях заметно мелеет. В октябре 1982 г. сгон воды в озере вызвал падение ее уровня в Онеге у деревни Надпорокье за сутки на 1,3 м. В двух местах по обнажившимся камням можно было спокойно перейти на другой берег. А понтонный мост в городе Каргополе просел так сильно, что переправы через реку не было двое суток. За столетний период наблю дений, начиная с 1885 г., это был самый сильный сгон воды, отголоски его докатились до пристани Порог, расположенной в среднем течении реки.

По берегам верхнего и среднего течения Онеги выби ваются на поверхность многочисленные холодные ключи. Доля подземных вод в ее питании достигает 30—40%, тогда как у ближайшей реки Ваги, притока Северной Двины, подземные воды занимают в общем стоке 28%. Дебит некоторых сте кающих в Онегу ключей достигает 100 л/с и более. Городом родников безо всякого преувеличения можно назвать древний Каргополь, находящийся в 7 км от истока реки. Над выходами ключей на его улицах стоят похожие на срубы колодцев деревянные "домики". Откиньте крышку — выбивающиеся из- под земли фонтанчики поднимают со дна легкое облачко мути, но вода кристально прозрачна и чиста. Из "домика" вода по трубе отводится в специально оборудованный в до щатом павильоне водоем. В полу павильона прорублены длинные, похожие на дорожки бассейна проемы, чтобы от туда можно было не только брать воду, но и полоскать белье.

Самый мощный источник, Кишкин ручей, стекает в Онегу неподалеку от чудесной, украшенной каменным кружевом церкви Рождества богородицы — ценного архитектурного па мятника XVII в., недаром народ называл эту церковь "пре дивной".

Каргопольцы любят свой город, заложенный, по преданию, белозерским князем Вячеславом в 1146 г. В свое время, в XV — XVI вв., он был столь же богат и славен, как Вологда и Холмогоры. Через Каргополь с Белого озера проходил водный путь по Онеге к Белому морю. Значение Каргополя как торгового города и перевалочного пункта стало падать после строительства в устье Северной Двины Архангельского порта. Немаловажную роль сыграло и то обстоятельство, что с XVII в. главной водной магистралью России стала Волга. Для того чтобы попасть с нее в Каргополь, надо было преодолеть сотни верст по озерам и порожистым рекам через леса и болота.

И сейчас до этого города добраться непросто. Он находится в стороне от железной дороги, теплоходы же ходят по Онеге только на двух не связанных между собой участках верх него и среднего течений: в верхнем — на протяжении всего 7 км — от Каргополя до озера Лача, а потом дальше по озеру и по реке Свидь до деревни Горка; в среднем — на протя жении 125 км — от пристани Турчасово до пристани Порог. За последние 30 лет по реке от истока до устья только дважды прошли теплоходы — весной 1959 и 1971 гг., когда самые опытные капитаны перегоняли по Онеге из Белого моря в Каргополь суда, предназначенные для обслуживания пассажирской линии Каргополь — Горка. Теплоходы прошли благополучно все пороги по большой воде, только на последних, Каргопольских, пришлось вызвать на помощь трактор, который играл роль взводного буксира.

Шумят, пенятся воды Онеги среди вымытых из морены валунов, гряды которых следуют одна за другой порой на протяжении многих километров. Давно уже перестала служить река для судов дорогой к морю. Только лес плывет по ней транзитом от истока к устью, да снуют рядом с ним не боящиеся ни мелководий, ни сильных течений юркие водометные катера сплавщиков. Хозяевами на Онеге чувствуют себя они, а не речники. В ведении сплавщиков находятся не только запани, но и полузапруды для поднятия уровня воды в порогах и формирования основного стока в наиболее удобном для сплава леса направлении. Взрывными работами сплавщики выправили наиболее опасные места, где когда-то разбивались купеческие барки и ломались на камнях во время сплава бревна.

В верхнем течении реки самыми тяжелыми и трудно проходимыми издавна считались Каргопольские пороги (388— 370 км от устья), в среднем течении—бирючевские (212— 190 км от устья), а в нижнем — Кокоринские (25—18 км от устья).

Сегодня Каргопольские пороги не производят угрожаю щего впечатления — берега реки здесь открытые, невысокие, в половодье ни камней, ни бурунов не видно. Только по быстрому — до 2,5 м/с — течению да беспокойно перебе гающим по поверхности воды разводам струй угадывается таящаяся в глубине опасность. Даже считавшийся когда-то наиболее трудным для проводки судов перебор Мертвая Голова, возле которого правый берег реки поднимается не большой отвесной скалой, не кажется страшным. А ведь здесь разбивались барки, гибли люди... Только возле полузапруды у левого берега, там, где вода взлетает на загораживающие дорогу камни и, обрываясь с них, разбивается внизу белой пеной, начинаешь ощущать неукротимую силу рвущейся к морю реки.

За Каргопольскими порогами, перемежаясь с короткими плесами, примерно на полтораста километров вниз по течению тянутся менее известные пороги и переборы, встречаются в русле реки и одиночные выступы материнской горной по роды — одинцы. Постепенно берега Онеги становятся выше, в обрывах все чаще обнажаются светлые известняки, иногда серого, чаще желто-бурого и даже розоватого оттенков. Ни заливных лугов, ни песчаных отмелей, столь характерных для равнинных рек России, по ней нет. Местами к реке подсту пает лес, но большей частью по ее берегам — поля, покосы, выгоны для пастьбы скота, и бесчисленные источники, сбегаю щие к воде. Некоторые из них выходят на поверхность у самого уреза воды, другие на пути к Онеге вымыли глубокие, крутые овраги. Шумят ключи возле деревни Волосово и в деревне Шелеховской возле паромной переправы. Ниже реки Кены с левого берега впадет в Онегу Кузнецовский ручей, на ко тором в первые годы после Великой Отечественной войны ра ботала маленькая ГЭС. С правого берега в Онегу впадает Мельничный ручей. Мощные ключи, на которых раньше стояли мельницы, стекают в реку и в районе поселка Оксовский. Пенится говорливый источник, вырывающийся из толщ извест няка возле деревни Беловодской. Не потому ли эта деревня получила такое название, что кажутся воды его по сравнению с водами Онеги белыми?

Неподалеку отсюда был когда-то волок на реку Емцу. Об этом свидетельствует стоящая на Онеге деревня Пустынька, называвшаяся прежде Емецкой Пустынью. Исток Емцы нахо дится здесь от Онеги менее чем в 1,5 км.

У деревни Пустынька начинаются Бирючевские пороги. Места здесь красивые, поросшие хвойным лесом обрывистые берега достигают в высоту 30 м, шумит прыгающая по камням вода. Скорость течения на Бирючевских порогах достигает 3,8 м/с. Падение реки на 5-километровом участке, от деревни Пустыньки до Волкова ручья, составляет 8,68 м, или 1,74 м/км, а в конце участка, от Большой Головы до Волкова ручья, на расстоянии 1 км — 3,41 м/км! С поросшего соснами высокого берега видны идущие поперек реки пенистые буруны. Мечутся из стороны в сторону, сталкиваются отбрасываемые камнями струи воды, кажется, и прохода нигде нет. Даже отсюда, с высоты, не сразу поймешь, где основной слив. А каково же там, среди бурунов, когда быстрая вода подхватит лодку и стремглав помчит по порогам? Волны злобно бьют в борта, норовя захлестнуть, опрокинуть утлое суденышко, и столкновение с несущейся навстречу скалой кажется неминуемым. Но шум воды начинает затихать, и стремительное движение замедляется. Нет, не случайно переборы Бирючевских порогов получили такие названия, как Медвежьи Зубы, Сундук с Крышкой, Боль шая Голова...

Прорвавшись через Бирючевские пороги, Онега наконец успокаивается, течение ее замедляется до 0,8—0,3 м/с, и все вокруг преображается, словно вы попали на другую реку. Берега становятся низкими, в глинистых обрывчиках темнеют отверстия гнезд ласточек-береговушек. На полого сбегающих к воде холмах стоят деревни. Лес отодвинулся далеко от реки, уступив место заливным лугам. Здесь, между приста нями Турчасово и Порог, единственный на Онеге участок, где есть пойма. Весной в половодье она обычно заливается водой на 0,5— 1,0 м.

Возле пристани Чекуево река разбивается на два рукава, образуя большой низкий остров. В годы высоких половодий тут возникает большой, площадью в 50 км 2, разлив. Длина левого рукава Онеги, в который впадает река Кена, составляет 21 км, длина правого, в который впадает река Кодина, —33 км. Прежде левый рукав считался второстепенной протокой, его и назы вали Малой Онегой в отличие от правого, который именовали Большой Онегой. Теперь основным рукавом реки является левый, по нему и ходят сейчас суда.

Дальше, за деревней Чижикоао, Онега опять течет одним руслом. По низким, часто болотистым берегам местами к са мой воде подступает смешанный лес. Задумчиво струится широкая река, отражая зеленые берега. На пути к морю ей осталось преодолеть последние пороги — Кохоринские. На протяжении 8 км вода тем падает на 9,5 м. Старожилы этих мест уверяют, что Кокори некие пороги прежде были самыми шумными изо всех онежских порогов. Нормально разгова ривать возле них было невозможно, приходилось кричать. Но во время строительства железнодорожного моста через Онегу из русла ее было взято много камней, и река при смирела.

Кокоринские пороги состоят из 26 валунных переборов. Один из них, возле деревни Порог, получил название Великой Головы, так что на всех основных онежских порогах есть своя "Голова". По Кокоринским порогам проходит моренная гряда, и берега реки опять повышаются отдельными "горами". Здесь находится верхняя граница устьевой области Онеги. Ниже порогов ширина реки начинает быстро возрастать, у города Онеги она достигает уже 900 м, затем увеличи вается до 1500 м, и русло реки разделяется на два рукава. Правый получил название Двинского, а левый — Карельского. Между ними лежит скалистый, поросший соснами остров Кий. Вокруг уже совсем явственно ощущается море — вода ста новится холоднее и прозрачней, волны положе и больше, ветер свежее, а берегов почти не видно. Дельты у Онеги нет, приливно-отливные течения Белого моря не дали ей сформи роваться, сразу же размывая наносы, которые выносит река.

Входя в Онежскую губу, приливная волна дважды в сутки вызывает подъем воды в устьевой части Онеги, продолжаю щийся 5 ч 44 мин. Средняя скорость распространения ее составляет 20 км/ч. Из-за резкого поднятия русла у Кокоринских порогов и уменьшения глубин прилив в полную силу ощу щается только первые 5—7 км, выше по течению Онеги при ливная волна начинает затухать. Уже в 15 км выше устьевого створа высота полной воды уменьшается на 60%, в 19 км — на 85, а в 25 км — на 98%. Средняя величина подъема воды в прилив у острова Кий, вблизи устьевого створа, составляет 2,4 м, возле города Онеги — около 1 м, а у Кокоринских порогов влияние приливов уже практически не ощущается.

Как известно, высота приливов зависит не только от фаз луны, но и от сезонов года. Весной во время половодья и при осенних дождевых паводках, а также в холодный период года приливные течения по сравнению с летними ослабевают. Например, при максимальном развитии припая высота прилива у города Онеги снижается до 55% от средней высоты прилива летнего времени, а весной —до 65%. В 1966 г. во время исторического максимума половодья в городе Онеге были за фиксированы наименьшие для открытого русла реки приливы. Высота их, или уровни полной воды, составляла в тот год 53— 63 см.

Помимо приливов на устьевом участке Онеги наблюдаются довольно значительные нагоны воды с моря. В 1962 г. нагонный уровень воды превышал средний многолетний уровень полной воды возле города Онеги на 1,8 м, при этом общий подъем воды достиг 2,8 м. В 1982 г. у города Онеги опять был зафик сирован очень высокий подъем воды, даже у горы Жеребцовой возле Кокоринских порогов вода поднялась тогда почти на пол метра.

Онега — древний русский город, о нем упоминается в "Уставе" князя Святослава Ольговича от 1137 г. Выдвинув шись форпостом далеко на северную окраину русских земель, Онега часто страдала от набегов варягов. В 1419 г., высадившись на побережье Белого моря, норвежцы разграбили и сожгли город полностью.

До строительства Архангельска Онега была единственным городом-портом на Белом море, хотя таможни там и не было. Она появилась только в 1781 г., но и до этого через Онегу шла большая торговля русским лесом. За шесть лет, с 1762 по 1768 г., в порту на Белом море побывало 251 иностранное судно. До середины XIX в. Онега прочно удерживала первое место по экспорту беломорского леса, несмотря на не очень-то благоприятный гидрологический режим порта.

Онега живет обычной жизнью равнинной реки, для которой характерны высокие весенние половодья, летняя межень, дождевые паводки и низкая зимняя межень лишь на участке между Каргопольскими и Кокоринскими порогами. Водный режим ее ниже Кокоринских порогов по течению определяется во многом морем, а выше Каргопольских порогов — озером Лача. Хотя проточность озера Лача и изменчива, в верхнем течении Онеги редко бывают высокие половодья. Об этом свидетельствуют утопающие в пестром разнотравье у самой воды поставленные баньки и даже отдельные дома немногочисленных деревень. Обычно весной вода в верхнем течении Онеги поднимается над средним меженным уровнем не более чем на 1,0 — 1,5 м. Правда, во время катастрофически высокого половодья в 1916 г. уровень ее возле города Каргополя превысил меженный на 2,6 м, но такой разгул стихии бывает раз в 100 лет.

Даже в исключительно дружную весну 1966 г., когда пики половодьев на Онеге и ее притоках, наложившись друг на друга, вызвали подтопление целого ряда селений — Павлов ского Бора, Медведева, Ванева и других деревень, в верхнем течении реки подъем воды был незначителен. А ведь в тот год у деревни Порог в нижнем течении вода поднималась над меженным уровнем на 4 м, в районе поселка Оксовский в среднем течении — на 7 м, прибывая со скоростью до 2 м в сутки.

Бурное и высокое половодье на Онеге случается редко. Большей частью оно растягивается на длительное время, вода в реке поднимается медленно и достигает наивысшего уровня лишь через 15—20 дней после ее вскрытия ото льда. Этому способствуют частые возвраты холодов и неодновре менность вскрытия ото льда как самой Онеги на отдельных участках, так и ее притоков. Примерно семь раз в течение 30 лет на Онеге наблюдается двухпиковое половодье с раз рывом между максимумами подъема воды в 2—3 недели.

За все годы наблюдений наибольшая амплитуда колебаний уровней воды в Онеге, с учетом не только годовых и сезонных колебаний водности, но и вызванных влиянием моря и озера, составила в верхнем течении 3,4 м, в среднем — 9,7 м, а в нижнем — 6 м. Самый большой расход воды у деревни Порог был отмечен 23. V 1966 г.— он составил 4930 м3/с. Наименьший расход воды в том же створе, зарегистрирован ный 5.1 II 1956 г., был равен 82,6 м3/с.

Среднее годовое значение расхода воды в устье Онеги составляет 505 м3/с (15,9 км 3 /год). Как правило, средняя мно голетняя величина расхода весеннего половодья превосходит его примерно в шесть раз, достигая 3000 м3/с. По сравнению с другими реками Северного края это немного. Зимой, когда осадки накапливаются в виде снега, в январе — марте расход воды в Онеге уменьшается в устье до 115 м /с, а в летнюю ме жень — до 116 м3/с. Но летняя межень часто прерывается дождевыми паводками. В среднем течении Онеги у деревни Бережная Дуброва за 26 лет наблюдений наибольший расход воды во время весеннего половодья (2570 м3/с) лишь в 2,5 раза превысил максимальный расход воды, вызванный дождевым паводком (1060 м3/с).

Наибольшее количество осадков в бассейне Онеги обычно выпадает с июля по сентябрь. В дождливый 1945 г., например, в сентябре выпало 129 мм осадков, что больше нормы в два раза. В результате в районе поселка Оксовский вода в реке поднялась над меженным уровнем на 2,8 м. Даже в верхнем течении Онеги, зарегулированном озером, где обычно дождевых паводков не бывает, вода у деревни Надпорожье под нялась тогда на 0,4 м. В исключительно сухой 1940 г. модуль стока в верхнем течении Онеги снижался до 4,71 л/(с- км 2), а в нижнем — до 4,75 л/(с- км 2), что почти в два раза меньше среднего его значения.

Неравномерность стока по сезонам года у Онеги в доста точной мере сглажена за счет того, что исток ее зарегули рован озером, а также за счет карстовых процессов в бассейне реки. Так, в верховьях ее, у деревни Надпорожье, на весну приходится 43% годового стока, на лето и осень — 42, на зи му— 15, а в нижнем течении у деревни Порог соответственно 56, 33 и 11%.

Ледовый режим Онеги сложен. На порожистых участках и в местах выхода родников вода замерзает обычно нена долго, и лед там бывает непрочным. Например, между деревней Бережная Дуброва и паромной переправой у Конева возле левого берега Онеги ежегодно образуется большая полынья, она сохраняется и в сильные морозы, а пороги в мягкие зимы и вовсе остаются открытыми. Образующаяся на Бирю чевских порогах шуга забивает иногда ниже по течению до 70— 80% площади живого сечения реки. Только на 100-метровом плесовом участке между Кокоринскими и Бирючевскими поро гами зимний покров Онеги бывает устойчивым, и там обычно прокладывают по льду реки зимник для автомашин.

