Логин
Пароль

Регистрация

Главная > Книги Новости туризма на сервере Скиталец - новости в формате RSS

Его унесло в океан

Журнал "Катера и яхты", № 16

Сканирование и обработка: Виктор Евлюхин, Наталья Шмариович (Москва)

Его унесло в океан

Ночь. Вы идете под мотором на надувной лодке вдоль берега океана. Вдруг мотор начинает чихать и кашлять, затем останавливается совсем. С берега дует сильный ветер. Когда вы после многочисленных попыток завести мотор обнаруживаете, что кончился бензин, лодку уже отнесло метров на триста от берега и быстро сносит все дальше и дальше. А плаваете вы неважно. Что делать?

Именно в таком положении очутился 25-летний американец Филипп Клегг мартовской ночью 1967 г. У него не было ни пресной воды, ни пищи, ни ножа, ни весел, ни укрытия. Все, что имелось в его распоряжении, - это надувная лодка, которая, как он знал, немного текла, дощатый пайол, бесполезный 20-сильный мотор, пустой бензобак и 30 метров крепкого троса. Когда же начался день, положение стало еще хуже. Клегг совсем недавно оказался здесь, в тропиках (действие происходило в районе Антильских островов) и не успел привыкнуть к жаре и загореть, а теперь оказался под палящими лучами солнца ничем не защищенный - на нем были только шорты. И все-таки из четырехдневной схватки со стихией человек вышел победителем. Каким же образом?

Исследовательское судно "Кроуфорд", на котором ученые занимались изучением местных пассатов, встало на якорь на рейде Ораньестада на острове Аруба (нидерландская колония). Около 18.00 радист "Кроуфорда" Клегг отчалил от борта судна на старенькой 3,6-метровой надувной лодке "Зодиак", намереваясь посетить стоявшую неподалеку яхту. Клегг был еще новичком на море и не знал, какие коварные шутки может оно проделать с человеком. Именно поэтому он не взял с собой весел и спасательного жилета. В конце концов, ему предстояло пройти всего четверть мили, а "Зодиак" как раз и предназначался для таких рейсов.

Когда на "Кроуфорде" хватились своего радиста, над морем нависла непроглядная южная ночь. Начались поиски, которые не прекращались четверо суток. Что же делал Филипп Клегг?

Когда Клегг обнаружил, что лодку быстро относит от берега, а на судах его не видят - уже стемнело - и не слышат, он влез в воду и попробовал толкать лодку обратно: напрасная затея при 30-узловом встречном ветре! Возможно, он еще смог бы доплыть до берега, если бы бросил лодку сразу же, как только увидел, что бак пуст. Но мысль о выговоре или даже штрафе за потерянные лодку и мотор удержала его от этого шага - единственного шанса на самостоятельное спасение. А когда он это понял, было поздно.

Поначалу Клегг не очень волновался: судя по огням, он находился недалеко от вынесенной в море башни метеостанции и был уверен, что достаточно лишь уменьшить дрейф лодки, чтобы утром находиться еще в пределах видимости с башни. Клегг устроил плавучий якорь - наполнил водой 20-литровый топливный бак и опустил его на тросе. Затем он лег на дно и стал ждать утра. Лодку сильно качало, но Клегг не был подвержен морской болезни и преспокойно заснул. Пробуждение же было не из приятных: перед самым рассветом лодка перевернулась. Когда ошеломленный Клегг вынырнул на поверхность, "Зодиак" уже отнесло от него на добрых двадцать метров. С большим трудом он добрался до лодки и попытался поставить ее на киль с помощью фалиня. Убедившись в бесполезности этих попыток, он вскарабкался на днище и привязался к мотору. Клегг еще мог видеть освещенные окна отеля-небоскреба на берегу, огни маяка и метеобашни и по-прежнему считал, что оснований для особого беспокойства нет: как только рассветет, его сразу обнаружат.

Весь следующий день - это было воскресенье - Клегг напряженно всматривался в берег, ожидая помощи. Быстро поднявшееся солнце немилосердно жгло голую спину. Радист разорвал трусы и прикрыл ими плечи. Вот уже берег исчез из виду, а помощь все не приходила. На ночь Клегг снова привязал себя к днищу, чтобы не свалиться в воду во время сна. К счастью, за ночь лодка не "выпрямилась", - вряд ли он сумел бы быстро прийти в себя и отвязать трос.

В понедельник около полудня над Клеггом пролетел самолет, причем пилот вел машину низко над водой, явно что-то высматривая. Клегг схватил единственный имеющийся в его распоряжении блестящий предмет - завинчивающуюся крышку от бака - и стал подавать им сигналы, пуская "зайчики". Клегг выходил из себя, недоумевая, как это пилот столь низко летящего самолета не замечает его, - сам он отчетливо видел блестящее стекло крышки кабины. Самолет улетел. Тут Клегг впервые серьезно забеспокоился, представив себе, что его могут обнаружить нескоро...