Замерзание Онеги начинается с устьевого участка и рас пространяется вверх по течению около месяца. У деревни Порог река замерзает в среднем 14. XI, у деревни Казаково — 30. XI, а в верхнем течении, у деревни Надпорожье, — 10. XII. При этом от появления первых ледовых образований до воз никновения ледяного покрова иногда проходит 35—50 дней, а то и больше. В 1957 г. забереги в верховьях Онеги появились 17. XI, но река встала только 16.11 1958 г.

Вскрытие реки ото льда происходит начиная от Карго польских порогов сверху вниз по течению. Средняя дата вскры тия Онеги у деревни Бережная Дуброва — 18. IV, а у деревни Порог — 2. V. Выше Каргопольских порогов, т. е. в верховьях, река, как правило, вскрывается дня на три позже, чем в среднем течении. Заторы льда возникают на Онеге реже, чем на других реках Северного края, и бывают не столь мощны, но не учиты вать их нельзя. В 1914 г., например, затор льда в среднем течении Онеги, ниже Бирючевских порогов, вызвал такой подъем воды (на 11 м выше условного уровня), что был затоплен нижний конец села Ярнемы и навалы льда разрушили несколько строений. А у пристани Турчасово 3. V 1946 г. подъем воды в результате затора льда превысил наивысший уровень весеннего половодья на 0,7 м, а меженный — на 8,6 м! В 1964 г. из-за сильного затора льда в нижнем течении реки уровень воды у города Онеги поднялся на 3,4 м, превысив средний многолетний уровень в прилив на 2,4 м.

В верхнем течении Онеги ледоход протекает обычно спокой но, заканчиваясь за два — пять дней, а раз в три года лед даже тает на месте. Но если после речного льда идет озерный, ледоход растягивается надолго. В 1920 г., например, у деревни Надпорожье лед шел по Онеге 24 дня. В среднем и нижнем течении реки в иные годы тоже бывает два ледохода — основ ной, онежский, а за ним — идущий из притоков.

Такова Онега, самая короткая и самая порожистая из больших рек Северного края. Река, долгие годы бывшая второй по значению после Северной Двины водной дорогой к морю. Ныне она используется в основном для лесосплава.

10. Мезень

Мезень — самая длинная из впадающих в Белое море рек, протяженность ее от истока до устья равна 966 км. По коли честву выносимой в Белое море воды (27,9 км 3 /год) эта река уступает только Северной Двине. Средний годовой расход воды в ее устье составляет 886 м3/с. Мезень питают 15 187 рек и ручьев, собирающих воду с площади в 78 тыс. км 2. Наи более крупные правые ее притоки — Пижма, Кыма, Сула и Пеза, а левые — Ирва, Большая Лоптюга, Пысса и Вашка. Леса за нимают в бассейне Мезени около 80%, а болота — около 17%.

Отделенная от центральной части Русского государства Вычегдой с юга, а с запада — Северной Двиной и Онегой, Мезень стала обживаться русскими людьми значительно позднее, чем эти реки. Впрочем, и значение ее было иным — она связывала Подвинье с Печорой, являясь важным этапом на пути к Камню, а в XVI в.— и в лежавшую за Уралом "златокипящую Мангазею".

Первые поселения на Мезени стали появляться в XVI в. В настоящее время на ее берегах стоят два города — древняя Мезень и выросший не так давно Усогорск. Еще совсем не давно попасть на Мезень можно было только самолетом или пароходом из Архангельска. Теперь в Усогорск от железно дорожной магистрали Котлас-Воркута проложена железнодорожная ветка.

Мезень начинается среди болот и поросших пихтой и ель ником скал Четласского камня. Реке приходится несколько раз менять направление, обходя отроги Тиманского кряжа. Вначале она течет на юго-запад, потом поворачивает на северо-запад, но на пути ее опять встает Тиманский кряж. Тогда Мезень устремляется к югу и описывает огромную 300-кило метровую петлю, в вершине которой находятся деревни Гло тово и Кослан. Берега реки здесь низки, леса вокруг сильно заболочены из-за того, что грунты для воды малопроницаемы. Между тем среднее годовое количество осадков на западном склоне Тиманского кряжа, в верховьях реки, достигает 785 мм. Лишь при пересечении гряд Тиманского кряжа Мезень вре зается в их склоны на глубину 30 и даже 70 м. Общая величина падения ее русла на участке верхнего течения составляет 0,35 м/км, а скорость течения достигает почти 3 км в час. В верхнем течении Мезень очень порожиста.

Шумит вода среди камней. Она так прозрачна, что с берега видно, как над песчаным дном возле камня внезапно возни кает стайка серебристых рыб. Держась головами против тече ния, они на какое-то время замирают на месте и вдруг опять исчезают, сливаясь окраской с потоком серебряных струй.

Ширина реки, составляющая вначале всего 8—15 м, посте пенно увеличивается до 40 м. Узкая извилистая долина тоже расширяется до 0,5— 1,0 км, зеленой лентой тянется по ней с обеих сторон пойма. Она довольно сильно заболочена, но чем ниже по течению, тем сочней и богаче становятся травы заливных лугов. Темные еловые и пихтовые леса, перемежаю щиеся березовыми колками, постепенно уступают место со сновым борам. После впадения Ирвы за деревней Глотово ширина долины Мезени достигает уже 2—5 км, а ширина поймы местами доходит до 3 км. На этом участке речной долины можно проследить до четырех широких террас. По росшие лесом коренные берега реки поднимаются до 35 м, в обрывах скальные породы чередуются с глиной. От устья Ирвы до впадения Пыссы насчитывается 23 переката, 5 порогов и 14 островов. Русло реки то суживается до 50 м, то расширя ется до 200 м. Места вокруг красивые, летом в лесах много ягод и грибов. Особенно хороши на Мезени боры-беломошники. Ходишь по такому лесу, как по ухоженному парку, — чисто, просторно, под ногой мягко пружинит светлый ковер ягеля. Правда, ягодных кустарничков в таких борах мало, за ягодой надо отправляться в обычные сосновые леса.

Летом вдоль уреза воды по Мезени тянется узкая полоса галечника или песка. С высокого берега за кустами на простор ной пойме видны старицы. Тянет с лугов запахом свеже скошенных трав. Носятся над рекой ласточки-береговушки. Эти маленькие изящные птички являются такой же неотъем лемой принадлежностью русских северных рек, как соловьи — перелесков и парков средней полосы России. Как ни странно, по Мезени, за сотни верст от магистральных железнодорожных и шоссейных дорог, довольно часто встречаются деревни, которые обычно стоят на пологих холмах.

Шумит, пенится Мезень перед селом Койнасом на последних порогах. Ниже устья Кымы по течению порогов уже нет – только перекаты. Исчезают и пологие холмы. Правый берег реки становится все выше и круче, в обрывах его обнажаются то красные, то зеленовато-белые мергели. Скалистые берега на Мезени называют щельями. Ниже Кымы по течению разно цветные щельи встречаются очень часто. Местами их расчле няют узкие и глубокие овраги. А деревни здесь называются Палощелье, Белощелье...

За устьем Вашки начинается нижнее течение Мезени. Русло реки еще больше расширяется, достигая 0,5— 1,5 км, а у города Мезени даже и 2,5 км. Островов становится все больше, начинают встречаться и песчаные мели. Под красными береговыми обрывами, достигающими высоты 30—40 м, в межень открывается полоска такого плотного песка, что по нему ездят машины. Во многих деревнях здесь сохранились высо кие, с въездами на второй этаж дома и чудесные шатровые церкви, а в Азополье и в Погорельце даже и ветряные мельницы. Иногда на поросшем лесом высоком берегу мелькнет вдруг потемневший от времени обетный крест. Снизу, с реки он не кажется большим, но обычно их тесали высотой не менее 4—6 м. А человеческие фигурки на обрыве кажутся и вовсе кукольными.

Пойменные луга в нижнем течении Мезени тянутся от реки местами на 1,5 —2,5 км, за ними синеют леса. Но это уже не густые леса верхнего и среднего течения Мезени: сильные холодные северные ветры ломают пышные ветви деревьев, морозят нежные молодые вершинки, не укрытые снегом... А по правому берегу реки возле города Мезени уже рассти лается тундра.

Годовой сток Мезени распределяется по сезонам года очень неравномерно. В верхнем течении, у деревни Макариб, весной по реке проносится 60% годового стока, а зимой — всего 8%, в нижнем течении, у деревни Малонисогорс-кая на весну приходится 59% годового стока, а на зиму—9%.

Водный режим Мезени, как и всякой реки, сток которой не зарегулирован, отличается большими сезонными колебани­ ями расходов воды и уровней. В верхнем течении, у деревни Макариб, расход ее в весеннее половодье увеличивается по сравнению с меженным более чем в 100 раз. За многолетний период наблюдений максимальное его значение составило 1740 м а /с (26. V 1966г.). Это почти в три раза больше среднего годового расхода воды на судоходном участке Мезени в ниж нем течении, у деревни Малонисогорское. А ведь верхнее течение реки в какой-то мере зарегулировано карстом. Во всяком случае, средняя годовая величина модуля стока здесь на 7% ниже зональной величины. Дождевые паводки в верхнем течении Мезени тоже бывают высокими. В десятки раз увели чивается после дождей сток в реке по сравнению с летним меженным. Максимальный расход воды у деревни Макариб во время дождевого паводка достигал 510 м3/с. Но дожди вызывают обычно лишь кратковременные подъемы уров ней воды, и судоходству рассчитывать на них не приходится;

Не менее значительны сезонные колебания расходов и уров ней воды и в нижнем течении Мезени. У деревни Малонисогорское, например, в 1971 г. расход воды в половодье достигал 6150 м3/с, а в летнюю межень снижался до 125 м /с Наибольший расход воды там был отмечен 2. VI 1952 г.— он достиг 9530 м3/с, минимальный был зарегистрирован 17— 21.111 1938 г.— он составлял всего 87,1 м3/с. При этом уровне воды в Мезени у деревни Малонисогорское изменялись oi 759 см над нулем водомерного поста (7. V 1943 г.) до 101 см (5—6. VIII 1954 г.). Ниже по течению, у деревни Дорогорское, амплитуда изменений уровней воды в реке примерно такая же. Наибольший уровень воды в Мезени у этой деревни превысил нуль водомерного поста на 787 см (10. V 1959 г.), наименьший — на 120 см (7. IX 1947 г.).

Близкие по величине к сезонным изменениям колебание уровней воды вызывают в низовьях Мезени морские приливы и отливы. Приливная волна распространяется вверх по Мезене более чем на 60 км, до устья Пезы (а по некоторым непро веренным сведениям, даже на 90 км), со скоростью около 2 км/ч.

Впервые видеть, как мчится вверх по реке пенистый вал, и широкая ее долина быстро заполняется водой, жутковато Однако ощутить всю мощь дыхания моря можно, лишь наблю дая отлив, потому что скорость, с которой скатывается воде из Мезени, больше, чем скорость мчащегося по ней приливного вала. Прежде пароходы входили в Мезень и поднимались по ней вверх только в прилив. Местные жители и теперь пользуются приливно-отливными течениями, приурочивая свои поездки вверх по реке к приливу, а вниз — к отливу. Зачем зря бензин жечь?

В летнюю межень, когда Мезень входит в свои берег, и обнажаются в отлив пески и каменистые мели — кошки вы с удивлением обнаруживаете, что река не так уж и глубока Все погрузочно-разгрузочные работы в портах Мезени произ водятся над специальными ямами. Дельты у Мезени, и у Онеги, нет. Наносы, которые несет река, тут же вымы ваются из ее низовий сильными приливно-отливными течениями и уносятся в море.

Уровенный режим воды в низовьях Мезени определяете: в основном влиянием моря. При высоких приливах и нагона воды с моря вода в реке даже в летнюю межень подни мается до такой же отметки, как весной в половодье. Только выше по течению, где влияние моря уже не ощущаете; водность Мезени определяется обычными для рек Северной края сезонными колебаниями: высоким половодьем, низко зимней меженью и летней, прерываемой дождевыми паводка ми.

Обычно Мезень замерзает сначала в верхнем течении, а затем ледостав распространяется вниз по реке. Средняя дата замерзания реки у деревни Макариб — 8. XI, у деревни Малонисогорское— 9. XI, а у деревни Дорогорское — 12. XI. Осенью и в начале зимы на реке наблюдаются зажоры льда. У деревни Малонисогорское 3. XI 1942 г. в результате образо вавшегося зажора уровень воды в Мезени поднялся над ме женным на 3,6 м, а у деревни Койнас 29. XI 1957 г.— на 1,1 м.

Вскрывается Мезень вначале в верховьях и в нижнем те чении, на участке среднего течения зимний покров держится несколько дольше. Весной на крутых поворотах русла реки и у островов, как и на всех текущих на север реках, на Мезени время от времени возникают заторы льда. В верхнем ее течении заторы обычно возникают в крутых излучинах в нескольких километрах от деревни Макариб, в среднем — возле островов между деревнями Большая Пысса и Латьюга, а в нижнем — у островов в районе деревень Малонисогорское, Бугаевевкое, Дорогорское и Лампожня. У деревни Малонисо горское вызванный затором льда подъем воды (7. V 1943 г.) превысил уровень самого высокого из наблюдавшихся там половодий (2. VI 1952 г.) на 0,6 м!

У деревни Малонисогорское река освобождается полностью ото льда обычно к 14. V. Навигация на Мезени начинается с середины мая. Весной суда поднимаются вверх по течению реки до деревни Макариб, находящейся в 680 км от устья. Летом Мезень бывает судоходна только в нижнем течении на протяжении 300 км — от пристани Каменки до реки Вашки. На всем протяжении верхнего и среднего течения в межень реку местами можно перейти вброд. Пассажирское сообщение от Усть-Вашки до Кослана поддерживается лишь до спада воды. При этом вверх по течению рейс занимает 16 ч 30 мин, а вниз — 14 ч.

Мезень никогда не играла важного значения в хозяйствен ной жизни России, но как водную дорогу местного зна чения ее нельзя недооценивать. И сегодня для многих отда ленных районов центральной части Северного края эта река продолжает оставаться основным, а кое-где и единственным средством сообщения.

11. Печора

Печора — самая большая и мощная река Северного края. Она приносит Баренцеву морю ежегодно около 130 км 3 пресной воды. Это вдвое меньше количества воды, выносимого Волгой, но в 1,6 раза больше годового стока Днепра и Дона вместе взятых. В бассейне Печоры 34 571 река и ручей и более 60 тыс. озер и озерков. Протяженность Печоры — 1809 км, а самой большой реки ее бассейна — Усы — более 500 км. Почти все правые крупные притоки Печоры — Илыч, Подчерье, Щугор Уса — стекают с Уральских гор. Только Колва, Шапкина и Лая берут Начало на холмах Большеземельского хребта. Что же касает ся левых притоков Печоры, то Северная Мылва, Ижма, Пижма Цильма и Сула несут свои воды с Тиманского кряжа, Велью, Лемью, Кожва и Лыжа рождаются на Лемьюнской возвышен ности, а Унья, как и сама Печора, — в горах одного из хребтов Урала, Поясового Камня, или, как его еще называют, Серебря ного Пояса. Поясовой Камень проходит по 60-му меридиану который разграничивает Европу с Азией. На старинных гео графических картах бассейн Печоры помечен как место добычи ловчих птиц и пушного зверя. Из-за бездорожья и суровости климата бассейн Печоры являлся самым глухим и диким краем европейской России. Еще в начале XX в. некоторые из охотни ков пользовались там при недостатке боеприпасов луком и стрелами. Ныне Коми АССР и Ненецкий автономный округ являются единственными в Европе местами, где еще сохрани лись в первозданности отдельные участки тайги и тундры.

Бассейн Печоры в плане представляет собой усеченный в вершине треугольник площадью 322 тыс. км 2. До впадении Усы леса занимают более 80% территории водосбора Печоры а болота — около 10%, дальше на север начинается тундра На своем пути к морю Печора пересекает зоны тайги, лесо тундры и тундры, несколько раз круто меняя направление тече ния. Вначале она бежит по ущелью Поясового Камня на юг, по том устремляется на запад и только от пристани Якша, вырвав шись на Печорскую низменность, поворачивает на север. В даль нейшем, на пути к Ледовитому океану, река лишь раз отклоня ется от избранного ею направления и на участке от Усть- Усы до Усть-Цильмы течет на юго-запад.

Речники делят Печору на Верхнюю — от истока до устья Подчерья, Среднюю — от Подчерья до Усы и Нижнюю.

Начинается Печора из небольшого родника среди камней на горе Печер-Я-Тальях-Сяхль, что в переводе с языка манси обозначает "Гора, которая родила Печору". Вокруг — по росшие мхом и лишайником скалы, сквозная тень карликовых берез, каменистые осыпи. На соседней горе, словно окаме невшие 30-метровые стражи, высятся изваянные ветрами столбы останцов. А вдали застывшими волками вздымаются вершины других гор Серебряного Пояса. Несколько лет назад на горе Печер-Я-Тальях-Сяхль приземлился вертолет. Из него осторож но выгрузили чугунную плиту с паспортными данными Печоры Не так много на свете рек, которые удостоены такой чести.

В верховьях Печора — горная река, в среднем на 1 км па дение ее составляет 3 м. Быстро бегут ее холодные про зрачные воды мимо светло-серых скал, поросших по осыпям сосной с примесью березы. Каменистые пороги сменяются перекатами. Иногда скалы сближаются, преграждая реке путь, и тогда Печора несется узким каньоном, наполняя ущелье шумом и грохотом.

В междуречье Печоры и ее правого притока Большого Шежима встречаются пещеры, гроты, карстовые ямы и поноры, в которых исчезают не только безымянные ручьи, но и не большие речки, например Малый Шежим, Гаревка. Район здесь карстовый, и вода промыла в толщах известняка не только узкие ходы, но и большие полости. В 1,5 км от деревни Шежим на глубине 20 м от поверхности земли находится Шежимская пещера. В нее ведет вертикальный колодец, представляющий собой расширенную эрозией трещину разме рами 1,5 на 0,7 м.

В 1926 г. геолог Н. Н. Иорданский открыл на правом берегу Печоры, в 16 км выше впадения в нее Большого Шежима, выходящий к реке узкий карстовый лог, получивший затем его имя. Беспорядочные нагромождения обступивших его светло-серых скал и останцов достигают в высоту 40 м. По левую сторону от входа в лог отделенные друг от друга лишь несколькими десятками метров расположены три пещеры — Медвежья, Ледяная и Туфовая. Есть пещера и на самой Пе чоре — в обрыве ее правого берега, примерно в 47 км выше впадения реки Уньи по течению. Вход в нее темнеет в скале на высоте 11м над меженным уровнем и хорошо виден с реки. Длина ее равна 63 м, на стенах в свете карманного фонарика поблескивают натеки белого и желтого кальцита. На противо положном берегу за островом есть еще одна небольшая пещера.

Только неподалеку от впадения Уньи вырывается Печора из горных теснин, и течение ее становится не столь бурным и стремительным, однако река остается мелкой и очень поро жистой вплоть до пристани Якша.

Как и все горные реки, Верхняя Печора очень быстро откликается на выпадающие в ее бассейне осадки. А дожди там бывают часто и сильные. Интенсивность осадков в деревне Унья, например, нередко достигает 29,3 мм/ч, а ведь осадки интенсивностью 30 мм/ч уже считаются ливневыми.

Дождевые паводки на Печоре стремительны, а подъемы воды, случается, превышают подъемы воды при весеннем половодье. Среднее значение модуля дождевого стока у при стани Якша составляет осенью 18 л/(с- км 2), а летом — 25,4 л/(с- км 2). Это много, ведь в летнюю межень модуль стока на Верхней Печоре снижается до 3 л/(с- км 2). В горных районах карст на величину ливневого стока влияния практи чески не оказывает.

Верхняя Печора очень извилиста, порожиста и так мелка, что даже в прежние времена судоходство по ней считалось возможным лишь ниже реки Волосницы по течению — от пристани Якша.

До появления паровых судов (середина XIX в.) навигация на Верхней Печоре ограничивалась весенним сплавом формировавшихся у пристани Якша судовых караванов. Осенью ка раваны возвращались обратно с рыбой под парусом или биче вой. Сюда приезжали купцы из Архангельска, из городов на Сухоне и Вычегде, а также и из районов центральной России. Чардынские купцы, в руках которых находилась основ ная торговля в бассейне Печоры, использовали не только летний водно-волоковый путь, но и зимний тракт, ведущий к Якше с Камы. В 60-х годах XIX в. они завозили на лошадях в Якшу до 160 тыс. пудов (более 2560 т) грузов: муку, крупу, соль, чай, сахар, железоскобяные товары, холсты... Баржи и каюки для плавания по Печоре строились как в Чардынском уезде, в бассейне Камы, так и в печорских деревнях — в Усть-Унье, Усть-Волоснице.

Наиболее трудными для судов на Печоре были первые 100 км ее судоходного участка — от пристани Якша до устья Илыча. На преодоление его возвращавшиеся осенью с низовий реки караваны судов тратили до трех недель и больше. И вовсе не потому, что скорость передвижения вверх по течению была тогда низкой—1300 км от Пустозерска до устья Илыча караваны проходили за 17—19 дней. Выше Илыча по течению Печора была очень мелководна, быстра и камениста. Уклон ее русла на этом участке составляет 250—300 см/км, а ниже Илыча по течению — 10—11 см/км. Случалось, суда, не успевшие вовремя преодолеть трудный 100-километровый участок, оставались зимовать в порогах всего в нескольких десятках верст от пристани Якша, рискуя весной в ледоход получить пробоину, а то и вовсе затонуть. Заторы льда на злополучном участке возникают и теперь каждые два-три года.

Самым опасным для проводки судов порогом считался Мамыльский. Река с силой прорывалась здесь через заступив ший ей путь скальный массив. Быстрые потоки водопадами срывались с камней, волны ожесточенно били и толкали суда, норовя расколоть их о торчащие из воды острые скалы. Самый большой камень, грозно темневший среди пенистого потока, носил название Разбойника.

Гидротехнические работы в русле Печоры по улучшению условий судоходства начались лишь после революции. Первым мероприятием явилось спрямление в 1927 г. большой 5-километровой петли возле деревни Мамыль. Причем, инте ресно, что решение прорыть канал было принято населением деревни Мамыль на сходке.

Спокойных и прямых плесов на Печоре до Илыча почти нет. Вскоре после пристани Якша русло ее суживается, течение убыстряется, и река мчится, словно по лотку, по чистому плитному дну. Не успеешь оглядеться, впереди, нарастая ширится грозный шум порога, и лодка уже несется по водным ухабам среди камней.

В месте впадения в Печору Илыча воды обеих рек, соеди няясь, образуют широкий, словно озеро, разлив. После Илыча сток Печоры почти удваивается, русло ее расширяется со 100—150 до 300 м, а каменистое дно сменяют перемешан ные с песком галька и гравий.

Илыч — красивая горная река. По берегам его встречается много интересных геологических обнажений. В целях сохра нения природных ландшафтов, а также охраны и воспроизве дения местной флоры и фауны в 1930 г. в междуречье Илыча и Печоры был создан Печоро-Илычский заповедник. Весной до начала лесосплава туда можно добраться скоростным пассажирским теплоходом.

Сплав леса на Верхней Печоре начинается, как только схлынет волна половодья, а оно, хотя обычно и протекает очень бурно, длится всего 5—10 дней. Правда, бывают годы, когда половодье растягивается до 40 суток. Из-за частого возврата холодов и неодновременного вскрытия Печоры и ее притоков волна половодья бывает гребенчатой. У пристани Якша, например, за 53 года наблюдений однопиковое поло водье было только 4 раза, двухпиковое — 8 раз, трехпиковое — 23 раза, четырехпиковое -—12 раз, а пятипиковое— 6 раз. Скорость подъема воды в Печоре достигает 1,5 —2,0 м в сутки, но и спад ее идет быстро. 18. V 1982 г. за одни только сутки у пристани Якша уровень воды понизился на 119 см. Наибольший весенний модуль стока Верхней Печоры у пристани Якша составляет 170 л/{с- кал 2) (1981 г.), у Троицко-Печорска— 228 л/(с- км 2) (1952 г.), а его среднее многолетнее значение соответственно разно 14,6 и 14,2 л/(с- км 2). За короткий весенний период по Верхней Печоре в среднем проносится 61% от общегодового стока.

Летняя межень, прерываемая дождевыми паводками, длится на Верхней Печоре от 13 до 137 суток. Погода на севере капризна. Весной по большой воде судам обычно удается сделать в верховья Печоры лишь один, редко — два рейса, при этом им приходится укладываться в 6—12 дней. По Илычу и по Печоре ниже его устья судоходные условия легче — весенняя навигация продолжается там до 18—20 дней.

Правый берег Печоры от устья Илыча до Троицко-Пе чорска горист, а левый низок и почти на всем протяжении завален грядами камней, среди которых попадаются довольно большие валуны. Среднее многолетнее значение расхода воды в реке возле пристани Якша равно 141 м э /с, а у Троицко- Печорска — 518 м3/с. Регулярное судоходство поддерживается по Печоре лишь ниже Троицко-Печорска. За период с 1913 по 1967 г. продолжительность навигации в зависимости от по годных условий изменялась от 112 до 191 суток. В настоящее время средняя ее продолжительность составляет 165 суток. Первые суда уходят в рейс, когда в таежных распадках еще лежит снег, по берегам не растаяли навалы льда, а в лесу по-весеннему просторно и мокро. Последние рейсы закан чиваются, когда берега уже белы от снега, а в заводях и на плесах воду по утрам затягивает тонкий ледок.

Возле Троицко-Печорска, при впадении Северной Мылвы, Печора течет в коренных берегах, разлившись вширь на 1000 м, но ниже по течению ширина ее русла не превышает 400- 600 м.

Однако в летнюю межень поток сжимают песчаные и гравийно-галечные косы и отмели, а затоны и острова скра дывают ширину русла, и с палубы катера трудно представить себе его действительную ширину. После Троицко-Печорска примерно на протяжении 100 км берега реки низкие. Лишь возле деревни Пашни правый берег поднимается горой на высоту более 70 м. За пристанью Покча Печора начинает описывать огромные, по нескольку километров петли, и судовой ход все время перемещается от одного берега к другому. Гарантированные глубины от Троицко-Печорска до впадения реки Подчери составляют 90—120 см, ширина судового хода — 40—50 м, а радиус закругления — 300 м. На этом последнем участке Верхней Печоры на протяжении 225 км насчитывается 54 переката. Большинство из них песчаные и галечно-пес чаные, но есть каменистые и с тяжелыми глинистыми грун тами, например, Митрофановский, Амбарный, Усудди, Савино борский, Якуньский.

Ниже Троицко-Печорска по течению Печора продолжает сохранять прежний характер, только местами течение ее за медляется. По берегам за отмелями песка среди кустов про глядывают поля, и сразу начинает казаться, что ты где-то в средней полосе России. Но снова подступает к реке тайга, и лишь у самой воды остается по берегу узкая полоса мали новых метелок иван-чая. В тени поросшего сумрачными елями обрыва сквозь воду просвечивает сиреневато-серая галечная гряда, а за ней зыбится маленькими треугольными волнами и шумит очередной перекат. Возле рукавов и между островами видны струи затяжных течений, покачиваются на воде за боковым ограждением перегоняемые в расположенную ниже по течению запань бревна.

Сотни лет остававшаяся рекой лесорубов, сплавщиков, охотников и рыбаков, в последние десятилетия Печора стала приобретать новые черты. На берегах ее можно увидеть уже не только штабеля бревен, но и буровые вышки. Около 30 лет назад в бассейне Верхней Печоры геологи открыли место рождения нефти, а потом и газа, и в глухой тайге на берегу реки вырос рабочий поселок городского типа Вуктыл.

Средняя Печора начинается с Подчерья, впрочем, все чаще и чаще речники считают неофициальным ее началом реку Вуктыл. Во всяком случае, расписание рейсов по Верхней Печоре составляется начиная с Вуктыла, а не с Подчерья, лоцманские карты по Средней Печоре тоже составляют от Усы до Вуктыла.

Берега ниже Вуктыла по Печоре преимущественно высокие, до 15—45 м, за узкой поймой по надпойменной террасе темнеют остроконечные северные ели и пихты. Огибая отроги Ыджидпармы, река опять выписывает многокилометровые петли, которые называют войскими меандрами по названию левого притока Печоры — реке Вое. Они так круты, что с борта теплохода иногда видны высокие коренные берега Печоры сразу на обеих сторонах описываемой ею петли. И тогда начинает казаться, что перед тобой горные хребты. Полное впечатление горного селения производит и открывающаяся за очередным поворотом реки деревня Кырта. Избы ее при лепились на высоком, изрезанном оврагами мысе. За ними в окружении нескольких берез круто вздымается вверх светлый гребень желтовато-серого обнажения, прикрытого сверху тонким слоем дерна. А за гребнем темнеет поросший густым еловым лесом конус большой горы.

По обе стороны от деревни в береговых обнажениях вскры ваются выходы скальных пород. На закате солнца они кажутся сиреневыми. За широкой песчаной отмелью судовой ход между высоким коренным берегом и островом так узок, что в малую воду встречным катерам с баржами не разойтись. Как это ни кажется невероятным, но и в среднем течении самая большая и мощная река Северного края выше впадения в нее Щугора в бедные осадками годы так сильно мелеет, что за толкающими баржи катерами тянется в иных местах шлейф перемешанной с песком воды. И хотя на перекатах ка питаны сбавляют скорость, бывает, днище баржи и царапнет о гальку...

Рябит вода на перекатах, галечные и галечно-песчаные отмели и косы сжимают оба рукава Печоры. Далеко за островом, разделяющим рукава, просматривается высокий, в светлых осыпях, поросший лесом противоположный коренной берег, но второй рукав еще мельче, суда по нему ходят только весной. На участке от Вуктыла до Усть-Воя на Печоре 21 пере кат и 1 порог ниже деревни Усть-Щугор по течению — Щу- горский. На перекатах грунт галечный и песчано-галечный, а на пороге — скально-каменистый. Только весной на Печоре судам просторно, нет ни отмелей, ни кос, ни перекатов, высокие берега обрываются отвесно в воду.

Впереди по курсу теплохода реку перегораживает на плавное ограждение, а на левом берегу видны штабеля бревен. Услышав гудок, катер сплавщиков тащит боновое ограждение в сторону, открывая справа проход теплоходу. На Средней Печоре из тайги к реке тоже выходят лесовозные дороги. Катера препровождают здесь вниз по реке бревна либо в плотах, либо кошелем, но по отмелям и по косам, наверное, можно собрать немало ускользнувшего из оцепления леса. Его должны выловить до ледостава...

После впадения Щугора водность Печоры заметно увели чивается. Интересно следить, как воды обеих рек, не смешиваясь, текут в одном русле на протяжении нескольких километров. Светлый поток Щугора — у правого берега, а чуть желтоватые мутные воды Печоры — у левого.

Щугор приносит Печоре ежегодно в среднем около 8 км 3 воды. Она настолько прозрачна, что на дне реки среди стиснувших Щугор скал, получивших название Нижних Ворот, виден каждый камешек. А глубина там — 9 м.

В светлые воды Щугора заходит на нерест семга, поэтому река на всем протяжении объявлена заповедной. Сюда закрыт доступ рыбакам и охотникам, а в прибрежной полосе запре щены все виды хозяйственной деятельности.

Берег Печоры напротив впадения Щугора поднимается желтовато-бурой стеной до 75—100 м. Внизу возле узкой прибрежной полосы песка из камней, из осыпи, словно кости доисторического чудища, торчат плиты серого мергеля. А чуть ниже по течению за широкой полосой каменисто-галечного пляжа на песчаном откосе стоит деревня Усть-Щугор. Как и во всех таежных селениях, нет возле ее домов ни садов, ни деревьев, но на краю откоса стоят скамейки, чтобы можно было посидеть над Печорой, полюбоваться открытым просто ром заречных покосов и плывущими над ними облаками.

Вдающиеся в реку мысы похожи издали на зверей, вы ползших из тайги на водопой. А поросль деревьев на откосах повсюду так густа, что в тайгу с реки не заглянуть. Лишь по неровной гребенке леса можно догадаться о том, что рельеф вокруг холмисто-увалистый.

Вплоть до Усть-Вои по обрывам в осыпях высоких берегов Печоры тянутся выходы серых и зеленовато-серых доломи тов, а от Соплекса — и точильного камня. Добыча и разделка точильного камня началась на Брусяноточильной горе, распо ложенной возле устья Соплекса, более 300 лет тому назад, в XVII в.

Ниже Усть-Вои по течению войские меандры вскоре за канчиваются, пойма реки расширяется до 3 км, и на смену крутым, высоким берегам приходят более низкие и пологие, а за кустами все чаще проглядывают заливные луга. Отроги Ыджидпармы остались позади, зато ближе подступили главные хребты Урала, и на фоне неба по правому берегу Печоры все четче и четче прорисовываются синие горы. От пристани Аранец до вершины горы Сабля, поднимающейся над уровнем моря на 1497 м, через тайгу и болота по охотничьей тропе всего около 60 км. Если долго вглядываешься в далекие горные хребты, начинает казаться, что различаешь пятна лежа щего на их склонах снега. Но, может быть, это облака или просто тени?

Постепенно очертания далеких гор становятся все более туманными и наконец вовсе исчезают за лесом — Печора отошла в сторону от Урала. И часа через три плавания по реке теплоход подходит к городу Печора, самому крупному населенному пункту на берегах великой северной реки.