Размышления о мрачных перспективах усилили стремление выжить во что бы то ни стало. Прежде всего, он решил сделать более надежный отражатель и принялся соскребать крышкой краску с днища бака - утомительная работа, занявшая целые сутки. Затем Клегг смастерил какое-то подобие руля из треугольной решетки пайола в носу. Чтобы достать эту решетку, пришлось нырять под лодку. Отломав одну из досочек, он начал грести ею в надежде достичь Кюрасао, однако весло было слишком несовершенным. К тому же, он не умел ориентироваться по солнцу и расчеты его, как выяснилось позднее, были ошибочными: остров Кюрасао находился на слишком большом расстоянии, а главное - до него надо было идти против ветра. Зато всего в 12 милях по ветру находилось побережье Венесуэлы, которого он наверняка вскоре достиг бы, если бы повернул свой импровизированный руль всего на 10°.

Сожженные солнцем ноги горели. Клегг распустил кусок троса на пряди и обмотал ими ноги до колен. Из карманов шорт сделал наколенники; их все время приходилось смачивать водой, так как вспухшие до волдырей колени болели больше всего. Из чеки мотора смастерил крючок, насадил его на трос и спустил за борт. Рыбы вокруг было много, особенно по ночам и на рассвете, но без наживки поймать ничего не удалось,

В понедельник вечером мимо прошло судно. Ему показалось, что это был "Кроуфорд". Еще несколько раз где-то невдалеке пролетали самолеты.

Его искали. Кроме "Кроуфорда", поиски вели четыре самолета, но найти крошечную, окрашенную в серый цвет лодчонку в открытом море очень трудно, особенно при постоянном сильном волнении. Более неудачную окраску для лодки трудно было придумать (как показали позднейшие испытания, серый "Зодиак" в четырех случаях из пяти не удавалось обнаружить с "Кроуфорда" при удалении уже на полмили!). Все наблюдатели и пилоты жаловались, что через два-три часа напряженного всматривания сверху в море они начинали... видеть множество лодок. Отражающееся от воды солнце слепило глаза и не давало возможности равномерно прочесывать взглядом поверхность. В среду днем участники поиска собрались на совещание. Где сейчас может находиться Клегг, да и жив ли он? Прозвучало даже предложение, правда, тут же отвергнутое, прекратить поиски, так как надежды на спасение оставалось мало.

Но изнемогающий от жары, жажды и голода человек на плоту думал иначе. Клегг уже понимал, что поиски могут затянуться, но не собирался сдаваться. Разобрав мотор, он вооружился валом и начал охоту на дельфинов, в течение целого дня сопровождавших "Зодиак". Он облюбовал самого маленького, немногим более полуметра, который отличался замедленными, неуверенными движениями. Несколько раз тот подплывал близко, но сразу же уходил под лодку. Вот он на мгновение замер у правого борта, - сильный удар валом, и Клегг втаскивает драгоценную добычу на едва не перевернувшуюся лодку. Оказалось, маленький дельфин совсем недавно побывал в зубах у акулы - на это указывали рваные раны на спине и поврежденный плавник. Мысленно поблагодарив невольную помощницу, изголодавшийся радист набросился на сырое мясо. Еще во вторник Клегг сделал серьезную ошибку: томимый жаждой, напился морской воды. Теперь, прикончив дельфина, он запил его опять-таки морской водой. Через пару часов самочувствие резко ухудшилось, жажда стала совершенно невыносимой. Клегг признается, что именно в среду вечером, глядя в быстро чернеющее небо, он вдруг ощутил приступ такого отчаяния, что началась истерика.

А тут еще появились акулы. Они, то принимались описывать широкие круги вокруг лодки, как обычно перед нападением, то уходили в глубину, чтобы вынырнуть метрах в двадцати с другого борта. Лежа на днище перевернутой лодки, обезумевший от ужаса человек слышал в темноте зловещие всплески. Плавники хищников вспарывали воду, как ему казалось, совсем рядом. В эту ночь Клегг не сомкнул глаз. Понимая, что шансов на спасение остается все меньше, он нацарапал на баке последнее послание своей сестре.

Забрезжил рассвет, а вместе с ним и новая надежда. Клегг тщательно осмотрел корпус "Зодиака" и убедился, что акулы не задели лодку. В одном месте он обнаружил отошедшую заплату, но тут же облегченно вздохнул: заплата закрывала не дыру, а сильно потертый участок. Таких потертых мест было много и, очевидно, вода хотя и очень медленно, но поступала внутрь поплавков, "Зодиак" заметно осел, теперь через него перекатывались даже небольшие волны. Клегг, вновь преисполненный волей к жизни, приготовился к самому худшему варианту: на случай, если лодка начнет тонуть, он начал связывать плотик из досок настила.