От пассажирского причала, расположенного в рукаве Пе чоры — Канинской протоке, вверх к городу идет асфальтиро ванный въезд. С высокого берега протоки открывается вид на острова и темнеющую вдали зубчатую ленту тайги. Но лес здесь уже не такой, как был выше по течению: обглодан ные холодными ветрами вершины елей голы и худосочны. А может быть, тому виной не только холодные ветры, но и бедные гумусом и питательными минеральными веществами почвы. Так или иначе, но гребенка леса здесь не такая густая и частая.

Город Печора возник во время строительства железной дороги от Котласа к Воркуте. До 1940 г. на месте его была тайга, и над рекой стоял на высоком мысу только обстано вочный пост, где жил летом бакенщик (кстати, мыс этот назывался Каниным Носом). В новогоднем номере газеты "Речник Печоры" за 1941 г. есть такие строки: "Канин Нос — это пустое место. Но пройдут какие-нибудь 2—3 года, и это пустое место станет неузнаваемым. Здесь вырастет город. На несколько километров протянется причальная линия речного порта. От сюда ежедневно будут отправляться десятки барж с углем и другими грузами".

Через восемь лет рабочие поселки Печора и Канин объединились, получив статус города, а примерно через четверть века объем переработки грузов в печорском порту достиг 5876 тыс. т.

Хотя количество перекатов, отмелей и кос в русле Печоры ниже Усть-Вои не уменьшается, слагающие их породы начи нают изменяться. Гравийно-каменистые и галечные косы попадаются все реже, зато чисто песчаные отмели встречаются чаще и становятся шире. Однако русло реки по-прежнему устойчиво к размыву, потому что в целом грунты остаются тяжелыми. Аранецкий перекат, например, вернее, даже порог, представляет собой каменисто-скальную гряду. Камни в нем не видны, но поверхность реки взбудоражена, словно вода, готовая вот-вот закипеть. Расположенный ниже по течению Верхний Кедровский перекат — гравелисто-песчаный, Ниж ний Бызовский — каменисто-глинистый. Основу Красноягско- го переката составляет каменисто-галечная гряда с вы ходами глин. Кожвинский порог—каменистый.

Лет десять тому назад чуть выше Кожвинского порога по течению из русла Печоры для строительства шоссейной дороги брали песчано-гравийную смесь. Казалось бы, хозяйственный подход: возить недалеко, к тому же и речникам помощь, ведь их земснаряды беспрестанно трудятся, углубляя и расширяя фарватер. Но не всегда и не на всех участках оказывается выгодно, чтобы русло реки становилось просторнее.

Вначале никто не связал неожиданное усиление заторов и зажоров льда на Печоре в районе Кожвинского порога с выемкой грунта из русла реки. Но наводнение 1979 г., когда образовавшийся опять в районе Кожвинского порога на Печоре затор льда 10. V вызвал подъем воды в реке возле устья Кожвы на 10 м 18 см выше нуля водомерного поста, заставило гидрологов задуматься. Вода прибывала со скоростью 326 см в сутки! Был подтоплен и частично затоплен целый ряд дере вень.

Если в 1979 г. в Печоре возле устья Кожвы был зарегистри рован самый высокий подъем воды, то 1981 г. оказался ре кордным по продолжительности стояния возникшего опять там же затора льда, который продержался 11 суток — с 13 по 24. V. Подъем воды в реке весной 1981 г. был менее высок — уровень ее превысил нуль водомерного поста на 765 см. К этому времени уже удалось выяснить причину усиления заторов льда в районе Кожвинского порога. Оказывается, увеличение живого сечения реки на месте выемки из ее русла строительного грунта вызвало уменьшение скорости течения, и вода стала менее активно выносить лед через узость Кожвинского порога.

Ледовый и водный режимы Средней Печоры сложны. Вскрывается река вначале в верхнем течении, и движущийся вниз лед нередко встречает на своем пути невскрывшиеся еще участки. Он задерживается также и на излучинах, в узостях русла и возле островов. Навигация на Средней Печоре начи нается обычно на 10 дней позже, чем на Верхней, а интервал между началом и концом ледохода по всей реке составляет белее двух недель. Вслед за ледоходом движутся на север к местам своих гнездовий и перелетные птицы. Иногда их скапливается у верхней кромки движущихся льдов так много, что лед кажется черным.

Высокие весенние уровни воды в Средней Печоре ежегодно вызывают на устьевых участках ее притоков подпоры воды. По Кожве подпор от Печоры распространяется вверх по тече нию до 26 км, по Щугору — до 13 км. При этом подпорный уровень у Кожвы достигает 2,6 м, а у Щугора — 5 м. Но ведь и амплитуда колебаний уровня воды в Печоре возле устья Щугора превышает 16м! В половодье 1929 г. уровень воды в реке возле деревни Усть-Щугор поднимался над меженным на 14,8 м (20. V), а в исключительно сухой 1938 г. он был ниже меженного на 1,4 м (19.Х). Средняя годовая величина расхода воды в этом створе изменяется от 636 до 1560 м3/с. Самый большой расход воды — 15 400 м3/с — был отмечен 2. VI 1952 г., а самый малый — 124 м3/с — наблюдался 17.111 1977 г. За весеннее половодье река проносит около 60% годового стока, за лето и осень — 32, а за зиму — только 7%.

Наблюдения над гидрологическим режимом Печоры на чались лишь в конце XIX в. В 1885 г. возле устья Кожвы был оборудован первый водомерный пост, в том же году был устроен и еще один пост — возле устья Усы. Путевые знаки судоходной обстановки стали появляться на Печоре только в 1913 г. До того капитаны руководствовались только указа ниями лоцманов.

Вот как описывает свое плавание по Печоре на участке от Усы до Кожвы в 1893 г. профессор В. П. Амалицкий: «,,Ижма" много раз садилась на мель, два раза подолгу стояли на месте, пока матросы, то бродя в холодной воде, то в лодках, отыскивали фарватер, по которому можно идти дальше. Все время шли тихим ходом, беспрестанно давая задний ход и меняя направление, последние 40 верст шли 12 часов».

После впадения Кожвы долина Печоры раздвигается, ширина ее поймы достигает местами 8—10 км и более, а русла — 500—1400 м. Увеличивается количество островов, песчаных отмелей и кос, а среди перекатов начинают попадаться неустойчивые, меняющие свое местоположение в русле. За пристанью Соколове берега Печоры становятся резко асимметричными. Левый, поросший лесом, круто поднимается до высоты 30— 35 м, по правому за широкими отмелями прячутся среди кустов и трав протоки и старицы. В большинстве случаев их удается обнаружить лишь по поднимающимся над водой вечерами, на заходе солнца, облачкам тумана.

Печора все больше становится типичной равнинной рекой, и хотя встречаются по ней и галечные, и галечно-каменистые косы, своими берегами и светлыми песчаными отмелями она начинает напоминать Волгу. Перед Усой ширина Печоры до стигает 1000 м, берега ее словно расступаются, открывая лежащие впереди низкие, поросшие ивняком острова.

Уса, самый большой из притоков Печоры, приносит ей ежегодно 41,3 км 3 воды. Длина Усы равна 565 км, ширина в устье—1000 м, а площадь ее бассейна, охватывающего почти всю Большеземельскую тундру, составляет 93 600 км 2. Уса очень красива, впрочем, как почти все притоки Печоры.

За Усой начинается Нижняя Печора. Водность ее после впадения самого большого притока резко увеличивается. Количество холодной воды, которое приносит Уса, так велико (1310 м3/с), что температура воды в Печоре сразу понижа ется. По данным 1978 г., среднее ее значение в июле у деревни Усть-Кожва составляло 15° С, а максимальное (11. VII) — 19° С, возле Усть-Усы соответственно — 11 ,7 и 15° С (22. VN), а ниже по течению, у пристани Ермица, —13,4 и 16,8° С (19. VII). Разница в температуре воды возле правого и ле вого берегов Печоры после впадения Усы составляет не сколько градусов и прослеживается на довольно большом расстоянии.

Описывая свое плавание по Печоре, профессор В. П. Ама лицкий отметил, что вода в Усе была мутная, а в Печоре — светлая, и они долго текли, не смешиваясь. Теперь мутность воды в обеих реках примерно одинаковая. Как ни велика Уса, подпор по ней от Печоры распространяется на расстояние до 56 км, правда, величина его достигает лишь немногим более 2 м. Впрочем, падение Усы на участке нижнего течения равно всего 0,06 м/км.

В обычные годы весной уровень воды в Печоре возле Усть-Усы поднимается над меженным на 8—9 м и только иногда — на 11—12 м. Огромные, превышающие 10 км, а по другим, непроверенным сведениям даже и 20 км, разливы реки в половодье похожи на моря. По многолетним наблюдениям, амплитуда колебаний уровней воды в Печоре возле Усть-Усы составляет 12 м 91 см. 4. VI 1952 г., например, вода в реке возле Усть-Усы поднялась выше нуля водомерного поста на 13 м 20 см, а за несколько месяцев перед этим (6— 17.111) уровень ее превышал нуль водомерного поста лишь на 1 м 29 см.

Огибая Печорскую гряду с севера, а возвышенность Больше земельской тундры — горы Синдзимусюр и хребет Сосвинский мусюр — с юга, река от Усть-Усы до Усть-Цильмы течет в общем направлении на юго-запад. С высокого левого берега откры вается вид на острова и заречную пойму. Глубоко в русло вдается глинисто-каменистая отмель, желтеют пески в опушке из ивняка... Однообразный пейзаж тянется на десятки кило метров. Затем правый берег начинает постепенно подни маться. Поросшие наверху темным ельником глинистые откосы оттеняются местами полосой торфа. Иногда в серой глине обрывов попадаются красноватые камни песчаника, например в районе поселка Щельяюр. Повсюду видны частые оползни, овраги. Русло реки тоже становится неустойчивым. Непода леку от пристани Мутный Материк большой остров протяженностью более 1,5 км сместился за 15 лет вниз по течению на всю свою длину.

Возле Ижмы Печора разделяется сразу на три рукава, которые по-местному называются шарами. Ижма, самый боль шой из левых притоков Печоры, приносит в среднем 8,5 км 3 воды в год. Веской подпор воды от Печоры достигает в ее устье 7,2 м, распространяясь вверх по течению до 68 км.

Некоторое время ниже Ижмы по течению правый, поросший тайгой берег Печоры остается высоким и обрывистым. Затем он понижается, и в районе старинного русского села Усть- Цильма оба берега реки делаются низкими.

От Усть-Цильмы Печора поворачивает на север. По низкому левому берегу реки километров на пять тянется отмель — пески, не закрепленные растительностью. Ширина ее достигает 2 км. Ни травы вокруг, ни деревьев — пустыня. Ветер пере метает песок по отмели, поднимает его в воздух, крутит и сносит в воду.

За деревней Хабарихой правый берег Печоры поднимается, становясь высоким и обрывистым. Оценить высоту его с па лубы теплохода невозможно, а уж о том, чтобы рассмотреть горные породы в оползнях и обрывах, и говорить не прихо дится: ведь ширина только главного русла Печоры составляет 600—1500 м. Впрочем, обнажения здесь не так и интересны. Чаще всего они представляют собой тяжелую моренную глину бурого или серого цвета с прослоями желтого песка, а иногда и торфа. Только возле места впадения в Печору реки Сулы есть выходы скальных пород. Очень интересно смотрятся издали овраги, идущие один за другим, — кажется, берег набран из отдельных пирамид.

Казалось бы, на такой большой и мощной реке, как Нижняя Печора, никаких помех для судоходства быть не может.

Действительно, перекатов на Нижней Печоре значительно меньше, чем на Средней. От Усть-Усы до пристани Дени-совка (район Нарьян-Мара) на протяжении 655 км их всего 57. Однако в летнюю межень почти все земснаряды Печор ского пароходства сосредоточиваются в низовьях реки — из-за подвижности русла этот участок пути самый сложный. Грунты здесь песчаные, легкие, а весенние уровни воды спадают быстро. 26. V 1982 г. возле Усть-Усы, например, за сутки уровень воды в Печоре упал на 66 см, а в Усть-Цильме — на 62 см, так что обстановка меняется стремительно.

Русловые процессы развиваются в Печоре по типу много рукавности. Между главным ее руслом и протоками, или, как их здесь называют, шарами, идет беспрестанное пере распределение стока. Кстати, общее количество проток на Печоре — 101. Первая протока, Ель-Курья, ответвляется от реки в 1661 км от устья, примерно в 60 км выше впадения реки Подчерье по течению, а последняя, Неволин-Шар, — в 14 км от устья.

По трудности обеспечения судоходных условий Нижняя Печора занимает второе после Вычегды место. Иногда фарватер приходится переносить с места на место буквально через.несколько лет. На Соколовском узле перекатов, неподалеку от Усть-Цильмы, за 70 лет положение фарватера менялось пять раз. В 1913 г. суда ходили по левому шару, но затем его, видно, стало заполаскивать песком, потому что уже в 20-х годах фарватер был в правом рукаве. В конце 50-х годов его пришлось перенести обратно в левый рукав, однако ненадолго: через четыре года судовой ход опять про ложили возле коренного правого берега, где он проходит и сейчас.

В 188 км от устья Печора делится на два больших рукава, которые через 44 км снова соединяются. Правый, восточный шар называется Большой Печорой, а западный — Малой. В 1913 г. судоходство осуществлялось по Большой Печоре. Западный шар, очевидно, был мелководным, ведь не случайно в те годы у него было еще одно название — Сухая Печора. Затем сток реки стал смещаться на запад, и судовой ход пришлось перенести в Малую Печору. В настоящее время Большая Печора судоходна только первые 8 км, до пристани Лабожское.

Перемещение стока и перераспределение его по большим и малым шарам вызывает оползни и размывы берегов в глу бину материка на десятки, а иногда и на сотни метров. Уже несколько лет Печора усиленно подмывает правый берег, на котором стоит деревня Хабариха. Сток реки стал заметно смещаться в Хабарицкий шар из левого рукава еще в 70-е годы. Вначале размыв берега сдерживали глинистые фунты, затем пошел песок, и скорость размыва достигла 30 м в год. К 1984 г. правый берег отступил от прежнего своего положе­ ния на 150 м. За последние 50 лет из-за размыва и оползней берегов на Нижней Печоре пришлось переселить людей из деревень Лаврино, Климовки, Росвина. Не пожалела Печора и Пустозерска, воды ее размыли песчаный берег, где стоял город, и теперь там темнеют лишь старые кресты на забро шенном кладбище. Правда, значение свое как экономический центр края "Лустозерск утратил еще в XIX в., превратившись в небольшой захолустный городок, население которого зани малось рыболовством.

Путаются, тонут ноги в густом низкорослом кустарнике, заросли которого здесь очень метко называют шубницей. Вот наконец и обелиск. На каменной плите высечены слова: "На этом месте находился город Пустозерск, основанный в 1499 г., — экономический и культурный центр Печорского края, сыгравший ведущую роль в освоении Крайнего Севера и в развитии арктического мореплавания..."

После пересечения полярного круга Печора вступает в зону тундр, но по береговым склонам реки и оврагам продолжают попадаться березы, лиственницы и, конечно, ивы, а травы по заливным лугам реки по-прежнему густы и зелены.

Скользят по холмам тени от облаков. Бескрайни просторы тундры, по которым проложила путь к Ледовитому океану великая северная река. Не верьте, если кто скажет, что тундра скучна и однообразна. Просто красота ее открывается не сразу и не каждому.

В дельте Печора разбивается на множество больших и малых шаров, многие из которых соединяются еще и с озерами и старицами. Чуть отвернешь в сторону от главного русла — и тут же начинаешь путаться в этом водном лабиринте. Ширина дельты достигает 45 км, а длина некоторых ее островов — 15 и даже 30 км. Круто обрывающиеся в воду берега их сви детельствуют о большой амплитуде колебаний уровней воды. В летнюю межень высота полосатых откосов, в которых слои песка чередуются с бурой глиной, а иногда и прослоями торфа, достигает 8 м и более.

Водный режим Нижней Печоры характеризуется большими сезонными изменениями уровней и расходов воды в реке. Возле пристани Мутный Материк, например, максимальное значение амплитуды колебаний уровней воды составляет 12 м 82 см. Весной в половодье 6. VI 1952 г. там был зарегистри рован подъем воды на 12 м 39 см над нулем водомерного поста, а 17.Х 1946 г. уровень воды в реке был на 43 см ниже нуля водомерного поста. У пристани Ермица наибольший уровень воды в реке превысил нуль водомерного поста на 11 м 44 см (29. V 1946 г.), а наименьший был ниже нуля водомерного поста на 36 см (9— 13.111 1941 г.).

Весной из-за множества островов на Нижней Печоре часто образуются заторы льда. У Нарьян-Мара, например, они воз­ никают в среднем через год. Бывают случаи, когда оказы вается затопленной более половины площади города. Наползая на берега, навалы льда ломают по островам сенокосные и рыбо ловецкие навесы и сараи. А весной 1966 г. ледоход разрушил даже несколько строений в деревне Месино.

Дыхание Ледовитого океана ощущается на Печоре более чем за 100 км от Печорской губы. Даже в июле, отправляясь в лодке на острова, надо брать с собой полушубок, поскольку погода может резко измениться. Приливно-отливные течения в дельте реки ощущаются мало. Амплитуда их у Нарьян- Мара составляет в среднем всего около 20 см. А вот нагоны воды с моря в дельте Печоры бывают порядочные. При северных и северо-восточных ветрах уровень воды у Нарьян- Мара может подняться на 1,3 — 1,4 м.

Печора начала обживаться нашими предками с низовий. В 1499 г. был заложен Пустозерск, в 1564 г.— Усть-Цильма, в 1567 г.— Ижемская слобода. Но в XVII в. основной водной магистралью России становится Волга, и торговые пути с юга в Северный край потянулись по притокам Камы. Только тогда русские поселения начали появляться и в верховьях Печоры. Наиболее важное значение среди них вскоре приобрел Троицко- Печорск, который в XIX — первой половине XX в. считался таким же экономическим центром Печорсксго края, как и Усть-Цильма, поддерживавшая связь с Архангельском через бассейн Мезени по древнему водно-волоковому пути. Регуляр ное морское сообщение между Печорой и Северной Двиной установилось лишь в 1893 г. Во второй половине XX в. после открытия Воркутинского месторождения каменного угля и стро ительства железной дороги Котлас — Воркута все экономи ческие связи бассейна Печоры сосредоточились в ее среднем течении, где возник город Печора. В связи с развитием Тимано-Печорского промышленного комплекса это положение, очевидно, сохранится, а значение Печоры как водного пути еще больше возрастет.

Озера
1. Классификация и жизнь озер

Жизнь рек Северного края тесно связана с озерами. Сухона, например, берет начало из Кубанского озера, Онега — из озера Лача. Озерность бассейнов некоторых рек юго-запад ных районов Северного края достигает 5—10% и более. Сое диняясь между собой реками, озера часто образуют сложные озерно-речные системы. Примером может служить цепочка из озера Воже, реки Свидь, озера Лача и реки Онеги. Длинные гирлянды из соединенных реками озер есть и в бассейне Северной Двины. Река Сим в районе Емецка протекает через 13 озер, река Сия — через 14. Бусами нанизаны озера на реках Нянде, Ноненьге. В бассейне Мезени расположена группа из пяти Варшенских озер. Широко распространены озерно-речные системы и в Заполярье.

Иногда соединенные между собой короткими протоками озера располагаются небольшими группами, например Вашут кины озера, дающие начало реке Адзьве в бассейне Печоры. В систему Вашуткиных озер входит девять водоемов: Юрто, Балбанты, Сейто, Макты, Пернаты, Большой Старик, Малый Старик, Дияты и Ванюкты, из которого вытекает Адзьва. Вокруг в тундре разбросано множество мелких озерно-речных систем.

На юго-западе Северного края наиболее интересна группа из трех водоемов в бассейне Онеги — Кенозера, Свиного и Долгого. Кенозеро самое глубокое из всех озер Северного края: максимальная его глубина достигает 90 м. Самые боль шие из озер Северного края — Воже (416 км 2), Кубенское (407 км 2), Лача (334 км 2) и расположенные в бассейне Печоры озера Голодная Губа (186 км 2) и Песчанко-То (122 км).

Наиболее богат озерами юго-запад и северо-восток Северного края. Большинство из них занимает оставленные ледни ком впадины рельефа, только наиболее крупные водоемы лежат в котловинах, образовавшихся еще в доледниковый период. К ним относятся озера Кубенское, Лача, Воже, Кож- озеро, Кенозеро. Казалось бы, чаши этих древних озер должны отличаться большими глубинами. Но мощный слой четвер тичных отложений создал в них множество мелей и даже острова. Меньше остальных отступающий ледник затронул котловины озер, лежащих в западной части бассейна Онеги, примером может служить Кенозеро.

Много в Северном крае и болотных озер. Часть из них является остатком существовавших когда-то, но затем забо лотившихся больших ледниковых водоемов. Другие, вторичные болотные озерки, возникают в процессе развития болот — расчленения их на повышенные гряды и округлые или вы тянутые между ними понижения, мочажины. Подходы к этим озерам опасны, обычно даже рыбаки и охотники сторонятся их. Как правило, болотные озера неглубоки. Темная, стоящая вровень с низкими торфяными берегами вода их кажется неживой и вязкой, как деготь.

На горных склонах Урала в карах — углублениях, вымытых в растворимых водой породах, — встречаются каровые озера. Они тоже обычно невелики, но глубоки. Так, площадь каро вого озера Тельпос, расположенного на склоне горы Тельпосиз, составляет всего около 0,2 км 2, но средняя его глубина равна 17 м, а максимальная — 49 м.

В карстовых районах Северного края есть довольно много карстовых озер, которые местное население называет бездонными. Большинство из них возникло в карстовых провалах. Водный режим карстовых озер тесно связан с режимом под земных карстовых вод, с которыми они соединяются слож ной сетью невидимых для нас водотоков. На дне Обозера, например, находится карстовая воронка диаметром 40 м и глу биной 10 м. Через нее питается водой вытекающая из Обозера река Ваймуга. Река Шелекса, наоборот, впадает в карстовое озеро Озеро и уходит через воронку и поноры в его дне под землю со скоростью более 100 м 3 /ч. В сухие годы в летнюю межень сток Шелексы в Озеро прекращается, и чаша его пустеет.

В некоторых карстовых озерах уровни воды в соответ ствии с колебаниями уровня подземных вод изменяются незначительно, котловины других временами полностью пустеют на несколько месяцев, а бывает — и на годы. Из Куштозера, например, вода уходила всегда так надолго, что местные жители каждый раз засевали его котловину овсом и по нескольку лет снимали богатый урожай.

Иногда вода уходит из карстовых озер в летнюю межень и возвращается обратно на другой год весной. В сентябре 1960 г. котловины многих карстовых озер, расположенных в бассейне среднего течения Онеги, внезапно опустели и напол нились вновь водой только в апреле 1961 г. Из Сямгозера вода, как правило, уходит каждые 4—10 лет в конце зимы, при этом лед с громким треском ломается, оседая на дно. Обычно за несколько дней до ухода воды из Сямгозера в окрестностях исчезают все родники, а в феврале 1902 г. перед уходом воды под землю скрылись не только все родники, но и река Шелекса, оставив без воды деревни Огарково, Выползово и Подволочье. Вместе с Сямгозером пустели всегда и лежащие по соседству карстовые озера Бирючевское и Га гарьяго.

Возвращаясь в Сямгозеро, вода иногда бьет в жерле во ронки на его дне ключом, поднимаясь со скоростью 0,7— 1,4 м в час. Сямгозеро—самое большое из карстовых озер Северного края. Длина его равна 4 км, а ширина — примерно 2 км. Летом в жаркий солнечный день в обрамлении песчаных пляжей и сосновых боров оно кажется самым обыч ным, приветливым и красивым озером, и не хочется вспоми нать, что дно его на восточной стороне в заливе изъязвлено воронками, глубина самой большой из которых превышает 20 м. Впрочем, дурной славой Сямгозеро не пользуется, на берегах его охотно останавливаются туристы, а в субботние и воскресные дни множество народа приезжает из близле жащих поселков рыбачить, купаться и загорать.

Внезапные исчезновения воды из карстовых озер и возврат ее в них снова породили множество легенд. В одной из них уход воды из озера объясняется тем, что хозяева его, водяные, торопясь в гости к соседям, неплотно прикрыли за собой дверь... В другой — тем, что хозяин озера проигрался в карты и вынужден был в уплату карточного долга отдать соседу водяному все свое добро — и рыбу, и воду. Ведь вода из карстовых озер уходит обычно вместе с рыбой, но часть ее остается в ямах на дне, и местное население черпает ее оттуда ведрами, ловит руками. Возвращается вода из-под земли в озе ра тоже вместе с рыбой.

"Расписание", по которому вода уходит под землю из озер и возвращается обратно, иногда меняется. Перемена бывает связана с приходом ряда сухих или, наоборот, чрезмерно богатых осадками лет, а также с общим развитием идущих под землей карстовых процессов. За последние 50 лет карсто вые озера Островское, Григино, Черное, Загородное, Сенное, Половое и Карасье в районе Бирюковских порогов на реке Онеге, например, заметно обмелели, воды в котловинах некоторых из них, по сравнению с 30-ми годами, осталась одна треть, а на дне других колхозники уже косят траву. Быст ро стали заболачиваться и мелеть и Дениславские озе ра, а в бассейне Мехреньги на Шорда-Нельнюгском водоразделе возникло новое карстовое озеро — Опало (Опа-озеро).

На сезеро-востоке Северного края в зоне многолетней мерзлоты широко распространены термокарстовые озера. Кот ловины их образовались в результате протаивания и затем проседания мерзлых пород, содержащих большой процент льда. Таяние льда многолетнемерзлых тундровых почв может быть вызвано не только обычными колебаниями климата — скажем, жарким летом, но и хозяйственной деятельностью человека — например, нарушением мохового покрова тундры.

Площадь термокарстовых озер обычно не превышает 1 км, а глубина — 2 м. В Печорском угольном бассейне наиболее крупными термокарстовыми озерами являются Кыв- тан-Хасырей и Номья-Хасырей.

Еще один тип небольших водоемов, повсеместно встречаю щихся по всей территории Северного края и хорошо известный рыбакам и охотникам, — пойменные озера.

Большинство средних и крупных озер Северного края проточны. Весной наполнение их водой начинается еще подо льдом, и первые промоины на зимнем озерном покрове появляются, как правило, возле устьев впадающих в них рек и ручьев. Затем вдоль берегов появляется неширокая темная лента воды, но лед на озерах остается еще по-зимнему крепок, и рыбаки по-прежнему тратят немало усилий, чтобы продолбить в нем лунки. Однако дни становятся все более длинными, ветры — все более теплыми и влажными, а живи тельное солнечное тепло пробивается даже через тучи. Постепенно озерный лед теряет свою белизну, покрываясь пятнами размывов и промоин, и становится непрочным. В юго-западной части Северного края озера вскрываются ото льда обычно в конце апреля — начале мая, а на северо- востоке — во второй половине июня — июле. В небольших бессточных водоемах лед тает медленно, иной раз и не заметишь, как из толстого и плотного монолита он превращается в каше образную массу почти не связанных между собой отдельных ледяных трубчатых пластин и длинных сосулек-игл. Ударишь по такому крепкому и толстому с виду льду палкой, а она неожиданно легко пройдет сквозь него, и зашипит, оседая в воду, ледяная каша, словно горячий утюг.

Весной уровни воды в больших и средних по величине озерах Северного края поднимаются над меженным до 1,5 — 3,5 м, заливая низкие берега иногда на сотки метров вокруг. Медленно спадает большая вода, постепенно прорисовываются низкие мысы, песчаные отмели, камни... Многолетняя ампли туда колебаний уровней воды в Кенозере у деревни Ряпу-сово составляет 3,25 м, в озере Лача у деревни Никола — 3,16 м.

Если лето стоит жаркое, вода в некоторых мелководных водоемах прогревается до 23° С и даже более. Но теплое время в Северном крае проходит быстро. На северо-западе мороз сковывает озера льдом в начале октября, а в юго-за падных районах — в конце октября — начале ноября. В ранние зимы ледостав на озерах начинается еще на 20—25 дней раньше. Небольшие мелководные озере замерзают через 2— 5 суток после того, как температура воздуха опустится ниже 0° С, а бывает, что и за одну ночь. Еще вчера, когда вы выходили из дома, озеро было свободно ото льда. Дувший весь день ветер к вечеру стих, небо вызвездило, и, хотя в темноте воды не было видно, слух отчетливо улавливал тогда шелест и шорох трущейся о берег волны. А утром вас поражает странная неподвижность воды в озере. Лишь по дойдя ближе, вы понимаете, что поверхность озера покрыта прозрачным и гладким, как стекло, льдом. Только возле устья ручья еще зыбится небольшой участок не скованной морозом воды.

Большие водоемы замерзают, конечно, постепенно. Вна чале лед появляется по их заливам и вдоль берегов. Если удерживается холодная погода, ледяной обруч, окружившей водоем, делается все шире, наползая на воду белой сплавиной.

Толщина льда на озерах Северного края достигает в среднем 60—80 см, а в суровые зимы — 1 м и более. Случается, мелководные водоемы и отдельные заливы больших озер промерзают до дна.

Крупные озера Северного края издавна использовались для судоходства, лесосплава и рыболовства, но средние и малые водоемы еще ждут своего времени.

2. Кубенское озеро

Кубенское озеро не самый большой по площади водоем Северного края, однако по своему значению в его хозяй ственной жизни оно всегда занимало и занимает теперь первое место. В X — XVIII вв. через Кубенское озеро проходил Беломорско-Сухонский водно-волоковый путь, связывавший Шексну с Сухоной, а с начала XIX в. оно вошло в проложенную по этому пути Северо-Двинскую водную систему.

Когда-то вдоль юго-западной оконечности озера шел биче вник, теперь там проходит шоссейная дорога Вологда — Ки риллов, и из окна автобуса на протяжении нескольких часов езды видны синие воды озера и скользящие по нему суда. Местность вокруг открытая, отдельные группы деревьев и небольшие рощи почти не загораживают развертывающуюся перед вами панораму.

Котловина Кубенского озера вытянута в направлении с се веро-запада на юго-восток почти на 60 км. Многочисленные заливы и мысы, которыми изрезана северо-восточная сторона озера, то сближают его берега на расстояние 2,5 км, то раздвигают их до 13 км, и тогда земля туманится далеко узкой полосой, сливаясь с линией горизонта. Самый большой залив озера — Токшинский — уже почти совсем превратился в обособленный водоем. Кубенское озеро год от года мелеет, средняя глубина его составляет всего 2,5 м, а по фарватеру — 4,5 м. Однако в нем есть и отдельные ямы глубиной до 10— 13 м. Весной частые северо-западные, а осенью юго-западные ветры разводят на озере волны высотою до 1 м. Поэтому раньше, когда по озеру плавали низкобортные суда, оно счита лось опасным.

Дно водоема выстилают песок и ил, но местами встре чаются и каменистые гряды — остатки ледниковой морены. Острова на озере небольшие. Длина Каменного острова, например, равна всего 120 м, ширина — 60 м, а ведь на нем стоял Спасо-Каменский монастырь. Как утверждает летопись, он был заложен белозерским князем Глебом Васильковичем в XIII в. В начале нашего столетия полуразвалившаяся звонница монастыря использовалась в качестве навигационного знака, но время неумолимо к брошенным человеком памят никам прошлого. Ныне от развалин звонницы, как и от других монастырских строений, почти ничего не осталось.

Когда-то Кубенское озеро было гораздо больше. Сейчас юго-западная его сторона отошла от крутого коренного берега примерно на 2 км, а северо-восточная, где склон пологий, — на 10—16 км. Места там сильно заболочены, по мелко водью на многие километры тянутся заросли осоки, рдеста и кувшинок. Склон берега в районе впадения в озеро реки Кубены так незначителен, что дельта ее состоит из 15 рукавов. О прежних уровнях воды в Кубенском озере напоминают лишь сохранившиеся местами прирусловые валы и террасы.

Реки приносят Кубенскому озеру 93,8% общего поступаю щего в него за год количества воды, осадки — 6,2%. Средний годовой расход воды в устье самой большой из впадающих в озеро рек, Кубены, равен 100 м3/с. На остальные 79 при токов озера приходится лишь 20% речного стока. Вытекает из Кубенского озера только одна река — Сухона, в 8 км от истока которой стоит плотина Знаменитая. Поэтому озеро на все лето превращается в водохранилище, и его уровенный режим в течение навигационного периода определяется в основном попусками воды. Только с осени до весны Ку бенское озеро живет обычной озерной жизнью.

Среди других водоемов Северного края Кубенское озеро выделяется большой амплитудой колебаний уровней воды. Одна из причин этого явления заключается в том, что весной в Рабаньгской Сухоне нередко возникает обратное течение. Мало того, что тогда на одну — три недели прекращается сток из озера в реку, — Сухона сама несет в него воду. В много водные годы весной вода в Кубенском озере поднимается над меженным значением на 5 м, при этом скорость ее подъема может достигать 30—50 см в сутки!

Многолетняя амплитуда колебаний уровней воды в озере со ставляет около 6 м. Самый высокий уровень воды в озере у деревни Коробово зарегистрирован 20. V 1955 г.— он превысил среднее годовое значение на 4,22 м. У деревни Пески наиболее высокий уровень воды был отмечен 21. V 1966 г.— он оказался выше среднего годового значения на 4,28 м. Самые низкие уров ни воды возле названных деревень были отмечены в 1937 г. У деревни Коробово 8. XI уровень воды оказался на 1,66 м ниже среднего годового уровня, а у деревни Пески — на 1,86 м.

Весной ширина затопляемой поймы на юго-восточной сторо не Кубенского озера достигает 50—200 м, а на противоположной, северо-западной, — 6 км! Лишь в конце лета, когда вода оттуда уходит, открывается заболоченная местность с множеством прячущихся в осоке мелких озер, а дельта Кубены начинает обрисовываться более ясно.