К полудню лодка поравнялась с качающимся на волнах деревянным ящиком, но поймать его обессиленный Клегг не смог. Затем рядом появились обрывки бумаги, пробки и какой-то мусор. Клегг воспрянул духом, решив, что земля совсем близко. Он сказал себе, что увидит берег не позже 17.30, до полного наступления темноты. Трос, которым он был привязан к мотору, ослаб и Клегг стал перевязывать его. Когда же он поднял голову, то замер от неожиданности - прямо на него шло судно!

Придя в себя, Клегг вскочил, схватил бак и принялся размахивать им, то и дело падая и вновь поднимаясь. Вахтенный небольшого танкера ВМС США "Лоурентиа" заметил лодку прямо по носу.

Повезло Клеггу невероятно. Во-первых, "Лоурентиа" оказалась у берегов Венесуэлы совершенно случайно (обычно она ходила между портами Мексиканского залива). Во-вторых, она повернула в сторону Клегга тоже случайно. Можно сказать, что Клегг обязан жизнью неопознанному большому танкеру, который шел прямо навстречу "Лоурентии" и заставил ее повернуть на целых 85°, чтобы избежать столкновения в надвигающейся темноте.

Спустили трап. Клегг без посторонней помощи влез на палубу "Лоурентии", и тут силы оставили его, Моряки бережно уложили Клегга на койку и привели в чувство. Сначала он выпил четыре стакана воды, затем, в течение пяти часов, которые он пробыл на борту корабля, девять чашек молока, а в промежутках грыз лед. Клегг выпил бы больше, если бы не категорическое запрещение врача. В час ночи его сняло с "Лоурентии" лоцманское судно и доставило в Ораньестад, где, несмотря на поздний час, на набережную высыпала большая толпа встречающих, в том числе весь экипаж "Кроуфорда". Машина скорой помощи примчала Клегга в госпиталь, где он первым делом опять принялся за молоко и соки. Сильное обезвоживание организма под тропическим солнцем и то, что он пил морскую воду, вызвали заболевание почек, и Клегга два дня держали на жидкой диете, Кроме того, он очень страдал от ожогов, покрывавших почти все тело. Когда через десять дней ему разрешили покинуть госпиталь, собравшимся у ворот показалось, что к ним вышел добросовестно татуированный вождь индейского племени: лицо и руки Клегга отливали всеми цветами радуги, кожа висела клочьями.

Клегга нашли всего в 50 милях от Ораньестада. Почему же все усилия спасателей оказались напрасными? Клегга чуть не погубила... излишняя сообразительность. Зная местные течения и ветры, спасатели каждый день высчитывали наиболее вероятное местонахождение лодки. Но Клегг сразу же сделал плавучий якорь, который существенно изменил скорость и направление дрейфа, в результате чего "Зодиак" все время дрейфовал не там, где его искали. Но, пожалуй, основной причиной неудачи спасателей была крайне неразумная окраска лодки. Будь она оранжевой, пилот пролетавшего над Клеггом в понедельник самолета наверняка обнаружил бы его.

Одиссея Клегга лишний раз подтвердила выводы Международной организации по охране здоровья (WHO) о вреде морской воды для организма человека. После плавания Алена Бомбара через Атлантику, в течение которого он регулярно пил морскую воду, эта организация образовала специальную комиссию для выяснения воздействия морской воды на человека. Комиссия, состоявшая из авторитетных врачей разных стран, представила доклад, заключительная часть которого выглядела так: "Исследования показали, что даже небольшое количество морской воды в большинстве случаев весьма неблагоприятно влияет на самочувствие, в то время как регулярный прием этой воды приводит к серьезным психическим заболеваниям и нарушает обмен веществ в организме". Морская вода в конечном итоге усиливает ощущение жажды. Наша кровь содержит около 1 % соли, а морская вода в открытом океане -- 3,5%. Почки не справляются с поступлением большого количества соли и в результате наступает заражение организма, Поэтому многие специалисты, оспаривая выводы Бомбара, по-прежнему рекомендуют: никогда не пейте морскую воду, не мешайте ее с пресной, желая растянуть запас. Факты говорят, что человек может провести без воды до шести дней (некоторые оставались живыми даже после десяти).

В заключение напомним о том, с чего начались все беды радиста с "Кроуфорда". Ведь если бы Клегг был настоящим моряком, он непременно проверил бы наличие на лодке спасательного оборудования и весел, наполнил бы бак бензином.

Даже отправляясь в получасовую прогулку вдоль берега, помните, что вы выходите в море!

Добавлено: 15.12.2010 г.

В начало страницы | Главная страница | Пишите нам
АвторыАвтостопВелотуризмВодный туризмГорный туризмЗаконыИнтернет-магазинКартыКнигиКонкурсыКонный туризмЛыжный туризмМедицинаМероприятияНовостиО сервереОбучениеПарусный туризмПешеходный туризмПитаниеПоиск попутчиковПутешествияРазмещение материаловРегионы походовРеклама на сервереРынок снаряженияСкиталец.FAQСпелеологияСпонсорамСсылкиСтатьи о снаряженииТворчествоТерминыТест-лабораторияФИДОФорумыФотогалерея