Кроме сезонных изменений водности, на Кубенском озере наблюдаются длящиеся по нескольку лет многоводные и мало водные фазы. В 1952—1962 гг., например, на озере была многоводная фаза, характеризовавшаяся увеличением водности по сравнению со средним многолетним значением на 12%. А в 1963—1973 гг. была маловодная фаза, к концу которой уровень воды в озере понизился на 96 см. И это несмотря на то, что в маловодную фазу вклинился многоводный 1966 г., когда приток воды в озере был на 40% больше, чем в 1973 г.

Для Кубенского озера характерны не только большая ам плитуда колебаний уровней воды, но и тяжелый ледовый режим. Вскрытие его ото льда, судя по летописи Спасо- Каменского монастыря, протекало иногда весьма бурно. В 1833 и 1837 гг., например, навалами льда на остров "повредило несколько окон в третьем этаже" мона стырского здания. Можно себе представить, каковы были на ступавшие на остров ледяные горы, с каким скрежетом лезли льдины на остров, громоздясь одна на другую! Но теперь бурное вскрытие ото льда Кубенского озера никого не беспо коит, потому что острова его необитаемы.

3. Озеро Воже

Озеро Воже, называвшееся прежде Чардонским, — самое большое среди водоемов Северного края. Котловина его вытянута с юга на север на 48 км, а наибольшая ее ширина достигает 14 км. На западной стороне озера в сушу глубоко врезаются два залива — озеро Еломское площадью 1,8 км 2 и озеро Мольское площадью 1,5 км 2. Вероятно, они были когда-то озерами не только по названию. Западный берег озера Воже сильно размывается во время ветров волнами и разрушается весной льдом, поэтому вполне возможно, что перемычка между ним и лежавшими западнее двумя озерами оказалась когда-то разрушенной и самостоятельные озера пре вратились в заливы озера Воже. Еще в XIX в. западный берег озера Воже вдавался мысом в направлении острова Спасского. От села Чардона до острова было тогда совсем близко, и крестьяне переезжали на него по тянущейся от мыса под водой каменистой косе на телегах. Теперь остров Спасский находится в 7 км от берега, посередине озера, а дома Чар доны давно перенесены подальше от наступающей на берег воды.

В южной, наиболее узкой части озера Воже и на восточной его стороне наблюдается обратный процесс: там — за счет выноса осадков реками Вожегой и Модлоной — суша насту пает на водоем. Однако южная половина озера остается по-прежнему более глубокой. Здесь расположена вытянутая в ме ридиональном направлении ложбина глубиной 5 м. Это не так мало, если учесть, что средняя глубина озера составляет всего 0,9 м.

Северная часть озера Воже изобилует мелями. Одна из них, представляющая собой валунную гряду, пересекает водоем в широтном направлении, проходя через остров Спасский. По ней-то в свое время и переправлялись крестьяне на остров.

Берега озера, поросшие смешанным лесом, низкие и на большом протяжении настолько заболочены, что места подхода к воде приходится даже гатить, а на машине к нему и вовсе невозможно подъехать.

Озеро Воже — очень красивый, но сумрачный и неуютный водоем. На берегах его не тянет присесть отдохнуть даже днем, когда светит солнце, а вечером, едва начнет смеркаться, там не хочется задерживаться ни минуты, несмотря на все великолепие отражающихся в озерной воде закатных красок неба.

Водный баланс озера формируется на 86,1 % за счет речного стока и на 13,9% за счет осадков. Для него собирают воду 20 рек и ручьев. Самые большие среди них — Вожега и Модло на. Вытекает из озера только одна река — Свидь — длиной 64 км. По существу, Свидь и не река, а протока между озерами Воже и Лача. Ее не пополняет водой ни один приток, поэтому водный режим Свиди полностью зарегулирован озером Воже. Неширокое русло реки извилисто и каменисто, но глубоко, пассажирский теплоход поднимается по ней вверх по течению до деревни Горка, дальше мешают валунные пороги.

В 70-х годах XIX в., для того чтобы поднять уровень воды над порогами возле деревни Горка, были построены плотина и шлюз для пропуска судов. И сейчас еще возле берега в воде можно разглядеть остатки забитых в дно свай.

Плотина на Свиди являлась одним из звеньев проектиро вавшегося Лаче-Кубенского искусственного водного пути. Предполагалось, что из озера Воже трасса пойдет либо по Модлоне, либо по Вондоге. По Модлоне надо было плыть до озера Перешного, дальше должен был следовать канал к притоку реки Порозовицы, входящей в Северо-Двинскую водную систему.

Реку Вондогу перекоп должен был соединить с притоком Уфтюги — рекой Ухтомицей. Без сомнения, Лаче-Кубенское, водное сообщение оживило бы торговую и экономическую жизнь города Каргополя и прилежащих к нему районов, но строительство его из-за отсутствия средств ограничилось лишь устройством плотины и шлюза на Свиди.

В среднем Свидь ежегодно выносит из озера Воже 1,9 км 3 воды. В сухие годы расход воды из озера может уменьшаться до 1,3 км 3 (1973 г.), а в многоводные (1966, 1982 гг.) увеличиваться до 2,8 км 3. Тогда Свидь подтапливает стоящие по ее берегам баньки и даже отдельные дома, но это бывает не часто.

Кстати, по Свиди не только ходят пассажирские теплоходы, но и ведется сплав леса, хотя ширина ее почти нигде не превышает 100 м. Эта небольшая, с довольно быстрым те чением протока очень живописна. По берегам ее находятся выходы сероводородных источников, грязи и воды которых издавна использовались местным населением "от ломоты в костях".

Весной озеро Воже сильно разливается, затапливая низкую местность на многие сотни метров вокруг и сливаясь местами с водами близлежащих болот. Многолетняя амплитуда ко лебаний уровней воды в озере достигает почти 3 м. В много водный 1966 г. 26—27. V возле устья реки Тордокс уровень воды в озере Воже был выше среднего годового значения на 2 м 9 см. А самый низкий уровень воды в озере у этого же пункта наблюдался 16— 19. IV 1944 г.— он был ниже среднего годового значения на 79 см.

Среднее годовое количество осадков в районе озера Воже больше, чем в районе лежащего к северу от него озера Лача. В деревне Чарозеро, находящейся неподалеку от озера Воже, среднее многолетнее количество осадков составляет 796 мм, а в Каргополе, расположенном неподалеку от озера Лача, — 776 мм. Казалось бы, всего каких-нибудь 20 мм, но в сухой год эти 20 мм очень ощутимы.

4. Озеро Лача

Озеро Лача похоже на озеро Воже, только несколько мень ше по площади и более обжитое. Котловина его тоже вытянута с юга на север. Длина озера при среднем уровне воды в нем составляет 33 км, а ширина—14 км. Очертания береговой линии мягкие, плавные — перед вами словно огромное, до краев налитое водой овальное блюдо с зеленой каймой леса. Плывешь по озеру час, другой... Справа и слева по курсу тума нятся вдали сизой дымкой низкие берега, а впереди и земли не видно. Не видно и островов — они невелики и прячутся в дельтах рек. Легкий ветерок чуть морщит водную гладь, сливающуюся у горизонта с неярким северным небом, и она поблескивает под солнцем, словно кольца серебряной кольчуги. Белым облаком бьются над палубой теплохода чайки.

В озеро Лача несут воду 19 рек и ручьев. Самые большие из них Свидь, Лекшма, Тихманьга, Петеньга, Ковжа и Кинема. На некоторых стекающих в озеро ручьях стояли прежде мель ницы, например на ручье Ене. Длина его всего 2 км, а ширина примерно 10 м. По южному берегу озера Лача встречается много родников. В одном месте на площади, равной 8 км 2, из-под земли выбивается 10 довольно больших источников. На сток поверхностных вод в питании озера приходится 94,6%, а на осадки — 5,4%.

Вытекает из озера Лача только одна река — Онега, унося ежегодно в среднем по 3,8 км 3 воды. Для водоема, водный запас которого при среднем уровне воды в нем составляет 0,55 км 3, это много. Проточность озера очень большая: в те чение года вода в нем полностью заменяется семь раз!

Котловина озера Лача мелкая, средняя глубина его со ставляет всего 1,4 м, а максимальная—4,5 м. Дно водоема выстилает темно-серый, с зеленоватым оттенком ил; песок и камни встречаются только по восточной стороне его, где идет процесс размыва. Низкие, поросшие смешанным лесом берега местами заболочены, почти повсюду по ним встре чается много черемухи, калины.

Благодаря мелководности вода озера хорошо прогревается. В необычайно жаркую весну 1984 г. поверхностные слои ее уже в первой декаде июня прогрелись до 22° С, а на глубине 3 м — до 17° С. В августе 1967 г. вода в озере Лача была теплее, чем в Черном море у Кавказского побережья; темпе ратура ее достигала 27,5° С.

По мелководью озеро сильно зарастает, особенно с южной и восточной сторон. К воде там не везде и проберешься — тростник стоит плотной зеленой стеной шириной 150 м и более.

Весной озеро сильно разливается, затапливая прибрежную местность на северо-восточной стороне в глубину на 500—600 м, а на западе — до 800 м! При этом уровень воды в нем под нимается над средним годовым на 2м и более. 23. V 1966 г. вода в озере у села Николы превышала средний годовой уровень на 2,31 м. Самый низкий уровень воды в озере наблюдался 17—20. Ill 1934 г.— он был на 85 см ниже среднего годового.

Осенний подъем воды в озере Лача обычно составляет не более 10—30 см. Значительно большие изменения уровен ного режима вызывают северные ветры, сгоняющие поверх ностные слои воды к южному берегу. В этих случаях сильно сокращается расход воды в Онеге.

Величина стока воды из озера вообще очень сильно ко леблется. В маловодный 1940 г., например, расход ее в истоке Онеги даже в пик половодья не поднимался выше 144 м3/с, а к концу лета снизился до 34,4 м3/с. Самый низкий из заре гистрированных расходов в истоке Онеги — 12 м3/с — наблю дался в. марте 1934 г., а самый высокий — 868 м3/с —30. V 1916 г., когда уровень воды в Онеге поднимался у города Каргополя, по непроверенным сведениям, на 3 м над меженным. В многоводные годы весной сток воды из озера Лача в Онегу иногда становится незарегулированным, и вода идет через переполненное озеро, как по речному разливу, — транзитом.

Замерзает озеро Лача обычно в последней декаде октября. Наиболее ранняя из отмеченных дат ледостава— 13.Х 1946 г. В тихую безветренную погоду, если вдруг резко похолодает, озеро покрывается льдом иногда за сутки. Ступишь осторожно на молодой лед — он слегка потрескивает, прогибается под твоей тяжестью, но держит. Тогда, осмелев, решаешься зайти подальше. Словно через стенку огромного аквариума, видны сквозь прозрачный лед камни на дне, рыбы... Но такая удача выпадает нечасто: ветер не дает воде быстро схватиться льдом, и ледостав на озере Лача длится чаще всего одну-две недели.

К началу весны толщина озерного льда достигает 0,5—1,0 м. В 1968 г. в юго-западной части озера слой оставшейся подо льдом воды составлял всего 0,5 м, а в прибрежной полосе — до 600 м шириной, там, где летом глубины не превы­ шали 0,7—0,8 м, — лед смерзся с грунтом.

Ледяной панцирь сковывает озеро на 157—209 дней. Первые закраины на нем появляются обычно в апреле, а промоины иногда несколько раньше. Постепенно, день ото дня, лед теряет свою белизну, сверху на нем появляется вода. Затем ледяное поле всплывает и на какое-то время даже почти по- зимнему высветляется. Но лед уже непрочен, и совсем скоро в озерной чаше заплещутся волны.

Озеро Лача в несколько десятков раз меньше своего водосбора по площади. Для проточных водоемов Северного края такое соотношение между величиной водного зеркала и бассейна обычно, но есть и исключения. Примером может служить озеро Голодная Губа.

5. Озеро Голодная Губа

Озеро Голодная Губа лежит в Малоземельской тундре примерно в 30 км от Нарьян-Мара. Котловина его, наибольшая ширина которой достигает 10 км, вытянута вдоль левого берега Малой Печоры на 37 км. Площадь водного зеркала озера лишь в пять раз меньше площади его собственного водосбора, состав ляющего всего 982 км 2. Плоские берега Голодной Губы покрыты буро-зеленым ковром мхов и лишайников, оттененных местами пушистым ерником. Только возле устья реки Танюй кудря вятся заросли ивняка, за которыми расстилается довольно широкий и неожиданный среди тундры заливной луг.

Частые ветры разводят на озере большие волны, и они, обрушиваясь на берега, размывают их, вгрызаясь в много летнюю мерзлоту. Почвы здесь оттаивают летом на глубину всего 30—60 см. Местами над водой озера нависают карнизы из торфа.

Водный режим Голодной Губы определяется водным режи мом дельты Печоры: озеро связано с ней несколькими про токами, скорости течения в которых и даже направления течений меняются беспрестанно. Через самую большую про току, Большое Горло, расход вливающейся в озеро воды во время прилива достигает, по данным гидролога И. М. Жилы, почти 73 м а /с. Северные ветры тоже нагоняют из Печоры в Голодную Губу большие массы воды. Годовая амплитуда колебаний уровней воды в озере составляет около 3 м. Весной в половодье из Печоры в Голодную Губу по протокам вместе с водой часто заносится и лед. Потом, когда на реке схлынет большая вода и уровень ее там станет ниже, чем в озере, льды поплывут обратно... А озеро опять будет подстерегать малей ший подъем воды в дельте реки и тут же жадно заглатывать очередную ее порцию...

Человек и вода
1. Лес и вода

Основное богатство Северного края — лес. В Вологодской области леса занимают около 70% общей площади, а в Архан гельской и в Коми АССР — 80% и более. Когда едешь поездом по Северному краю, за окном все время тянутся леса, леса, а на станциях и навстречу часто попадаются груженные лесом составы. Если летишь самолетом, внизу не увидишь ровно расчерченных прямоугольников полей — под крылом будет бесконечно скользить серо-зеленый ковер тайги, пересекае мый местами синими нитями рек. Иногда можно различить и лесовозные дороги.

Промышленная рубка лесов на Севере началась в XVII в., когда развитие соляных, железоделательных и кузнечных промыслов потребовало большого количества топливной дре весины. Безжалостной рубке всех деревьев подряд, в том числе и строевого леса, положил конец Петр I. Заботясь об интересах кораблестроения, в 1703 г. он издал указ, разрешающий рубить для нужд солеварения и углежжения лишь искривленные и тонкие деревья. Лиственницы и сосны диамет ром более 12 вершков (53 см) предназначались только для строительства судов. Виновные в нарушении указа наказывались штрафом в 10 рублей за каждое срубленное дерево и битьем кнутами. Кроме того, "все леса, находящиеся от больших рек в обе стороны на 50 верст и от малых рек, впадающих в большие, на 20 верст", были объявлены заповедными.

Но вскоре интересы Петра 1 всецело сосредоточились на становлении и развитии нового города-порта на Балтике - Петербурга, и экономическое развитие Северного края резко затормозилось. Торговля стала сворачиваться, и Заволочье опять превратилось в отдаленную глухую провинцию Русского го сударства. В конце XIX в. население Архангельской и Воло годской губерний насчитывало всего 1 млн. 700 тыс. человек. Половина его работала в лесу и на лесосплаве. Однако на лесоустройство Вологодской губернии правительством отпус калось лишь 1,4 коп. на десятину, а Архангельской — 0,4 коп. Естественно, столь мизерной суммы денег едва хватало на поддержание порядка только в ближайших к городам лесах. О том же, что делается в глубине таежных массивов, можно было только догадываться по часто вспыхивавшим в лесах пожарам. Лесное хозяйство Северного края было настолько запущено, что на Мезенский и Печорский уезды Архангель ской губернии даже не распространялось положение о за щитных и охранных лесах.

Хотя Северный край и принадлежал к "лесоизбыточным" районам Русского государства, из-за отсутствия дорог лесозаготовки там считались нерентабельными. Между тем беломорские сосна и ель, а также печорская лиственница высоко ценились не только в России, но и за границей, поэтому рубкой леса в бассейнах Онеги, Северной Двины и Печоры в основном занимались иностранные фирмы. Естественно, что будущее опустошаемого края их не интересовало.

Порядок в лесах Северного края стал наводиться лишь после Октябрьской революции. Однако планировать ведение лесного хозяйства без общих сведений о лесах было невоз можно. Поэтому в принятом Советской властью в 1918 г. декрете "О лесах" предусматривалось, что "леса должны... быть устроены в техническом отношении, иметь подробные технические планы лесного хозяйства и исчерпывающее ка дастровое описание".

Как и в начале XX в., в наше время Северный край по-прежнему считается лесоизбыточным районом, хотя кое-где его тайга и значительно поредела. В центральной части Воло годской области, например, под лесами осталось всего 40—50% территории. А в других областях лесовозные дороги протянулись от рек в глубину таежных массивов уже более чем на 100 км.

Влияет ли вырубка лесов на речной сток? Разумеется, све дение лесов не может не отразиться на водном балансе территории, на условиях стока талых и дождевых вод с речных бассейнов. Проектируя мосты, инженеры принимают макси мальные расходы воды во время половодий при прочих равных условиях для безлесных районов примерно в 2—3 раза боль шими, чем для лесных. И практикой это оправдано. Река и ее бассейн неразделимы. Снижая интенсивность таяния снега весной и замедляя сток талых и дождевых вод, леса не только растягивают половодье во времени и делают его менее бурным, но и увеличивают подземную часть стока. Инфильтрационная способность лесных почв выше, чем безлесных, а ведь в межень реки питаются в основном подземными водами.

"Влияние леса на увеличение осадков над лесами по срав нению с полем в основном сказывается в теплый период года," — пишет гидролог С. Ф. Федоров, занимающийся изучением водорегулирующей роли леса. В условиях Новго родской области, например, среднее многолетнее значение годового количества осадков над лесами больше, чем над полями, на 40—50 мм. Но основная регулирующая роль леса заключается не в увеличении осадков, а в сглаживании сезон ных и многолетних колебаний стока. Оказывается, в сухие годы лес испаряет воды меньше, чем поле, а во влажные — больше. Значит, в сухие и богатые осадками годы величина стока с залесенных территорий по сравнению с открытыми меньше отличается от своих средних многолетних значений.

Но ведь леса бывают разные. Иногда ходишь среди огромных елей и сосен, словно среди колонн, подлеска почти нет, вокруг сухо, просторно. Даже ветер туда не залетает, шумит где-то высоко в вершинах. А в молодом березнике все в движении, каждый листик трепещет, тянется к солнышку, только ходить там надо с опаской — в густой траве прячутся полные во дой ямы, пни, обгоревшие сучья, того и гляди сапог пропорешь.

Гидрологическая роль лесов разного возраста и различных пород деревьев действительно неодинакова. Возможно, это даже одна из причин того, что вопрос о влиянии леса на сток рек дебатируется вот уже более 100 лет. Учеными установлено, что сосновый бор в 20—50-летнем возрасте, например, рас ходует гораздо большее количество воды, чем молодые или старые спелые перестойные сосновые леса, поэтому сток с их территорий будет неодинаков. По данным гидролога О. И. Крес товского, проводившего воднобалансовые исследования в юж ной зоне тайги, в бассейне реки Вятки, на вырубках умень шение испарения и соответственно возрастание стока достигают предельных значений через 5—6 лет после сведения спелого леса. Затем, по мере подрастания новых деревьев, испарение опять начинает увеличиваться, а сток уменьшаться. В 40— 60-летнем возрасте лес испаряет влаги так много, что на водо сборах иногда пересыхают ручьи, а звери и птицы откочевы вают в другие места. Годовой сток рек при этом уменьшается на 10—15%, а меженный — на 30% и более. В последующие десятилетия лиственные породы деревьев, срок жизни которых ограничен 70—80 годами, вытесняются хвойными, лес редеет, испарение опять уменьшается и сток начинает увеличиваться. В зоне южной тайги водный баланс после вырубки лесов спелого возраста восстанавливается при посадках леса на вырубках примерно через 80—100 лет, а если рост нового леса предоставить природе — через 100—120 лет. В зоне север ной тайги процесс восстановления водного баланса после вырубки лесов затягивается еще на 20—30 лет.

По сравнению с началом XX в. леса в Северном крае теперь не только поредели, но изменился и их качественный состав — стало меньше хвойных пород деревьев, почти совсем исчез кедр. В Коми АССР средневозрастные деревья и молодые насаждения занимают сейчас около 25% общей площади. И. О. Крестовский полагает, что на севере Европейской части Советского Союза снижение речного стока под влиянием промышленной вырубки леса началось незадолго до начала первой мировой войны и прошло через свой максимум в 1950—1980 гг. Если это так и если в дальнейшем темпы и методы заготовок леса будут отвечать принятым постановлениям об охране и использовании лесов, то к 2025 г. на севере Европейской части Советского Союза водный баланс, воз можно, и восстановится, Однако некоторые ученые полагают, что на востоке Северного края, где интенсивная заготовка древесины развернулась позднее, чем в западной его части, снижение речного стока в связи с изменением структуры леса еще не прошло через максимум. Кстати, лесоводы счи тают, что водоохранной способностью леса, иными словами, влиянием его на водный баланс территории, в какой-то мере можно управлять, проводя рубки ухода. Вероятно, этому вопросу в ближайшие годы будет уделено самое пристальное внимание...

Надо заметить, что леса не только влияют на водный баланс, но и предохраняют почву от водной эрозии, берега рек и озер от разрушения, а русла их и котловины — от заиления про дуктами смыва с прилежащих территорий.

В природе все взаимосвязано. На жизнь рек влияет не только изменение площади, занятой в их бассейне лесами, но и качественный состав лесов и сплав леса, во время кото рого неизбежны частичные потери древесины, и промышлен ные стоки целлюлозно-бумажных комбинатов. Любая хозяйственная деятельность человека всегда так или иначе отражается на окружающей природе, не случайно в последние десятилетия появился термин "антропогенное влияние".

2. Судоходство и лесосплав

Вплоть до XVIII в. реки в России служили путями сообще ния в своем естественном, первозданном состоянии. Из "божьих дорог", как их называли в средние века, реки превратились в достояние государства, когда Петр I возложил надзор за ними на Сенат. Понимая, что развитие хозяйства и торговли, а значит, и укрепление государства, зависят от путей сообще ния, Петр I принялся за налаживание водных дорог. Он хотел протянуть сквозные водные трассы через всю страну, чтобы суда могли плыть по ним из южных морей в северные. В период XVIII —начало XIX вв. в России была проведена рекогносцировка всех известных на Русской равнине волоков и развернулось грандиозное гидротехническое строительство. В связи с большим объемом работ в 1799 г. был создан Де партамент водяных коммуникаций, преобразованный через 11 лет в Управление водяными и сухопутными сооб щениями, а в 1820 г.— в Главное управление путями сообщений.

Строительство первой в России искусственной водной системы, соединившей бассейны Волги и Невы, закончилось в 1708 г. Через сто с небольшим лет суда пошли по Ма риинской (1810 г.) и Тихвинской (1811 г.) водным системам, в 1828 г.— по Северо-Двинской водной системе, а в 1832 г. был открыт Северо-Екатерининский канал.

Из 127 км Северо-Двинской водной системы 16 км про ходит по каналам, а 111 км — по рекам и озерам. Общая протяженность судоходных путей Северного края составляет около 9 тыс. км, а сплавных — около 11 тыс. км. Ежегодно по северным рекам сплавляются миллионы кубометров леса. По крупным — в плотах, которые тянут мощные буксиры, а по средним — в кошелях. Объем леса в плотах нередко достигает нескольких десятков тысяч кубометров, но над водой бывает видна лишь часть бревен.

Судоходство и лесосплав являются основными водополь зователями северного склона Русской равнины. Только по Архангельской области в 1979 г. общее количество отправленных по рекам грузов составило 22,9 млн. т, а по железной дороге — 21,0 млн. т.

Освоение Северного края всегда было связано с плаванием по рекам. Около тысячи лет назад проникли древние новго родцы в Заволочье на хорошо приспособленных для преодо ления мелководий и волоков плоскодонных шитиках и легких на ходу ушкуях. А в XII в. на побережье Белого моря уже изготавливались для промысла морского зверя и рыбы кар басы из соснового леса, осиновки и длинные поморские лодьи. Когда во время монголо-татарского нашествия Русь лишилась выхода к южным морям, строительство речных судов сохрани лось практически лишь на северном склоне Русской равнины, а морских — только на побережье Белого моря.

Судостроение в Северном крае достигло большого искус ства. Конструкция и форма поморских судов — карбасов, кочей, раньшин, лодий — оказались настолько удачными, что сохранялись без особых изменений многие сотни лет, вплоть до XX в.

Первая постоянная верфь для строительства судов была основана в XV в. на островах Белого моря при Соловецком монастыре. Это было уже достаточно хорошо организованное предприятие. Начало государственному судостроению в Се верном крае положил, как известно, Петр I —в 1693 г. он основал в Архангельске на Соломбальском острове Военного ведомства кораблестроительную верфь. В тот же год имевшие под Холмогорами на реке Вавчуге лесопильную мельницу промышленники братья Баженины получили от Петра I разре шение на строительство своей, частной верфи.

До появления в середине XIX в. пароходов в Северном крае для проводки судов применялось много способов: и парус, и конная тяга, и весла, и бурлацкая лямка. Бурлаки были не только на Волге — налегая грудью на лямки, тянули они баржи и барки по Печоре и по Северной Двине...

В середине XX в. пароходы стали вытесняться теплоходами, потом, около 20 лет назад, на водных путях Северного края появились мелкосидящие глиссирующие суда типа "Ракета" и "Заря". Рейс из Котласа до Архангельска (617 км) на "Ра кете" занимает 36 ч 30 мин, из города Печора до Нарьян-Мара (801 км) — 29 ч 40 мин. На обычном пассажирском тепло ходе вы будете плыть более двух суток.

Словно самолеты по взлетной дорожке, несутся по реке изящные скоростные суда. Не страшны им ни мелководья, ни отсутствие оборудованных причалов. Но, проносясь по узкой протоке или реке, "Заря" засасывает под себя воду, и та, поднимаясь на стрежне горбом, откатывается от берегов, нередко обнажая участки дна. Затем вся эта масса воды с силой обрушивается обратно, заплескиваясь на сушу, если берега низки, на несколько метров в глубину. Естественно, в созда ваемой скоростными судами "полосе прибоя" водной растительности и отложенной рыбами икре уцелеть трудно. В целях охраны рыбных запасов несколько лет назад с двух судоходных линий по Северной Двине скоростные суда пришлось снять, заменив их опять обычными теплоходами.

Скоростной флот хорош для больших водных просторов и для тех рек, где нет иных путей сообщения и где в летнюю межень из-за малых глубин навигация обычных пассажирских теплоходов невозможна. Вот там без него, конеч но, не обойтись.

Несмотря на появление скоростного флота, число пассажи ров на реках Северного края в последние годы стало умень шаться. На дальние расстояния люди предпочитают летать самолетом, а на близкие — едут на автобусе. В 1975 г. по рекам Архангельской области, например, было перевезено 5,3 млн. пассажиров, по железной дороге —10,5 млн., а между городными автобусами — 2 млн. 726 тыс. В 1980 г. соответствен но — 4,5 млн., 1 1,0 млн. и 2 млн. 855 тыс. Вероятно, в будущем скоростной флот с рек будет полностью снят, а обычные теплоходы станут обслуживать только туристов и экскурсан тов. Однако грузовые перевозки по рекам, конечно, останутся и даже, наверное, возрастут, ведь себестоимость речных перевозок на 35% меньше, чем железнодорожных. Выигры вает водный транспорт и по сравнению с автотранспортом — доставка грузов по воде обходится в 5—6 раз дешевле, чем автомашинами.

Серьезной проблемой является и маломерный частный флот, который отнюдь не способствует чистоте вод северных рек и сохранению их рыбных запасов. В одном только Архан гельске насчитывается 35 тыс. личных судов — два огромных причала тянутся по Северной Двине на сотни метров. Моторные лодки есть теперь едва ли не в каждом доме деревень и поселков Северного края.

3. Рыболовство

Промышленное рыболовство в России стало вестись с XVII в., и почти сразу же появились указы, направленные на то, чтобы уберечь от начавшегося оскудения рыбные запасы. На. Шексне, например, разрешалось добывать стерлядь длиной не менее 30 см. Время от времени накладывались запреты на лов рыбы во время нереста, а также на использование самоловов.

Но все попытки разумно урегулировать рыбный промысел успеха не имели. Частных предпринимателей интересовала лишь сиюминутная прибыль. И хотя рыбы становилось все меньше, уловы росли, потому что промышленное рыболовство приобретало все более крупные масштабы, а орудия лова совершенствовались.

На рубеже XIX — XX вв. добыча рыбы в России достигла своего максимума. В Европейской части страны ежегодно до бывалось более 1 млн. т рыбы, при этом бассейны южных морей давали 58% общего улова, а внутренние водоемы, в том числе реки и озера Севера, — 37%. В 1889 г. за границу было вывезено около 3,5 тыс. т только красной икры, не считая других рыбных деликатесов. По железной дороге ежегодно транспортировалось около 480 тыс. т рыбопродуктов, а по вод ным путям — более 250 тыс. т. За навигацию 1899 г. только по Волге было отправлено 230 тыс. т рыбных грузов.

Затем уловы рыбы на южном склоне Русской равнины стали падать. В начале XX в. в дельте Волги добывалось еще около 2 млн. ц рыбы, потом — около 1 млн. ц. Однако рыбные богатства Северного края казались еще по-прежнему неисто щимыми. Правда, промышленный лов рыбы там начался позд нее. В 1909 г. с Печоры только в Чердынь было вывезено более 2 тыс. т рыбопродуктов, среди них почти 2 тыс. т сиговых рыб, 240 т семги, или северного лосося, и почти 100 т икры. Но ведь рыбные грузы шли и вниз по Печоре, а потом морем в Архангельск. В 1913 г. в Северном крае было выловлено 365,6 т семги и 3,8 тыс. т озерной и речной рыбы, из них в Печорском уезде — 213 т семги и 2,5 тыс. т озерной и речной рыбы. Никаких лимитов на добычу ценных видов рыбы в Се верном крае долго не было. Ограничения ее товарного размера в Коми АССР были введены лишь в 1927 г., когда была создана рыбопромысловая инспекция.

Самая ценная рыба Севера — семга — относится к полупроходным рыбам и проводит большую часть своей жизни в море. В реки она заходит только для нереста, поднимаясь по Онеге, Северной Двине, Мезени, Печоре и их притокам на 2 тыс. км и более. Плывя вверх по течению, пудовые рыбины пробираются через пороги, совершая прыжки до 4—6 м длиной. Серебристой торпедой вылетают они из воды и почти без всплеска уходят в глубину. Местами, преодолевая мелководья, семга почти на брюхе ползет по камням, и перо ее спинного плавника высовывается из воды. Великий, непреложный для всех живых существ на Земле закон продолжения рода за ставляет рыбу забыть о всегдашней осторожности, делает нечувствительной к боли.

Родная река — как, каким образом узнает ее семга? Только в одной Архангельской области более 250 рек, где она нере стится. Мальки проводят в реке лишь первые два-три года, а потом на пять-шесть лет скатываются в море. Где там пла вает семга, проклюнувшаяся из икринки в реках Северного края, и кто ее ловит, неизвестно. Процент возврата рыбы в места нереста учесть и обосновать трудно. Промыслового значения северный лосось достигает не ранее 5—6-летнего возраста. К тому времени печорская семга достигает в длину около 90 см, а весит 6—7 кг, в других реках Северного края семга менее крупная.

Количество рыбы во внутренних водах Северного края не постоянно — оно колеблется год от года, изменяясь в до вольно широких пределах по 9—11-летнему циклу. Промыш ленные уловы семги в отдельные годы могут подниматься и падать в 4—5 раз. Так, в конце 30-х годов добыча ее в устье Печоры составляла около 4 тыс. ц, в 1957 г. она увеличилась почти вдвое (7,5 тыс. ц), а потом снизилась до 2 тыс. ц. В среднем до 1960 г. в бассейне Печоры добывалось ежегодно 6 тыс. ц семги, а в бассейне Вычегды — 800 ц. В настоящее время промышленный лов семги запрещен во всех реках Северного края, за исключением устьевого участка Печоры.

Вторая по ценности рыба, тоже из семейства лососевых — нельма — в отличие от семги далеко в море не уходит, она держится в распресненной воде возле устьев рек. Это тоже крупная серебристая, с темной спиной и белым брюхом рыба. Длина ее достигает 1 м и более, а вес — 40 кг. Для нереста она тоже поднимается по рекам, заходя далеко вверх по течению. Вполне вероятно, что до строительства плотины Знаменитой нельма поднималась по Северной Двине, а потом по Сухоне в Кубенское озеро. Во всяком случае, существует пред положение, что кубенская нельма ведет свое происхождение от северодвинской, которая после строительства плотины на Сухоне не смогла скатиться в море и приспособилась к новым условиям. Кубенская нельма мельче обычной полупроходной нельмы. Морем для нее служит Кубенское озеро, а на нерест она поднимается по рекам Кубене и Ельме. Кроме Кубенского озера, нельма встречается еще только в одном внутрен нем водоеме Советского Союза — в озере Зайсан (Казахская ССР). Лов нельмы, так же как и семги, в Северном крае повсе местно запрещен.

Из лососевых рыб рыбакам и охотникам оставлен хариус. В отличие от своих именитых родственниц, семги и нельмы, эта быстрая рыбка невелика по размерам. Вес ее обычно не превышает 1,5 кг, однако на Печоре и ее притоках нередки хариусы по 2,0—2,5 кг.

Кажется, в реке просматривается на дне каждый камешек и рыбы нигде нет, но едва успеет обманка из петушиного пера коснуться воды, как следует быстрый рывок... И вот уже в траве бьется, распуская большой и радужный, словно крылья бабочки, спинной плавник, хариус.

Рыбы в реках Северного края, особенно в бассейне Печоры, еще много. Стоит бросить в воду оставшиеся от хлеба крошки, как она тут же вскипает юркими мальками. Есть среди них и будущая ценная рыба — полосатые, длинные тельца семужки от другой мелюзги отличишь сразу. На удочку для ухи на Печоре в любой день можно надергать окуньков, подлещиков, плотвы...

Чуть ли не 20 видов рыб водится во внутренних водах Северного края. В бассейне Печоры промысловое значение имеют 18 видов, в бассейне Вычегды —14, в Кубенском озере — 19. В 1982 г. общий промышленный улов рыбы в реке Онеге составил 11,1 т, в Мезени — 8,3 т, в Северной Двине— 146,9 т. В Кубенском озере ежегодно добывается 250—485 т рыбы, в озере Лача — до 144 т. Озеро Лача дает 37% улова озерной рыбы по Архангельской области. В водах Коми АССР суммарный улов рыбы в 1981 г. исчислялся в 524 т. Считается, что любителями-рыболовами там вылавливается ежегодно еще около 600 т, а в Архангельской области вылов только сиговых пород рыб местным населением оценивается в 50—80 т в год.

Давным-давно на заре цивилизации человечество перешло от охоты к скотоводству, а от сбора съедобных плодов и ко реньев — к земледелию. Теперь настала пора перехода от ры боловства к рыбоводству. Период охоты и собирательства на водной ниве закончился. В России основателем рыбоводства в естественных водоемах был В. П. Врасский. Около 130 лет тому назад, в 1856—1857 гг., им был выстроен в Новго родской губернии первый рыбоводный завод для разведения сигов и лососей. Ныне во всем мире рыбоводные заводы и нерестово-выростные хозяйства являются одним из непре менных звеньев в деле охраны и воспроизводства рыбных бо гатств, когда по каким-то причинам в водоемах изменяются естественные условия для размножения рыбы. На южном скло не Русской равнины изменение экологических условий вызвано зарегулированием речного стока, в Северном крае нересту полупроходных рыб мешает сплав леса. В целях охраны запасов семги заготовка древесины вдоль рек, где она нерестится, запрещена. Кроме того, для сохранения общих запасов рыбы сплавщиков обязали после окончания работ "убирать" за собой водоемы, очищая их от топляков. Рыбы в реках сразу же стало больше, а в Мадже, Пожеге и Угдыме, например, появился даже исчезнувший было сиг. Только в Коми АССР 90 рек объявлены заповедными. В течение всего года запрещен лов рыбы на притоках Вашки, на Щугоре, Кубене, Ельме.

Вот уже более 30 лет все организации, ведущие промысел рыбы, привлекаются к проведению различного рода мероприя тий, способствующих сохранению рыбных стад, — мелиорации нерестилищ, устройству искусственных гнезд. Ведутся работы в Северном крае и по зарыблению водоемов ценными и наиболее перспективными в местных условиях видами рыб. Однако в целом рыбное хозяйство на Севере все еще ориен тируется на рыболовство.

4. Водопотребление

Основными водопотребителями воды в Северном крае являются промышленность, теплоэнергетика и городское коммунальное хозяйство. В настоящее время здесь сформирова лось четыре крупных экономических центра по переработке древесины. Два из них (в Архангельске и в Соколе на Су хоне) возникли еще в XIX в., а два других (в Котла се и в Сыктывкаре) — всего лет 20 назад. Современный цел люлозно-бумажный комбинат производительностью в 200 тыс. т продукции в год потребляет около 100 млн. м 3 воды. Ведь для выработки 1 т целлюлозы необходимо 400—500 м 3 воды, 1 т бу маги — 200—250 м 3. Тепловая станция мощностью в 1 млн. кВт ежегодно расходует 1,2 — 1,6 км 3 воды.

Вода нужна для заводов и фабрик, для населения городов и поселков и для животноводческих ферм. Суммарная мощность коммунальных водопроводов предприятий и организаций только Архангельской области в 1980 г. составляла 450 тыс. м 3 воды в сутки, а водопроводов жилищно-коммунального хозяй ства— около 150 тыс. м 3 в сутки. Немало воды тратится на газо- и нефтепромыслах, там, где для поднятия наверх черного золота надо закачивать воду под землю. Хотя водные ресурсы Северного края так велики, что суммарный забор воды всеми потребителями в конце 70-х годов составлял менее 1 % от об щего речного стока, ряд городов и рабочих поселков, расположенных на берегах небольших рек, испытывает затруднения с водоснабжением. Последние годы резервы Тошненского водохранилища, которое снабжает водой город Вологду, например, используются полностью, а потребность города в воде продолжает расти. Чтобы обеспечить город водой, из Кубенского озера тянут к Вологде водовод, по которому будет подаваться 225 м 3 воды в сутки. Длина водовода составит около 30 км, трасса пройдет частично по руслу Пучкаса.

В суровые зимы нарушается бесперебойное водоснабжение города Воркуты. Река Воркута, иногда уже в ноябре местами промерзающая до дна, не может обеспечить зимой подачу воды городу. Протянутый от Усы водовод тоже не полностью раз решил проблему возникающего время от времени водного лимита. Дело в том, что расход воды в Усе в районе Вор куты зимой снижается иногда в 10 раз и более. Для того чтобы водоснабжение города Воркуты не зависело от времени года, в русле Усы в зоне забора воды пробурена артезианская скважина.

Среди городов, испытывающих затруднения с забором воды, можно назвать Ухту, Инту, Микунь.

Водопроводная сеть есть далеко не во всех городах и по селках Северного края. Из 12 городов Архангельской об ласти, например, водопровод есть только в Котласе, Сольвы чегодске, Онеге, Вельске, Нарьян-Маре и, конечно, в Архан гельске. Канализацией обеспечены Котлас, Сольвычегодск, Оне га, Вельск и Архангельск. В 1980 г. через коллекторы ком мунальных канализаций всех предприятий и организаций Архангельской области было пропущено около 110 млн. м 3 сточ ных вод, в том числе через очистные сооружения — около 70 млн. м 3. А через коллекторы жилищно-коммунального хозяйства — соответственно около 30 и 8 млн. м 3.

Все крупные целлюлозно-бумажные комплексы Северного края, конечно, тоже имеют очистные сооружения. Кроме того, большая часть предприятий этих комплексов работает по системе оборотного водоснабжения, потребляя свежую воду и ведя сброс стоков в значительно меньших, чем прежде, объемах. Однако современные методы очистки сточных вод все еще недостаточно совершенны, и для того чтобы вода вновь стала "живой", ее надо разбавить свежей водой по меньшей мере в 20—30 раз. Достигнуть этого не всегда бывает легко: ведь расход воды в некоторых реках, куда сбрасы ваются сточные воды, невелик, а в период летней и зимней межени снижается еще больше. Положение усугубляется тем, что способность воды к самоочищению при низких температурах падает. Большие северные реки пока что успешно справляются с самоочищением, но промышленное освоение Север ного края идет быстрыми темпами, и водопотребление все время растет.

Согласно принятым в 1970 г. "Основам водного законо дательства Союза ССР и союзных республик", все основные водохозяйственные мероприятия по обеспечению водой насе ления и народного хозяйства должны проводиться в рамках генеральных планов и региональных схем комплексного использования и охраны водных ресурсов, к составлению которых привлекаются специалисты самых различных ведомств. Ведь интересы разных водопотребителей и водопользователей зачастую не совпадают.

Вопросы использования и охраны водных ресурсов очень сложны. Правильно их решать можно только при учете всех гидрографических, гидрогеологических, гидрологических и других особенностей района и бассейна реки в целом. В Северном крае в этом отношении проявлена хорошая инициатива. В 1979 г. в Архангельске был образован межотраслевой Комитет по Северной Двине, в который вошли представители крупных промышленных предприятий и контролирующих организаций Архангельской и Вологодской областей, а также Коми АССР. Вероятно, стоило бы создать такой же комитет и по Печоре, учитывая, что Тимано-Печорский территориально-производственный комплекс будет развиваться и дальше.

В наше время рациональное использование и охрана водных ресурсов являются одной из наиболее актуальных глобальных проблем. Не случайно ООН объявила 1981—1990 гг. десятилетием питьевой воды и санитарии.

Приложение

Таблица 1

Основные сведения о реках

Река Куда впадает Длина, км Площадь водосбора, км 2 Средний расход воды в устье, м3
Онега Белое море 416 56900 505
Свидь оз. Лача 64 6850 61,5
Волошка р. Онега 260 7100 70,5
Моша То же 13 1 8450 68,2
Кубена оз. Кубенское 368 11000 100
Северная Двина Двинская губа, Белое море 744 357000 3490
Сухона р. Северная Двина 558 50300 463
Юг То же 574 35600 306
Луза р. Юг 574 18300 135
Вычегда р. Северная Двина 1130 121000 1160
Вишера р. Вычегда 247 8780 88,0
Сысола То же 487 17200
Вымь » 49 9 25600 266
Вага р. Северная Двина 575 44800
Устья р. Вага 477 17500
Емца р. Северная Двина 188 14 100
Пинега То же 779 42000 412
Кулой Белое море 235 19000 150
Мезень То же 9 6 6 78000 886
Вашка р. Мезень 605 21000
Пеза То же 3 6 3 15100 153
Печора Печорская губа, Баренцево море 1809 322000 4000
Илыч р. Печора 411 16000
Щугор То же 300 9660 250
Уса » 565 93600 1310
Косью р. Уса 259 14800
Колва То же 564 18100
Ижма р. Печора 531 31000 270
Цильма То же 374 21500
Сула » 353 10400
Ухта р. Ижма 199 4510 49,0

Таблица 2

Наибольшие амплитуды колебаний уровней воды в реках за многолетний период

Река Пункт Уровень воды над нулём поста, см Амплитуда, см
высший низший
уровень год уровень год
Онега Череповская 958 1966 97 1972 861
Порог 525 1957 -80 1950 605
Северная Двина Котлас 747 1974 -10 1940 757
Абрамково 911 1884 -51 1882 962
Усть-Пинега 1040 1929 -171 1885 1211
Сухона Рабаньга 623 1955 -21 1973 644
Каликино 1014 1953 31 1945 983
Великий Устюг 969 1953 -11 1882 980
Вологда Вологда 638 1903 -79 1920 717
Юг Гаврино 680 1955 13 1927 667
Вычегда Малая Кужба 747 1952 0 1938 747
Сыктывкар 654 1974 -83 1937 737
Сольвычегодск 809 1914 -42 1974 851
Сысола Первомайский 598 1974 102 1967 496
Максаковка 709 1974 47 1960 662
Вымь Весляна 1105 1964 109 1947 996
Вагша Шенкурск 651 1946 -64 1917 715
Пинега Кулогоры 735 1953 -42 1973 777
Мезень Малонисогорское 759 1943 101 1954 658
Дорогорское 787 1959 120 1947 667
Вашка Рещельская 553 1966 -1 1937 554
Печора Якша 834 1952 -42 1938 876
Усть-Уса 1320 1952 127 1960 1193
Усть-Цильма 1219 1952 -30 1936 1249
Ермица 1144 1946 -36 1941 1180
Уса Макариха 1189 1934 -17 1940 1206
Адзьва 1217 1972 30 1946 1187
Ижма Картайоль 993 1952 55 1947 938
Цыльма Трусово 1010 1966 52 1961 958
  Мичабичевник 698 1959 94 1946 604

Таблица 3

Колебания расхода воды а реках за многолетний период

Река Пункт Площадь водосбора, км2 Расход воды, м3
сред-ний наибольший наименьший
расход год расход год
Онега Череповская 29500 267 2570 1966 29,5 1945
Порог 55700 485 4930 1966 82,6 1956
Северная Двина Абрамково 220000 1980 19700 1881 65,0 1880
Усть-Пинега 346000 3330 36200 1953 289 1885
Сухона Рабаньга 15500 142 925 1881 3,70 1920
Каликино 49200 442 6520 1961 17,6 1950
Юг Гаврино 34800 288 4940 1974 25,5 1967
Вычегда Малая Кужба 26500 235 2720 1974 28,2 1932
Федяково 112000 991 11100 1974 192 1977
Вишера Лунь 7890 79 1550 1952 8,18 1960
Локчим Бояр-Керос 6040 52 684 1974 11,4 1976
Сысола Первомайский 11700 106 1250 1974 17,6 1967
Вымь Весляна 19100 198 3500 1964 24,0 1924
Яренга Тохта 4930 48,5 891 1976 4,4 1950
Вага Усть-Сюма 43900 369 5700 1957 53,7 1967
Пинега Кулогоры 36700 374 10000 1929 38,4 1961
Мезень Малонисогорское 56400 649 9530 1952 87,1 1938
Вашка Рещельская 19000 187 3170 1966 9,39 1932
Печора Якша 9620 152 2630 1952 17,3 1937
Усть-Цильма 248000 3380 39500 1952 190 1941
Илыч Шежимдикост 6870 148 2110 1966 19,0 1977
Щугор Мичабнчевник 9220 246 4940 1952 9,37 1939
Уса Адзьва 54700 942 15800 1972 28,3 1974
Макариха 66900 1100 21500 1934 43,9 1941
Адзьва Харута 8700 111 3870 1972 0,31 1969
Ижма Картайоль 22700 208 4050 1979 8,77 1968
Ухта Ухта 4290 46,3 957 1952 8,58 1961
Пижма Боровая 4890 46,7 1240 1966 5,72 1937
Цильма Трусово 20900 229 7170 1966 9,93 1940
Сула Коткина 9420 93,7 2800 1966 2,88 1969

Таблица 4

Средняя многолетняя величина стока в устьях рек

Река Куда впадает Площадь водосбора, км2 Расход воды, м3 Объём стока, км3
Онега Белое море 56900 505 15,9
Свидь оз. Лача 6850 61,5 1,9
Волошка р. Онега 7100 70,5 2,2
Моша То же 8450 68,2 2,1
Северная Двина Двинская губа, Белое море 357000 3490 110
Сукона р. Северная Двина 50300 463 14,6
Кубена оз. Кубенсжое 11000 100 3,2
Юг р. Северная Двина 35600 306 9,6
Луза р. Юг 18300 135 4,2
Вычегда р. Северная Двина 121000 1160 36,6
Вишера р. Вычегда 8780 88 2,8
Вымь То же 25600 266 8,4
Пинога р. Северная Двина 42000 412 13,0
Кулой Белее море 19000 150 4,7
Мезень То же 78000 886 27,9
Пеза р. Мезень 15100 153 4,8
Печора Печорская губа, Баренцево море 322000 4000 126
Щугор р. Печора 9660 250 7,9
Уса То же 93600 1310 41,3
Ижма То же 31000 270 8,5
Ухта р. Ижма 4510 49 1,5

Таблица 5

Основные сведения об озерах

Лача 334 12600 исток р. Онеги
Воже (Чардонское) 416 6260 исток р. Свидь
Вешозеро     исток р. Модлоны
Перешное 13,4 193 исток р. Перешны
Лекшмозеро 54,4 197 исток р. Лекшмы
Иименьгское 24,8 372 исток р. Нименьги
Кенозеро 68,6 5450 исток р. Кены
Ундогеро 44,7 709 исток р. Ундоши
Кожозеро 97,4 2560 исток р. Кожи
Шардозеро 32,2   78,9   В 25 км к востоку-юго-востоку от Кожозера
Вежмозеро (Вежсмское) 14,5 36,6 исток р. Вежемы
Мяндозеро 30,6 88,1 исток р. Мянды
Солозеро 19,5 286 проточное, р. Созла
Кудьмозеро 11,0 327 исток р. Кудьмы
Кубенское 407 14700 исток р. Сухоны
Синдорское 28,5 281 исток р. Вис
Ковозеро 15,9 80,4 исток р. Ковы
Слободское 12,2 184 исток р. Кехты
Келдозеро 21,4 147 соединено протокой с оз. Стрюково
Варт (Варта) 44,2 428 исток р. Варчушки
Бормат (Бормата) 14,0 96,5  
Поча 12,4 48,6 бессточное
Выжлецкое 11,8 36,6 исток р. Выжелец
Торовей 15,0 262  
Бол. Болванское 16,5 44,2  
Песчанко-То 122 452  
Голодная Губа 186 соединено протокой с р. Печорой

Сканирование и обработка книги - Александр Камков (Зеленоград).

В начало страницы | Главная страница | Карта сервера | Пишите нам



Комментарии и дополнения
Добавление комментария
Автор
E-mail (защищен от спам-ботов)
Комментарий
Введите символы, изображенные на рисунке:
 
1. Разрешается публиковать дополнения или комментарии, несущие собственную информацию. Комментарии должны продолжать публикацию или уточнять ее.
2. Не разрешается публикация бессмысленных сообщений ("Круто!", "Да вранье все это!" и пр.).
3. Не разрешаются оскобления и комментарии, унижающие достоинство автора материала.
Комментарии, не отвечающие требованиям, будут удаляться модератором.
4. Все комментарии проходят обязательную премодерацию. Комментарии публикуются только после одобрения их текста модератором.



  • Подарок начальнику
  • Портал индустрии подарков и сувениров. Информация о подписке и рекламе.
  • luxpodarki.ru


© Скиталец, 2001-2011.
Главный редактор: Илья Слепцов.
Программирование: Вячеслав Кокорин.
Реклама на сервере
Спонсорам

Rambler's Top100